Текущее время: октябрь-ноябрь 2017 г.
организационные новости:
30.11 - С Днем Рождения, Пульсовцы! Читайте наши новости, их много в теме Глас Администрации
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
27.10 - Как установить "плюсик" в нашей колонке новостей Глас Администрации
02.10 - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
>
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Люди возвращаются на Землю, жизнь постепенно начинает входить в прежнее русло. Становление политической, экономической и финансовой ситуации по всему миру.

31.08 - Возвращение людей из "Города на Краю Вечности".

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" Сам Алексей от всего этого был не в восторге. Он старался быть максимально далеко от всех этих героев и их делишек. К счастью, в правительстве делали большой упор на внутренних делах где его помощь была неоценима. Потому Шостакова и не возвращали в «большую игру» или, не дай боже, не делали своих собственных Мстителей. Да, развал «Щ.И.Т.» и все связанные с этим события заставили Алексея разбираться с некоторыми последствиями, но он всё же удерживался в стороне от всей этой геровщины чему был очень рад. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [08.12.2012] [AKA Spell my name]


[08.12.2012] [AKA Spell my name]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://media.giphy.com/media/MmsbmpOBSjOp2/giphy.gifhttps://media.giphy.com/media/XSQPdJceKYrMQ/giphy.gif

Дата, время: 8 декабря 2012 года.   Место: Нью-Йорк.
Участники:
Jessica Jones, Vanessa Carlisle.

Описание событий:
Джессика уже который год напоминает скорее собачонку на коротком поводае, но чувствует, как с каждым разом катушка разматывается все дальше, позволяя ей отходить гулять в соседний двор. Однажды шнурок лопнет и она будет готова. Другого шанса может не быть.
Вот только помощь в побегах, всегда прекрасные новости. Их не свёл не чей-то умысел, не Божий промысел, а Его Величество случай.
Когда Джессика молила ей помочь, Ванесса уже успела насытиться сполна чужим самолюбием и потеря работы - казалось сущим пустяком, по сравнению с предстоящим хаосом.

+1

2

https://mitvergnuegen.com/wp-content/uploads/2015/12/tumblr_nvt28hDMa51sprtmco2_500.gif

Утро. Рано, но не то чтобы слишком. На улице ещё темно. Джессика уверенна в этом, она наблюдает за сонным городом, через запыленное стекло, лежа на кровати. Волосы разбрелись в разные стороны, не сохраняя общей плотности, а живущие совершенно своей, иной жизнью. Одной рукой она обнимает собственное плечо, другой поддерживает подбородок - будто голова в любой момент готова отделиться от тела. Она дрожит, подобно наркоманам сидящим на игле одобрения и признания: очередная ломка, очередной приступ, очередной спазм отчаяния. Всё куда проще, именно так проходит эффект воздействия её извращенного "друга".
Новое знакомство будет зиять черным пятном всю оставшеюся жизнь в её голове. Она знает, что он подчиняет её себе, даёт себе в этом отчёт, но порой не может бороться. Хотя, стоп... Нет, всё таки бред. Максимум, что она способна себе позволить, так это упираться взглядом в одну, не существующею точку, фокусироваться на ней из всех сил - тогда она различает запахи окружающего мира, слышит голоса прохожих, видит других людей. Они РЕАЛЬНЫ, но не долго.
За время проведенное вместе, она искусно изучила все интонации шепота мужчины, различает его настроение по поступи шагов и скрипу половиц под его ногами. Находит самые туманные образу, внутри его дыхания. Больно? Да. Невыносимо? Ещё бы. Сложно называть это отношениями, сложно вообще осознанно это называть, чем бы то ни было. Все чаще и чаще, Джессика сравнивает себя с животным: вот она, милая Джесс, за стеклом, криво улыбается, демонстрирует очередное шоу, зрители получают заряд бодрости, но продолжают пялиться; вот она, истеричная Джесс, маленькая сука, с налившимися кровью глазами, готовая ломать стены, переворачивать автомобили, выбивать дерьмо из каждой хиленькой физиономии - ведь он так хочет; вот она, преданная Джесс, смиренная собачонка, не кусающая руку, что её кормит, не цепляющая поводок, гуляющая лишь по своей ухоженной лужайке перед домом, пока папочка наблюдает из окошка и если надо дергает поводок, сильно, пока она не начинает жадно глотать воздух ртом, а следом вновь слабина. Идиллия, в которой нету места для Джессики, нету места для её хныканья, для её истерик. Нету места для свободы.
В прочем, так бывает не всегда - он проявляет заботу. Кормит её - меняет миски, убеждая её в сочности прожаренного стейка, когда она давиться сырым мясом. Он способен и на большее, но измываться над ней, вот его главная забава.
Сегодня она не будет вставать, ровно столько, сколько сможет. Пока он не вернётся, пока вновь не заговорит, своим монотонным, через чур нежным голоском, вызывающим нервные колики глубоко в животе. Однако, все это будет позже - сейчас же, она лучше будет лежать, дрожать. И дело тут далеко не в трещинах окна и погнутой раме, не в холодном зимнем воздухе, идущим с улицы. Дело только в нём. Дело в Килгрэйве.

https://66.media.tumblr.com/d94c23c420924bc96778f11a56bc24bd/tumblr_o168z5Y0RW1r6s7m3o4_250.gif

- Джей, ты проспала весь день. - Как обычно сдержанный, усаживается в кресло, чтобы ловить её взгляд, но Джессика утыкается в пол.
- Не называй меня так. - Он уже давно не использует силы, она более, чем убежденна в их существовании, но томиться в догадках, почему он даёт слабину. - Ты ведь знаешь, что мне не нравится. - Вероятно уверен, что сломил её окончательно.
И не смотря на последний побег в начале этой недели, он считает, что она не совершит очередную внеплановую вылазку. Она слишком боится нарушать свод представленных законов. Боится до поры, до времени, набирается сил, составляет новый план, в перерывах между эффектов его наркотических способностей в голове и очередными ломками. А затем вновь полагается на импровизацию.
- Мы уже проходили ведь этот этап. - Как возмутить его, она знает, но прибегать не станет, пока что. Особенно когда он двигается ближе и наклоняется. Это знак. Очередной знак внимания, оказанный его королевской персоной простой бедной крестьянке. - Или ты собираешься уйти от меня?
После последних слов, тело Джессики не произвольно сворачивается в позу эмбриона - в последствии она станет просыпаться в сей позе, до самой глубокой старости, до того момента, когда конечности перестанут слушаться окончательно - защитная реакция, что-то вроде того. Она уверенна, что он вселил в неё эти действия, заложил как программу под корку или же организм так выделяет страх. Своего рода феромоны, которые проявляются в том числе и благодаря языку тела. Звучит как бред, но она не мыслит ясно. Оно просто происходит, ясно? Просто так как оно есть. Так только с ним и так начинается каждый их новый день. Новое знакомство, он всегда берёт с неё обещание и этот раз не будет исключением.
- Мхмхм. - Губы девушки не способны произносить слова, повышенное давление с его стороны, через чур высокий уровень волнения в крови. Доктор мы её теряем.
Нет, всё проще, бормотание - ещё одна реакция, сейчас он все исправит.
- Отвечай, когда я с тобой говорю, Джей.
- Нет, Кей.
- Что нет?
- Я не уйду. - Она просто вытащила эти слова из космоса. На самом же деле её губы искривились в страшной гримасе, а раздвинувшись они произнесли, что-то вроде "пошёл к чёрту", но он не позволил. Произнесенные слова всплыли перед глазами подобно облачкам, обозначающим речь героев комиксов, плотно засели в память и выдвинулись на передний план. Вот оно, проявление способностей Килгрэйва в полной мере. - Я сама не могу уйти.
Джессика добавила уже не слушающему собеседнику. Мужчина поднялся из кресла, открыл шкаф и стал активно перебирать в нём одежду, её одежду, которую, он же и купил. Как же это противно звучит, не только осознается. Британцу понадобилось ещё несколько минут, чтобы привести всё к общему знаменателю: прямиком из шкафа и к ней на кровать, по широчайшей дуге прилетело платье - самое ненавистное, жёлтое, с бретельками. Она терпеть не могла это платье, оно вызывало бурю отрицательных эмоций, а он словно знал об этом и каждый раз заставлял Джессику наряжаться именно в жёлтое, будь оно проклято. Если она выберется из всего этого дерьма, то она больше ни когда, слышите там, ни когда не наденет жёлтое.
- Надень вот это. Мы отправляемся в клуб, развлечемся не много.
Пурпурный человек покинул комнату, в которой теперь стало душно. Вероятно он внушил Джессике, что от окна не веет холодом, будто свежий воздух вовсе не поступает в помещение, но... Оно не учёл одного: Джес всё так же была неподвижна, сфокусировавшись. И она чувствовала. Чувствовала прохладу.

Больше всего Джессика, как уже разумно можно было заметить ненавидела человека, с которым сейчас бок о бок двигалась по тротуару, в коротком - сука - жёлтом платье, а ветер обдувал её ноги, пробирая до костей. Было кое что ещё: она могла терпеть сколько угодно, все его нападки, издевательства, чёртовы способности, будь он проклят, даже моменты, когда он вынуждал использовать её свои способности, для достижения поставленного им результата - это всё она стерпит, подпитываясь надеждами и мечтами о том дне, когда сбежит. Нет, даже лучше - о том дне, когда свернет ему шею: да, вот оно - идеальное завершение трагической комедии с одним актёром - Джессикой Джонс. И ни каких тебе жёлтых платьев, ни каких Килгрэйвов - их не указывают в титрах - и ни какой любви до гроба. Если прямо сегодня мир готов покатится к чертям, то она возьмёт билеты в первый ряд.
Она ненавидела, когда британец использовал свои способности на окружающих людях. К сожалению, он уже давно тронулся умом: пострадать мог кто угодно, где угодно и когда угодно. Катализатором становилось абсолютно ничтожная мелочь. Достаточно было косо посмотреть на мужчину, поторопить его или что-то в этом духе. Джессика знала, что если видишь впереди себя элегантный костюм, то следует засунуть все амбиции куда по-дальше - теперь знала - иначе вся твоя последующая жизнь рассыпется словно песок. Все зависело от настроения "творца", но наказание всегда приходило. Как и сейчас: женщина за цветочным прилавком, решила привлечь внимание потенциальных клиентов, вполне оригинальным образом, как ей показалось. Она выкрикивала, что-то вроде: как же можно оставить прекрасную даму без цветов, даже больной и хромой так не смел поступить.
Мужчина остановился, тупо уставившись на женщину. Джесс предчувствуя беду, попыталась схватить его за руку - она терпеть не могла, когда страдают невинные люди. А ещё больше печалилась понимая, что не в силах им помочь. Килгрэйв не переубедим - это она позаимствует в будущем из его характера. Такие, как он, закаляют своих спутников, восхищают и пугают - для Джесс лишь отвращение.
- Розы, прекрасные. - Начал было мужчина и Джесс хотела уже потащить его за рукав, но передумала, избрав пассивную тактику, её выпад всё равно не помог бы и она уставилась на носки своих туфель. - Шипы, ещё не успели обрезать. - Она так и не поднимала головы, абстрагируясь от мира, делая вид, что её здесь не существует. На самом деле, это делал он, только давление было ничтожно слабым, правда она отлично играла роль полной неспособности сопротивляться. - А теперь ешь их. - Последняя фраза добила Джессику и она приподняла голову.
Она видела, как женщина хватает руками бутоны и аккуратно вытаскивает прекрасные цветы из общей вазы, пока слёзы очерчивают симметричные канавки относительно носа, по обе стороны от него. Она видела, как красочные лепестки погружались в рот, а слегка прогнившие зубы, запломбированные тут и там, сжимались и разжимались. Она видела как следом в рот погружались стебли и как росло отвращение в глазах женщины, как та ничего не могла с собой подделать. Видела как подали кроваво красные капли из рта, язык не успевал их подхватить, стекали по подбородку и разбивались о деревянный пол, либо заменяли временно отсутствующие розы в вазе, окрашивая воду в пурпурный цвет. Ужасная картина, которая, как на зло не торопливо наполнялась красками, вплоть до момента, когда цвета в глазах женщины стали меркнуть. Джессика тут же отвернулась устремив свой взгляд вперёд - она знала, что произошло: она подавилась, стебель встал в горле, из-за не тщательного пережевывания или что-то в этом роде, но не могла ей помочь, ни имела права. Он не позволит, потому, могла лишь опустить голову и двинуться вперёд, рядом с мужчиной, который взял её за руку. И закутавшись в собственные отсутствующие мысли и реальные волосы, она пыталась скрыть слёзы, теперь застилающие её глаза и испещрявшие нежную кожу лица. Он всё знал, но молчал.

В зале было через чур шумно, даже не смотря, что расположились они за столиком отделенным ширмой от общего действа. Людей здесь было значительно меньше, чем внизу, на втором этаже всё было спокойнее, умиротворенное что ли. Походило на дискотеку в разгар похорон, будто музыка доносится с соседнего кладбища, где обычаи совершенно другие. Джессика поглядывала вниз на людей не знающих забот, давясь шампанским, которое, очевидно выводило её из равновесия. И ведь она не могла не пить, потому и пила. Попутно отмечая, как её спутник отстукивает сумасшедший ритм тех танцев в дыму, по деревянному подлокотнику кресла - эту привычку в будущем она так же позаимствует. Девушка, что с чёткой периодичностью меняла бокалы: уносила пустые и приносила наполненные - лучше бы с виски - с шампанским, будто выполняла очередной план Килгрэйва, но Джесс была уверена, что всему виной периодические взмахи рукой мужчины, а не его способности. Хотела верить именно в это.
Джессика ждала каждый её приход, стараясь встретиться с ней взглядом, заглянуть в её глаза и максимально возможно передать ту горечь и отчаяние, что вызывает в ней далеко не шампанское, а сама ситуация в которой, она волей судьбы оказалась. Во время последнего шествия официантки к ним, Джесс словила её взгляд ещё у бара. И пускай отчаянно пыталась выдавить из себя слезинку, того не получалось - мучения давали лишь лёгкую влагу в уголках глаз, которая, поблёскивая быстро улетучиваясь.
- Мне необходимо в туалет. - Нарушила молчание Джессика и допила содержимое последнего бокала на столе, где была хоть какая-та жидкость. Это был её шанс и она готова была цепляться за него всеми силами.
Мужчина уставился на неё, словно не понимал, что у его спутницы вообще могут быть какого либо рода физиологические потребности. Он изучал её, долго, мучительно долго, колебался, взвешивал, брал в руки своё решение и снова клал на весы, в конце концов он сдался и кивнул, то ли в знак собственного убеждения, то ли разрешения. Джесс расценила это, как позволение отлучиться из-за столика и не стала терять времени даром.
Она поднялась со своего места, поправила, слегка задравшееся платье и двинулась прочь от британца, грациозно, подобно лани манящей добычу - как ей казалось, на деле же, шатающейся походкой, еле-еле держась на ногах.
- Не задерживайся, Джей. - Его голос прозвучал, как гром среди ясного неба, её лицо перекосило, благо он не видел, она ведь была спиной к нему. Она пошатнулась ещё больше, уперлась в столик за которым, расположилась большая компания, подняла руки в жесте извинений, уж больно напоминающий "я сдаюсь, только не стреляйте" и двинулась дальше, так и не обернувшись.
- Хорошо. - Максимально спокойно, ведь она знала, если обернется, то весь её план провалиться прямо здесь и он вынудит сходить её под себя, прямо на ходу. Он уже такое проворачивал, не самые приятные воспоминания.
Джесс проходя мимо барной стойки, кинула очередной взгляд полной мольбы на официантку. Не стала сильно задерживаться на ней взглядом, знала, что он наблюдает. Рисковать не стоило, совершенно не стоило. Уголки губ пошли вниз, она угрюмо покачала головой, будто отказывалась в чём-то предложенным - со стороны и должно было походить на любезный диалог, возможно ей девушка предложила помощь добраться до туалета, пускай думает именно так - и скрылась за дверьми дамской комнаты, надеясь, что милая брюнетка поняла её именно так, как и следовало.

https://66.media.tumblr.com/2be2ebbe910b534bd300ea9d7b1abd19/tumblr_o1lqr2NHmn1qf325lo2_250.gif

+1

3

Roses are red, violets are blue
My heart is dead, I'm such a fool
Why did I fall for you?

Сегодня была не ее смена, но реалии жизни таковы, что Ванесса бралась за любую работу, все, что подвернется под руку, особо не брезгуя ничем – так сильно она нуждалась в деньгах. Когда Джимми попросила поменяться сменами, Несс без возражений приняла ее часы, умышленно позабыв сказать, что свои она не отдаст, чтобы девчонка не передумала и не предложила поменяться кому-то еще. И плевать, что она отпашет ровно четыре ночи подряд, пусть и потом будет двое суток выходных отсыпаться, не прожив и дня по собственному желанию. Если поспит, а может случиться так, что подвернется работка на стороне, а там и вновь смены в клубе. Сон для слабаков – звучало фанфарами в ее голове, пока руки с усердием оттирали винное пятно с матовой поверхности стола, готовя кабинки к посетителям.
- Сегодня работаешь на втором, - объясняет бармен с брутальным именем Кэсседи, стервятником возвышающийся за ее спиной, явно поглядывая на ее круглый задок, а не на качество работы официантки. Она чувствует, как жжет две дырки прямо на левой ягодице, и огненными цветками ожога похотливого взгляда расползается жар под коротенькой юбочкой. Это химия электрического тока взаимного желания двух людей – не узнать, не прочувствовать ее было невозможно. Закончив с пятном, с гибкой спиной брюнетка выпрямляется, плавно поворачиваясь, и подходит к парню почти вплотную, пользуясь силой своего очарования на полную. Ее обольстительный взгляд карих глаз не с меньшей охотой вглядывается в тяжелые черты лица бармена, прежде томно проскользнув снизу вверх. 
– Как скажешь, котик, - мягко мурлычит кошечка. - Ты со мной? – провокационный вопрос, пальчиками бегущий по его груди к мужественному подбородку с ямочкой, и он уже готов расплавиться жирным маслицем под лучами ее внимания. Она проводит по подбородку большим пальцем чуть вверх к щеке, улыбается и выскальзывает прямиком из едва начавших замыкаться объятий, оставляя после себя послевкусие недосказанности. Она говорит ему жестами - недопустимо при всех заводить романы, но с удовольствием увижусь с тобой, как закончу работу. Поднимается на второй этаж, не особо спеша, потому что знает, что Кэс уже идет за ней по пятам – ее самый преданный пес на вечер. Позволяя ему во всех подробностях разглядеть стройные ноги, желанные бедра и даже цвет белья, приглушенный телесной оболочкой колготок, Ванесса знала, что подсластила себе смену с новым человеком по всем канонам классики продажи привлекательного тела. И пусть. Плевать, что о ней подумают другие, но особое расположение бармена к ней было важным сегодня. Ведь это значило, что он с ней поделится чаевыми. Что ее клиентам будет особое внимание. Что ей достанутся самые лучшие столики. Что у нее после работы будет классный секс. А что еще надо привлекательной девушке, пашущей на нескольких работах без малейшего намека на клочок свободного времени и личную жизнь? Любая возможность удовлетворить свои потребности.
А вечер предстоял быть жарким и долгим. Посетителей сегодня набежало так много, что все официанты сбились с ног, пытаясь поспеть удовлетворить всех клиентов. Парочку даже вызвали с выходных, чтобы суметь обслужить всю толпу, и вот они с Джимми уже в расчете. Особенно тяжело сегодня приходилось девушкам на их длинных каблуках, что были частью их сексуальной формы. Призыв тратить больше, хотеть сильнее, восхищаться громче.
Ванесса была счастлива, что в эту смену ей достался второй этаж – клиенты богаче, суеты меньше, и внимание всяко приятнее получать от толстосумов в костюмах, чем от слащавых, чересчур моложавых мальчиков-однодневок. Их ей хватало, когда приходилось бегать в нижний бар, чтобы обновить закончившийся наверху набор алкогольного батальона. Впрочем, и привлекательных, свободных толстосумов было сегодня немного, но от этого веселая официантка не потеряла задора хруста деревянных купюр.
Мужчина, сидевший в компании привлекательной, но, по мнению Несси, слишком бледной, брюнетки, все время пил шампанское. Вернее, заказывал его – пила по большей части его спутница. И словно бы его желания задали моду всему этажу – кругом все заказывали самое дорогое игристое. Такое за ее смену было впервые, но предлагать что-то другое Карлайл не стала, мудро решив, что залежавшиеся на складе коробки игристого неплохо будет реализовать, а от нее не убудет побегать вниз почаще. В отличие от многих девушек, Карлайл на каблуках себя чувствовала как рыба в воде.   
- Кристалл опять закончился, - и вот она вновь спустилась, на этот раз, решив пояснить свое зачастившее появление у края этой стойки. - Один столик только и пьет шампанское, и еще две компашки подвалили, - уже кричит Несси, перегибаясь через барную стойку, привлекая к себе внимание биением туфельки по металлической ножке стула. Бармен услышал ее, кивнул и полез вниз за очередной бутылкой игристого, игнорируя визговатого клиента, требовавшего пинту пива. Достав красивую бутылку с дорогим вином, Джерри с сомнением посмотрел на брюнетку, уже в пятый раз спускающуюся за одним и тем же напитком. 
– Может тебе коробку сразу поднять, чтобы ты не бегала? – интересуется он, фирменным жестом вкатывая пинту пива назойливому парню, уже перешедшего на ультразвук в своих требованиях. Тот удовлетворенно бьет ладошкой по стойке, хватает кружку и несется обратно на танцпол, едва не обливая официантку пенным напитком. Ей вовремя удалось увернуться, локтями прижимаясь к стойке, спасая свою униформу от грязных пятен – пришлось бы потом стоять в туалете и оттирать юбку, теряя драгоценное время. Когда угроза миновала, девушка вновь повернулась к знакомому бармену, и с улыбкой поблагодарила.   
- Давай, буду рада, - он улыбнулся в ответ и выдвинул целый ящик. Они вышли из-за стойки, и направились наверх, пополнить стратегические запасы. На нее вновь глазели, и Несс не упустила момента, чтобы покрутить бедрами круче, чем того требовала высота ступеньки. Взгляд, который ей подарил уходящий коллега, подтвердил, что шалость удалась и стоила ее озорного настроения, а уж как ревностно зыркнул Кэсс - закачаешься.
Мужчина за дальним столиком, ставший тем самым мужчиной, вновь взмахнул рукой и брюнетка поспешила к нему с подносом, чтобы заменить опустевший бокал на свежий напиток. Этот столик выделил для нее Кэс, сказал, что частый клиент – мужчина хорошо платит, если не болтаешь, четко исполняешь его инструкции и не пялишься на его даму.
- И всё?! – спросила удивленно Ванесса, поглядывая на странную парочку, пока ее ушко щекотал своим дыханием бармен.
- И всё, крошка. Не болтай, будь внимательна – и денежка твоя, - он заправил короткий локон мальчишеской прически за ухо, хотел его прикусить, но Ванесса отвела голову в сторону и уже схватила поднос, прытко поспешив через тернии к звездам. Она стремилась обслужить вип-клиента по высшему разряду, чтобы получить крутые чаевые.
- Не вопрос, - бросила через плечо своему почитателю, уже поднося первые два фужера с шампанским к столу. Ее проницательность была одобрена внимательным взглядом и подобием улыбки, и плевать, что ей уже подсказали, как действовать дальше. Начало положено.
В клубе все также было людно и шумно, а на первом этаже, где на танцполе бесновались пьяные – под градусом алкоголя и кокаина - тела, творилась невообразимая вакханалия. Чернокожий диджей, словно колдун-вуду, управлял при помощи своей дьявольской музыки всей толпой, и стремные мысли бились по вискам внутри черепушки, когда заворожено следишь за изгибами людей в мистической дымке туманных машин. Их будто ломало, выворачивало наизнанку, выкручивало жилы – смотреть и не оторваться, жутко и прекрасно одновременно. Хотелось присоединиться к ним, и острыми коленками выдавать резкие па, погружаясь в эту дикую пляску под какофонию звуков. У нее аж мурашки по рукам пошли от ощущения запретной магии в помещении, которые она тут же прибивает ладошками, стукая себя по плечам. Не хватало только ей покориться их безумству, хватит нынче толпы зомби и без нее. У нее же была работа, которая все чаще напоминала о себе. 
Краем глаза Ванесса замечает очередной взмах того мужчины и вновь спешит туда, где хотят шампанского и не желают даже намека на лишнее слово. До этого времени она честно избегала взглядом его спутницы, меняла ей бокалы, следила за чистотой стола, но в этот раз, та словила ее в свои сети прежде, чем удалось виртуозно отвести свой взгляд. Это случилось, когда игривые пузырьки ныряли с разбегу горлышка зеленой бутылки в резное стекло под хрусталь высокого бокала, брюнетка в ожидании била каблуком по полу и рассматривала гостей большой компании за столиком возле странной пары. Их взгляды пересеклись, и стало не по себе, сколь глубокая пропасть отчаяния скрывалась в глубине темных глаз. Может быть, ей показалось, потому что в следующее мгновение, в них не было ничего, кроме удушающей пустоты. И новая волна мурашек бежит от щек к излишне стройным бокам, выдавая излишнюю впечатлительность девушки.
- Зябко мне что-то, - произносит Карлайл, наблюдая за тем, как обладательница точеной фигуры в желтом платье едва не сносит других завсегдатаев клуба, возмущенно поднявших руки вверх и обрушивших негодование в сторону пробегавшей мимо коллеги Ванессы. Та вытащила из короткого фартучка полотенчик и наскоро принялась вытирать столик, по которому расплескались коктейли из потревоженного алкоголя. Бунтарка извинилась и пошла дальше, судя по походке, она уже дошла до кондиции, когда следующий бокал лучше пропустить. Ее расшатанная походка шарнирной куклы вызвала неодобрение у Кэса, усердно натирающего бокал для пива, и сочувствие у Ванессы, весь вечер подливавшей ей алкоголь. Где-то внутри зачесалось лохматым псом чувство вины, пытаясь выгнать острыми когтями потерявшихся в ушах блох аморальности, но Несси быстро его подавила, справедливо рассудив, что люди сами выбирают, что им пить, сколько, с кем и когда. Ее святое дело удовлетворять любой каприз за их же деньги. Вот только, когда они поравнялись, и взгляд бледной незнакомки затравленным крючком попал ей прямо в душу, Карлайл пришлось отступить от своих категоричных решений и отойти на пару шагов назад, чтобы под иным углом взглянуть на парочку. Эта явная мольба во взгляде не могла быть проигнорирована, и теперь наставления Кэсседи о том, что тот мужчина не любит лишнего внимания к своей спутнице, приобретает совершенно иной смысл. Еще и этот ее странный жест головой и хмурые брови, словно Несси вслух произнесла вопиющую несуразицу, оскорбившую идеальный слух гостьи. А что если она находится в сексуальном рабстве этого извращенца, и он настолько крепко повязал ее, что не боится выходить с ней в люди, зная, что она не выдаст его? Подобного с живой фантазией (обладательницей которой Несси и была) придумать можно бесконечно много, а вот выяснить правду – шанс на миллион. Бросив профессиональный взгляд в сторону столика, делая вид, что интересуется наполненностью бокалов как прежде, Ванесса перегибается через стойку и хватает целую кипу салфеток, предупреждая бармена о своей отлучке.
- Скарлетт просила салфетки в туалете повесить. Говорит, что кончились, но ей не дойти, много народа.
- Окей, - кивает ей парень, подтверждая брюнетке состоятельность ее прикрытия. Сладко улыбнувшись своему парню на одну ночь, Ванесса неспешно с кипой в руках идет в сторону дамской комнаты, куда парой минут ранее направилась раненная пьяная Бэмби. Да, именно такое кодовое имя родилось в ее голове. И когда ладонь толкнула мягкие двери туалета, а за ними Несси не обнаружила никого, разве, что прикрытые кабинки, облегчению не было предела. Она так и застыла у панели с раковинами, чуть склонившись и держа в руках салфетки, выглядывая знакомые туфли. Увидев их в дальней кабинке в странной позе, девушка решила привлечь к себе внимание. Вышло как-то тоскливо.
- Эй, мисс, вас не смыло? Я могу Вам чем-то помочь? У меня есть салфетки, - о да, они непременно ей помогут, если мысли о сексуальном рабстве оказались верны. Хотя, если это все домыслы больной фантазии (а скорее всего так и есть), и незнакомка просто облегчала фаянсовому другу внутренности желудка, то кипа бумажек будет как нельзя кстати, поэтому Карлайл с особой интонацией добавила, встав перед дверью занятой кабинки.
- Я могу и волосы подержать. Не стыдитесь, прошу.

+1

4

https://66.media.tumblr.com/8152bcf5a92a926c8cd8b3c7abf303b3/tumblr_nxlu0vWPBO1uk21yko7_250.gif

Дверь легко подалась, будто и ждала, когда её наконец-таки отворят, но вот только там - по ту сторону, чёртовой двери не было ни черта. Абсолютно. Привычного туалета наблюдать не приходилось. За дверью ждала лишь следующая дверь и Джессика двинулась к ней, не решительными шагами, еле волоча ноги. Она приблизительно понимала, что происходит - очередной прилив способностей мистера Кея, они разбавляются с шампанским и отходят на второй план. Алкоголь берёт своё и она скорее становится пьяной, нежели чем подконтрольной. К тому же он использовал последний раз их давненько - теперь он ограничивается крайне слабым влиянием. И каждый раз, когда она превышает меру чего либо, идёт наперекор, налегает на алкоголь, через чур грубит: всё кончается одинаково. Подобное смело следует сравнивать с наркотическими приходами, только они гораздо круче.
Потеря реальности, нахождение между мирами, нащупывание грани за которой пустота и только невидимая стена удерживает разум от окончательного коллапса.
Джессика частенько маневрирует на грани, подобно асам в небе, умело крутящих бочки на далеко не самых поворотливых летательных аппаратах. И сейчас она готова к очередному расширению сознания - в конце концов это походило больше на начало начал, но она знает, что выход рядом. Ощущает его на подсознательном уровне, чувствует прямо под кожей. Следовательно она дёргает ручку двери, как только добирается до неё и открывает. А за ней... Дверь...

Возможно, сейчас Джесс даже не догадывается, как часто будет уходит в алкогольные трипы и вполне вероятно обретёт зависимость от спиртного, как полюбит темноту, но сейчас терпеть всё это дерьмо не способна. Она хочет вырваться на свет, как можно скорее, но он не думает мелькать тускло, не охотно, где-то в дали. Из-за двери, что-то проходит - да, но это далеко не свет. Щели отдают слабым мерцанием, если глаза уже привыкли. А это пока ещё вряд ли, скорее она обманывает сама себя. Заблуждения приходят всегда, когда его влияние слабеет - следует действовать, набраться мужества - как же легко говорить всё это. Прокручивая в голове очередной план, она не знала, что будет надираться до такой степени в этом клубе, она не знала, что запас шампанского не думал иссякать. И далеко не подозревала, что "мёртвая могила" окажется таким невозмутимым относительно всех её провокаций.
Хватит. Оно ведь в прошлом, там, за дверью, за двумя из них, а впереди ещё одна. Она протягивает руку, пальцы нежно оплетают ручку, металлическую - она чувствует холодок, поворачивает и дёргает на себя. Ничего не происходит. Девушка оказывается в ступоре, глупо уставившись на контур двери ярко выбивающийся из общей палитры сгустившейся тьмы. Мгновение, за ним ещё одно и лишь тогда она понимает - следует открывать её в другую сторону. Правда, она уже не будет столь нежной и деликатной - теперь она наваливается плечом и дверь со скрипом и треском, то ли прогнувшегося, то ли поломавшегося дерева -  она понятия не имеет, присутствуют ли украшения на поверхности с обратной стороны - падает на пол, обрушивая грохот во мраке. Впереди спасение? Нет, очередная дверь.

В этот раз вышло быстрее, похоже расстояние между дверьми сокращается - прекрасные новости, когда ты спешишь. Джессика открывает следующею не заботясь о плечах и о боли, что уже в них отдаёт. Хочется прочувствовать всю боль ситуации, хочется лучшей боли, чтобы было невозможно забыть её. И она будет, действительно будет - впереди ждёт коридор и следующего маяка пути, в виде двери, пока ещё не наблюдается, лишь тьма.
Передвижения в темноте весьма затруднительны, а когда у человека нет другого выхода, то и вовсе минимизируются все эмоции. Молодая, хрупкая Джесс бежала по длинному, казалось бы, бесконечному коридору, а страх не отставал ни на шаг. Что-то там было позади - вероятно плод воображения. А может быть где-то там дохнет разум? Ответ куда очевиднее, она чувствует, вновь на запредельном уровне - иголочками по косточкам внутри скелета - Кей начинает волноваться. Одета здесь она была лишь в драную простыню, босые ноги, разбитые в кровь, то запутывались между собой, то шаркая по бетонному, холодному полу отказывались двигаться напрочь. Руки в темноте пытались нащупать, что угодно, а голова каждые три-четыре шага запрокидывалась через плечо, пытаясь судорожно рассмотреть во мраке "хищника", глаза же отказывались в этом помогать. Абсолютное опустошение организма казалось бы. Зацепив ногой то ли камень, отколовшийся от стены, а может и доску, специально брошенную, на пол, с грохотом девушка рухнула на холодный пол. Кошмарный виток подсознания становился всё больше и больше явью, боль ведь увеличивалась: сердцебиение учащалось, глаза медленно закрывались, отрицая всю реальность происходящего.
Левой ладонью "жертва" страшной, жестокой, ничуть не забавной игры напоролась на разбитое стекло – рука резко отпрянула, еле слышное "ау" сорвалось с губ, она продолжила ползти вперёд. Хватит, с неё уже давно хватит, она устала, она напугана, как ни когда, сопротивляться нет сил, да и потом, она хочет к маме! Как всё это произошло с тобой, маленькая? Она пыталась уцепиться за мысли плавающие вокруг, застывающие в белоснежных облаках, словно высказывания героев в комиксах, но так и не могла определиться, какое из них верное. Джессика же считала скорее, что  вот-вот заговорит внутренний голос лишь усугубляющий и без того мерзкое положение вещей. Слёзы ручьями катились по её щекам, самым унизительным оказывался тот факт, что она не знает где она и как сюда попала. Нет, стойте, определенно знает, точнее не помнит. Как будто, кто-то залез в её голову и с изящной тонкостью рук самого опытного хирурга, аккуратно удалил ту часть мозга, которая отвечает за воспоминания. Из состояния затянувшегося транса её вывело в секунду, даже возможно в половину секунды, звук раздавшихся томных шагов где-то позади её. Кто-то двигался по коридору, нахально ведя то ли металлом, то ли еще чем-то по стене от чего раздавался омерзительный звук.
Она и не заметила, как впала в некий ступор вновь, а после всё её тело задрожало, словно в конвульсиях. Она не то чтобы поддавалось страху, она полностью им контролировалось, а тот человек в конце коридора, а может он и вовсе не человек, а что-то гораздо хуже. Знаете, как бывает в страшных снах, когда ты пытаешься убежать, но тебе постоянно, что-то мешает это сделать, а вот когда тебя догоняют, обычно ты просыпаешься. Как же невероятно Джессика хотела сейчас проснуться, как можно быстрее, приближение "охотника" - нет, мистера Кея, будем называть вещи своими именами -  загнавшего её в это положение лишь усугубляло нахлынувшею истерику, сейчас она себя чувствовала антилопой, которая пытается убежать ото льва, понимая, что этого ни сделать, будет пытаться бороться, хоть и силы не равны.
Так вот давайте же вернемся, к той сущности в конце коридора, что словно видеть, может в темноте, что чувствует запах своей жертвы, питается страхом, болью, мучениями и получает от этого невероятное удовольствие. И всё же, с чего-то ведь рано или поздно начался сей кошмарный сон. А сколько он уже длится? Закончится ли вообще? И прежде, чем ответ будет найден Джессика ползёт вперёд пока руками не упирается в стену - тупик. Отличное окончание, она подтягивается выше цепляясь за что попало, так и не нащупывая искомое - проклятую ручку, она испарилась. Девушка наваливается всем телом на дверь, к которой добралась, как на последний оплот её разрывающейся души и та поддается, открывается во внутрь - в туалет.

Свет. Давно самый обыкновенный свет флуоресцентных ламп, размещенных где-то там внутри потолка и по стенам не доставлял такое количество удовольствия. Неописуемый восторг завладел ей с головы до пят. Джессика оглядела просторную уборную, кабинок было достаточно много, но она двинулась в самый конец - инстинктивно. Она подобным образом старалась защититься - от того дерьма в конце коридора. И пускай всё это плод её воображения и пускай это жесткое месиво в голове накроет вновь, она не против, главное больше не видеть смазливую мордашку омерзительного ей человека. Она взглянула в зеркало, удобно расположившееся чуть ли не вдоль всей стены и поняла, что реальность где-то успела смешаться с вымыслом: слёзы на её щеках были вполне реальны, как и косые глаза теперь наполненные живительной влагой. Тяжесть осознания двинула её дальше и она пообещала себе не смотреть в зеркало больше. Она вошла в последнею кабинку и уселась на закрытый унитаз, склонив голову вниз, уставившись на носки своих туфель, словно не ожидая их там увидеть. В этом положении и застал её звук открывающейся двери и доносящиеся из вне музыка, адские звуки далеко не похожие на музыку, но вызывающие искренний азарт у тех тел внизу.
Джессика застыла в нерешительности, прислушиваясь - шаги вроде и есть, но они такие далёкие. Она решила, что не следует играть с судьбой и стоит обезопаситься. Потому прежде чем, она смогла убедиться, что за ней пришёл не мистер Кей она заняла одну из унизительнейших поз - опустилась на четвереньки перед закрытым унитазом и тяжело сглотнула, пытаясь избавиться от вставшего в горле кома - тщетно. Женский голос разрезал повисшею тишину - официантка, точно. Сработало! От нахлынувшей эйфории девушка вскочила на ноги, которые естественно не гнуться не желали, не распутываться как следует, не слушаться вовсе. Итог оказался плачевным: ноги поехали куда-то вперёд, а тело во время следующей фразы девушки, которую, она уже с трудом разбирала, назад. Она хорошо приложилась о дверь кабинки - двери повсюду - чертыхнулась раз, другой и уселась на пятую точку, откинувшись спиной к двери.
Первым делом она решила избавиться от туфлей, что не составило великого труда: снимались они куда проще, чем обувались парой часов ранее и отлично вписались в интерьер, заняв самое почётное место, верхом на "троне".
- Помогите. - Еле слышно, с трудом выговаривала Джессика, почти шепотом, будто слова были ей чужды и она хотела их выплеснуть скорее, оглядываясь попутно по сторонам. - Помогите! - Второй раз получилось гораздо громче.
Она уже успела подняться, отперла импровизированный замок в виде щеколды и вышла к зеркалу, старательно не глядя в него. Босые ноги с трудом передвигались по полу, по холодному полу, то и дело запутываясь и когда она дошла до панели с раковинами, то по крайней мере получила опору. Мгновенно вцепилась в кран, который смогла повернуть и пустить воду в сливное отверстие, всё так же стараясь не смотреть в зеркало. Слёзы вернулись, они всегда приходят не вовремя, придавая и без того жалкому виду Джессики ещё более отвратных красок - она сейчас себя ненавидела, но обстоятельства были выше её. Она сама сказала, то что он заставил её сказать и теперь жалела, но сложиться иначе не могло - она не покинет мистера Кея, по собственной воле. Джессика знала, что всё имеет обходные пути и надеялась, что свой билет на свободу нашла.

Она повернулась в сторону девушки, между ними теперь было меньше полу метра - ничтожное расстояние, когда всю жизнь стараешься держать дистанцию с окружающим миром.
- Выведите меня отсюда, во имя всего святого... - она запнулась, вновь сглотнула, туманные глаза изучали девушку, теперь куда внимательнее, чем там в зале, она будто ощупывала "новую знакомую" на предмет прикосновения Пурпурного человека и продолжила - Хотя к чёрту святое! Мой Бог извращенец, любит просто смотреть.
Джесс развела руками в воздухе, перед зеркалом, глядя скорее на собственные пальцы и избегая отражения. Утратив на секунду опору она чуть было не завалилась, но быстро сообразила в чём дело и взяла ситуацию под свой контроль, либо же ей помогли. Сейчас она дошла до той стадии, что позднее вспоминая события этого вечера она будет путаться в показаниях.
- Украдите меня, спрячьте, убейте. - Речь становилась отчётливее, будто жизнь маленькими капельками возвращалась в осушенный колодец, где-то в глубине её души - Только уведите прочь от него. Я не могу сама. Не могу. - Она покачала головой, будто отгоняла эти мысли, но чёрт возьми они не уходили. - Прошу. - Она вновь подняла свой взор к официантке с надеждой. Нет, с мольбой и отчаянием.

https://66.media.tumblr.com/f811e73905491880c3ba3646b6da5853/tumblr_ny4171OJvd1r6s7m3o7_250.gif

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [08.12.2012] [AKA Spell my name]