Текущее время: октябрь-ноябрь 2017 г.
организационные новости:
30.11 - С Днем Рождения, Пульсовцы! Читайте наши новости, их много в теме Глас Администрации
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
27.10 - Как установить "плюсик" в нашей колонке новостей Глас Администрации
02.10 - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
>
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Люди возвращаются на Землю, жизнь постепенно начинает входить в прежнее русло. Становление политической, экономической и финансовой ситуации по всему миру.

31.08 - Возвращение людей из "Города на Краю Вечности".

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" Сам Алексей от всего этого был не в восторге. Он старался быть максимально далеко от всех этих героев и их делишек. К счастью, в правительстве делали большой упор на внутренних делах где его помощь была неоценима. Потому Шостакова и не возвращали в «большую игру» или, не дай боже, не делали своих собственных Мстителей. Да, развал «Щ.И.Т.» и все связанные с этим события заставили Алексея разбираться с некоторыми последствиями, но он всё же удерживался в стороне от всей этой геровщины чему был очень рад. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Parallel Worlds » [1899-1945][fb]: [Мы с тобою две капли разные одной воды]


[1899-1945][fb]: [Мы с тобою две капли разные одной воды]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[nick]Геллерт Грин-де-Вальд[/nick][status]Расхититель Хаоса[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untivaatled-1.1543231179.png[/icon][sign]

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231706.gif


Вместе мы перепишем историю и создадим новый мир...

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231761.gif

[/sign]

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543230570.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_pfm521o7u51sars6fo2_540og.1543230255.gif

Дата, время: Разные отрезки жизни Место: Министерство Магии, Особняк Грин-де-Вальдов, Годрикова Впадина и этк
Участники:
Альбус Дамблдор, Геллерт Грин-де-Вальд

Описание событий:
Нам с тобою земли коснуться
Мы исчезнем в горящем пламени
Чтобы еще один раз завернуться
В нежный шелк темно-синего знамени

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-11-27 18:10:30)

+2

2

[nick]Альбус Дамблдор[/nick][status]лимонная долька[/status][icon]https://i.imgur.com/CBl0fR5.png[/icon][sign] Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли.https://i.imgur.com/hSNvfAq.gif[/sign]Жаркое, удушливое лето.  За весь июнь ни разу не было дождя, и Альбусу кажется, что от жары плавится старая, покрытая мхом черепица дома. Даже вьюнок, оплетающий высокую ограду, с каждым днем желтеет все больше и как-то скукоживается, пытаясь спрятаться от солнца. Трава тоже желтеет и вянет, гномы и носа не показывают из своих нор, а небольшой прудик на заднем дворе мелеет на сантиметр-два ежедневно. Вот-вот останется грязная, белесая лужа.
Даже ночи не приносят облегчения. Становится не так душно, но воздух все равно остается неподвижным и тяжелым.
- Я не хочу.
- Ариана, ты должна поесть.
- Не буду это есть!
- Этот рецепт оставил Аберфорт. Специально для тебя. Все равно не будешь?
- Буду!
Это всегда срабатывает. Ариана любит Аберфорта больше, чем Альбуса, и всегда старается сделать ему приятно. И Альбус в очередной раз уверяет, что обязательно скажет брату, что Ариана съела все до последней крошки. Но этого сестре мало, и она бежит в свое комнату, чтобы написать Аберфорту письмо. А у Альбуса появляется минут пятнадцать времени, чтобы убрать со стола.
Он мечтает не о такой жизни. В свои семнадцать лет он хочет путешествовать, общаться с великими магами и развивать свои способности, а не сидеть с полоумной сестрой в этом старом доме. Из-за Арианы он даже друзей своих пригласить не может, а переписка не заменяет живого общения. Альбусу здесь… скучно, одиноко и очень уныло. Он, конечно, любит сестру. И действительно хочет, чтобы Аберфорт закончил Хогвартс. Но все же… Не об этом он мечтает.
Ариана соглашается выйти на улицу, чтобы отправить сову брату – иначе ее не вытащить. Потом она какое-то время бродит по участку, а Альбус стоит около двери и смотрит, чтобы ничего не случилось. Ее даже магией нельзя развлечь, потому что она ее боится. А обычные игрушки не в состоянии удержать ее внимание надолго. Чаще всего Ариана наблюдает за светлячками. А Альбус за ней. Но не только Альбус. Окно второго этажа в доме напротив светится. Батильда опять на своем посту, но Дамблдор не переживает. Она знает, что случилось с Арианой, Персивалем и Кендрой. И она почему-то переживает за Альбуса и Аберфорта. Кажется, она считает, что Ариана – обскур, хотя никогда не говорит об этом прямо. Намекает. Но Альбус каждый раз уходит от ответа… потому что сам не знает. Он не видел, как умерла мать. А те срывы Арианы, которые происходили в его присутствии, никогда не были столь глобальными. Но… Да, что-то такое иногда приходило Альбусу на ум.
Минут через десять Ариана возвращается в дом. Альбус делает ей ванну и ждет, пока она искупается и переоденется. Потом он расчесывает и заплетает ей волосы, приносит холодный мятный чай и сидит рядом, пока она не уснет. После чего он возвращается в свою комнату и пишет очередное письмо Элфиасу. И ответ на письмо Николася Фламеля, спрашивающего мнение Альбуса по поводу последнего эликсира, способствующего заживлению следов от пламени дракона.
Утром Альбус ест в одиночестве. Ариана спит до четырех-пяти дня. Жара ее очень утомляет, да и в ее питье оба брата добавляют успокоительные травы. Потом Альбус все же не выдерживает и идет лечить несчастную траву и умирающий вьюнок. И именно за этим занятием его и застает Батильда.
- Альбус, дорогой! Я тебя не сильно отвлекаю?
- Доброе утро, тетушка Батильда. Вы меня нисколько не отвлекаете.
- Тогда я хочу тебя кое с кем познакомить. Это чудесный мальчик, он тебе очень понравится! – Батильда поворачивается, машет кому-то рукой. Вьюнок загораживает Альбусу обзор, и пока что «чудесного мальчика» он не видит. 
- Не сомневаюсь.
Альбус сомневается, но Батильде знать об этом не обязательно.

Отредактировано Charles Xavier (2018-11-27 06:39:03)

+1

3

[nick]Геллерт Грин-де-Вальд[/nick][status]Расхититель Хаоса[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untivaatled-1.1543231179.png[/icon][sign]

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231706.gif


Вместе мы перепишем историю и создадим новый мир...

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231761.gif

[/sign]
Дом Батильды это ужасная удушливая конура, в которой нет возможности даже навести остужающие чары. Геллерт любит когда действительно холодно, чтоб аж до пробирающей боли в костях, тогда разум всегда бодрый и можно сосредоточиться на своих планах. Но он не может сейчас колдовать, не перед своей бабкой, чтобы сохранять образ послушного мальчика. И хоть палочку, которую ему купил отец, отобрали еще год назад, у него все еще остается невербальная магия и палочка, которую ему купил один из выпускников Дурмстранга. Кессел Бойлиш настолько наивен и предан, что иногда Грина даже раздражает столь частая переписка с французом. Его совы стали прилетать почти сразу, стоило Гриндевальду заявится в Годрикову Впадину. На самом деле эта та еще дыра, как и дом старой бабки. И если бы он только мог залезть в мысли старухи без этих жарких дней под видом страдающего юноши от несправедливых обвинений, было бы куда проще.
- Геллерт! Душечка моя! – Грин чуть ли не давится дымом, поспешно вытряхивая за подоконник остатки табака из трубки и едва успевает засунуть ее и палочку под постель, когда Батильда открывает дверь без предупреждения. Эта несносная бабка никогда не стучит в двери, и, кажется, считает себя в полном праве распоряжаться даже самим Гриндевальдом.
- Да, тетя, - На лице Геллерта самая идеальная улыбка, ничего не выражающая, но Батильде хватает, она вообще верит всему что делает и говорит Гриндевальд.
- Мой дорогой мальчик, перестань просиживать в своей комнате такие очаровательные деньки! – Тетушка бодро окидывает взглядом юношу, недовольно хмурится замечая его расстегнутый воротничок мантии, и Гел не меняясь в лице тут же его поправляет, - И чем, скажи мне, будь добр, это так странно пахнет в твоей комнате? Ты что, жег ладан? -  Она определенно похожа на отца по поведению. В моменты, когда его разум не замутнялся настолько, естественно. Но Геллерт привык к такому отношению и отвечает женщине только легкой улыбкой.
- Что-то вроде того, моя тетушка. Этот запах напоминает мне дом, - Пустынный и здоровенный замок на отшибе Шотландии, где никто не живет, и, если бы не домовики и магия, он бы давно сошел с горы вместе с лавиной снега. Геллерт лукавит, этот замок он терпеть не может, потому что он связан с самыми отвратительными днями в его жизни. Портрет отца над камином в главном холе до сих пор вызывает у Грина легкую тошноту и дурные мысли. Но из странных мазохистских замашек он не смеет его завесить до сих пор, чинно кланяясь живому портрету Николя каждый раз. Гребанная Шотландия, гребанный род Гриндевальдов.
- Пойдем, мой мальчик, я обязана тебя познакомить с особенными представителями древнего магического рода, - Когда бабка начинает так говорить, можно ожидать лекцию о истории магии, которую Геллерт знает ничуть не хуже самой бабки, но каждый раз слушает так, будто испытывает благоговение и трепет. Располагать и обольщать людей он научился еще в школе.
- Конечно, тетя, как скажите, - Батильда его даже не слышит, только хватается за лацкан жакета и тянет прочь из комнаты, Геллерт едва ли успевает приманить к себе палочку и трансмутировать трубку в кольцо. Если они сейчас выйдут под палящее солнце, ему определенно нужна порция никотина и серьезные причины не раздумывать о том, чтобы убить эту нудную старуху.
Дары смерти.
Конечно он помнит о палочке и только благодаря мыслям о ней до сих пор строит из себя послушного и внимательного внука. Батильда продолжает что-то нести, но Грин ее почти не слушает, только щурится на яркие лучи солнца и прикрывает рукой-козырьком глаза. Жарко, палит от души, и сейчас точно время не для прогулок. Кто вообще в здравом уме выйдет под палящее солнце в такой день? Но Батильда даже повязывает платок на голове, вызывая у Геллерта преждевременное ощущение подступающего удушья.
Спокойно, она просто старая женщина.
И Гел улыбается так мягко, насколько может это представить. Они бредут по тропинке в самом теньке, пока не выходят к невысокому заборчику обтянутому чахнущим вьюнком, и дом за подобной изгородью кажется Геллерту таким же убогим как и конура Бегшот.
Чего Гриндевальд не ожидает услышать, так это приятный мелодичный мужской голос на той стороне. Батильда зовет его «Альбусом» и Грин только отводит взгляд в сторону, едва не морщась. Что за старая мода на латынь? Человек носящий подобное имя должен быть действительно «Белым» иначе…
Мысли из головы вылетают сразу, когда Геллерт сам делает шаг к вьюнку и забору. Чтобы этот Альбус не знал, выглядит он как напыщенный индюк. И смотрит на Гриндевальда с таким же нескрываемым скептицизмом и превосходством. Грину этот взгляд знаком еще со школы. Многие выпускники, считающие что он мальчишкой не смог бы им противостоять, не даром поплатились за свои заблуждения.
Грин давится от злости, сцепляет зубы практически до скрипа и в одно движение оживляет несчастный вьюнок, не используя палочку намеренно. Пусть деревенский мальчишка утрет себе нос, кем бы там Батильда его не считала, на Белого он не тянет никак.
- Геллерт Гриндевальд, - Грин отвечает так, как отрезает, без спросу проходит на чужую территорию дома и щурясь окидывает скудную обстановку такого же увядающего сада, - У вас нет домовых эльфов? Почему ты сам убираешь в саду?
- Геллерт! Мальчик мой, разве так можно? Альбус, прости его, он несколько у меня нелюдим.
- Простите тетушка, я просто любопытный, - Гриндевальд отвечает самой елейной улыбкой тетке и снова стреляет испытывающим взглядом в Альбуса, делает шаг и оживляет траву под ногами, и даже этот воняющий тухлой водой маленький пруд используя всю ту же невербальную магию. Батильда охает, ахает, а потом пожав плечами желает Альбусу хорошего дня и просит «мальчиков» не шалить.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-11-27 18:10:47)

+1

4

[nick]Альбус Дамблдор[/nick][status]лимонная долька[/status][icon]https://i.imgur.com/CBl0fR5.png[/icon][sign] Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли.https://i.imgur.com/hSNvfAq.gif[/sign]У Альбуса к его «почти что восемнадцати» есть всего четыре слабости. Первая – это семья, которой он лишился. Второе – это умные люди. Третье – это магия. Четвертая – все красивое. И пятое – сладости.
Геллерт Гриндевальд, определенно, очень красив. И несомненно владеет магией, причем невербальной. И владеет очень хорошо, потому что с вьюнком не происходит ничего такого страшного. Ариана, например, тоже использует невербальную магию, но ее внутреннее сопротивление превращает любое заклинание в проклятие. Например, на прошлой неделе она превратила несчастный вьюнок в хищные ловчие сети.
Геллерт явно бросает Альбусу вызов. Мол, смотри, какой я, что я умею. От него за версту разит высокомерием и презрением. Альбус встречал таких. И, что уж скрывать, сам в свое время грешил подобным. Еще бы, такой молодой волшебник и такой талантливый. Альбус с пятнадцати лет печатался в магических журналах, посвященных алхимии, трансфигурации, чарам и истории. Любимчик учителей, пример для других учеников – впору было возгордиться. Только Альбуса жизнь жестко осадила, сбила корону и запихнула сюда, в эту глушь… И все же он не может не отреагировать. Никак не может.
Альбус хмыкает, изгибает бровь и засовывает палочку в карман. Невербальная так невербальная. Он касается кончиками пальцев вьюнка, и тот тянется навстречу. По зеленой завесе проходит легкая волна, и вьюнок расцветает белыми мелкими цветами. После этого Альбус неторопливо проходит к прудику, берет несколько камней, складывает ладони лодочкой и через пару секунд выпускает в воду стайку ярко-алых мальков. Отряхивает руки, оборачивается к Геллеру и протягивает ему ладонь.
- Альбус Дамблдор.
Пальцы у Геллерта очень холодные. Альбусу даже хочется потянуть время, потому что держать руку Геллерта в такую жару приятно. Но он поспешно засовывает руки в карманы. Кивает и улыбается уходящей Батильде, после чего вновь переводит взгляд на своего гостя.
- Я принесу лимонад. Можешь присесть.
Альбус указывает на заднюю веранду. Она всегда находится в тени, там стоят удобные плетеные кресла и маленький столик. Альбус достает палочку и, проходя мимо веранды, вызывает легкий ветерок. Это он-то одет в легкие хлопковые штаны и тонкую рубашку, расстегнутую почти наполовину. Еще и рукава закатал. А Геллерт запакован так, словно собирается на встречу с самим министром магии.
На кухне Альбус ставит на поднос графин с холодным мятно-цитрусовым лимонадом и два стакана. И большую глубокую стеклянную миску, где вперемешку свалены коробочки с шоколадными лягушками, засахаренные лимонные дольки и какие-то маггловские конфеты в ярких обертках. Тащит поднос Альбус сам, без помощи магии. И тем более без помощи домовых эльфов, которых у семьи Дамблдор попросту не осталось. Они погибли. От той же магии, что и Кендра. Но Гриндевальду это знать не обязательно.
- Угощайся.
Альбус плюхается в свободное кресло. То поскрипывает, но держится. Хотя, конечно, и его надо бы обновить. Как и всю мебель. Как и занавески на окнах. Как и весь этот дом. Как и жизнь Дамблдоров в целом.
Альбус разливает лимонад, сует в рот какую-то конфету. Молчит, разглядывая Геллерта. И без стеснения задает вопрос, который вертится у него на языке с того самого момента, как он увидел Гриндевальда.
- И как, стоило оно того? Дала тебе темная магия то, чего ты хотел?
Альбус хорошо учился. И он много знает. Этот белый глаз с алыми прожилками – плата за искусство, порицаемое магическим сообществом. Или цена какой-то ошибки. Но Дамблдор о Гриндевальде слышал. Читал в газетах о его исключении. Конечно, статье не стоило верить полностью – Геллерту приписывали чуть ли не убийства. А вот в то, что он нарисовал на стенах Дурмсланга объединенный знак Даров Смерти – это был факт. Ну да, чудесный мальчик. Несомненно.
- Ты здесь в ссылке? Или так, на лето приехал к Батильде?
У Альбуса много вопросов. Он очень любопытен. А Геллерт – как очередная загадка, которую хочется разгадать. Подобных ему в Хогвартсе Альбус не встречал. Такие как Геллерт попадали в Дурмсланг, славящийся своей чуть ли не военной дисциплиной. И… Ну да, Альбусу интересно все, и он вовсе не против сунуть свой нос туда, куда, возможно, его засовывать не очень правильно и не очень вежливо.
- Попробуй лимонные дольки. Я сам делал. Очень вкусно получилось.

+1

5

[nick]Геллерт Грин-де-Вальд[/nick][status]Расхититель Хаоса[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untivaatled-1.1543231179.png[/icon][sign]

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231706.gif


Вместе мы перепишем историю и создадим новый мир...

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231761.gif

[/sign]
Чего Геллерт не ожидал, так это встретить в таком месте столь неординарную личность. Об Альбусе Дамблдоре довольно часто писали в Магическом Вестнике, а уж его научные статьи в «Тайнах магии» печатать стали еще несколько лет назад. И Геллерт готов признать, каждое из его открытий и исследований действительно стоило своей славы.
Он бы идеально подошел для поисков Даров Смерти.
В Дурмстранге слишком мало учеников и преподавателей способных поверить в правду существования столь могущественных артефактов. Гриндевальд уверен более чем, они все существовали и их нужно всего лишь найти.
Но чего Геллерт еще не ожидал, так это неприкрытого любопытства юноши, и его интереса к вызовам. Они оба владеют невербальной магией, что довольно редкий факт, освоить ее на таком уровне довольно сложно, особенно в таком возрасте, но Геллерт всегда любил эксперименты и за свои исследования и игнорирование узколобости магического общества, поплатился.
Но Альбус Дамблдор точно не такой. Геллерт намеренно сжимает его горячую ладонь в своей руке, стараясь задержать взгляд на голубых глазах. Сущий ангелочек, прилежный ученик и выдающийся выпускник. Какое впечатление он мог сложить о самом Грине, несомненно зная его историю? Не самое приятное, но для Геллерта это даже своеобразный вызов. Он всегда был бунтарем и не раз нарывался за это на бесконечные попытки отца приучить его к настоящей дисциплине. И спасибо Николя, ему удалось научить сына ничего не боятся. И не иметь никаких моральных границ.
На все реплики Альбуса Геллерт отвечает подчеркнутым молчанием, разве что не сдерживается от выразительного изгиба брови, когда волшебник пускает по старой веранде приятный холодный ветерок. Становиться чуточку легче, но Геллерту по прежнему дурно от подобной жары, и предложение выпить холодного лимонада кажется практически издевательским.
Геллерт все время смотрит на Альбуса, изучая его фигуру, его поведение, взгляды и даже невербальные знаки тела. Чтобы в жизни Дамблдора не случилось, он очень устал. И, разумеется, Гриндевальд слышал о странной трагичной кончине его матери и кажется, что-то припоминал об Азкабане и его отце. Ничего подробного, всего лишь старая маленькая заметка в Магическом Вестнике. Но Дамблдоры действительно известны среди английских магических кругов.
— И как, стоило оно того? Дала тебе темная магия то, чего ты хотел?
- Что забыл здесь ты? В таком старом доме? Даже и не скажешь, что он принадлежит чете Дамблдоров, - Что ж, они похоже обменялись «любезностями» по полной. Геллерт не успевает даже нахмуриться, совсем не ожидая прямого интереса к его степени увлеченности темной магией.
- А как думаешь? Получил ли я все, что хотел? Мне нравится мой глаз, Альба, – После небольшой паузы Геллерт не выдерживает и снимает кольцо чтобы трансфигурировать его в свою трубку. Косой взгляд в сторону дома Батильды выдает опасения юноши по поводу того, что ей не положено знать о его вредных привычках, но то, с какой уверенностью Грин забивает табаком трубку и подкуривает прямо от пальца, говорит, он делает это давно и осмысленно, а не для того чтобы покрасоваться перед Альбусом. Тонкие пальцы Грина вцепляются в воротничок, потроша его сразу на пару пуговиц обнажая горло и ключицы, и только тогда он с видимым удовольствием выдыхает первое облачко дыма, практически растекаясь в скрипучем плетёном кресле.
- По-твоему, я похож на робкого мальчика, которого можно за плохой проступок сослать в такую глушь? – Геллерт не сдерживает насмешливого взгляда, коситься на предложенные Альбусом сладости и ныряет в вазу не глядя, отправляя в рот сразу несколько лимонных долек. Сладкое он не любит, но, если Дамблдор настолько делает упор на угощение, значит хочет понравиться, а значит…Стоит подчеркнуть, как это вкусно. Манипулировать людьми еще одна привычка, и Геллерт не гнушается оттачивать это искусство при любой возможности. Тем более, такой талантливый волшебник бы ему пригодился. Он кажется гораздо более интересным собеседником чем Кессел или еще парочка суровых болгаров из Дурмстранга.
- Ты слышал о том, кто именно похоронен в этой деревушке? Один из братьев Паверелл, который по легенде получил от Смерти один из даров. Старшая палочка тоже отсюда, - Геллерт закрывает тот самый белый глаз, превращаясь всего на несколько минут в свою старую версию невинного мальчика, который скорее верит в сказки, чем всерьез занимается расследованиями и поисками могущественных артефактов.
- Она действительно была здесь. Но сейчас ее нет, - Это тоже маленький вызов, чтобы просто посмотреть, как быстро на лице Альбуса возникнет сомнение, и он тоже посчитает Гриндевальда спятившим из-за темных искусств магом. Но что-то такое все-таки мелькает в разных глазах Геллерта, когда он больше не прячет свой взгляд, такая впечатляющая самоуверенность и насмешка, что будь Альбус действительно умнее других, понял бы, у него есть доказательства. Иначе зачем заявлять такие почти абсурдные вещи в слух?
Геллерт Гриндевальд не только слишком самоуверен, но точно умеет хранить в себе тайны. Много-много темных тайн. И он точно видел интерес в глазах Альбуса. Но никакого страха, как у большинства сокурсников в Дурмстранге.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-11-28 19:52:38)

+1

6

[nick]Альбус Дамблдор[/nick][status]лимонная долька[/status][icon]https://i.imgur.com/CBl0fR5.png[/icon][sign] Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли.https://i.imgur.com/hSNvfAq.gif[/sign]- Что забыл здесь ты? В таком старом доме? Даже и не скажешь, что он принадлежит чете Дамблдоров.
- Отдыхаю перед работой. Отсюда недалеко до Хогвартса, так что еще и присматриваю за младшим братом.
Альбус не говорит о сестре, хотя понимает, что скрывать ее не сможет. Батильда знает об Ариане, значит, скоро будет знать и Геллерт. Но Альбусу хочется оттянуть этот момент, как-то вывести и без того настрадавшуюся сестру из возможной зоны интереса кого бы там ни было. К тому же он не врет. Просто не говорит всей правды.
- Альба?
Дамблдор удивленно и недоверчиво смотрит на Гриндевальда. Так его называют только близкие друзья. Точнее, один друг – Элфиас. Ему можно так фамильярничать, Альбус сам разрешил. Но Геллерту, кажется, плевать на личные границы. Значит, на ответное нарушение он отреагирует адекватно. Альбус чуть щурится, присматривается к лицу Геллерта и лучезарно улыбается.
- Ну да. Хороший глаз. Очень необычно выглядит. И ресницы, как шкура у зебры. Ты видел когда-нибудь зебру? Это такое маггловское животное черно-белое. А у тебя белое и темное золото.
Глаза Геллерта Альбуса действительно притягивают, причем сразу по двум причинам. Во-первых, это очень красиво. Белая радужка, красные узоры. Ресницы эти, начавшие белеть. Во-вторых, это очень, очень интересно – Альбус хорошо разбирается в защите от темной магии, но избегает ее использования. Если бы с ним самим произошло что-то такое, он бы попытался скрыть глаз. А Гриндевальд этим гордится. Демонстрирует.  Вытаскивает наружу своего дьявола, который тут же искажает ангельское лицо.
Геллерт тем временем закуривает, а Альбус наконец-то вспоминает о лимонаде. Пьет, довольно улыбается… И направляет ветер в сторону Гриндевальда, чтобы дым относило в сторону. Дамблдор не курит и не любит запах табака. Ему гораздо больше нравится запах имбиря и лимона. И своего любимого одеколона – он пользуется им каждый день, переливая из новой бутылочки в старую. Ту самую, которую подарила ему мама.
Альбус видит во взгляде Геллерта неприкрытый интерес. И, стоит сказать, ему это очень нравится. Хотя к чему он привык, так это к такой реакции окружающих. Альбус красив, очень молод и чертовски талантлив – он всегда притягивает к себе восхищенные взгляды. Но Геллерт – другое дело. Он высокомерен, как ученики Слизерина, но более откровенен, и не маскирует свои эмоции под, например, презрение.
Геллерт резко меняет тему, и Альбус в очередной раз удивляется. Меньше всего он сейчас ожидает услышать нечто подобное. Дары Смерти, подумать только! Кажется, исключение из Дурмсланга только поспособствовало повышению интереса Гриндевальда к этой теме. Сначала он рисовал на стенах знаки даров, а теперь вот приехал сюда. Зато все сразу становится на свои места. Значит, не ссылка, не желание навестить престарелую родственницу. А расследование. Интерес Альбуса возрастает в геометрической прогрессии. К тому же он сам интересуется Дарами. Оживляющим камнем, если точнее. Мощнейшим магическим артефактом, который сможет вернуть маму – и семью, по которой Альбус скучает.
- Вообще-то здесь похоронен Игнотус Паверелл, младший из трех братьев. Тот, кому принадлежала мантия невидимости. Старший брат похоронен не здесь. Где его могила неизвестно, но палочки там точно нет. Бузинная палочка переходит из рук в руки, и никому неизвестно, где она сейчас. Как и камень. Так что если ты ищешь палочку, то ты не по адресу… Хотя…
Альбус мгновенно «включается». Последние полтора месяца он не маг, а нянька. Примитивные заклинания, переписка с магами, какая-то несложная работа – статьи в основном. При Ариане колдовать нельзя, это делает ее нестабильной… ААльбус скучает. Ему кажется, что он тратит время впустую. Что все эти бытовые обязанности и уход за сестрой забивают, зарывают его талант. А ведь он в том возрасте, когда маги становятся на путь великих свершений.
- Игнотус вел дневник. Весьма подробный, как говорят. Сначала его дневник был семейной реликвией, потом его поместили в родовой склеп. Там может быть сказано, кому он передал мантию. И о других Дарах тоже… или он не в склепе, а в музее? Не помню. Но в архиве точно есть записи. Можно сходить и посмотреть. Ты завтра утром свободен? Я могу отправить сегодня сову с запросом, тогда завтра нам уже достанут документы.
Альбус действительно загорается. Причем настолько, что забывает спросить у Геллерта, а зачем ему, собственно, Дары. И вообще не ставит под сомнение то, что искать их они будут вместе. А как иначе-то? То, что они знакомы минут десять как, пять из которых Альбус  потратил на кухне, Дамблдора и вовсе не смущает. Подумаешь, мелочи. С  Элфиасом Альбус подружился вообще за пару минут, еще до распределения на факультеты.

+1

7

[nick]Геллерт Грин-де-Вальд[/nick][status]Расхититель Хаоса[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untivaatled-1.1543231179.png[/icon][sign]

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231706.gif


Вместе мы перепишем историю и создадим новый мир...

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231761.gif

[/sign]
Геллерта тянет на смех сразу, стоит Дамблдору заговорить о Дарах и братьях Паверелл. Убежденность Альбуса в том, что он знает все касательно этой истории, даже несколько забавляет. И разочаровывает. Потому что ничего на самом деле волшебник не знает, и, скорее всего, даже не пытался разобраться в действительном существовании подобных артефактов.
Но его энтузиазм и желание покопаться в этом почти сразу извиняют за невежество и самоуверенность.
- Альба, ты меня поражаешь. Ты думаешь я настолько не образован чтобы не разбираться в магловских животных? – Сравнение с Зеброй Гриндевальда даже удивляет. Он пока еще не решил, оскорбиться на то, что в голову Дамблдора пришло столь странное сравнение, не какая-нибудь там фантастическая тварь, а именно зебра. Ничего, он еще это припомнит, поставив в тупик Альбуса своими собственными сравнениями.
- Знаешь, что я тебе скажу, Альба? Ты ничегошеньки не знаешь. Как и все магическое общество, - Гриндевальд срывается на хриплый смешок, пускает в воздух густой клубок дыма и создает из него фигурку тех самих Даров Смерти. Круг вписанные в треугольник и разбитый черточкой – палочкой.
Бузиновая палочка - это не просто мечта для Геллерта, это цель, которую он готов воплотить в ближайшие же годы, и он совсем к ней близок. Он практически чувствует ее вес в руках, нужно только больше приложить усилий и найти того несносного воришку.
- Я нашел того последнего владельца бузиновой палочки. Ты же знаешь, нас всех хоронят вместе с нашими палочками. Но ее не было при этом маге. Темный маг, увлекался некромантией, отчасти, это мне и помогло. Но ее не было там, Альба. Кто-то забрал ее до меня, - Гриндевальд снова пускает густой клуб дыма, неожиданно касается мизинцем своего безобразного глаза и щурится, ощущая сейчас не просто интерес собеседника, но и полное превосходство над ним.
- Ты достаешь нам документы, а я покажу тебе то, что видел я, идет? – Гриндевальду это кажется вполне равноценным обменом, даже если это кусочек видения, который пришел к нему полгода назад, из-за чего он чуть не поплатился пальцами на магической дуэли. Не смотря на свое отчисление Геллерт продолжает собирать своих сторонников и отстаивать свою честь среди бывших сокурсников. В Дурмстранге его не любили. Многие и было за что. Гриндевальд никого никогда не жалел, испытывал прямо на своих товарищах новые заклинания, и нисколько не испытывал угрызений совести после утраты нескольких жизней. Безусловно он никого не убивал напрямую. Одного он лишь травил, испытывая яды в течении полугода, второго подговорил на темный ритуал, результат которого использовал себе в угоду. А то, что мальчик зачах через пару месяцев, что ж, так случилось, он был слабаком. Знать об этом Альбусу необязательно, но кое-что Геллерт ему все-таки покажет.
Волшебник садится в кресле прямо, берет стакан, ставит перед собой и касается кончиком длинной трубки своего виска, вытаскивая кусочек воспоминания, оно стекает серебристыми светящими каплями прямо по стеклу. И стакан усиленно начинает потеть. Будто руки Геллерта холодные-холодные. Как и его белый глаз, которым он Альбуса буравит немигающим взглядом.
- Выпей. Но не спрашивай, как я это узнал. Если не глупенький, догадаешься, - Довольно сложно распознать чье именно это видение, если ты не сталкивался с провидцами и пророками раньше. И тут есть большая разница. Пророчества пророков это - предупреждения, то, что еще можно изменить, а вот предвидение провидца - это констатация факта.
Геллерт пока еще не освоил этот дар, и крайне не любил распространяться о своих возможностях и попытках развить его. Но Альбус Дамблдор стоил того, чтобы рискнуть, он стоил того, чтобы приложить усилия и очаровать его своим разумом, привлечь к своим идеям.
- Волшебники угасают. По сравнению с прошлым столетием нас стало гораздо меньше, Альба. Я хочу сохранить этот мир, развить нашу силу, как в былые времена. Разве тебе не надоело прятаться в тени маглов? Разве тебе не надоело бояться за свою сестру? – Геллерт знал. Батильда имела плохую привычку болтать за ужином обо всем, о чем бы, по мнению Гриндевальда, стыдно было бы даже думать. Но он знал о Дамблдорах немного, достаточно чтобы надавить на больное, сразу же предлагая лекарство.
- Тебе не надоело думать о том, что подумают другие? Этот мир нуждается в новой силе. Дары Смерти, о, они бы встряхнули его. Если бы только магическое общество знало, куда им стоить смотреть, - Гриндевальд конечно не говорил напрямую о себе, лишь подливал масла в огонь. Косился на Альбуса, улыбался, махал рукой, мол, нет-нет, забудь, я так, просто выражаю свои мысли о прекрасном будущем. И сам же знал, как может отреагировать собеседник на подобное. Конечно не забудет, запомнит напротив.
- Хотя это не мое дело, просто я сочувствую каждому. Это почти как оказаться в моей ситуации. Выгнать за то, что я всего лишь расширял свои знания. Ты же знаешь как относятся в Англии к Темным Искусствам. В Америке, я слышал, от них даже защиту не преподают, - Что очень удобным и поразительным кажется Геллерту. Там словно отстали в развитии даже больше, чем в снобской Англии, где в Хогвартсе, как он знал, до сих пор разрешены телесные наказания за проступки. В Дурмстранге дисциплина прежде всего, а если наказывают, то черной работой и без палочек. Впрочем, для Геллерта это никогда не было проблемой. Невербальной магией в институте магии даже не все преподаватели владели.
- Давай же, посмотри, и ты узнаешь все сам, - Геллерт соскальзывает с кресла плавно, и обходит Альбуса чтобы бессовестно присесть на край перила, причем делает это так изящно, словно совершенно не боится навернуться с Дамблдором из-за столь обветшалой мебели. А еще он видел как Альба смотрит.
От Геллерта пахнет табаком, хвоей и терпким вкусом лесных орехов.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-11-29 00:14:15)

+1

8

[nick]Альбус Дамблдор[/nick][status]лимонная долька[/status][icon]https://i.imgur.com/CBl0fR5.png[/icon][sign] Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли.https://i.imgur.com/hSNvfAq.gif[/sign]- А почему бы и нет? Многие чистокровные маги понятия не имеют о том, как живут магглы. И тем более об их животных. Откуда мне знать, чем ты интересуешься? Мы знакомы то…
Альбус пожимает плечами и легкомысленно отмахивается, когда Геллерт утверждает, что он ничего не знает о Дарах. Альбус знает. И знает очень много. Вот только не о палочке. Палочка Альбуса совершенно не интересует – он верит в то, что великими маги становятся не благодаря проводникам магии.  А благодаря личным качествам и способностям. Так что Дамблдора интересует только камень. Ну и чуть-чуть – мантия невидимости. Только не от Смерти прятаться, а для сестры. Чтобы она могла выйти за пределы двора, не боясь, что ее увидят и снова обидят.
- Я много знаю. Просто палочка не представляет для меня интереса. А ты, как я вижу, на ней совсем зациклен. Хочешь стать самым великим магом современности?
Амбиции… Альбус любит амбициозных. Он и сам весьма амбициозен, куда уж без этого, так что эта черта характера Гриндевальда ему очень даже импонирует. Как и то, что он весьма серьезно относится к поиску информации. Разве что некоторые вещи смущают.
- Ты что, вскрыл могилу?
На лице Альбуса читается отвращение. Даже среди магов такие вещи считались мягко говоря нехорошими поступками. Потревожить мертвого, тем более некроманта… Такие и проснуться могли. Вернуться призраками или проклятием. Да и в принципе как-то… неприятно.
- Кошмар. Надеюсь, ты хоть могилу потом в порядок привел? Кстати как там, защитные чары стояли?
Альбусу сложно скрывать свой интерес. Подобные вещи несмотря на всю свою мерзость чем-то неуловимы притягательны. Наверное тем самым, что Альбусу недоступно. Вседозволенностью. Своеволием. Свободой. Вызывающей наглостью. Да, это вполне подходит Гриндевальду – дополняет, так сказать, образ.
Если бы Элфиас сейчас был здесь, он бы сделал все, чтобы увести Альбуса подальше и не позволить ему общаться с Геллертом. Воспоминания о друге заставляют Дамблдора на мгновение усомниться в полезности знакомства с Гриндевальдом, но… Альбус слишком любопытен.
- Если то, что ты покажешь, окажется ценным, то я достану документы. Только искать будем вместе. Тебе – палочку, мне – камень.
Вообще-то Альбусу не очень хочется пить чужие воспоминания. Он больше любит Омут Памяти – у него есть такой. Небольшой котелок, куда он убирает самое важное и ценное. И он бы никому не позволил коснуться своей памяти. А Гриндевальд не просто позволяет – предлагает. Альбус с сомнением смотрит на стакан и нерешительно протягивает к нему руку. И замирает, когда Геллерт упоминает об Ариане.
Это как удар под дых. Самое слабое место. Самое болезненное. Только вот Гриндевальд ошибается. Альбус не боится за свою сестру. Он опасается того, что она может сделать с теми, кто ей не понравится или кто ее испугает. Конечно, опасения за ее безопасность присутствуют, но… Есть же он сам и Аберфорт. И на дом наложены заклятья, которые ее защищают, а выходить куда-то она и сама не хочет. По крайней мере пока что. А там…
Слова Геллерта сразу же находят отклик в сознании Альбуса. Потому что Геллерт прав. Не во всем, конечно. Альбус не видит ничего плохого в том, чтобы разделять мир магов и магглов  - по большей части. Но он не понимает, почему запрещены смешанные семьи. Чем плоха любовь? О, у Альбуса очень много вопросов. Почему можно бить детей за ошибки, которые они совершают просто в силу возраста? Почему школьный курс предполагает линейное мышление и забивает инициативу тех, кто способен думать нестандартно? Почему Министерство никак не хочет изменить свои средневековые законы? Ведь мир меняется, в том числе и магический. Социум развивается,  прогресс не стоит на месте. И власть тоже должна меняться. Альбус не понимает, почему сквиббы считаются отбросами – неужели так плохо родиться магглом? Дамблдор знал магов, которые не стоили и мизинца честного, хорошего, работящего обычного человека. А что волшебники делают с магическими животными? Убивают, эксплуатируют, используют. А они ведь живые. Они чувствуют.
Если в чем Геллерт прав, так это в том, что кто-то должен все это изменить.
Кажется, Гриндевальд умеет читать мысли. Он начинает улыбаться, подходит ближе и чуть ли не силой впихивает стакан в руки Дамблдора. Альбусу кажется, что дымка пахнет чем-то прелым. А вот от Геллерта пахнет очень приятно. Что-то хвойное, лесное. И табак. Тяжелый аромат, обволакивающий. От Альбуса пахнет совсем не так. У него одеколон с нотками океана. А еще от него пахнет свежими цитрусами, колокольчиками и немножечко книжной пылью и старыми пергаментами.
Когда Альбус пьет, у него сразу же начинает кружиться голова.
… Дамблдор выныривает из видения минут через десять. Его слегка трясет, ему холодно даже несмотря на удушающую жару. Какое-то время ему кажется, что он все еще там, на кладбище. Стоит за спиной Геллерта и разговаривает с духом последнего владельца самой могущественной палочки на свете. Дух рассказывает о своем величии и могуществе. Говорит и о том, что умер своей смертью и был похоронен вместе с палочкой. Но что ее забрали. Кто-то забрал. Он не знает, кто.
Альбусу все еще кажется, что одновременно с этим он видит Геллерта, оглаживающего белыми подрагивающими пальцами темное дерево той самой, сокровенной палочки. И это не фантазия. Это воспоминия… о будущем?
Альбус дышит на ладони, растирает их, чтобы согреться. Геллерт все еще сидит на подлокотнике кресла. Дамблдор запрокидывает голову.
- Провидец, значит. Редкий дар.
Геллерт улыбается, хочет что-то сказать, наклоняется… И старенько кресло не выдерживает и с громким «КРЯК» разваливается на части. Альбус от души прикладывается затылком о сухие доски веранды, сверху на него валится Геллерт, и Дамблдор неожиданно заливисто смеется.  Это так глупо и так смешно. Все эти разговоры двух «великих», поверженных на землю рассохшимися ивовыми прутьями…
- Альбус?
Дамблдор резко прекращает смеяться, спихивает с себя Геллерта, поднимается на ноги и судорожно отряхивается.
- Все в порядке. Кресло сломалось.
Ариана кивает и тут же закрывает дверь. Кажется, Гриндевальд ее испугал. Просто так это оставить нельзя. Альбус поспешно кидает «приходи утром» и, не прощаясь, скрывается в доме.

+1

9

[nick]Геллерт Грин-де-Вальд[/nick][status]Расхититель Хаоса[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Untivaatled-1.1543231179.png[/icon][sign]

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231706.gif


Вместе мы перепишем историю и создадим новый мир...

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1543231761.gif

[/sign]
Не смотря, на то, что они знакомы всего час от силы, и Альбус по прежнему его не перестает возмущать местами, он так же не перестает удивлять. А в этом мире Гриндевальда уже мало что может удивить, особенно магическое общество. Все сплошь и рядом затхлое, чахнущее в своих старых порядках, чудовищных и давно бессмысленных. Только растрачивают свои силы зря!
Но Альбус внезапно оказывается уникальным самородком, и с ним Геллерт находит общие интересы моментально, стоит только заговорить. А какой у него потенциал, и не меньше амбиций. Дамблдор хочет большего от этой жизни, и все что ему мешает пока, это его семья. Сестра. Геллерту не нужно строить долгих логических цепочек чтобы понять, что здесь Альбус застрял только из-за своих родственников. Один вид этого убогого дома говорит о его обязанностях, которые ему навязаны. В этом Геллерт убежден так же сильно, как в своем праве на старшую палочку и то, что он имел право потревожить мертвого.
- Темная магия, Альба, очень тонкая и опасная субстанция, и открывается не всем. Но я уже не в первый раз вскрываю могилы и призываю мертвых. Ты увидишь, я умею справляться с подобным, - Легкое замешательство со стороны Дамблдора даже не раздражает Геллерта, в конце концов, он почти сразу забывает о том, что это возмутительное обращение с почившим, а кроме того, еще и запрещено.
- Конечно были. Но я кое-что понимаю в проклятиях, - Насколько, пока Гриндевальд не считает нужным объяснять. Слишком рано. Альбус верно заметил, для подобных откровений они знакомы всего ничего, и пояснять свою тягу к подобным экспериментам и их последствиях Геллерт не готов. Это слишком личное, а еще и опасное. Дамблдор кажется достаточно ценным, чтобы не подвергать его такой необоснованной опасности, да Геллерт, похоже, готов решить что поберег бы его, хотя, что-то в нем так и подмывает подтолкнуть Альбуса в эту сторону. Посмотреть, может ли этот волшебник мыслить быстро и нестандартно в опасных ситуациях. А будет ли он надежным? А как можно его использовать еще?
Но даже эгоистичная натура Геллерта просит быть осторожным, подождать, расположить к себе Дамблдора окончательно.
И в тоже время, что-то внутри самого Гриндевальда говорит, что они могли бы стать друзьями. Настоящими. Геллерт всегда прежде был один, не было необходимости искать того, кто прикроет твой тыл. Да и заботиться не о ком, он всю жизнь после смерти отца был один, и только радовался этой свободе. Так почему вдруг в нем возникли эти странные ощущения?
Неужели Альбус Дамблдор за каких-то пару минут дал понять, что настолько похож на него самого? Геллерт не шевелится, пока чужое сознание плавает в его воспоминаниях. Лицо рыжеволосого мальчишка перед ним кажется таким безмятежным, удивленным и простым. Ну что в нем такого? Но Геллерт буквально чувствует, как это знакомство будет самым важным за это лето. За его жизнь.
Не было еще в жизни Геллерта человека который так открыто, легко и просто желал броситься в пучину опасностей, да еще и с незнакомцем. Бумаги. Мерлинова борода, у этого паренька даже были связи. Но ведь Геллерт всегда смотрел на всех свысока, воспринимая их скорее как вещей, которые помогут ему достичь необходимого.
А Альбус Дамблдор не такой.
«Он мне нужен» неожиданная мысль даже для себя самого. И, казалось бы, стоит присмотреться к этому человеку, но Гелерт никогда не делал скороспешных выводов. Тем более таких. Это было просто предчувствием, как будто одна маленькая дорожка к возможному будущему, которое он вот-вот увидит. Ощущения от одних только мыслей были почти такими же, как перед настоящим приступом провиденья. После него Геллерт чаще себя находил на полу, коченеющего от холода, и не удивительно что не готовый к этому человек мерзнет, тем более так быстро. Геллерту даже смешно, он срывается на смешок, собираясь успокоить, но Альбус его опережает.
Догадывается о способности так легко и быстро. Даже не путает его с пророком, что приятно радует самого Гриндевальда, а ведь большая часть волшебников не делает различий в возможностях обоих даров, и чаще не видит разницы. Вот только чего они оба не ожидают, так это внезапного свержения на пол. Геллерт давится всеми своими мыслями, секундным возмущением, больно прикладывается коленями об половицы, и все-таки проклинает это рассохшееся кресло. Альбус не перестает его удивлять даже в такой ситуации, смеется, как ни в чем не бывало, и Геллерту хочется только еще больше поворчать о состоянии здешней мебели, ну, и, может чуточку, предложить уже свой помощи чтоб починить все как надо!
Весь настрой перекрывает тихий голос девушки, и Геллерт почти сразу впивается взглядом в женское лицо, едва скрытое за стеклом в двери. Арианна секунду смотрит на белый глаз, и на ее лице отображается то самое чувство, к которому Геллерт привык. Страх и отвращение.
Раздражение моментально возвращается многократной волной, стоит Альбусу сбежать, так быстро не удосужившись даже попрощаться.
Арианна Геллерту не нравится. С первых секунд, но он запрещает себе развивать дальше эти дурные мысли, подходя к дому бабки. Она сразу почует скверное настроение внука, и обязательно начнет задавать бесчисленное количество неуместных вопросов. На которые Геллерт все равно почти не отвечает.
Стоит ему войти в дом, как его атакуют назойливые эльфы умоляя вернуться к тетушке.
- Ах, Геллерт, мне так наскучило быть дома одной, пойдем, составишь мне компанию в саду, я так давно не общалась с достойной молодежью, - И Гриндевальду приходится возвращаться к образу приличного юноши, который не курит, не строит планы по захвату древних артефактов, и уж тем более не мыслит о перевороте в магическом обществе.

На утро Дамблдор влезает в комнату Геллерта прямо через окно, и выглядит до отвратительности бодрым и вдохновленным. Геллерт едва продирает глаза, отбрасывая длинную прядь волос со лба и морщится от лучей рассветного солнца.
- Мерлин, Альба, тебе кто-нибудь говорил, что в шесть часов утра порядочные волшебники еще спят?
- Ты не порядочный, просыпайся, у нас времени всего до двенадцати, – Самое удивительное в этой ситуации то, что Геллерт не оскорбляется, не ворчит, и чувствует себя так, будто с пролезшим в его дом, так бесцеремонно, волшебником, они знакомы целую вечность. А не едва ли один день.
- Твое поведение возмутило бы даже мою бабку не смотря на особую любовь к тебе, - Геллерт хмыкает, щурит один глаз, смиряя Дамблдора тем самым, белым с красными прожилками, и только потом идет одеваться. А через пять минут они уже оба стоят под дверьми какого-то особняка. Геллерт косится на вывеску и с удивлением понимает, что это магловский музей истории. И вход в него открыть только с восьми утра.
- Альба? – Но Дамблдор делает хитрое лицо, и подталкивает Гриндевальда в бок.
- Мы не можем расхаживать в таком виде по городу, нас заподозрят. Сегодня пятница, здесь с утра будет полно народу, пойдем, подберем подходящую одежду, - Что? Почему они не могут ее наколдовать? Возмущение на лица Геллерта такое неприкрытое, что Альбус сразу же срывается на смех.

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Parallel Worlds » [1899-1945][fb]: [Мы с тобою две капли разные одной воды]