Текущее время: октябрь-ноябрь 2017 г.
организационные новости:
30.11 - С Днем Рождения, Пульсовцы! Читайте наши новости, их много в теме Глас Администрации
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
27.10 - Как установить "плюсик" в нашей колонке новостей Глас Администрации
02.10 - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
>
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Люди возвращаются на Землю, жизнь постепенно начинает входить в прежнее русло. Становление политической, экономической и финансовой ситуации по всему миру.

31.08 - Возвращение людей из "Города на Краю Вечности".

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" Сам Алексей от всего этого был не в восторге. Он старался быть максимально далеко от всех этих героев и их делишек. К счастью, в правительстве делали большой упор на внутренних делах где его помощь была неоценима. Потому Шостакова и не возвращали в «большую игру» или, не дай боже, не делали своих собственных Мстителей. Да, развал «Щ.И.Т.» и все связанные с этим события заставили Алексея разбираться с некоторыми последствиями, но он всё же удерживался в стороне от всей этой геровщины чему был очень рад. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [12.04.2017]: [The fire inside]


[12.04.2017]: [The fire inside]

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

https://68.media.tumblr.com/9533d99beec1b1ebb04ca47a2894b5b0/tumblr_nsctti5Ysc1unzuogo2_500.gif


Дата, время: 12.04.17 вечер   Место: лаборатория базы Мстителей
Участники:
Тони Старк, Брюс Беннер

Описание событий:
Два гения и вирус Экстремиса

Отредактировано Tony Stark (2018-11-28 10:27:27)

0

2

Аномалия пространства, зафиксированная Виженом в момент исчезновения Ванды, и последующее обнаружение нескольких таких же, микросекундных, но все же аномалий в местах, где рассыпались в прах люди, были даже не соломинкой, а только тенью ее, настолько малой, что и хвататься не стоило бы. Но других вариантов не было. Разум отказывался воспринимать тот факт, что ровно половина населения Земли погибла, что миллионы потеряли тех, кто был им дорог. Поэтому ученые из числа Мстителей и занимались исследованием аномалий помимо того, что помогали людям и устраняли последствия Щелчка.
Старк думал о том, что нужно или двадцать пять часов в сутки (а лучше все тридцать), или вообще отказаться от сна, на который тоже тратится драгоценное время. Да и сердце, из которого извлекли шрапнель, здоровее не стало. И порой подводило, заставляя сворачиваться в клубок от боли и пить таблетки чуть ли не горстями. Железный человек загонял себя в погоне за призрачной надеждой, может быть из чистого упрямства отказываясь признавать поражение.
Озарение пришло среди смутных кошмарных сновидений, когда Тони попросту вырубился за столом. Ему опять приснилось, как Пеппер падает в огонь, разожженный Мандарином. Вскинувшись, гений с силой потер слипающиеся глаза и ухватился за мелькнувшую мысль. Вирус. Вирус Экстремиса, который они были вынуждены изучать, чтобы найти лекарство для Вирджинии. Который не может добавить времени в длину суток, но может избавить от необходимости спать. И дать носителю еще разных плюшек.
На самом деле мысли об Экстремисе появлялись и раньше. Просто раньше Мстители не оказывались в такой глубокой заднице. А сейчас, как показалось Тони, это было бы идеальным решением по крайней мере одной проблемы. Оставалось только уговорить Брюса помочь, при всей своей тяге к экспериментам Старк опасался заниматься этим в одиночку и без присмотра. А Беннер отличный кандидат в помощники - он в теме, Халк прикроет его в случае большого "ба-баха", если что-то пойдет не так. Смущало предположение, что друг может и не согласиться, да еще и привести кучу аргументов "против". Но Старк собирался рискнуть.

- Эй, алё! - подкравшись к Беннеру, стоящему перед монитором, радостно гаркнул ему на ухо Тони. - Помнишь, мы как-то работали над свойствами Экстремиса? Пришло время кое-что проверить.

+1

3

С корабля на бал. В прямом смысле. С космического корабля  прямо на пир во время чумы. Вряд ли Брюс мог выбрать наименее подходящее время для возвращения на родную планету. Или, наоборот, наиболее подходящее? По идее ему по-прежнему следовало избегать стрессов, но, с другой стороны, он уже не боялся внезапной потери контроля. И к тому же здесь и сейчас Брюс был действительно по-настоящему нужен. И снова, как несколько лет назад, как физик, а не как грубая сила.
Изучать аномалию пространства оказалось действительно интересно. В любое другое время Брюс был бы счастлив изучить столь уникальное явление от и до, но сейчас перед всеми ними стояла другая задача. Вернуть тех, кого они потеряли из-за Щелчка. Брюсу повезло – никто из его близких не пострадал. Бетти, Рик, Дженнифер, даже несостоявшийся тесть – все они остались живы. А вот другим повезло меньше. Баки, Ванда, Паркер… Брюс не знал никого из них лично, так, пересекался пару раз, но зато видел, что творилось с теми, кому они были дороги. На Рождерсе лица не было, а Тони… Тони целенаправленно убивал себя отсутствием сна и полноценного питания, литрами кофе и таблетками. Сначала Брюс еще пытался его образумить, даже угрожал вколоть снотворное, но потом махнул рукой. Тони был неисправим. И единственное, что оставалось Брюсу, это тайно менять сорт кофе на менее убойный и укрывать друга пледом, если тот отрубался на рабочем месте.
Самому Беннеру сон был практически не нужен. Один из плюсов, которые он получил, начав общаться с Халком относительно нормально, состоял в пониженной утомляемости. Поэтому из лаборатории Брюс практически не вылезал. Да его, собственно, никто и не пытался вытащить. Работал он в паре со Старком, из помощников его более чем устраивала Пятница. Ей, конечно, до Джарвиса было еще далековато, да и чувством юмора прежнего ИскИна она не обладала, зато была программой крайне исполнительной и ненавязчивой. Самое то, что нужно.
- Пятница, смоделируй раскрытие аномалии.
Брюс ввел в таблицу последние полученные данные, снял очки и потер глаза. Вот что его до сих пор подводило, так это зрение. Несколько часов работы за компьютером, и перед глазами начинали летать черные мушки.
- И еще…
- Эй, алё!
Брюс вздрогнул и чуть было не выронил планшет. Привычке Тони подкрадываться сзади и орать прямо в ухо он уже не удивлялся, но каждый раз все равно дергался.
- Помнишь, мы как-то работали над свойствами Экстремиса? Пришло время кое-что проверить.
- Нет. Иди спать.
Экстремис точно никак не мог помочь в решении проблемы с аномалией. Единственное, что он мог сделать, это изменить человеческое тело. Тело Брюса менять было бесполезно, другие на жизнь жаловались, так что вариант оставался один.
- Ты не будешь закачивать в себя Экстремис. – Брюс ткнул Тони пальцем в грудь. – Хватит с тебя экспериментов над собой, Тони. Они могут очень плохо закончиться.
«Уж мне ли не знать».

0

4

Брюс коротко и уверенно послал его... спать. От неожиданности Старк завис с открытым ртом, но быстро опомнился и решил обидеться.
- Ну, мамочка, можно я еще пять минут?
Тони ожидал совсем другой реакции. Хотя бы легкой заинтересованности от друга-ученого, а он вместо этого вдруг решил заделаться клоном Пеппер. Или Кэпа. Неизвестно, что хуже. Конечно, не избалованный чужим вниманием и заботой, Старк ценил то, что Беннер старался следить за его режимом и питанием. Но какое "спать", когда кругом такое происходит?! Так ведь можно что-то интересное пропустить. Если не считать того, что данные сами себя не проанализируют и аномалия не принесет все о себе в развернутом докладе.
- С чего ты решил, что я собираюсь закачивать его в себя? - не очень убедительно возмутился Железный человек.
Все же стоило принимать во внимание, что Брюс умный парень, и чтобы он сделал то, что требуется, нужен действительно веский повод. А еще он после создания Вижена стал гораздо меньше вестись на идеи гения, что не могло не огорчать.
- А могут очень хорошо закончиться.
Это же эксперимент. Результат невозможно спрогнозировать с точностью до ста процентов. Тем и интересно. Какой смысл делать то, что заранее известно? Тони понимал опасения Брюса, который был ходячим напоминанием о том, что наука - дело опасное. Но сам Старк не собирался же превращаться в зеленого монстра. А попытки поджарить или взорвать все окружающее можно контролировать. Справляется же Беннер с Халком, почему Тони не сможет так же научиться?
- Брюс, пожалуйста, - ненавязчиво забирая из рук друга планшет, протянул гений. - Хотя бы выслушай мои доводы, а после решай. Только ты можешь мне помочь.
Железный человек благоразумно не стал уточнять, что если Беннер откажется, то он все равно сделает по-своему, только тогда риск будет гораздо выше. Но, наверное, Брюс это и так понимает. Они не первый год знали друг друга и работали вместе.
О, эти научные и околонаучные беседы, от которых у далеких от науки окружающих вяли уши и сворачивались в трубочку после первой же минуты. Пусть Брюс был больше по живому, а Тони по техническому, это не мешало им упоенно о чем-нибудь спорить или создавать.

+1

5

- Ну, мамочка, можно я еще пять минут?
- Пятница, скажи мистеру Старку, что ему нельзя еще пять минут.
- Мистер Старк, вам нельзя еще пять минут.
- Слышал, мамочка сказала, что нельзя.
Брюс окинул Тони очередным скептическим взглядом и сокрушенно покачал головой. Актер из Старка всегда был так себе, к тому же Брюс благодаря Халку и его ненормальному для человека чутью и вовсе легко распознавал ложь. У Тони не было ни малейшего шанса.
- А в кого, если не в тебя? Не в меня же.
Воевать за планшет Брюс не стал, все равно Пятница выводила данные на главный экран. Весьма занимательные, кстати, результаты получались, но обдумать их Брюс не имел никакой возможности. Небритое и очень несчастное лицо друга отвлекали слишком сильно. А вот если бы Брюс был таким, как раньше, его бы это нисколько бы не волновало. Подвинул бы в сторону и занимался своими делами. Но, увы, времена, когда Беннеру было абсолютно класть на окружающих, давным-давно прошли. 
- Хорошо. Я выслушаю. Но только для того, чтобы потом привести свои доводы против. И ты тоже меня выслушаешь, а не как обычно... Тони, да сядь ты уже! Нервируешь.
Брюс действительно нервничал, даже в двойном размере. Халк ничего из этой короткой беседы не понял, но беспокойство доминирующей личности уловил. Как и то, кто служил объектом этих эмоций. Большой зеленый искренне считал Старка своим другом - маленьким, хрупким и непрочным, но зато делающим клевые железные игрушки, другом. И поэтому тоже начал волноваться. Брюс глубоко вдохнул, мысленно сосчитал до пяти и выдохнул - самый простой и действенный способ согнать зелень с радужной оболочки и не допустить... ухудшения ситуации.
- И начни с причины, по которой ты вообще вспомнил про Экстремис. И не ври, Тони. Давай уж откровенно - твои самоубийственные идеи могут навредить не только тебе. Поэтому трижды подумай, прежде чем начать.
То ли Тони проигнорировал просьбу подумать, то ли очень быстро думал, но уже через пару секунд на Брюса обрушилась словесная лавина. Видимо, "гениальная" идея осенила Старка внезапно, иначе бы он ограничился скупыми выкладками и данными, как всегда делал - Брюсу не требовалось объяснять очевидного.  А сейчас...
"Точно озарило".
Брюс в очередной раз проследил взглядом за Тони - тот всегда ходил с места на место, когда был на эмоциях, - и сокрушенно вздохнул. Но так как обещал, все же дослушал.
Вопросов о Брюса было много. Но первым он задал тот, который беспокоил на данный момент больше всего.
- Тони, скажи пожалуйста, ты скучаешь по реактору? Ты устал быть...Нормальным? Обычным? Если это будет навсегда? Посмотри на меня, Тони! Постоянный контроль - это не жизнь. Стоит ли это того?

+1

6

- Спелись, - немедленно разворчался Тони. - Перепрограммирую и лишу сладкого!
Предательница-Пятница, ну кого угодно любит, кроме своего создателя. Старк вроде бы такого в нее не вкладывал. Надо бы ограничить возможности самообучения, а то этот ИскИн больно много стал себе позволять. Как и некий ученый, который внезапно возомнил себя кем-то вроде родителя. Но спасибо, после Говарда у Тони один рефлекс на воспитание - сделать все наоборот.
- Ну да, тебе-то зачем?
Представив себе Халка с Экстремисом, Железный человек так ужаснулся, что чуть не выронил планшет Брюса. Это ж такое оружие супер-массового поражения планетарного масштаба... Тем более, что Халк хоть и стал поспокойнее, управлять им все равно невозможно. Вобьет себе что-то в голову, и не выбьешь, еще бесполезнее, чем Дубину перевоспитывать.
- Злой ты, - Старк и сам нервничал, от того не получалось у них никак начать конструктивный диалог вместо взаимных препирательств.
У Тони было слишком много энергии, чтобы в минуты волнения он мог усидеть на месте. Он предпочитал ходить, жестикулировать, сыпать словами, не успевая за потоком мыслей. Но когда Брюс просит таким тоном, проще сесть и не доводить. Недовольно засопев, Железный человек присел на край стола, прямо на какие-то свои чертежи. Ну и ладно, брюки чистые, ничего этим бумажкам не будет.
- Просто разговаривал с Пеппер и вспомнил, какие возможности дает Экстремис. Если забыть про побочные эффекты. Она жаловалась на усталость. А когда была под вирусом, могла не спать неделю и почти не есть. И я подумал, вот мне бы так. Представь, если исключить сон, то сколько всего можно успеть.
Очень часто Старк именно это и пытался сделать, удлинить сутки за счет отсутствия сна. Но организм рано или поздно начинал возмущаться от такого обращения, если раньше не находилось смельчака, который вытаскивал бы заработавшегося механика из мастерской и не гнал в кровать.
- А еще это ж какая регенерация получается! И абсолютная память, и скорость мышления!
Все же не усидев на месте, Тони опять вскочил и заходил по лаборатории. Но, услышав вопрос Беннера, резко остановился и развернулся к нему всем корпусом.
- А когда я был обычным, Брюс? Когда? Я уже и не помню, каково это. Вместо реактора стоят металлические пластины. Чем это лучше, а? Контроль это все, что у меня есть. Постоянный контроль за всем. И я тебе уже уйму раз говорил, что с Халком лучше договориться, а не подавлять его, как делал ты. Это сейчас вы каким-то чудом стали друг друга понимать.
Запнувшись, Старк уставился на Беннера виновато.
- Прости, я не то говорю... - извинился и хватит. - Мне нужен Экстремис в крови. Жизненно необходим.

Отредактировано Tony Stark (2018-10-19 12:09:17)

+1

7

- Уточни, кого перепрограммируешь, а кого сладкого лишишь. И не забывай, я постоянно злой, так что напоминать мне об этом не стоит. Особенно в ситуациях, которые заставляют меня нервничать. А то убеждать придется не меня, а его.
Чем сильнее Беннер нервничал, тем спокойнее он становился. Сейчас Брюс был очень, очень спокойным, что по идее должно было насторожить Старка. Но Тони был слишком увлечен. Очередная идея фикс. Как с Вижном. И если с Вижном все по итогу получилось отлично, то вот предшествующие события… Тони об этом на первый взгляд, кажется, уже забыл.
Под конец пламенной речи друга пальцы Брюса снова окрасились зеленым. Беннер сунул руки в карманы халата и сокрушенно покачал головой. Ну вот что такое, а? Такая длительная «ремиссия» после Сакаара, и Тони меньше чем за пять минут разрушает наметившуюся было стабильность.
- Я понимаю твои мотивы, Тони. Ты потерял друзей. И Питера… Я тоже хочу их вернуть. Я их не знаю, они не мои друзья, но вернуть их хочу. Но ты подумай, а что потом? Хочешь быть живой бомбой? Которой не нужен сон и почти не нужна еда, у которой отличная память… И которая в любой момент может убить тех, кого так хочет спасти? Старк, ты не понимаешь. Реактор защищал тебя. А Экстремис… Это даже не Халк. С ним невозможно договориться.
Брюс устало ссутулился, уперся взглядом в пол. Он действительно считал, что Тони совершает ошибку. Беннер искренне радовался за Старка, когда тот смог избавиться от осколков и реактора. Да и сам Старк вроде как был доволен. Это была нормальная жизнь. Тони не нужно было больше следить за тем, что реактор работает, можно было не опасаться того, что кто-то вынет сердечник. Или  того, что что-то еще случится.
- Тони… Не лезь в мои дела с Халком. Ты ничего о нас не знаешь.
Тони читал досье. Кажется, даже расширенную версию, украденную из архивов Росса. Но там нет ни слова о том, что творилось в голове Беннера. Все, даже Старк, уверены в том, что Халк появился во время взрыва гамма-бомбы. Там ни слова нет о шизофрении, только о птср, детских психических травмах и прочих, так сказать, мелочах. Конечно, старку шизофрения и раздвоение личности не грозят, но Экстремис… Крышу снести может запросто.
Брюс снова посмотрел Тони в глаза, пытаясь увидеть там хоть какую-то надежду на воскрешение благоразумия. Но нет. Старк не спрашивает совета. Он все решил, действительно решил. И Беннер отлично знает, что Старк своего добьется, с ним или без него. И лучше уж с ним. Брюс в отличие от Тони разбирается в биологии и медицине, и может предусмотреть то, о существовании чего Старк даже не догадывается. Помощь Брюса значительно увеличит шансы Тони на успех, и…
- Я тебя ненавижу. Давай сюда свои данные. И иди спать. Мне нужно время, чтобы все изучить. А тебе нужно быть выспавшимся и адекватным, чтобы я взял необходимые анализы и провел обследования. В любом случае, чтобы все получилось, ты должен быть здоров. И полон сил. Хочешь моей помощи – беспрекословно выполняй все, что я скажу. Или клянусь, Тони, я позову зеленого, и слушать будешь уже его.

0

8

- Конечно, ее лишу сладкого, а тебя перепрограммирую. Всегда мечтал попробовать когнитивную рекалибровку по методу Романовой.
Останавливаться вовремя Тони не умел. И учиться не хотел. К сожалению для Брюса и Халка, именно так выражалось доверие Старка к ним. Он был уверен, что ничего ему не сделают, не опасался, подпуская совсем близко, они же друзья, верно? Были и остаются. Даже с зеленым чуваком, который не раз спасал его задницу.
Видимо, Беннер на самом деле нервничает, гений успел заметить зелень на пальцах, когда ученый прятал руки в карманы. Но тема, которую они подняли, слишком серьезная, чтобы отступать сейчас.
- Защищал? - с коротким горьким смешком Тони покачал головой.
О да, электромагнит защищал его сердце. А палладий, на котором он работал, также верно убивал, отравляя кровь. И если бы не наследие Говарда, не было бы уже давно никакого Железного человека. Но, конечно, Брюс ведь об этом не знает, тогда они еще не были знакомы, только слышали друг о друге да читали научные статьи.
- Ты ничего о нас не знаешь.
На это гений только раздраженно закатил глаза, всем своим видом спрашивая "а кто в этом виноват?". Разговоры о Халке и о его появлении были практически табу, а в бумагах очень легко упустить какие-то детали.
- Я тебя ненавижу...
Тони понял, что победил, и расплылся в широченной довольной улыбке. Прижал руки к груди.
- Я тебя обожаю, говорил уже, нет? Не надо зеленого, Пятница сейчас скинет тебе результаты предыдущих анализов, а я пойду и в самом деле посплю.
У такой покладистости была веская причина. Старку нужно было убраться из лаборатории до того, как Беннер увидит результаты. Поэтому, не переставая улыбаться, пока ИИ скидывала на планшет Брюса данные, Железный человек попятился к двери и выскочил за порог, облегченно выдохнув. Он действительно пошел спать, справедливо рассудив, что по возвращении ему и так достанется, пусть лучше будет хотя бы выспавшимся.
Пятница сбросила результаты анализов и кардиограммы Старка, взятые в начале прошлого года, в начале этого, сразу после Щелчка и утренние этого дня. Ухудшение было налицо. Сердце Тони практически отказывалось работать, клапаны были настолько изношены, что грозили вот-вот отказать. После тяжело давшейся ему "битвы" в Сибири здоровье резко ухудшилось. И все последующие события дело отнюдь не поправляли. Следующий скачок вниз был сразу после Щелчка, но и тогда Старк не взялся за ум, разве что стал пить больше таблеток и витаминов, но это была лишь отсрочка.

Вернулся Тони часа через два, немного посвежевшим и все еще довольным жизнью. На Брюса смотрел с опаской и с чуть виноватой улыбкой.

+1

9

- Ты уже вроде пробовал. После этого тебе пришлось чинить Халкбастер и выкупать очередной квартал. Скоро у меня возникнет ощущение, что ты используешь меня для того, чтобы скупать землю и недвижимость без особого на то логического обоснования.
Шутки у Брюса все же получались какие-то специфические. Впрочем, чувством юмора природа Беннера слегка обделила. Но раньше вроде никто не жаловался. Кроме разве что Тони, на которого периодически нападало ничем не объяснимое желание адаптировать Брюса к продуктивному взаимодействию с социумом. Но вроде как в итоге от этой безумной идеи Старк отказался окончательно, признав ее полную несостоятельность.
Согласился поспать Тони как-то подозрительно быстро. Но Брюс решил, что Старк так поспешно сбежал, чтобы Брюс не успел передумать и точно просмотрел бы в итоге результаты. А оказалось… Нет, Брюс второй раз в жизни испытал дикое желание прибить кого-нибудь. Кого-нибудь определенного. Тони мог бы гордиться – до него такие сильные чувства у Беннера вызывал только его отец. Теперь вот…
- Пятница, мне нужна вся медицинская информация, которая у тебя есть на Тони Старка. Показатели костюма в том числе. Выведи на экраны.
Вообще-то это было неправильно с точки зрения приоритетов. Обсчет последних данных, касающихся Щелчка, был практически завершен, но вместо этого Брюс полностью переключился на проблемы Старка. Совесть укоризненно качала головой, а эгоизм упорно твердил, что Тони важнее. Людей в Городе было жалко, но среди них у Брюса не было никого дорогого и важного. А Тони…

…Брюс с ногами залез на больничную койку. В его руках без движения лежит его лучший и единственный друг. Джимми смотрит. Смотрит не мигая, и такое ощущение, что куда-то мимо. Брюс гладит его по голове, покрытой корочками заживших язв и тем, что осталось от шикарной курчавой шевелюры. Джимми очень легкий, килограмм сорок, не больше. Скелет, обтянутый посеревшей темной кожей, холодной и липкой на ощупь.  Ввалившиеся глаза, светло-карие, выцветшие, словно выгоревшие на солнце, потрескавшиеся губы… Сегодня у Джимми отказали почки, неделю назад – печень. Он подключен к ИВЛ, аппарату гемодиализа, пяти капельницам и куче других приборов, которые делают то, что его органы делать не в состоянии. За этими трубками и проводами Джимми практически не видно.
У Джимми Уилсона последняя стадия СПИДа, и он умирает. Брюс не успел найти лекарство. Брюс понимает, что уже ничего не сделает, потому что счет идет на минуты. Джимми его уже не слышит, а он продолжает говорить. Лишь бы не слышать  приборов. Но он все равно слышит, как пищит кардиомонитор, показавший прямую линию. У Брюса дрожат руки. Ему хочется плакать, но у него не получается. Он разучился. Плакать разучился, а чувствовать – еще нет.

Воспоминание промелькнуло перед глазами, и Брюс в очередной раз выронил многострадальный планшет. У Тони все было очень плохо. Брюс прекрасно понимал, о чем свидетельствовали те цифры, которые мелькали на экранах. У Старка просто не было ни времени, ни вариантов.  Пересадка сердца? Не в его случае. Иммунитет подавлен. Тканевая регенерация почти отсутствует, компенсаторная система отрубилась. Выхода оставалось в общем-то два. Либо Экстремис, либо кровь Халка.
И смешно, и грустно. Но больше грустно. Брюс еще раз просмотрел данные и пришел к еще более неутешительному выводу – выход оставался один. Его кровь Тони не выдержит. Чтобы восстановить сердце, потребуется около сотни миллилитров – свыше порога трансформации. И оная наступит раньше, чем сработает регенерация. И Тони умрет от разрыва сердца. Значит, Экстремис.
… К тому моменту, как Старк «проспался» и вернулся, Брюс уже успокоился. И ответил на виноватый взгляд Тони разве что разочарованием. Нет, действительно, Старк же называл его своим другом! И молчал.
- Я помогу тебе при одном условии, Тони. Ты будешь беспрекословно подчиняться моим указаниям. Без попыток искать лазейки и обходные пути. Поэтому для начала… Восьмичасовой сон ежедневно, никакого кофе, строгая диета, никакой физической нагрузки. Сейчас твое тело не выдержит Экстремис. Надо довести показатели хотя бы до нижней границы. Ясно?

+2

10

- Недвижимость всегда в цене, - проворчал гений, до глубины души обиженный таким предположением. Мало того, что не оценили и игрушку сломали, так еще и обвиняют в шкурном интересе.

Пятница, как и просил доктор Беннер, вывалила на него массу информации, начиная от самого раннего времени. С момента возвращения Старка из плена. Тогда еще это был Джарвис, он следил за состоянием создателя, часто даже и без ведома Тони. Ведь реактор и сам по себе опасен, и Железный человек способен напрочь забыть о своем здоровье. И отравление палладием там тоже было. И данные об обморожении и переломах, о замене части металлических пластин в груди после возвращения из Сибири. И о резком ухудшении после Щелчка, когда пришлось взвалить на свои плечи слишком много...

Беннер встретил его не запущенным в голову планшетом, и даже не ревом Халка. Хотя, уж лучше это был бы зеленый милашка. Разочарованные взгляды вызывали у Старка нервный тик, насмотрелся еще в детстве и юности достаточно, спасибо, больше не хочется. Но Тони прекрасно понимал, что сам виноват в сложившейся ситуации.
- Брюс, - Тони подошел совсем близко к другу и положил руки ему на плечи, глядя серьезно прямо в глаза. - Я не скрывал от тебя. Правда. Ты же знаешь меня. Ну, начало болеть. Ну, стало болеть сильнее. Подумаешь. Вот с делами разберусь и проверю, что там... Это Пятница забила тревогу.
Так всегда было. Железный человек, погрузившись в работу, забывал обо всем. О еде, о сне, о своем больном сердце. И всех вокруг приучил не вспоминать о том, что он всего лишь человек, а железного в нем - только броня.
Может быть, будь тогда с ними в аэропорту Брюс, все пошло бы иначе. Но Старк, пожалуй, не хочет знать, чью сторону выбрал бы Беннер. Ученый достаточно пострадал от действий Совета Безопасности в целом и генерала Росса в частности.
Убрав руки от Брюса и отвернувшись, Тони покачал головой и обхватил себя за плечи.
- Нет, друг мой. Мы оба понимаем, что твои условия невыполнимы. Я не могу настолько выпасть из обоймы. Наши исследования, дела Щ.И.Т.а, дела СтаркИндастриз, координация действий правительства. Не считая моих личных проектов. Придется рискнуть.
Все или ничего. В сложившихся условиях восьмичасовой сон это что-то из области фантастики. Как и отсутствие физических нагрузок. Старк просто не мог остаться в стороне на долгий срок. А что именно на долгий, было ясно. Слишком он себя запустил.

+1

11

- А я ведь просил, Тони. Тогда, когда ты загорелся идеей найти и изучить скипетр Локи. Что ты мало спишь, что ты плохо выглядишь. Что надо хотя бы иногда отдыхать. Тревогу забил еще Джарвис. Ты знаешь, что он мне тебя сдал? Но тогда все было не так плохо. Я думал, что мы закончим, и я заставлю тебя лечиться. Но…
Но Халк решил иначе. А у Брюса не хватило сил ему сопротивляться. Пожалуй, за что себя Беннер простить пока что так и не смог, так это за то, что его не было рядом с другом тогда, когда он был нужен. Раскол в команде, этот чертов акт, трагедия в Зоковии, устранение последствий атак Альторна… Тони остался с этим всем один на один. Конечно, рядом с ним были те, кто его поддерживал. Но раньше Старк выговаривался только Брюсу. Мог нести всякий бред, мог поднимать серьезные вопросы. Брюс мог уснуть в процессе этих бесед, мог злиться, но это не отменяло того факта, что Тони становилось хоть чуточку легче. А иногда Брюс брал на себя часть дел Тони, и тот мог хоть немного отдохнуть. Ну или заняться личной жизнью.
- Тони… Это все выполнимо. Ладно, не восемь часов сна. Хотя бы пять. Хотя бы четыре дня ты соблюдаешь режим.  Это не так долго. Ты что, не помнишь, чем я занимался параллельно гамма-бомбе? Сывороткой суперсолдата. – Брюс едва заметно улыбнулся. – Получить ее не удалось. Но зато я прекрасно помню формулы удачных побочных препаратов. Я их синтезирую, ты будешь принимать. Работать тоже будешь, но в разумных пределах.
Тони опять упирался лбом в ворота. Это его «все или ничего» слишком часто играло против самого Старка, превращая его жизнь в какой-то абсолютно неразумный фанатичный альтруизм.
- Тони… - Брюс утешать не умел. Поддерживать тоже. В голове имелись в наличии нужные алгоритмы, но как их реализовать, Беннер не имел четкого понятия. Брюс неловко обнял Старка со спины – чувствовал он себя при этом каком-то идиотом. Но ведь друг всегда обнимает своего друга, когда последнему плохо? Вроде бы да. – Четыре дня. Не такая большая цена за жизнь, не находишь?  Лучше выпасть из обоймы на четыре дня, чем на четыре десятка лет. А с твоими проектами я тебе помогу. Будешь оставлять инструкции. Мне теперь сон вообще не обязателен.
Брюс убрал руки, тут же сунул им в карманы и отошел на шаг назад. И добавил уже тише.
-Тони, ты мой… ты наш с Халком единственный друг. Мы не можем тебя потерять. 
Подобные признания всегда давались Брюсу нелегко, особенно с учетом обстоятельств. Джимми погиб, потому что Брюс не нашел лекарства. Брюс любил Бетти – она чуть не погибла. Ушла к другому мужчине. Брюс любил Рика как своего младшего брата, а тот из-за него стал А-Бомбой. Дженни, его милая сестра Дженни, была похищена тоже из-за него. И из-за него же стала Ши-Халк. А теперь Тони… Брюс словно попал в какой-то замкнутый круг, в котором он из раза в раз превращал своих близких в живое оружие.
Утешало только то, что все эти люди хотели жить. Пусть даже так.
- Если ты согласен, я готов начать прямо сейчас. А ты сядь на диван и изучай полученные результаты.

+1

12

Старк тяжело вздохнул и закатил глаза. Ну почему никто не понимает? Хотя, казалось бы, именно Брюс должен был его в этом понимать. Что значит быть увлеченным какой-то идеей, которая не дает спать и думать о чем-то другом, пока не получит воплощения. Что значит бежать в работу от личных проблем и переживаний.
- Не ты один просил. Действительно, так плохо не было. А потом то самое "но" случилось.
Что конкретно случилось тогда, они так и не обсудили до конце. Тони знал, что Халк решил за обоих, что потом пропадал на неведомой планете Сакаар и попал оттуда с Тором в Асгард. Брюс знал, что Железный человек серьезно поцапался с Капитаном Америкой, но не знал подробностей. Да гений и не собирался никому рассказывать, из-за чего тогда вспыхнула драка. Это останется между ними тремя. Ни к чему кому-то еще узнавать правду о гибели Говарда и Марии Старк.
Возможно, будь тогда с ними Беннер в аэропорту, все прошло бы иначе. Но толку-то теперь гадать?
Покосившись на друга, Тони неуверенно улыбнулся. То, что предлагал Беннер сейчас, определенно было лучше того, что он предлагал раньше. И нет, Тони не пытался манипулировать Брюсом. На самом деле он рассчитывал не на поиск компромисса, а на жесткий отказ.
- Конечно, я помню. Сыворотка Эрскина многим покоя не давала и до сих пор не дает.
Правда, на счастье, мало кому удается хотя бы приблизиться к результату. У русских получились неплохие Зимний Солдат и Красногвардеец. Кстати, о Леше. Надо бы связаться с ним, узнать, как дела в далекой России.
Поддерживающие объятия это то, что нужно. Старк бы и под пытками не признался, но он был очень тактильным человеком с теми, кого пустил в свой ближний круг. Как многие другие люди, недополучившие в детстве родительской любви, он подсознательно искал замену в не несущих никакого сексуального подтекста дружеских обнимашках, похлопываниях по плечу и порче чужих причесок путем взъерошивания волос.
- Брюс, ладно, твоя взяла, - проворчал гений, когда Беннер его отпустил. - Четыре дня это приемлемый вариант.
Удивленно вскинув бровь на неловкое признание Брюса, Тони уставился на друга недоверчиво. Раньше он не задумывался вообще об отношениях внутри команды. Железный человек-то дружил и с Брюсом, и с Клинтом, и со Стивом, и даже с Тором и Наташей. С каждым он был близок в какой-то определенной стороне жизни. И ценил Беннера за его ум и выдержку. Да он столько лет мечтал с ним познакомиться, выискивая его статьи и зачитываясь ими. А свел их, как это ни странно, старый пират Фьюри, решивший создать инициативу "Мстители".
- Эй, я вам не носок, чтобы меня терять. Ясно? - Старк тепло улыбнулся. - От меня так просто не избавиться. Конечно, я согласен.
Плюхнувшись на диван, пока Беннер не передумал, Тони закинул ногу на ногу. Штамм Экстремиса у них был практически готов еще со времени лечения Пеппер. Но в нем не хватало прежде всего механизма сдерживания вируса. Железному человеку вовсе не улыбалось попасть под контроль.

+1

13

- Брюс, ладно, твоя взяла. Четыре дня это приемлемый вариант.
- Вот и отлично. Но даже не думай о том, чтобы пытаться меня обмануть. Пятница будет следить. Да, Пятница?
- Конечно, мистер Беннер.
- Вот и отлично. Я временно прописал в ее программу приоритет заботы о твоем здоровье. Так что не бесись. И не советую менять программу. А то обижусь.
Обижаться Брюс умел очень качественно. На долгое-долгое время. Правда, никому из Мстителей еще не посчастливилось попасть в немилость Беннера. Только разве что Наташе. Но сам Брюс относился к ней как раньше, а вот Халк смертельно обиделся и общаться с Вдовой отказывался категорически.
- Итак, сейчас я запущу синтез нужных тебе препаратов и займусь проверкой штамма Экстремиса. Дай мне полный доступ. А сам сиди и работай. – Брюс сверился с часами и коротко добавил. – Через два часа обед. И ты на кардиодиете. Будет не очень вкусно.
…проблемы возникли, что было ожидаемо. Сначала провалился синтез препаратов – Брюс  честно тестировал их на себе, уговорив Халка сразу не вмешиваться. И пару раз схватил не самые приятные побочные эффекты. Пришлось включать в схему дополнительный этап очистки, а потом подбирать дозу. Вроде бы всего семь часов лишней работы, но для Тони это оказалось трагедией. Как и диета. Как и то, что Пятница постоянно контролировала его состояние, чуть что вызывая Брюса. Брюс контролировал Тони еще жестче, и они только чудом умудрились не поссориться. Чуду немало способствовали значительно улучшившиеся показатели сердечной деятельности Старка - в сроки они укладывались. Да и с Экстремисом дела вроде как шли неплохо – Брюсу удалось добавить механизм сдерживания, но теперь следовало стабилизировать сам штамм. Тони пытался помогать, но Беннер обычно выгонял его заниматься Таносом и Городом. Обращался к Тони Брюс только тогда, когда надо было прояснить детали, и Старк каждый раз радовался, как ребенок. И вряд ли дело было только в беспокойстве за собственную жизнь. Чем дальше, чем больше Брюсу казалось, что Тони попросту очень хотел быть нужным. Будто бы он не мог быть нужным просто так.
- Завтра начнем. – Брюс просмотрел последние данные после теста Экстремиса. – Штамм стабилен. Твои показатели – даже лучше, чем я ожидал. И, - Брюс потер переносицу и вздохнул. – Ты точно не хочешь сказать об этом всем команде и Пеппер? Тайны до добра не доводят.
Брюс считал, что сказать стоит. Хотя бы потому, что несмотря на все предосторожности результат мог быть совершенно не предсказуемым. Эвакуацию Старк предпочел не проводить во избежание лишних вопросов, а Брюс как всегда предпочитал перестраховываться. Даже несмотря на то, что Халк мог бы поглотить энергию взрыва.
…кажется, эту ночь без сна провели они оба. Брюс уже по привычке, Тони, судя по всему, из-за нервов. Впрочем, на анализах это не сказалось. Лабораторию Брюс подготовил заранее. Причем не ту, в которой работал Старк, а ту, где он сам обычно ставил эксперименты над самим собой. В ней хотя бы стены были укреплены стальными и свинцовыми пластинами. И имелась в наличии койка с ремнями и капельницей.
- Тони, последний шанс передумать.

+1

14

- Ну вот за что мне все это? - печально поинтересовался Старк, ни к кому конкретно не обращаясь.
Пятница, зараза электронная, всегда была не на стороне создателя при его друзьях. Конечно, всерьез Тони никогда бы не собрался полностью переписать ее коды, потому что ИскИн это убьет, и в результате получится что-то новое. Но мечтать об этом в порыве злости никто не запрещал.
Ну, и к заботе Брюса гений относился двояко. С одной стороны, его безумно раздражали попытки контроля и тыкание носом в то, что Старк не может позаботиться о себе сам. С другой, все-таки забота была приятна, ведь это означало, что Железный человек не безразличен Беннеру. Что о нем можно заботиться просто так, Тони долго привыкал, но, к счастью, сначала Роуди и Пеппер, а потом и остальным получилось его переубедить. И только поэтому Старк терпел чужую заботу, хотя мог бы с легкостью наплевать на нее и на чувства окружающих.

Было тяжело. Сколько бы Тони не напоминал себе, ради чего старается, стоило увидеть эту невкусную пищу или услышать сигнал Пятницы, означающий, что пора откладывать дела и идти спать, как настроение стремительно ухудшалось. И очень хотелось на все плюнуть и вернутся к привычному ритму жизни. Но Старк хорошо понимал, что в этом случае помощи Беннера не дождется больше никогда. И вживление Экстремиса пройдет далеко не так гладко, как могло бы. И так наверняка будут проблемы, не нужно еще усугублять...
Когда четвертый день подошел к концу, Железный человек был вне себя от счастья. Помимо всего прочего, его убивало ожидание. Получится, не получится? Как все пройдет? И что выйдет в итоге?
- Брюс, нет. Ребятам я расскажу, если все получится. Ты же понимаешь, мне не нужны тут кудахтающие надо мной, волнующиеся и крайне возмущенные моим сумасбродством друзья? - Тони хорошо относился к Наташе, Клинту и Стиву. Но отлично представлял, что они скажут про его затею. - А Пеппер... я очень надеюсь, что она никогда не узнает об этом. Мы не так плотно общаемся, как раньше. Да и любое упоминание Экстремиса вызывает моментальную истерику.
Если все пройдет так, как нужно, внешне будет мало что заметно. Только если Старк начнет терять над собой контроль. А Вирджиния после потери ребенка до сих пор не пришла в себя. И их разрыв только ухудшил отношение Пеппер ко всяким вирусам и супергеройской работе Тони. Эта не та правда, которая нужна.
С любопытством оглядев лабораторию, гений нервно сглотнул, увидев фиксирующие ремни. Если что здесь и могло вызвать у него паническую атаку, так это они. Помотав головой, Старк сжал зубы и сел на койку.
- Не дождешься. Пообещай только, что не будешь меня привязывать.
К ограничению свободы путем связывания Железный человек относился крайне негативно, после всех тех похищений, что ему пришлось пережить, никаких приятных ассоциаций у него не было.
Закинув ноги, Тони вытянулся на койке, глядя в потолок. Подставил руку, чуть поморщившись, когда толстая игла вошла в кожу и нашла вену. Раствор начал капать, переливаясь голубым, и вену сразу же начало жечь изнутри. Чем больше штамма вируса оказывалось внутри, тем больнее становилось, и тем сложнее было терпеть. Вдруг вспомнились все обиды и накопившаяся злость, не на Брюса, на всех и вся. Старк выгнулся на койке, вскрикнув, царапая пальцами кожу вокруг иглы. От вены медленно расползалось свечение по капиллярам.

+1

15

- Тони, а что будет, если не получится? Или получится не так? Как я буду смотреть им всем в глаза? А Пеппер? Ты что, не понимаешь, что любая ошибка может стоить твоей жизни, а я… уже достаточно навредил тем, кого хотел спасти.
Брюс прекрасно понимал, что сейчас не время для душещипательных бесед. Но у него дрожали руки. У него дико дрожали руки. Игла капельницы выписывала в воздухе причудливые вензеля, а Брюс все никак не мог обрести утерянное спокойствие. Все эти четыре дня он убеждал себя, что действует правильно. Пытается спасти друга, пытается помочь, потому что лучше с ним, чем без него. Но сейчас, стоило увидеть только Тони на больничной койке, как уверенность стремительно улетела в трубу. Халк тоже волновался, смотрел на Старка глазами Брюса (зелеными, разумеется), и паниковал. Паника Халка – хуже, чем злость. Злостью можно управлять, ее можно направлять, а паника разрушительна. От трансформации Брюса спасало только то, что Халк понимал, кто именно из них двоих в данный момент нужнее их общему другу.
- Не дождешься. Пообещай только, что не будешь меня привязывать.
- Обещать не могу, но надеюсь.
Брюс не сразу решился ввести иглу. Перетянул руку, нащупал вену – и снова дрогнули пальцы. И еще раз. Только на третий Беннер все же смог поставить бабочку. Зафиксировал пластырем, снял жгут… И начал подавать раствор. Если бы Брюс верил в бога, он бы, наверное, молился. Но он не верил.
Изменения начались сразу. Брюс, планировавший было снимать показания, целиком положился на технику и переключил все свое внимание на Тони. Он смотрел имеющиеся у Старка записи по Экстремису и знал, чего ожидать. Но одно дело – видео. И совсем другое дело, когда на койке корежит твоего собственного друга.
- Тони! Тони, тише. Успокойся. Смотри на меня. Оставайся со мной.
Брюс перехватил руки Старка, сжал запястья и с силой прижал к койке.  Экстремис распространялся по кровеносной системе быстрее, чем ожидал Брюс, и это напрягало. С одной стороны, все должно было быстрее закончиться. С другой, боль будет сильнее. И злость тоже. Но если с первым Беннер ничем Тони помочь не мог, то со вторым мог хотя бы попытаться.
- Я знаю, это больно. Но не больнее, чем то, что ты уже пережил.  – Не узнать гримасу злости на лице Старка Брюс не мог. Слишком часто видел подобное в зеркале. – Ты злишься. Сильно. Так злись. Ты имеешь право злиться, Тони. Злость – важная эмоция, ее нельзя подавлять.
Нужно было говорить короткими фразами. Понятными простыми словами. Теми, которые Тони сейчас сможет не только услышать, но и осознать.
- Но не позволяй злости быть сильнее тебя. Злость – твоя часть. Твоя. Часть. Часть не должна быть сильнее целого. Управляй ей, Тони. Управляй так, как управляешь костюмом.
Брюс все еще не отпускал рук Старка. Нельзя было позволить ему вытащить иглу. А жаль. Брюс бы и сам с удовольствием ее выдернул. Особенно сильным это желание стало в тот момент, когда голубое свечение коснулось глаз Тони. Голубые глаза ему не шли совершенно.
- Дыши. Медленно. На «раз, два». Вдох. Выдох. Ты контролируешь себя. Свое тело. Свои мысли.
Руки обжигало – Тони горел, и, увы, не в переносном смысле. Приходилось терпеть, благо, ожоги Беннеру все равно не грозили.
- Ты сильный, Тони. Ты справишься.

+1

16

- Ты завязывай с этими пессимистичными настроениями. Я один отвечал бы за всё в случае неудачи. Но ее у нас не случится. Кроме того, наши друзья и Пеппс знают меня не первый день.
И знают, что значит попасть под каток, именуемый Старковским "хочу и буду". Поэтому Брюсу все только посочувствуют, сетуя на то, что Железный человек законченный эгоист даже в этом.
На случай каких-либо непредвиденных обстоятельств Тони записал уже видео-обращение, в котором просил не ругаться слишком сильно и не приносить на кладбище белые лилии. В общем, вполне в своем духе. Запись хранилась не на сервере Пятницы, а на флешке, которую берег Дубина. Этот робот, хоть и был первым и потому совсем недоработанным детищем, умел хранить секреты создателя, как никто другой.
Зеленые глаза Беннера были сигналом того, насколько сильно нервничают ученый и Халк. Старку было очень стыдно перед другом, точнее друзьями, и если бы мог, он бы обошелся без них. Вот только в таком случае исход был бы едва ли прогнозируемым. Тони хотелось подбодрить Брюса, но он и сам волновался, на одной силе воли останавливая порыв все отменить.
Старк почти ничего не соображал от волн жара, накатывающих изнутри. Его буквально разрывало от злости, от желания немедленно что-то разрушить, а то и убить. Агрессия не была побочным эффектом, разгоняя все ресурсы организма, вирус воздействовал и на мозг, угнетая лобные доли, отвечающие за рациональное мышление, при этом в разы увеличивая выработку норадреналина. Под влиянием Экстремиса просто невозможно было адекватно оценить свое состояние, но для этого у Тони был Брюс.
Тихий голос, на котором поначалу нелегко было сосредоточиться, постепенно начал действовать. Это же Беннер, старый друг, который всегда его понимал. Брюс плохого не посоветует... Старк судорожно вздохнул. В самом деле, не может он позволить какому-то жалкому вирусу взять над собой верх.
- Брюс... - Голос совсем хриплый. Взгляд голубых глаз сосредоточился на ученом. Тони облизнул сухие губы. - Брюс... неправда...
Он хотел сказать, что никакой он не сильный. Что ему очень больно, что не справится. Но тут вдруг в мозг хлынул поток других ощущений. Обрывки радиопередач, какая-то музыка, пощелкивание Дубины, которого не пустили в лабораторию, и коды Пятницы, которая пыталась его успокоить.
- Я их слышу, Брюс! - Железный человек вцепился в запястья Беннера и тут же отдернул руки, увидев как краснее кожа Брюса. - Нет! Отойди! Не трогай меня!

+2

17

- Брюс… Брюс… неправда.
- Правда. Ты не сдался тогда, в плену у террористов, когда сделал свой первый костюм. Не сдался тогда, когда остался вообще без костюма, без денег, без своих гаджетов. Ты не сдался тогда, когда на Нью-Йорк запустили ядерную ракету. А Вижн? Именно ты настоял на его создании, тем самым остановив Альтрона и подарив нам всем нового друга. И при всем при этом ты просто человек, Тони. Не бессмертный, как я. Без модификаций, как Роджерс. Без божественных сил, как Тор. Тони, ты один из самых сильных людей, которых я встречал. И ты не можешь сдаться какому-то вирусу.
Процесс шел дальше. Перестройка затронула органы чувств, и Тони на несколько секунд замер, к чему-то прислушиваясь. Слух. Значит, первым стал слух. Брюс , правда, думал, что сначала изменения затронули вкус, но это по понятной причине прошло незаметным. Теперь вот слух. Дальше – зрение.
- Тише, Тони!
Тони слишком активно двигал руками, и это могло сдвинуть с места иглу. Ремней он не признавал, так что других вариантов не было. Брюс снова перехватил руки Старка, мягко, но сильно сжимая запястья.
- Даже если ты захочешь меня сжечь, у тебя не получится. Ты же знаешь. И это, - Брюс кинул взгляд на свои руки, покрывающиеся ожоговыми пузырями, тут же, впрочем, исчезающими и появляющимися снова, - Щекотка по сравнению с трансформацией.
Почему-то в такие напряженные моменты Брюс не мог держать язык за зубами. Причем только в разговорах с Тони. Сначала те откровения в лаборатории в день их знакомства. Потом беседа после победы над читаури, когда Брюс признался Старку, как отвратительно жить в трущобах, и как хочется банальных радостей жизни. Чистой кровати, душа с фильтрованной водой, а не мутной жижей из ближайшей реки или дождевых бочек. Вкусного кофе, еды без килограмма специй. Самой простой центрифуги, сделанной не из подручных материалов.
И вот теперь это. Брюс никогда не признавался в том, что трансформация – это очень больно. На тренировках она проходила добровольно и быстро, и тело менялось за считанные секунды. Обратная проходила дольше, но все списывали это на нежелание Халка уходить. Показания в процессе никто не снимал, но… Наверное, Тони догадывался. Не мог не догадываться, потому что такая перестройка не могла проходить без массированных разрывов мышц, переломов костей, растяжения связок и прочих… неприятностей.
- Еще немного, Тони. Минут пятнадцать. Половина уже позади. Потерпи еще немного.
Тони надо было отвлечь от боли, одновременно заставив сосредоточиться на контроле над новыми способностями.
- Ты сказал, что слышишь. Расскажи мне о том, что ты слышишь.
Температура тела Старка тем временем повышалась. Брюс отпустил одну руку Тони и положил ладонь ему на голову, взъерошивая волосы. Это получилось как-то рефлекторно. Так всегда делала мама Брюса, после того, как отец избивал его в очередной раз. И вроде бы Брюсу сразу становилось не так больно.  Это было то немногое хорошее, что он помнил из детства.
-Давай. Медленно вдохни… Выдохни… Закрой глаза. Прислушайся к своему телу. Оно меняется. Почувствуй эти изменения. Прими их. Они теперь – часть тебя. Они слушаются тебя. Они – рабочий инструмент. Что ты слышишь, Тони? Ты слышишь, как бьется твое сердце? Я вот слышу. Твой пульс сейчас намного быстрее, чем раньше. Но сердце бьется ровно, без сбоев. Это хорошо, Тони. Сосредоточься на хорошем.

+1

18

То, что говорил Брюс... Оно было неправильным. Оно не могло быть про него. Только не про Энтони Эдварда Старка, всеобще известного эгоиста и циника, который просто не заслуживал хорошего к себе отношения. Тот же Беннер был сильным, попробуй-ка постоянно, каждую минуту сдерживать в себе разрушительную силу. А теперь он говорит, что Тони сильнее.
- Почему? Почему мы видим ценность других, но отвергаем свою?
Это вырывается помимо воли, Старк плохо соображает сейчас, когда перед болью падают все его защитные барьеры, все напускное, что было тщательно возведено и поставлено в абсолют, чтобы больше никто никогда не подобрался близко к больному сердцу, беззащитному перед чужим предательством. Но перед Брюсом можно, они с первой личной встречи удивительно хорошо понимали друг друга. И дело было не столько в уровне интеллекта. Они были похожи гораздо больше, чем могло показаться на первый взгляд.
- Знаю! - Тони кричит зло, дергает руками, чтобы освободиться, но куда ему до начавшей проявляться силы Халка. Затихает ненадолго, внимательно глядя на ученого. Цвет глаз не остается чисто голубым, он меняется обратно до карего и снова возвращается. - Больно. - Это мало походит на вопрос. Старк констатирует факт. Трансформация это больно. Он не хотел об этом думать раньше. Когда им нужен был Халк, никто не считался с тем, что потом придется пережить Брюсу. Такова цена. И от этого стыдно. - Мне жаль, что мы...
Его снова скручивает приступом, Тони задыхается, кусая губы, чтобы не кричать, бьется в руках Беннера и снова внезапно затихает.
- Пятницу слышу и Дубину. И телефонный разговор где-то на базе. И музыку по радио, - приходится говорить шепотом, но даже так в голосе слышны восторг и растерянность. - А еще, смотри... - Ближайший к ним монитор мигнул и отключился. - Это я его...
Пока неясно было, побочный это эффект или результат мутировавшего Экстремиса, но управлять техникой на расстоянии Железный человек уже мог. Молодец, предварительно обесточил все костюмы, а то вызвал бы сейчас весь Легион прямо сюда, ведь ему все еще очень больно.
- Сердце? Да, бьется, - сосредоточиться на чем-то трудно. Старк хмурится, но честно пытается. Это же Брюс, он не хочет расстраивать Брюса. Дышать становится легче, поврежденные легкие наконец-то нормально разворачиваются, перестает давить в груди из-за пластин, но начинает что-то мешать. Чешется и жжет в районе бывшего реактора. Будто снова там что-то появляется.
- Брюс! Футболку! Подними футболку!
Тони плохо видно, но на груди, там где раньше был ровный круг голубого света, теперь шестиугольник, который тоже светится голубым, разгораясь все ярче и ярче.
- Ох, черт! - Старка опять накрывает, он откидывается назад и хрипит. Что-то меняется во всем теле разом.

Отредактировано Tony Stark (2018-11-20 10:55:52)

+1

19

- Почему? Почему мы видим ценность других, но отвергаем свою?
- Потому что проще верить в других, чем в себя. Потому что к себе сложно относиться объективно. Потому что постоянно сравниваешь себя с окружающими. Очень много "потому что", Тони. Для этого и нужны друзья - распотрошить этот ворох "потому что" и ценить в нас то, что мы в себе не видим.
У Брюса все очень сложно с дружбой. Он не умел правильно дружить и не знал, что это такое. Но, видимо, умел неплохо говорить то, что думает. И делал что-то еще правильное, из-за чего Тони назвал его другом. В своих отношениях Брюс опирался на то, что говорил и ощущал Халк, потому что он и есть эмоциональная сфера. Он и есть чувства, и если Халк назвал кого-то "другом", значит, так оно и есть. Брюсу же оставалось делать все, чтобы не испортить отношения.
С Тони это легко. Он не пытался лезть Брюсу в душу, не выводил на откровенные разговоры, не играл в психоаналитика. И Брюс раскрывался сам - медленно и неохотно, но поддавался известному старковскому обаянию. И начинал присматриваться к Тони более пристально, замечая то, что другие за улыбкой в тридцать два и нарочито вызывающим поведением не видели.
Они оба очень одиноки. И оба все пытаются и пытаются успокоить совесть, расчлененную прошлыми грехами.
- Мне жаль, что мы...
Тони дернулся, Брюс тихо чертыхнулся. Если он продолжит так удерживать Старка, то у того на руках точно останутся синяки. Хорошо еще, что приступы становятся реже.
- Все в порядке, Тони. Если бы я не хотел, я бы не делал. Не думай об этом сейчас.
Экстремис уже начал действовать, и теперь Брюс наблюдал за Тони гораздо более внимательно. Пока что все шло так, как было прогнозировано. Первой изменилась нервная система, обострились органы чувств. Дальше должно было быть проще. Болезненнее, но проще для организма.
- Не спеши. Попробуешь новые способности потом… Пятница, показания на экраны.
В койку были встроены самые примитивные датчики и портативный сканер. Температурные, правда, вышли из строя, а вот кардиомонитор пока что работал. И… Все было отлично. Практически идеально. Брюс облегченно выдохнул. Но, к несчастью, период затишья длился недолго.
- Брюс! Футболку! Подними футболку!
- Сейчас. Подожди.
Брюс потянул футболку вверх, недоуменно уставился на изменивший форму реактор. Видимо, Экстремис проник и в арк-реактор. Синтез получился… Главное, что получился – жизненные показатели Тони несмотря на очередной приступ оставались в пределах нормы. Сердце, правда, колотилось как бешеное. Но билось. Билось без сбоев, тогда как еще пару дней назад такое давление и частота пульса отправили бы Тони в штат людей с первичным инфарктом.
В таком состоянии Тони его не слышал и вряд ли вообще чувствовал прикосновения. Но Брюс все равно держал. И переживал, пожалуй, одни из самых тяжелых минут своей жизни. Глобальная перестройка тела Тони слишком сильно напоминала ему собственную трансформацию. Фантомная боль волной пробежала по телу, и Брюс на пару секунд отстранился, успокаивая Халка. Зеленому происходящее нравилось все меньше и меньше.
- Ну же, Тони… Давай. Ты обещал, что справишься.
У Брюса снова дрожали руки. Сейчас он уже ничего не решал и ничем не мог помочь Старку. И это, пожалуй, было хуже всего. Препарат был испытан, но он уже сработал не совсем так, как надо.
«Тони, пожалуйста. Мы не можем потерять еще и тебя»

+1

20

Брюс был кругом прав. Именно для этого нужны друзья. Помимо всего прочего. Люди, которым ты можешь доверять и которые беспокоятся о тебе. Которые готовы принять тебя и любого из твоих "тараканов".
К изменившемуся слуху вдруг добавилось зрение. Точнее включилось тепловидение, и мягкий свет с потолка начал резать глаза. Тони зажмурился, отчаянно жалея, что вообще когда-то услышал об Экстремисе, что чокнутый Мандарин решил использовать вирус в своих целях. Не будь его, не метался бы сейчас Старк по койке, удерживаемый только теплыми сильными руками. Но тогда и шансов на выживание бы не было...
Собственное тело ощущалось как чужое. Будто он оказался заперт опять в своей броне, которая вдруг перестала отвечать на его команды и попала под влияние извне. Даже голос Беннера доносился как через вату.
- Ты обещал, что справишься.
Обещал. Тони цепляется за эту мысль, как за спасательный круг в темном океане. Он обещал другу, что справится, а значит должен. Он просто не может свалить на Брюса чувство вины за неудачу. Эксперимент шел не так, вирус не должен был оказывать настолько сильное влияние на тело. Но они и не могли этого предвидеть. У Пеппер и других зараженных подобного эффекта не наблюдалось.
Обещал. Я справлюсь. Должен!
Постепенно от реактора распространялось онемение, боль проходила также, как началась. И это пугало еще больше. Старк не видел со стороны, что происходит, но его будто безболезненно выворачивало наизнанку. От светящегося шестиугольника, вырастая из кожи, появлялись пластины брони. Мелкие, как чешуйки, они постепенно срастались, повторяя цветом и формой "Марка", созданного Тони, разрывая в клочки одежду. Последним изменилось лицо, став маской с лицевой пластиной.
И вдруг разом все кончилось. Он снова ощущал свое тело, только чуть иначе. Скорее как отлаженный механизм, внутри которого он находился.
Железный человек уставился на свои руки, которые выглядели теперь изящной версией костюма, и поднял голову, глядя на Беннера. Жутковатое, должно быть, зрелище. Пристально глядящие в глаза светящиеся окуляры. А сам Тони видел теперь, как меняется температура тела друга, как бьется сердце и движется кровь. Еще немного усилий, и видны кости.
А потом накрыло паникой. Что если это так теперь навсегда?
Без усилий отодвинув от себя Брюса, Железный человек спрыгнул на пол. Покачнулся, но устоял.
- Жить буду. Вопрос,  как?

+1

21

Выражение лица Старка начало меняться, и сквозь панику, боль и усталость проявилась решимость. Поистине магические слова. «Ты обещал». Они всегда работали. «Ты обещал, что займешься разработкой альтернативных источников энергии». «Ты обещал, что настроишь Пятницу на систематизацию архивов». «Ты обещал показать чертежи нового костюма, прежде чем его испытывать». Тони редко обещал что-либо – хотя бы потому, что пытался сдержать слово. Правда только если оно касалось окружающих. «Ты обещал лечь спать пораньше» не срабатывало никогда.
Брюс продолжил ерошить волосы Старка. Это Тони явно успокаивало.
- Еще немного, Тони.
Брюс надеялся, что действительно немного. Потому что теперь все шло не по плану. И паникой крыло уже самого Беннера, потому что тело Старка менялось. Ничего подобного не происходило ни с кем из испытуемых Мандарина. Брюс, совершенно растерявшись, перекинул все свои эмоции Халку – опять не справился, не смог быть человеком. Но сейчас эмоции мешали. Первые несколько секунд Брюс не понимал, что происходило. Потом, стоило первым пластинам брони принять свою естественную форму, пришло и понимание.
Брюс проверил все. Взаимодействие сыворотки с подвергшимся действию продуктов радиоактивного распада телом Тони. С работающим реактором. С целым комплексом того, что отличало Старка от других людей. Но они оба не учли психику. Тони слишком сильно привык к Железному Человеку. А то, как будет с Экстремисом взаимодействовать он, никто из них не проверял.
Тони медленно поднял голову. Брюс наклонился ниже и, прищурившись, рассмотрел лицевую пластину. Отметил свое собственное отражение в до блеска отполированной броне. Хмыкнул, заметив, что глаза остались зелеными, а на коже проступили похожие на синяки зеленоватые пятна. Прислушался к своему телу и ворчанию Халка.
- Ты фонишь слабой радиацией. Как и ожидалось. Экстремис  прошел этап каскада реакций с продуктами распада. Теперь все будет в порядке.
Это был самый сложный этап. Тони мог не выдержать. Но выдержал, и еще как. Брюс тоже выдержал – поглотил излучение и трансформировался. Кажется, у них действительно получилось. Тони слез с койки, получил очередной неодобрительный взгляд Брюса и легкий и весьма условный подзатыльник.
- Я тебе не разрешал вставать. Кстати, броня на ощупь настоящая. Но теплая.
О чем думал Тони, Брюс догадывался. Навсегда ли это. После появления Халка он каждый раз в момент трансформации думал о том, навсегда ли пришло его альтер-эго.  И Тони не мог не думать о подобном.
- Костюм всегда был твоей защитой, Тони. Причем не от пуль. Ты в нем прячешься, когда тебе плохо. Влезаешь в свой героический образ, чтобы не показать свои уязвимые стороны и слабости. Но я их и так знаю. Вылезай из своей раковины, краб. Просто представь, что это твой обычный «Марк» и отдай ему команду свернуться.
Брюс отключил кардиомонитор, истерично пищавший и намекавший прямой линией на то, что пациент скорее мертв, чем жив. И как ни в чем ни бывало занялся уборкой.
- Ах да… Добро пожаловать в мой мир постоянно обновляющегося гардероба. Теперь тебе тоже потребуется специальный костюм. Конечно, если ты не хочешь, чтобы к послужному списку из плейбоя, миллиардера и филантропа добавился эксгибиционист.
С чувством юмора у Брюса все было по-прежнему плохо.

+1

22

Чтобы он делал без Беннера? Наверное, все было бы гораздо, гораздо хуже. Справиться с таким в одиночку Тони явно не смог бы, не за что было бы ухватиться в качестве якоря стабильности, да и просто моральной поддержки Брюса было достаточно. Потому что старый друг понимал его, как никто. И дело было не только в гениальности мозга, они были похожи и другим. И вот теперь еще одним - изменением тела. Правда, Старк надеялся, что до раздвоения личности у него все же не дойдет.
Что способен натворить Железный человек без контроля, страшно было представить.
- Ай! - Конечно, маска не была способна передавать эмоции, но по голосу было слышно, что Тони шутливо возмущен подзатыльником и командирскими замашками Брюса.
Напряжение понемногу отпускало, заставляя расправить плечи и выпрямиться. Зрение и слух все еще подводили, перескакивая в разные диапазоны, но мозг начал справляться с потоком информации, увеличившийся в разы, и как-то ее систематизировать и отсекать.
- Злой ты, Беннер, - проворчал гений. Вот так просто взял и потыкал пальцем в больное место. Ученый, что с него взять... - Еще и обзываешься. И за что я тебя люблю?
Но если подумать, Брюс был кругом прав. Именно так все и было, броня всегда защищала не только от пуль, она словно прикрывала ранимую душу. Отгораживаясь от мира под защитой крепких пластин, можно было выдохнуть спокойно. Никто не видел живого лица, одну лишь маску без эмоций и настроения. Это было удобно, и это стало причиной такого вот странного результата эксперимента.
Под взглядом друга было сложно сосредоточиться, но Беннер милосердно отвернулся и занялся делом. В отличие от Старка, который стоял столбом и пытался осмыслить последние фразы про обновления гардероба. До него все никак не доходило, о чем говорит Брюс, и при чем здесь эксгибиционизм?
Зато получилось успокоиться достаточно, чтобы расслабиться и попробовать свернуть броню. На удивление, это получилось легко, пластины сворачивались, втягиваясь внутрь, только кожа начала чесаться и зудеть немного неприятно. Рассмотрев руки и убедившись, что следов никаких не осталось, Железный человек продолжил осмотр и выяснил, что следов не осталось нигде, как и следов одежды, которая до трансформации была.
- Ааа... так вот ты о чем говорил, - обрадовался Тони и не думая смущаться или прикрываться. Ой, подумаешь. Брюс почти как врач, а Халка вряд ли напугаешь видом голого взъерошенного мужика с шестиугольным реактором в груди. - Прямо сейчас мне бы не помешал хоть какой-то костюм. А над специальным мы потом подумаем. Когда закончим все тесты.

+1

23

- Злой ты, Беннер.  Еще и обзываешься. И за что я тебя люблю?
- Надо же, какое открытие! Я злой. Смирись.
И если интонации Тони говорили о том, что все им сказанное - шутка для снятия напряжения, то Брюс говорил абсолютно серьезно. Если кто из них и был злым, то это он. Халк же был просто эмоциональным и зеркально отражал все то, что испытывал сам Беннер. Злость и ненависть. Избавиться от них не помогли ни годы медитаций, ни работа над собой. Для этого нужен был социум, который Брюса не принимал, и глубокая проработка детских травм с психиатром, к которому Брюс по понятным причинам пойти не мог.
- Тони, пожалуйста, давай сейчас без шуток. Не нервируй меня.
Брюс действительно нервничал, что всегда сказывалось на его поведении не лучшим образом. Например сейчас он никак не мог понять, чего ему хочется больше - выбежать в пустыню, трансформироваться и крушить или просто проораться. Или вообще разрыдаться где-нибудь в укромном углу. И чем больше спадало напряжение, тем сильнее хотелось последнего.
Получилось, черт возьми. У них получилось. Тони жив и скоро будет совсем здоров. За исключением Экстремиса, конечно. Брюс несколько раз глубоко вздохнул, окинул Тони критическим взглядом, не обнаружил внешне ничего странного, нового и необъяснимого, и только после этого коротко кивнул. И достал заранее заготовленный пакет с домашней одеждой.
- Держи. От сердца отрываю. Не испорти, там любимая футболка Халка. Он даже ждет, пока я ее сниму, и только потом...появляется.
Брюс действительно заранее приготовил одежду, но только для себя. На тот случай, если не сможет сдержаться, и Халк снова решит устроить показательный стриптиз.  Впрочем, Тони его вещи должны были подойти - размер у них был один. Только вкусы разные. Хотя посмотреть на Старка в футболке с надписью "Save the ocean" и карикатурным рисунком кита в респираторе (и кто только придумал эту ересь?) было интересно.
...Тони выглядел глупо. Но не глупее, чем сам Беннер. Посчитав свои издерганные этой неделей нервы частично отмщенными, Брюс снова насел на Старка, на этот раз облепив его датчиками с головы до ног. И предварительно отобрав у Тони кружку с кофе. Где и как он, спрашивается, взял кофе?
- Так... Температура повышена, но не критично. Думал, будет хуже. Основные показатели крови - в норме, кроме... А нет, не стоит беспокоиться, это из-за мгновенной регенерации... Так... Адреналин зашкаливает, оно и понятно... - Брюс задумчиво ходил вокруг усаженного на койку Тони, периодически бросая на него короткие взгляды. - Полную картину получим, когда я исследую образцы тканей. А пока что... Ляг и не шевелись. - как только просьба была исполнена, Брюс попросил Пятницу запустить сканирование. На все про все ушло минут десять. - Ну что, поздравляю. Сердце еще не пришло в норму, но восстанавливается прямо на глазах. - Только теперь Брюс позволил себе улыбнуться. И вернул Тони кружку с кофе. Правда, уже остывшим. - Остальным скажешь? Или подождешь полной проверки?

+1

24

Ну как без шуток? Брюс просто не понимал, о чем просит. Чем хуже ситуация, чем страшнее, тем больше желание сыпать остротами, доводить окружающих, лишь бы не молчать. Но ради друга придется постараться. Нервный Беннер, который к тому же еще и волнуется, это может быть чревато появлением Халка. Нет, зеленый тоже друг что надо, но не когда проходит опасный эксперимент. Скорее всего Халк бы и не понял намерение Тони изменить себя, а спорить с громадным злым монстром себе дороже выйдет.
- Но...
Старк даже растерялся, машинально прижимая к себе пакет, во все глаза смотрел на ученого. У Халка есть любимая футболка? Вот это откровение... А Брюс собрался ее пожертвовать? Это вообще что-то за гранью. Мыслил Железный человек пока еще не вполне ясно, и потому решил обдумать эту ситуацию позже.
Натянув штаны и футболку, предварительно рассмотрев рисунок, Тони почувствовал себя увереннее. Хотя и не намного, теперь еще и об одежде волнуйся. Надо было приготовить себе запасные вещи самому. Но разве могли они заранее вычислить, как именно Экстремис повлияет на тело?
Печально проследив за удаляющейся чашкой кофе, Старк нахмурился. Датчики были холодные, пальцы у Брюса тоже. А может быть, это его температура была все еще выше. Что друг и подтвердил, оценив снятые показания. Сидеть спокойно было сложно, поэтому Тони болтал ногами, чтобы хоть как-то справиться с нервным напряжением, которое пока еще не хотело отпускать. Внутри все зудело, не неприятно, но странно, дышать было непривычно легко.
Вытянувшись на койке, Железный человек уставился в потолок, прилежно считая трещинки, а потом и провода, скрытые за панелями. К новым возможностям еще предстояло привыкать и привыкать.
- Я и не сомневался, что получится, - бодро соврал Тони, вцепившись в кружку. - Подожду. Сначала освоиться надо...
Отпил и поморщился, ну вот, конечно, кофе уже остыл. И снова вдруг всколыхнулась злость. Отобрал! Не дал допить! А теперь давись этой холодной бурдой! Старк не на шутку разозлился, и под кожей начало проявляться свечение. Капилляры стали отчетливо видны, желтоватый свет подсвечивал их изнутри. Такое было и с теми, кто был заражен вирусом благодаря Мандарину. Датчик температуры истошно запищал, а кофе в чашке начал закипать. Отшвырнув кружку в стену, Железный человек вскочил. Одежда на нем начала тлеть.
- Пятница!
Понятливый ИскИн врубила систему пожаротушения, и вскоре Тони был мокрый до нитки, зато ничего не загорелось. Брюс был таким же мокрым, что в другой ситуации вызвало бы смех, но сейчас было не смешно ни капли.
- Черт... - Футболка тоже была мокрая. - Я все исправлю! Будет лучше, чем было.

+1

25

- Я и не сомневался, что получится.  Подожду. Сначала освоиться надо...
- Не надо мне врать, Тони. Мы оба знаем, что ты сомневался. И я сомневался. Но освоится тебе действительно надо…
Брюс только-только хотел улыбнуться, как Старка сорвало. Кружка полетела в стену, обрызгав Брюса раскаленными каплями. А Тони был готов во-вот загореться.
-Пятница!
- Пятница, туши!
Кажется, они проорали это практически синхронно. Брюс нервно сглотнул, прикрыл глаза и запрокинул голову, подставляя лицо под льющуюся с потолка воду. Если Тони все еще слегка отсвечивал желтым, то кожа Брюса опять приобрела пугающий зеленый оттенок. Как у трупа – «окраска» Халка все же была более насыщенной.
- Нам обоим надо успокоиться, Тони.
Брюсу было легче. У него за плечами был многолетний опыт работы над своими эмоциями. Причем работал он с ними с позиции исследователя, как с чем-то совершенно новым и незнакомым. И, главное, чужим, принадлежащим не ему, а Халку. И в итоге получил ситуацию, чем-то напоминающую процесс самопознания, в норме проходящий у ребенка лет так с 5 до 16. Более-менее органичный процесс, с учетом обстоятельств, конечно. А Тони… Тони столкнулся со своими собственными эмоциями, возведенными как минимум в куб.  А Старк в принципе был человеком эмоциональным и увлекающимся, не привыкшим сдерживаться.
Это будет сложно.
Брюс молча стянул промокший халат, попытался отжать футболку, потерпел поражение и философски пожал плечами.
- Все в порядке, Тони. Это всего лишь вещи. И то, что они нравятся мне и Халку, не делает их чем-то другим. Меня больше волнует твое состояние. У всех подопытных наблюдалась эмоциональная нестабильность в первое время на фоне общей тревожности и нервозности. Ты не исключение, но… Слишком это у тебя выражено. Хотя, возможно, сказывается общая ситуация. У меня такое предложение. Сейчас ты идешь к себе, а я быстро тут все убираю, чтобы никто ни о чем не догадался. Потом мы приводим себя в порядок. Отдыхаем немного. А часа через четыре встречаемся в том ангаре, который ты приспособил для тренировок Халка. И начинаем тренироваться. Сейчас это важнее исследований. Но чтобы ты не переживал о потерянном времени, я запущу моделирование по последним данным. Это часа на три-четыре. Для первой тренировки хватит. Согласен?
Брюс надеялся на то, что Тони не станет сопротивляться и не рванет тут же работать. Какая тут продуктивная работа, когда нервы ни к черту? Одна сильна эмоция – и оборудование можно похоронить.  А пока доставят новое, пока загрузят данные… Нет уж. Тони сначала нужно взять себя в руки.
- Выдохни, Тони. Мы все успеем. Теперь ни тебе, ни мне практически не нужен сон. Поэтому мы успеем и помочь твоим друзьям, и справиться со всеми сложностями адаптации. Но мне нужно, чтобы ты ничего не скрывал о своем состоянии. Ни о физическом, ни о психическом. Сможешь?

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [12.04.2017]: [The fire inside]