Текущее время: май-июнь 2017 г.
организационные новости:
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Танос щелкнул перчаткой: одна половина вселенной осталась на своих местах, а люди, исчезнувшие с Земли, перенеслись в таинственный Город на Краю Вечности

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" — Привет, а кто же будет охранять Клинта от посягательств соседей? Кто будет ему приносить пиццу, если мы тут с тобой? Лаки, хороший мой, любимый пес, — Бишоп зарылась носом в густую шерсть, все же не выдержав напряжения. Этот день был слишком долгим, слишком болезненным. Первоначальная радость от встречи с Питера сменялась на безумный, совершенно звериный страх за своих родных. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [02.04.17][CITY]:[Когда все дороги ведут вникуда]


[02.04.17][CITY]:[Когда все дороги ведут вникуда]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2MaeQ.gif

http://funkyimg.com/i/2MaeP.gif

Дата, время: 2 апреля 17 [4 апреля по Городу] Место: Город на краю вечности
Участники:
Doctor Strange & Scarlet Witch

Описание событий:
Щелчок Таноса застал врасплох всех, кто жил на планете Земля. Они переместились в место, созданное кем-то другим. Ванда, что и так нестабильна была в последние дни, сейчас же и вовсе потерялась, не зная, что ей делать дальше. Загнанная в угол, испуганная, едва справляющаяся с приступами панических атак, она все же пыталась взять себя в руки. Сидя в Центральном Парке, Алая Ведьма не ожидала, что помощь придет оттуда, откуда и не ждали. Оказывается, что Стефан Стрендж, о котором девушка слышала лишь краем уха, оказался в этом же пространстве. И каким-то образом нашел ее. Видимо, во всем виновата магия, что проснулась в Максимофф в самый неподходящий момент.

+1

2

В темноте парка искаженная реальность подрагивала волнами. Стэфан завороженно наблюдал за тем как сыпались в стекло, труху, все сегменты простраивающихся вокруг источника силы предметов. Скамейки искажались, деревья истончались, высушенные до жестких геометрических форм напоминали скорее столбы сплавленных иголок, без единого признака листвы на ветках, тени дробились ломанными кусками, шли трещинами. Небо же, разбивалось все больше и глубже, каждый раз, стоило источнику пошевелиться. А ведь ей даже невдомек что происходит здесь.
Стэфан окинул девушку взглядом еще раз, словно размышляя, хорошая ли идея, вот так подглядывать за ней, и стоит ли нарушать покой, но тут же усомнился. Она была несчастной. Растерянной. Болезненной. Кажется, даже плакала. Стэфан неодобрительно нахмурился, замечая в руке ее капельку слезы. В этом пространстве слезы магов приобретали форму, иногда даже живую, превращаясь в каком-нибудь далеком будущем, в кошмары. Она этого не видела, но капля превратилась в черное пятно эфира, стекла под ее пальцами вниз, к земле и плюхнулась грязной кляксой под каблук красных сапог. Стэфан не сдержался, шикнул, пристукнул пальцами вызывая магический маленький круг очищения, и враз все посветлело вокруг. Перестарался. А ведь тоже едва ли держится, кипит кровь на эмоциях и растерянный разум никак не хочет собраться.
Несколько часов назад он сам рассыпался в прах в руках Старка. Они так и не померились. Поругались как два самых последних индюка. Умирать в спорах было немного…страшно. Еще это глупое предсказание-предчувствие неплохо подгадило общую картинку всегда собранного и находчивого Стэфана.
Но пару выводов он сделать все-таки сумел. То, куда они попали, оно не могло существовать без магической помощи. Стэфан то и пришел в себя, потому что попытался разобраться в том где он. Не смог до конца, не постиг полную картину, жалея что может не найти ответа даже в Санкторуме и…отправился искать ответ в границах города.
Здесь жила паника.
Люди не понимали, что с ними происходит. Почему здесь только эти, а не все, и страшно ли умирать? Стэфану не было, он умирал много тысяч раз, разными вариантами, еще семь лет назад, при встрече с Дормаму. Но такого пробуждения он точно не ожидал.
Это было естественно.
Тянуться к сильному источнику магии ища какую-нибудь здравое объяснение всему происходящему. 
Но перед ним была всего лишь девушка, не менее растерянная чем любой другой люд в этом городе. Не менее сам Стэфан.
Маг все-таки решился на то, чтобы представиться, сделал шаг из стеклянного портала темного измерения и замер статуей прямо совсем рядом с Вандой. Неловко как-то, не подумал же, что будет нависать над ней и этой несчастной скамейкой.
- Пассивная агрессия непродуктивна, дорогая. Вы либо плачьте нормально, как все женщины, чтоб облегчить душу, либо нет, а то портите магическое пространство и эманации, - Стэфан кашлянул привлекая к себе внимание, улыбнулся широко и беспардонно уселся рядом. Мантия тут же взвилась, снимаясь с плеч чародея, задела недовольно его лицо воротником и замахала кисточками странно жестикулируя.
Обвиняет в чем-то, засранец.
- Он недоволен. Опять не понимаю чем. Как правило причина во мне, - Стэфан отмахнулся от мантии, подмигнул девушке и вдруг провел рукой показывая ей и часть стеклянного раздробленного на радужные куски портала в темное измерение, и летающие черные эфирные капли.
- Вот это, дорогая моя, ваши неоформленные слезы. В будущем они обретут собственное тело и станут паразитами. То, что вы маг, я вижу и невооруженным взглядом. Аура, - Ее нужно отвлечь. Да, это диковато, вот так явится из неоткуда, вывалить на голову поток информации, а ты разбирайся с ней как хочешь, девочка. Но Стэфану почему-то казалось что она, очень сильная и очень слабая одновременно, точно поймет его замысел.
- Так вот, все ваши действия несут за собой последствия. А свою энергию, Ванда, нужно держать в руках, - Точно, вот откуда он ее знал. Ну как, и не знал толком, шапочно. В досье Мстителей Старк говорил о Ванде ему не раз. Нет, не так, не говорил, нудил страшно.
Стэфан и не думал о том, чтобы как-то обращать на это внимание, вроде как Ванда обладала какой-то практикой. Но теперь совершенно очевидно, что она такой дикарь в своей силе, что даже подумать страшно.
Сильная. Но…где база? База где, я вас спрашиваю?
- Ванда же, да? – Стэфан выбрал свою самую нейтральную улыбку, - Меня зовут Стэфан Стрэндж. Доктор Стрэндж. До того, как оказаться здесь, я был Верховным Чародеем Земли, - Опять он это повторяет?! За этот бесконечно долгий день слишком часто.

Отредактировано Stephen Strange (2018-10-18 01:45:30)

+1

3

Умирать было не страшно, совсем. Страшно было очнуться в одиночестве - это просто невыносимо, словно ты попадаешь в День Сурка, все по кругу, снова, снова. Ванда помнит, что находилась в Башне Мстителей, что она увидела, что все же Вижна не стало, что он лишился камня до того, как его успели вытащить. И в этот момент удушающая волна горя, отчаяния, боли захватила ее - теперь она точно осталась одна. Совершенно. Безоговорочно. Ванду тошнит, когда она падает в своё сознание, вытаскивая по одному воспоминанию за раз.
Когда она исчезала, то с отрешённым любопытством наблюдала за тем, как постепенно все рассыпается в пепел - ее красный плащ, кусочек за кусочком; вот каштановый локон пыльцой развеялся по ветру; а затем пришла темнота. И именно этого ждала Ванда. Свободы от боли и одиночества. Но у Вселенной всегда свои планы.

Она приходит в сознание, сидя на лавочке, словно заснула на несколько секунд. Осматривается по сторонам, недоумевающим взглядом окидывает пространство – судя по всему, это Центральный Парк. Ванда иногда приходила сюда, чтобы побыть наедине со своими мыслями, чтобы подумать, когда ее еще выпускали из Башни, и когда не преследовали за политические преступления. Максимофф не двигается с места, обхватывает себя руками, взгляд испуганный, но вместе с тем настороженный. В голове одно за другим всплывают воспоминания обо всем, что произошло. Они планировали с Мстителями поход на Таноса, собирали команду, строили планы, когда все пошло прахом. В прямом смысле этого слова. Ванда исчезала в одиночестве. Когда делала шаг из комнаты. И вот сейчас она сидит в месте, что кажется одновременно знакомым, но вместе с тем совершенно чужим. Внутренней чуйкой ведьма понимает – она не на Земле, где-то в другом месте. Энергетические потоки, что идут к ней со всех сторон, отличаются от того, что чувствует Алая обычно. Страх накатывает разом, волной, сбивает с толку, заставляя судорожно всхлипывать от отчаяния. Опять не получилось, опять не вышло уйти к тем, кто ей дорог, с кем хочется быть рядом. Сколько можно?! Ванда сжимает пальцы в кулаки, в отчаянии бьет по скамейке, но держится, не срывается в рыдания, на бег или еще что-то. Сидит и ждет, пока приступ панической атаки закончится вместе с последней слезинкой. Ванда не замечает, как к ней приближается темная фигура.

- Что, простите? – Ведьма вскидывает голову, переставая плакать, судорожно стирая последние капли с щек, осматривает мужчину перед ней. Сквозь пелену отчаяния в ее голове проясняется образ, кажется, она знает человека напротив. Но никак не может вспомнить его имя. И Ванда могла бы сказать, что он выглядит странно, если бы не тот факт, что сама она одета в красный плащ, корсет, кожаные брюки и высокие сапоги на каблуке. – Мы знакомы?..
Отчего-то становится гораздо спокойнее, когда мужчина присаживается рядом с ней. Она все еще дышит тяжело, но любопытство пересиливает – может быть он подскажет ей, что тут происходит. Только о какой такой магии идет речь?.. Алая вздрагивает, когда мир перед ней меняется – порой она видит нечто похожее, в моменты острого нервного возбуждения, но никогда не придает этому значения, списывая все на зрительные галлюцинации. Но сейчас Ванда протягивает руку, словно желая коснуться зеркал, внимательно рассматривает то, что мужчина называет ее слезами. И не верит.
- Кто вы такой вообще?! – Максимофф смотрит почти с возмущением, от былого страха не остается и следа, кончики пальцев начинают искрить алым светом, девушка готова в любой момент защитить себя. Как странно, несколько минут она плакала, потому что не смогла умереть, а уже сейчас готова сражаться, в надежде выжить. Человеческие разум поистине странная штука, но, если подумать, если разобраться в себе, то согласись, Ванда, ты не хочешь умирать. Просто ты не хочешь жить одна, как бы ни пыталась в этом убедить всех окружающих. И себя.
- Да, я Ванда Максимофф, - чуть двигается на скамье, чтобы внимательнее рассмотреть мужчину. Породистое лицо, острые скулы, пронзительный взгляд, в котором столько всего, что устанешь разгадывать. Разум защищен, в него она проникнуть не может,  и это странно. Ведьмочка нервно сглатывает, дергает плечом, затем порывисто поднимается, сжимая руки в кулаки. – Стэфан Стрендж? – Это имя бьет обухом по голове. Тони Старк не один раз говорил про своего знакомого, утверждая, что он – маг. Ванда в магию не верила, а свое прозвище считала едва ли не насмешкой, ну, какая же из нее ведьма? Просто девочка со способностями, не более того.

- Про тебя мне рассказывал Тони Старк. Все уши прожужжал о маге, который защищает Землю от угроз. Я так понимаю, что в этот раз не вышло? – Ванда не собирается язвить, это получается само по себе, без ее на то желания, просто язык работает порой быстрее мозга, особенно, когда состояние нервнозности. Способности шалят, давно такого не было. Последние годы все под контролем и даже без таблеток, Вижн помогал сдерживаться. Но как странно, Ванда не ощущает в себе более боли по его гибели, лишь скорбь, глухую, ноющую, но не более. Все пересиливает желание выжить, выбраться отсюда, Максимофф смотрит теперь сама сверху-вниз на Стэфана, затем все же возвращается на свое место, хмурит изящные брови.
- Где мы? Ты знаешь? – Обращается на «ты» так, будто они уже много лет знакомы, наглость, да и только. Он старше нее, умнее, опытнее. А она дерзит, как обычно. – Я помню только начало конца. Не более того. Но здесь все не так, здесь энергетика другая, хотя я чувствую обычных людей, они повсюду. Но что-то не так, я словно в клетке, в вакууме. Ты уже выходи из парка? Надо попытаться найти кого-то еще из… тех, кто попал сюда, - но Ванда уже почти точно знает ответ – из тех, кого знает она, с кем была дружна там, тут не будет никого. Опять одна. Максимофф без слов поднимается со скамьи. и стремительно шагом уходит вперед, отстукивая каблуками по асфальтовой дорожке - неугомонная девица.

+1

4

А что он такого непонятного сказал?
Стэфан даже проморгался от потока чужих эмоций, почувствовал, как в лицо ударило чужим возмущением – волной силы, и спокойно выстоял под попытками вскрыть ему разум. Маленькие красные тонкие ниточки тянулись к его голове от рук девушки, но Стэфан даже глазом не повел, только улыбнулся коротко.
Практикует, действительно. Но так топорно, как даже он никогда не делал. Хотя у него в тот период вообще ничего не получалось, собственная узколобость и ограниченность мешали. А таким как Ванда осознавать свои силы и полные их объёмы порой даже опасно. Если контроля не будет. А контролем тут и не пахнет, нет, силой, дикой. Привитой.
Стэфану по-настоящему стало любопытно откуда девушка получила сей дар, как вообще смогла из мутанта стать ведьмой. Был ли у нее потенциал? Точно был.

- Вы куда так спешите, Ванда? Там настоящая паника, - Стэфан проводил ее долгим взглядом, дождался, когда она уйдет на приличное расстояние, и шагнул из портала ей наперерез. Это правда что он не может не пользоваться магией больше, используя ее каждый раз в виде лишней практики, самосовершенства и…как сказала перед смертью Учитель, он делает это не потому что делает это лучше всех, а потому что боится что никогда не сможет достичь поставленных целей. Такой страх не дает границ, напротив, заставляет их развить, выпотрошить себя насильно, каждый раз добиваясь результатов. Стэфану это давалось легко и в тоже время, труднее всех остальных.
- Люди в панике, не понимают, что происходит с ними. Боюсь, я был одним из первых кто попал в этот Город, - Стэфан окинул взглядом улицу вокруг, провел рукой, опять качнулись под пальцами невидимые осколки зеркального измерения. Прибыть сюда одним из первых было почти жутко. Стэфан испытывал нечто схожее когда отправлялся в темное измерение к Дормаму для разговора. Там все было чуждо. Место, наполненное бесконечными и необъятными существами, место не имеющее времени и границ. Его нельзя было обьять умом, там не существовало понятия стабильности, просто первозданный хаос как есть.
И все-таки там жили и существовали.
Каждый раз эти твари лезли на Землю и Стэфан оборонялся, запечатывая и распечатывая новые границы и врата. Всего каких-то семь лет практики, а такое ощущение что он прожил лет сто, а то и целых двести. Перематывая один и тот же миг в бесконечное количество раз.

Впрочем, его это забавляло.
Город его тоже забавлял. Страха не было, только неуемное любопытство и досада от того, что они так и не смогли договориться со Старком. Умирать, как тогда казалось Стэфану, вот так, неприятно, почти горько. Но ответственность он несет не за свою жизнь, а за Железного Человека. Он слишком заметная фигура на этом игровом столе.
Жаль, что он стал еще одной строкой в списке Старка «должен себя винить за смерть». Это ведь непродуктивно.
Стэфан никогда не желает о содеянном. Сколько бы он не нарушал магические правила этого мироздания(а он делает это постоянно, Вонг смирился).
- Там опасно. Вы полагаете что можете помочь людям, Ванда? Сомневаюсь, - Стрэндж решительно преградил девушке путь когда ведьма попыталась с возмущенным вдохом его обойти. Он не боялся. Не всплесков дикой магии, ни агрессии. Вообще ничего. Только брови вскидывал с этим своим выразительным скептицизмом. Даже плащ отреагировал, подымая мага в воздух, будто делая его фигуру внушительнее. Они могли бы подраться.
Но драться с девушкой…
Стэфан, это почти смешно и неуклюже. Как и весь ты. Она еще дитя.
- Я предлагаю более практичное место. И спокойнее. Полагаю, он существует и здесь, - Стэфан подергал мантию за край ткани, опустился на землю и поднял руки строя пальцами затейливые фигуры. Прихлопнул ладонями и вызвал целую искру желтого света, сложил ее в красивую звезду с письменами и открыл портал прямо в Санкторум.
Он действительно был здесь. На месте. Со всей своей начинкой.
Маг сделал предлагающий жест Ванде, даже голову склонил, будто в поклоне и улыбнулся только краем губ. Из портала выглядывала огромная галерея наполненная стендами с артефактами, витринами, картинами и даже доспехами.

И тишина.
Значит Вонг остался на земле, что отчасти порадовало Стэфана. Ворчливый библиотекарь, а по совместительству страж самого Чародея был в какой-то степени важен Стэфану. Единственный человек с высокими чувствами и посохом, которым без зазрения совести может гонять самого Доктора Стрэнджа.
- Кажется, мы будем одни. Прошу, - Маг закрыл портал за девушкой, спрятал в дрожащих руках кольцо для портала и замер, ожидая что произведет впечатление одним убранством храма и…запыленным хламом артефактов в самой галерее.

Отредактировано Stephen Strange (2018-10-22 02:20:44)

+1

5

Ванда идет решительно, сжимает руки в кулаки, пытается справляться с эмоциями, но получается слабо. Она просто старается не поддаваться панике, которая все ту же сжимает виски, перекрывает доступ кислорода. Дыши, Ванда, дыши. Ты сильная девочка, которая пережила уже слишком многое. Видимо, сказывается шоковое состояние, когда ты в полном аду, но тебе надо выбираться из него, и времени на сантименты просто катастрофически не хватает. За всеми этими мыслями и попытками сосредоточиться, Максимофф едва ли носом не врезается в Стефана, что возникает у нее на пути, появившись словно из ниоткуда. Она еще никогда не встречалась с порталами, типа этого. Поэтому ошарашено смотрит на мужчину снизу-вверх, а затем за его спину, не понимая, что происходит.
- Город? Что значит прибыл первым? – Алая Ведьма бледнеет, отчего скулы прорезаются еще больше, подчеркивая некоторую болезненность во взгляде изумрудных глаз. Девушка стоит, как вкопанная, не в силах сделать и шага, смотрит во все глаза на зеркала, отображающие искаженную реальность. Этого просто не может быть, она, кажется, и впрямь в аду. И события идут слишком быстро, как по накатанной, стремятся куда-то, и она за ними не поспевает. Ей надо действовать, надо идти вместе с ними, чтобы не завязнуть в этом болоте навсегда.
Ванда встряхивает каштановыми кудрями, пытается обойти монументальную фигуру Стефана, но тот не сдается. А он чертовски упрямый мужчина, но, ничего, она тоже не из робкого десятка.
- Пусти, Стрендж. Мне надо отсюда выбраться, иначе я сойду с ума, - Ведьма говорит серьезно, ее психика нестабильна, это же сразу видно. Но Максимофф прикрывает глаза, сквозь веки прорывается свет, окружающий Стефана – мягкое и стабильное сияние, без излишних скачков. Оно отличается от того, что исходит за пределами парка. Это… магия. Ее ни с чем не спутаешь, она проникает в Ванду, сливается с ней, даруя знание того, что есть что. Девушка же медленно открывает глаза, выдыхает.
- Я никому не могу помочь, - это звучит, как констатация факта. Ее плечи мгновенно опускаются, а взгляд, что горел так ярко, затухает, оставляя место безразличию к самой себе. Портал открывает перед ней свои ментальные двери, а Стэфан предлагает войти, Максимофф лишь коротко кивает, отбрасывая полы своего красного плаща, переступая порог горящего ока.

Она стоит на месте, лишь оглядывается по пространству, отмечая пыль на некоторых необычных артефактах, невероятное количество предметов, выстроенных в ряд, закованных в стеклянные клетки шкафов, и полную тишину. Они здесь вдвоем, только она и Стрендж. Ванда не решается говорить первой, или еще что-то, она лишь смотрит на Дока, который поднимается по лестнице наверх, а его плащ, про который Ванда уже поняла, что он тот еще озорник, с пафосом покачивается на воздухе.
- Что значит, мы будем одни, в каком плане? – Ванда следует за Стэфаном, стуча звонкими каблучками по мраморному полу, почти не поспевая за быстрым, но твердым шагом. Они входят в обширную галерею, проходят еще один коридор, а Стэфан даже не удосуживает ее взглядом, лишь провожает в просторный кабинет с большими окнами, сквозь которое просачиваются лучи самого настоящего солнца. Ванда переводит взгляд на него, любуясь тем, как пыль, словно в замедленной съемке опускается на пол по своей собственной траектории. Ведьма трясет волосами, отгоняя наваждение. Она все еще в замешательстве, присаживается на край кожаного диванчика, смотрит на Стрэнджа почти суровым взглядом.
- Меня снова запрут в клетке, откуда я не смогу выйти, чтобы никому не навредить?.. Поверь, Стэфан, я не хочу этого делать. Если бы я могла, то отдала бы все свои силы, лишь бы избежать тех потерь, что вновь понесла. Перед самым попаданием сюда, я испытала боль, что почти сравнилась с той, когда погиб мой брат. Создание, с которым я была несколько лет, который понимал меня и любил, пытаясь принять такой, какая я есть – погиб. Во всяком случае, так мне сказали.
Максимофф горбится, подается вперед, рассматривая свои пальцы, покрытые отчего-то сажей. Кажется, она пыталась в тот момент помочь своим товарищам. Они рвались вперед к кольцу, которое нес Танос. Все странно. Все очень странно. Ванда медленно выдыхает, затем стягивает с себя плащ – в доме достаточно тепло, а в коже становится душно. К тому же приступ паники вновь накатывает.
- Я могу попросить стакан воды? И если есть во что переодеться, то я была бы признательна. Если честно, то не очень удобно ходить во всем этом. Я до сих пор не до конца понимаю, где мы, что произошло, живы ли те, с кем мы были…там? Но где это там, я запуталась, - Ванда стоит на месте, и начинает отчаянно мотать головой, пытаясь избавиться от сонма мыслей в голове, которые внезапно налетают, не дают вздохнуть.

+1

6

Ванда в себе неуверенна. Она загоняет себя в рамки, и Стэфан не берется сказать насколько крепки эти тиски. Но она не позволяет себе поверить, а от того и эта нервозность, беспокойность. Не нужно быть профессиональным психологом чтобы заметить первые признаки панического расстройства, а там и что похуже. Он был врачом когда-то, но всем не поможешь.
Ванда задает ему много вопросов и еще больше волнуется. И Стэфан решает, что не нужно тревожить ее больше, эта агрессия в купе с подступающей паникой не самый приятный коктейль. Особенно для молодой девушки.
- Я не могу сказать пока точно, но, возможно…возможно, место в котором мы находимся, скорее всего было создано магическим путем. Это нужно исследовать. Исходя из этого, я могу предположить что те, кто остались там, живы, - Даже если это не совсем правда, лучше создать иллюзия уверенности и безопасности. Стэфану легче было бы сказать правду, будь у него глаз Агамото. Союз с камнем времени давал свои преимущества. Но, как Ванда раньше заметила, он проиграл свою битву и устоять против Титана не смог.
- Ты права. Я оказался здесь потому что проиграл бой с Таносом. Он забрал камень, и едва ли не забрал мою жизнь, - Это неприятно вспоминать. Снова. Тревожит. И Старк, которого он оставил там, в неизвестности, и их последний разговор, на повышенных тонах и…Стэфан ведет челюстью, трогает бородку. Первые несколько минут не реагирует, когда мантия на плечах мага неожиданно начинает гладить кончиками воротника его щеки.
- Ты опять? Прекрати! – Стэфан не любил когда своевольный плащ так делает. Ну кто так себя ведет, да еще и при посторонних? Прямо на жалость похоже. Очень хочется переспросить об этом прямо сейчас, но Стэфан понимает, что это для посторонних ушей. А Ванда…Она знает Старка, это все только может осложнить ситуацию.
- Извини, временное помешательство. Так вот, продолжим… Об этом месте, - Взгляд чародея устремляется за пределы широкого окна, где пока еще светит солнце, - Когда я появился здесь, улицы были практически пусты. Прошло несколько часов прежде чем стали появляться другие. Я склонен думать, что время там не изменилось. Мы умерли все одновременно. Видишь ли, мне удалось предвидеть кое-что, - Да уж, маленькое предсказание, которое слышал только Тони, и которое не дало никакого преимущества, потому что Стэфан толком не успел ничего объяснить. В каких-то пару секунд он видел, как вся планета разрывается на яркие вспышки аур, как многие исчезают, вот они есть, вот их нет, катастрофы, боль, смерть. И…ничего конкретного или полезного. Через две минуты после видения его забрало сюда.
- Так уж вышло, что я разбираюсь в некоторых измерениях. Но могу совершенно точно сказать, это новое. До момента его создания его не существовало. Это уникальная структура. Я пока не вижу всего, это…сложно. Я пытался его изучать, пока не появились другие. Тебе не стоит выходить на улицы эти дни. Люди будут напуганы. Паника естественна при наличии необъяснимого фактора, - Стэфан говорил так буднично, спокойно, будто каждый день читал лекции по разрыву пространств, и не менее тысячи раз на день проделывал это. Ну, не тысячи, но были тяжелые деньки, когда и все пятьсот.
- Сейчас мы находимся в Санктум Санкторуме. Это магический храм, с печатью обороняющей планету от вторжения. В данном случае печать не работает, мы не на Земле, но измерение имитировало все известные города. Поэтому, это лишь копия оригинального храма. Раньше, кроме меня, здесь проживал мой библиотекарь и друг, Вонг, - Стэфан улыбается чему-то, коротко грустно и тут же снова меняет тон и выражение лица на вежливую сухость. Лекция продолжается.
- Обычный человек не сможет открыть дверь храма. Он ему не явится без моего желания. Так что, мы в безопасности. И да, вот тебе вода, дорогая, вот тебе одежда, - Никаких пассов волшебства, в руке девушки просто возникает стакан с чистой прозрачной водой, а ее одежда из красной, тяжелой и кожаной сменяется плавно на домашнюю пижаму. С веселыми мотивами розовых единорогов, больших плюшевых тапок на ногах и мешковатым и мягким кашемировым свитером. Последний кажется слишком большим, возможно даже мужской. Разбирайся Ванда в магии, она бы знала, что Стэфан не соткал из воздуха ни воду, ни одежду, а просто использовал ту же самую подмену пространств на объектах и позаимствовал реальные вещи. Так быстрее и, если есть возможность, зачем усложнять? А так бы он потратил свою личную магическую силу. И этот свитер правда очень теплый.
И Стэфана.
- И последнее, Ванда. Я крайне против насильственных мер, и не собираюсь запрещать тебе уходить, как и ограничивать твои силы и способности. Хотя, признаюсь, я бы мог сделать это временно. Но считаю это кощунством. У тебя большой потенциал, ты можешь быть сильным и уверенным в себе магом. Просто этому нужно научится, - Когда это рассказывает Стэфан, это звучит легко и непринужденно, будто достаточно ударить палец о палец, и все сложится. Только, чего стоило ему эта самоуверенность и сила?
Учитель знала, что он придет так или иначе. Ждала его долгие годы, чувствовала что у нее будет достойный наследник. Но Стэфан был упрям, узколоб и…не верил в магию. А магия в него.
Но сейчас у Стрэнджа уверенно яркая рыжая аура, такая же искрящаяся как его светящиеся порталы, причудливые магические круги, и искры, слетающие с пальцев.
- Еще вопросы? – Чародей разулыбался, буднично заложил ноги в воздухе по-турецки и завис, плавно покачиваясь. Мантия волнами повторяла эти движения создавая ощущения невероятной воздушности тела самого Стэфана.

Отредактировано Stephen Strange (2018-10-23 00:24:26)

+1

7

Ладонь медленно проходится по мягкости кашемира, пальцы на ногах поджимаются, ощущая мягкую стельку в уютных тапочках. Это вызывает у Ванды мимолетную улыбку, которую она быстро прячет. Удивительный выбор одежды заставляет девушку немного расслабиться, но все равно вернуться к словам, которые произносит волшебник, зависший прямо напротив нее. Алая забирается с ногами на диван, чуть склоняет голову к плечу, и пара зеленых глаз устремляется на Стефана, будто стараясь добраться до его сознания, до его мозгов, но не делает этого. Всего лишь изучает, молча. У нее много вопросов, очень много, но если она начнет их задавать, то может сама запутаться. Информацию следует получать постепенно, отчего-то ведьма понимает, что Стрендж будет сам говорить о том или ином аспекте, по мере необходимости. Но что-то не дает ей сдвинуться с места, Максимофф чувствует, как постепенно снижается ее сердцебиение, как выравнивается пульс и дыхание становится ровным.
- Мне разве грозит опасность в этом месте? Я ведь даже не до конца понимаю все эти завихрения, связанные с пространством, или еще чем-то. Да, я еле сдерживаю себя от панической атаки, мечтая вернуться назад. Или… я не знаю. Неважно, в общем-то, - Ванда едва заметно машет рукой, будто старается отмахнуться от навязчивых идей. Она боится признаваться в том, что на самом деле уже не знает, хочет ли назад. Да, там есть люди, которые волнуются за нее, которые стали кем-то вроде семьи, но все равно, она чувствует себя одинокой. Это, видимо, болезненное состояние, которое останется с ней на всю оставшуюся жизнь – тебя никогда не поймут по-настоящему, просто потому что ты не позволишь людям этого сделать. Максимофф вовсе не героиня очередного романа, с надломленной судьбой и разбитым сердцем, она просто уставшая девочка в свои годы, незнающая, куда ей идти и за кем следовать. А здесь… Здесь есть человек, который может помочь ей разобраться в самой себе. Порой Ванде кажется, что сила съедает ее изнутри, и что это вовсе не то, о чем она всегда знала.
И Ванда закрывает глаза, чтобы в следующий миг широко их распахнуть, уставившись на Стэфана. Его аура завораживает, почти гипнотизирует, а ведьме интересно, какой он видит ее, что чувствует, когда смотрит на то, как выглядит она в этом взгляде.
- Иногда я вижу людей в другом виде, не так, как обычно. Я словно вижу их душу, которая вьется вокруг их тел, будто это… аура. Я всегда относила это к способностям, которыми обладаю, но сейчас мне кажется, что это нечто иное. Другой уровень, как ты сказал? Магия? Но я не могу обладать магией, откуда бы ей взяться во мне? – Ванда вновь закрывает глаза, чтобы уже нормально посмотреть на Стренджа, а затем медленно поднимается с дивана, чуть потягиваясь. Свитер длинный, удобный, и самое удивительное едва заметно пахнет мужским парфюмом, тонкий еловый аромат щекочет ноздри, но приятно. В этот свитер хочется зарываться носом, согреваясь в холодные вечера. Но Максимофф отмечает про себя, что совсем не чувствует холода или жара, ничего из этого. Совсем. Будто ее тело одновременно живет, а одновременно существует где-то еще. От этого и мысли перестают прыгать, приходят в порядок.
- И спасибо за одежду. Боюсь, что мне придется еще со всем здесь разобраться, когда паника поуляжется, и выяснить, каким образом я могу добыть себе что-то из вещей, чтобы не использовать твои. Хотя сомневаюсь, что эти штанишки пошли бы тебе, - Ванда ухмыляется, а затем поворачивается к волшебнику спиной, выходя за дверь. Мягкие тапочки касаются пола, пока ведьма ходит по коридорам, осматривает все вокруг. Это место, даже если оно всего лишь натуральная копия того, что существует в другом мире, пропитано особой энергетикой, которая струится через стены, через артефакты, проникает в кровь, будоражит ее, словно манит к себе.
Максимофф проходит через  еще один коридор, натыкается на спальню, что явно пустует. Как ни странно здесь удобная кровать с балдахином в старом стиле, платяной шкаф, стол со стулом, и несколько картин на стенах, ничего необычного – просто пейзажи. Ведьма решает, что если ей и предстоить тут жить, то ночевать она будет в этой комнате, совершенно точно. Ванда понимает, что просто пытается себя отвлечь, чтобы не думать о плохом, не погружаться в состояние глубокой депрессии, и решительным шагом выходит из комнаты.
- Стефан! Стефа-а-а-ан! – Она понятия не имеет, где сейчас маг, но ей крайне необходимо, чтобы он явился перед ней. Алая возвращается в кабинет, где Плащ волшебника практически лежит, если это можно так сказать, в воздухе, а сам Стрэндж поднимается из-за стола.
- Расскажи, как почувствовать магию, как понять, что я могу, а чего нет? Научи меня. Но я не знаю, что я могу дать взамен. И только не рассказывай мне о том, что ты это делаешь из благих побуждений. Ты заметил меня, ты пришел ко мне, а значит, для тебя это тоже имеет значение. Почему? Я хочу знать ответы. Хочу знать их сейчас. Немедленно, - Ванда стоит на пороге кабинета, волосы чуть растрепанны, и этот грозный вид, ну никак не вяжется с ее одеждой, Максимофф то и дело подтягивает рукава свитера, что съезжает на одно плечо, оголяя его, демонстрируя молочную белизну. Но девушка знает точно – она не интересна этому мужчине, как объект страсти или желания, она для него – ученица, а это куда важнее. Поэтому ходи она хоть голая по дому, ничего не изменится. И, наверное, это главное, не так ли?

+1

8

Слишком много вопросов на которые можно получить ответы только если ты готов их слышать. Ванда не была готова. Стэфан отвечал только улыбкой, продолжая выслушивать сомнения девушки.
Сомнения.
Пожалуй, это единственная ее проблема. Хотя, это проблема очень многих магов. После того как учитель помогла увидеть правильный путь, Стэфан всегда знал, что ему делать. Перед ним были тысячи миров и безграничные знания. Вообще, для него не существовало теперь преград и ограничений. Нельзя надеется и ждать, не получится верить, нужно знать что ты это можешь.
И в этом была вся магия.
Стэфан спокойно отпустил девушку бродить по особняку и вернулся к проверке пространства храма. Выходило что этот дом действительно точь-в-точь повторял оригинальный дом. Создавший пространство, в котором они находились точно не мог знать о храме, но о нем знал сам Стэфан. А это значило что условное заклинание действовало как рекурсия, создавая с точностью известные уголки мира из сознания, каждого попавшего в это измерение. Поразительные возможности.
Этот человек, кто бы он не был, точно знал, что хочет жить. И вот результат.
Но можно ли отсюда выбраться, и как связаться с тем миром?…Стэфан почти уверен, люди на той стороне живы, а это они с Вандой практически мертвы. Поймать момент за секунду до полного исчезновения, гениально и в тоже время жутко. А что если они застряли тут на вечность? В аду и то лучше. Стэфан знал, потому что и там бывал.
Ванду Стэфан услышал, как раз в тот самый момент, когда искал какую-нибудь зацепку в своих книгах. Древние магические альманахи пока молчали, лишь еще больше вводя мага в заблуждение. Пришлось подстроить пространство в доме чтобы первая попавшаяся дверь для девушки оказалась кабинетом Стэфана.
- Нам не хватит дня и ночи для того чтобы ты получила ответы на все свои вопросы. Немедленно, - Стэфан выслушал поток требований ведьмы с таким невозмутимым лицом, будто знал наперед что она придет со всеми заявлениями к нему. Причем так скоро.
- Присядь, моя дорогая. Прежде всего, начнем с простого. Не советую тебе переживать об одежде и чем-то материальном, все что тебе нужно можешь найти в своем шкафу. Но эти волшебные штанишки совсем не мои, - Стэфан громко захлопнул книгу, обошел стол и присел на край стола. Мантия осталась лежать в воздухе, будто дремала и напрочь игнорировала мельтешение двух людей.
- Я из позаимствовал из супермаркета, так что не обижай мои вкусы. Тебе ведь очень идет, - Стэфан улыбнулся шире, окинув девушку изучающим взглядом более внимательным и придирчивым. Будто он в который раз подтверждал что доволен своим выбором, - О твоей магии. А это именно она, дорогая, все более чем просто. Но тебе придется сесть на эту большую кучу… - Стэфан замялся, заоглядывался что бы такого найти подходящего в кабинете под мягкую точку, и не нашел ничего лучше вороха подушек высыпанных из…другой книги, которую он тут же снял со стола, - Думаю это сойдет. Вонг бы возмущался тем как я растрачиваю древние артефакты, но здесь все ненастоящее, так что можно вдоволь поиграть, - Чародей снова подмигнул Ванде и вернулся к своему столу. Из-за его отчасти неряшливого и пренебрежительного отношения к магическим предметам создавалось ощущение, будто чародей прожил в окружении магии уже лет сто, а то и все двести, и все эти летающие плащи, волшебные подушки, костюмы, украденные магическим способом из магазинов для него просто ничего не значащие фокусы. Хотя, кое в чем правда была. Стэфан любил впечатлять, а в магию настолько сильно не верили в наше время, что впечатлять приходилось постоянно. Иначе не поверят, что вы. Отчасти из-за этого его поначалу принимали за шарлатана.
Хотя Виктор фон Дум сразу увидел в Стэфане сильного соперника. О чем сообщил сразу и зачем-то предложил дружбу. Но это уже другая история.
- Так вот, начнем с твоего вопроса о магии. Ты утверждаешь что не можешь обладать магией, считая ее способностью. Для начала я тебе открою большую тайну, Ванда. Все в нашем мире обладают магическими силами, - Стэфан замолчал давая переварить ведьме эту информация. Да, именно так, обладают.
- Но есть куча факторов, почему же все-таки среди всего населения Земли только 4% способны управлять магическими силами и могут называть себя магами в полном смысле этого слова. Во-первых, я расскажу что такое магия в нас самих. А потом уже, почему же ее не могут использовать другие, - Стэфан взял со стола бумажку, скатал ее в шарик и подбросил в воздух создавая иллюзию снопа электрических искр. Сверкающий маленькими молниями шар парил в воздухе среди черного ничто.
- Во всех телах людей на земле существуют некие Триллиумы. Триллиумы – это квантовые силовые поля, которые возникают всякий раз при соединении двух субатомный частиц, - Светящийся комок тут же пролетел над Вандой и вернулся к рукам Стэфана, - Когда субатомные частицы начинают образовывать атомы, эти квантовые силовые поля усиливаются. А когда атомы начинают образовывать молекулы, они становятся гораздо интенсивнее и сложнее. С этой точки зрения наше тело представляет собой сложно организованный генератор взаимосвязанных и взаимодействующих между собой силовых полей, спонтанно возникающих в его клетках. Эти клеточные квантовые силовые поля имеют тенденцию развиваться в изыскано организованный квантовый аттрактор, притягивающий к клеткам нашего тела тонкие энергии из окружающей нас среды, - Светящийся шар резко размножился и превратился в человеческую фигурку. Фантом тут же принял известную позу – квадрат Да Винчи. К нему тут же потянулись другие такие же светящиеся частицы. В комнате стало совсем темно, разве что мерцали в темноте голубые глаза Стэфана и сама фигурка человека, изображающая тот самый аттрактор. Все пространство вокруг двигалось, создавая некое взаимодействующее поле с человеком, видимо изображая то, как работают триллиумы и что дают самому человеку. Силу. Светящаяся фигурка тут же сложила маленькие ручки и встряхнула ими вызывая снопу искр, из которой тут же родился цветок, а потом и звезда.
- А теперь, моя дорогая, самая важная проблема. И твоя, и она же объясняет почему человечество не в курсе что чем-то владеет. Знание, моя дорогая. Ты должна знать, что ты можешь сделать что-то, а не верить в это. Это не просто уверенность в себе и своих поступках, не должно быть сомнений или страхов. Ты просто это делаешь, и оно получается. А люди не знают. И, к счастью для Земли, не в состоянии распоряжаться своими возможностями. Но даже за тем, что магия есть в каждом, есть еще потенциал. Магический некий резервуар, считай его вместилищем Триллиумов, - Стэфан раскрутил фигурку человека разделяя его на части, и при приближении стало заметно что снопов искр в нем не так уж и много. Человечек все пытался использовать силу и пытался, и тратил каждую искру, сокращая свой магический потенциал. Когда кончилась последняя, он внезапно растворился. В расползающихся отсветов угасающих искр лицо Стэфана выглядело особенно серьезным и внимательным. Он пристально смотрел на девушку, ожидая ее реакции.

+1

9

Рядом со Стефаном легко потеряться и начать чувствовать себя немного наивной и маленькой девочкой, Ванда и так растеряна, поэтому изо всех сил цепляется за эту хрупкую, стеклянную веточку, что может треснуть под весом ее сомнений и проблем, но пока выдерживает, быть может стекло каленное. Ванда послушно опускается в глубокое кресло, подтягивая ноги под себя, обнимая рукой одно колено, обращает свое внимание на мастера магии, раскрывает свой разум для того, чтобы начать постигать сложную магическую науку. Максимофф всегда умела слушать, в школе она отличалась усидчивостью, в те редкие моменты, когда вообще посещала школу. Пьетро все считали красавчиком, умницей и повесой, а ее странной. Даже ее красота не многих цепляла, ее чурались, даже несмотря на то, что порой мрачный Пьетро оберегал сестру, укрывал от любых взглядов и неприятностей, легко ввязываясь в каждую драку. А после списывал все домашние задания, что она готовила на двоих.
Поэтому быть внимательной ей не сложно, гораздо сложнее правильно воспринять слова, что звучат порой совсем незнакомо, но Стрэндж с эпическим спокойствием, как дурочке, объясняет ей все, а она лишь кивает, в знак того, что понимает его, что еще не отключается от скуки. Хотя нет, ей вовсе не скучно. Магия – это нечто новое для нее, нечто неопознанное, необузданное, что клокочет внутри алым пламенем, облизывает со всех сторон, готовое вот-вот ринуться наружу.
- О, да, спасибо, отличные штаны. Очень удобные, но я предполагала, что свитер твой. На нем твой отпечаток, - Ванда проводит ладонью по кашемиру, а затем с удивлением наблюдает за ворохом подушек, и с радостью пересаживается именно в них, утопая в мягкости и воздушности, так слушается гораздо легче. Хотя убаюкивающий приятный баритон Стефана легко может вогнать в состояние легкого транса, а его движения руками – тонкие и длинные пальцы, покрытые сетками шрамов – интересно, как он их получил?.. Ванда невольно засматривается на его запястья, пока Стрендж ей что-то рассказывает. Нет-нет, Алая, конечно, слушает его, просто где-то на задворках сознания, она воспроизведет без проблем любую фразу, но сейчас ее занимает сам мастер, то, как он держится, что говорит, как ведет себя.
Как только речь заходит о триллиумах Ванда трясет головой, внимательно смотрит на Стефана, почти не веря в его слова – что за бред? Но чем дальше, тем больше понимания приходит к ней, девушка покусывает нижнюю губу, обнимаясь с подушкой голубого цвета, погружаясь в представление, что устраивает Стрендж для нее. Хотя нет, не так – не представление, а демонстрация на примерах. Пример того, как работает магия, с помощью…магии.
- Восхитительно, - едва слышно выдыхает Ведьма, протягивая ладонь к фигурке, что была сделана из простого листа бумаги, но вовремя отдергивает руку – фигурка рассыпается снопом искр, заставляя Максимофф легко улыбаться. Она чувствует себя ребенком, что оказался на уроках занимательной химии. Вот только она не ребенок, а магия – далеко не химия.
- То есть ты хочешь сказать, что если я действительно пойму, осознаю, то смогу творить то же, что и ты?.. – Она приподнимает удивленно бровь, когда тьма рассеивается. Максимофф поднимается с подушек, подходит ближе к Стефану, заглядывает ему в глаза – зелень травы и аквамарин неба. Ей интересно, ей бесконечно интересно все то, о чем говорит волшебник. Алая Ведьма стоит почти вплотную, за ее спиной медленно поднимаются подушки, образуя собой воронку, начинают кружится вокруг своей оси, отдавая алым мерцанием по контурам каждой. Девушка поднимает руку – подушки замирают, а в следующее мгновение разрываются на мелкие кусочки, опустошая свое нутро, засыпая комнату ворохом белых перьев.
- Я хочу колдовать. Я ощущаю, что от тебя исходит особая аура, когда ты этим занимаешься. Но… - Максимофф смотрит куда-то за Стренджа, словно проваливается в собственные мысли, пытаясь выловить одну определенную, но та неуловимо от нее убегают. На кончике языка крутится неизвестное, но отдающее страшным, имя. Ванда не может понять, не может уловить – словно на него наложен запрет. Но говорить вслух об этом она пока что не будет Стренджу.
- Как быстро ты сможешь обучить меня хотя бы азам? Мне надо понимать, я не могу сидеть сложа руки. Я без таблеток, а это значит, что очень скоро меня начнут накрывать приступы, которые никому не нужны. Поверь, никому. Даже тебе. Какой бы силой ты не обладал, но с этим справиться будет очень сложно, - Ванда вздыхает, все же делая шаг назад от Стренджа. Ее снова бросает из одной крайности в другую, пошатывает. Ванда прижимается щекой к обнаженному плечу, закрывает глаза – она не может до конца принять тот факт, что обладает какой-то там магией, это просто невозможно.
- Единственное, что я ощущаю – это то, что моя магия отличается от твоей. Вот и все. Может быть магия и есть в каждом, как ты это говоришь, но у нас она разная. Твоя несет созидания, моя же только разрушение. И это единственное, что я знаю совершенно, абсолютно точно. И поэтому, наверное, нельзя мне ею пользоваться… Я поторопилась с просьбой. Знаешь… мне лучше уйти.

+1

10

Больше всего Стэфан ненавидит сомнения. Сомнения довели его всего за месяц до потери всего, что у него было. Он прекрасно помнит, как упал на самое дно, сомневаясь в себе, в друзьях, в возможностях. Он не хотел жить, не видел смысла, никому не верил.
Сомнения его чуть не погубили в битвах с Кецилием, Виктором и особенно Бароном Земо. Тяжелее было только в самом начале пути. Вонг прав на этот счет, что бы Стэфан не сделал, для него всегда будет недостаточно, потому что нет границ и он всегда может пойти дальше.
Но сомнения - это корень зла для магии.
Ванда настолько подвержена сомнениям, что они диктуют ей как жить и как думать. Так какая речь может быть о равновесии в своей душе и разумном управлении магией?
Стэфан смотрит в глаза Ванды внимательно, пристально и очень спокойно. От него не уходит и то, как она так же откровенно изучает его. Руки, пожалуй, самое неприятное, о чем бы он не хотел распространяться, но, чтобы ее расположить к себе, он готов ответить правду на каждый ее вопрос.
Он даже готов признать что не стал бы рассказывать об этом другим.
Чародей прекрасно знает насколько он разбит внутри, и как легко пробраться за эту грань. Она же открыла ему темную сторону его личности. И если говорить начистоту, то он уже давно зашел дальше правил храма, дальше устава хранителя глаза Агамото, или даже предостережений Вонга. Впрочем, Вонг уже не оспаривает подобные поступки Стэфана, напротив, ждет что Верховный примет верное решение.
Возможность видеть будущее очень сильно исказило осознание мира Стэфаном. Многие вещи и вовсе стерлись, перестали иметь значение, а с болью или смертью у мага особые отношения.
Слишком старые друзья.
Боялся ли он раскрыться перед такой непостоянной, бросающейся в крайности, неуверенной в себе, агрессивной и сильной ведьмой, как Ванда?
Нет.
В ней не было ничего, чтобы хоть как-то отторгало его, говорила что ее страх способен действительно уничтожить все вокруг. Ванда была опасна только для себя самой, чтобы она там не думала. Да, Мир, возможно, еще сотрясётся от ее силы, Стэфан видит в ней огромный потенциал, но если ее вовремя обучить, она выберет правильный путь.
И сделает это сама.
- Нет ничего невозможного, Ванда. Для меня сама фраза уже вызов. Я не считаю себя героем, и тем более не собираюсь им быть. Но есть вещи, которые я просто должен делать. И обязан, как хранитель. Да, сейчас…у меня нет этих возможностей. Танос лишил меня кое-чего, но это так же значит, что ты можешь научится этому и овладеть своими силами, - Рука Стэфана задевает грудь, там, где обычно висел сам глаз Агамото. Та встреча с Таносом все еще четко стоит в памяти Стэфана и вряд ли когда-нибудь забудется. Но Стэфан точно знает что, если у него появился шанс выжить, даже так, в состоянии не живого и не мертвого, он выберется отсюда и вернет камень.
Время не имеет цену.
- Не спеши, моя дорогая, мы можем сделать упор на основы, чтобы ты понимала теорию, без нее ты не справишься, а практикой, возможно, займемся для начала вместе, а дальше, я уверен, ты будешь справляться сама. Пока, все что я вижу, твоя главная проблема здесь, - Стэфан касается очень медленно своими длинными пальцами виска девушки, и даже не дергается, когда она оказывается слишком близко, практически нос к носу. Он слышит ее дыхание кожей, коротко улыбается, принимая этот немой вызов и смотри в глаза неотрывно.
Он видел бесчисленное количество раз как мог этот мир кончится для них всех, и никто об этом даже не узнал бы. Он видел воплощение истоков силы в своем самом первом знакомстве с магией. Он видел бесчисленное количество миров, и такое же бесчисленное количество еще предстояло увидеть.
Возможность управлять временем играло со Стэфаном очень злую шутку. Он проживал бесконечность за одно мгновение, и так в тысячах вариациях. И теперь он даже не чувствовал свои сорок пять лет. Он вообще не чувствовал года. Но любил по-прежнему крепкий кофе на лонг айленд, те жутко-вредные хот-доги в сентрал парк у большого фонтана, обожал черно-белое кино, обязательно с Хамфри Богартом, в главной роли, и тот старый цифровой плеер со сборником, который сберегся еще со времен больницы.
- Но тебе хватит месяца, - Она отступает, Стэфан по-прежнему неподвижен, разве что уголки губ сами по себе тянутся в улыбке. Она то ли пытается запугать его, то ли сама чего-то боится.
Сомнения.
- С твоими проблемами можно справится и без таблеток, моя дорогая. Просто…ты была не в той ситуации чтобы получить необходимую помощь, - Стэфан прекрасно знает как это все звучит. От того тут же хмыкает и начинает чесать затылок, вороша свои волосы еще сильнее. На лице мага мелькает поистине мальчишеское и озорное выражения лица.
- Я не предлагаю тебе вступить в какую-то ужасную секту, я лишь предлагаю тебе свою руку помощи, мои знания, и…дружбу. Ты очень похожа на ту, которой необходима понимающая компания. А я, так уж вышло, чертовски нелюдям, умею слушать, обожаю учиться и умничать, почему бы все это не совместить? Знаешь почему я никогда не останавливаюсь? Вера - это мой меч, Истинна - это мой щит, Знания - это моя броня.
Сомнения.
Ванда отходит, отворачивается, думает, что действительно хочет уйти. И не понимает. Что ничего не знает о Стэфане. И это нормально. Что вообще о нем хоть кто-то в Мстителях знает кроме Старка?
О его магических приключениях вообще никто. Стэфан не существует, он тайна за семи печатями. И Вонг предпочел бы чтобы это так и осталось. Стэфан не возражает, но мир меняется, а с ним и кое-какие правила.
Которые Стрэндж все равно нарушит.
- Не стоит так думать. Ты видела только ту магию, которую я использую в обычное время. Но ты ничего обо мне не знаешь, Ванда. И в идеале так и должно быть. И будет. Для других, - Стэфан поднимает палец, желая обозначить важность сказанного, сам же делает шаг к девушке и берет ее под локоть, медленно ведет ее к углу кабинета. Там, за ворохом наваленных подушек, со стопкой старых книг стоит прислоненное к стене старинное зеркало, едва ли накрытое серым покрывалом. Стэфан сдергивает его даже не прикоснувшись руками и предлагает жестом девушке заглянуть в него.
Ничего особенного. Она остается собой.
- Это то, что всегда видим мы, и другие при встрече. Но посмотри внимательно, что видишь ты за своей спиной? – В отражении за ней стоит Стэфан, вроде бы такой же, какой и был до этого. Несколько вдохов ничего не происходит, пока амальгама зеркала не плывет, словно по воде пустили круги, искажается сам Стрэндж, расползается жуткими пятнами. Медленно, постепенно, он теряет свою человеческую форму. Удлиняются пальцы мага, до крючковатых и тощих, словно только обтянутой кожей кости, лицо удлиняется, обретает острые черты, слишком впалые щеки, и глаза...у Стэфана их три. Огромный, вертикальный открывается на лбу, бешено вращается, словно ищет цель, а замечая Ванду замирает раскрываясь шире. Черный как ночь, с красной радужкой. И пара других, более привычных человеку – они просто светятся черной дымкой и за ними нет ничего, даже чувств. Мантия Стэфана приобретает причудливый вид движущейся тоги, скрывающей худое тело существа и еще несколько десятков таких же жутких рук. Это совсем не похоже на человека, которого Ванда видела перед собой.
Скорее демоническая сущность.
- Я не очень люблю эту форму, Ванда. Но это то, что сделала со мной темная магия Вишанти. Это же было неизбежным, если ты являешься воплощением одной сущности. Точнее, это лишь часть меня. Я держу баланс, и таковы мои силы. Не думай, что твоя магия не может созидать. Она может все, - Только глухой хлопок ладоней рассеивает отражение Стэфана. Из зеркала не девушку смотрит снова все тот же слишком самоуверенный маг. Он человек, и улыбается совершенно по-человечески.
- Для сегодняшнего вечера хватит чудес. Тебе стоит отдохнуть, а завтра мы начнем занятия, - Стэфан не спрашивает «когда» уйдет Ванда, он вообще не сомневается ни на миг. Она никуда не уйдет. Не захочет.
Никаких сомнений.

Отредактировано Stephen Strange (2018-11-17 05:18:34)

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [02.04.17][CITY]:[Когда все дороги ведут вникуда]