Время в игре: январь 2017

Очередь в сюжете: Эпизод с Мандарином: Пост от ГМ, срок до 21.01; Эпизод с Дум-Ботами: Вижн, срок до 21.01

13.01. - Ищите свое имя в списке навылет! 02.01 - Новогоднее поздравление, обновление акционных персонажей и другие новости форума!
18.12. - Ищите свое имя в списке навылет! 30.11 - Мы рады приветствовать вас на нашем проекте "Marvel Pulse", поздравляем всех с его открытием! И в честь этого целый месяц с 30.11 по 30.12 мы принимаем всех канонов по упрощенному шаблону: в качестве биографии можно предоставить ссылку на персонажа, а характер описать в трех предложениях; пост по желанию.

гостевая занятые персонажи занятые внешности нужны в игру сюжет правила

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [04.06.2016] Семнадцать мгновений лета.


[04.06.2016] Семнадцать мгновений лета.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://78.media.tumblr.com/bc20d3bc4394399b8c8ee451bc3ce16d/tumblr_inline_oxpwx7QxYF1unkpqt_250.gif https://media.giphy.com/media/B3uva2ImvHJuM/giphy.gif

Дата, время: 04.06.2017 Место: Детройт
Участники:
Елена Белова | Стивен Роджерс

Описание событий:
Лена вот уже несколько месяцев является агентом Щ.И.Т.а, что успешно проходит подготовку, доказывая свою преданность идеям,
но все еще отличается своенравным характером и упрямством. Ей поручают секретную миссию - поимка Капитана Америка. Судя по всему он будет совсем скоро недалеко от Детройта. Белова должна его нейтрализовать, но не убивать. Вот только проблема в том,
что Лена не уверена, что она хочет это делать. А Капитан... Капитан сильно удивится, когда увидит ее. Давно не виделись, Леночка.

+1

2

Стивен тяжело привалился к стене, переводя дыхание и прижимая руку к помятым ребрам. Возможно, что пара из них уже сломана: он начинает задыхаться, ему больно при движении, и это его замедляет, когда ему нельзя терять ни секунды. Эта наводка была достаточно простой, но все оказалось в разы сложнее. В другой ситуации он бы запросил по коммуникатору поддержку, но ему ее не у кого больше запрашивать. Вернее, есть его команда, часть Мстителей, которая не поддержала акт регистрации, которая оказалась вне закона, как и он сам. Ими рисковать он не имеет права, раз ввязался и сам так подставился. Щит же сюда приедет лишь за тем, чтобы повязать его следом за всеми остальными, что не входило в его планы. Стивен стискивает зубы, прислушиваясь к тишине улиц, которые когда-то были настоящим жилым кварталом, где бурлила жизнь, а теперь все будто вымерло: финансовый кризис не пощадил Детройт, постепенно убивая город, заставляя потерявших работу из него уезжать или опускаться на самое дно, не видя для себя больше иного пути.
Что это было? Попытка возродить Гидру или заработать на ее руинах? Препарат "Ксандр-3-ЭМ" якобы гарантировал способности суперсолдат, на деле являясь лишь жалким подобием сыворотки, которую когда-то ввели в организм Стивена Роджерса. Препарат давал лишь временным эффект: пик силы, но не более, а еще притуплял болевые пороги, от чего, принявший препарат, казалась неуязвимым. Ошибочное суждение: действие препарата хватало ненадолго, и вскоре тот, кто его принял, валился на землю и хорошо, если оставался жив. Возможно, что Гидра и ее остатки к такому не имели отношения, но препарат засветился на рынках Детройта, и этот сигнал Стивен не мог не заметить и не среагировать.
Кажется, ребра все-таки сломаны, и это Стивен ощущает, когда бежит по пустой улице в сторону заката, где солнце уже почти что село, и квартал начал погружаться во тьму. Здесь большинство фонарей - разбито, а электричество - явная роскошь для подобного квартала, который слишком резко словно отрезали от остального города и нормальной жизни. Зато здесь легко можно занять любую квартиру - при условии, что ты удержишься в ней, что тебя самого оттуда не выкинут. Преступность тут бьет все рекорды, и, кажется, даже власти махнули на Детройт рукой. Этот город уже дошел до своей точки и не мог помочь себе сам, задыхаясь от этого запаха крови, которым были пропитаны его улицы. Стивен хотел бы помочь, предоставить шанс, но теперь он лишь мог попытаться очистить его от дряни, которая расползалась новой заразой "Ксандр-3-ЭМ".
Противник вылетает из-за угла, натыкаясь сразу на его прямой удар в корпус, и Стивен не дает ему шансов, объективно понимая, что не сможет долго сражаться, что надо сразу же навязывать свою тактику боя и быстро вырубать. В этот раз у него получается проще и быстрее: видимо, пока что этот оказался не после препарата, как парочка предыдущих, чьи кулаки казались пудовыми, которые еще продолжали стоять после уже его ударов. Стивен тяжело дышит, выглядывая из-за угла, замечая в конце переулка тусклый свет: это - его адрес, и он должен туда дойти. Ему нужно просто немного перевести дыхание, чтобы сделать финальный рывок: он почти что у цели - цех по производству "Ксандр-3-ЭМ" у него перед носом. Только его миссия уже слишком затянулась, он успел порядком наследить и подставиться, что снижает шансы на благоприятный исход операции для него. Но только Стивен не привык отступать и сдаваться, а дело явно стоило затраченных лично им усилий. Поэтому перевести дыхание, немного прийти в себя и попытаться проникнуть в здание, разметать охрану и подорвать все производство, пока еще кто-то не пострадал, пока Детройт окончательно не утонул в этой дряни, которую здесь купить легче, чем батон свежего хлеба или пакет молока.

+1

3

- Агент Белова, к директору, - ее вылавливает молоденький агент, который смотрит почти раболепно. Еще бы, тут каждый второй мужик так смотрит, Лена привыкла к взглядам, ко всему, поэтому лишь лениво пожимает плечами, отпуская очередного агента на подготовке с мата, и поднимается сама. Ее застали в самое неудобное время – Белова тренировалась. Тело вспоминает все приемы, голова просчитывает возможные варианты, ловко лавируя между ловушками. Но с этими молодчиками тренироваться просто – они все, как на ладони. Память не вернулась полностью, лишь отголоски, но и к этому можно привыкнуть. Она даже записывает в блокнот определенные даты, моменты, события, которые когда-то были в ее жизни. Все постепенно, медленно, выстраивается в единую картину мира.
Лена снимает боевые перчатки, кидает их ближайшему противнику, и вежливо откланивается, направляясь следом за тем, первым. Кажется, его фамилия так же незамысловата, как и его внешность – Смит. Банально до ужаса. Паучок хочет знать, чего от нее хочет директор Хилл. Лену почти не выпускают на задания, все еще опасаясь сбоя в ее нервной системе, но ей кажется, что она достаточно приложила усилий, чтобы доказать – с ней все в порядке, не считая памяти.
- Агент Белова, присаживайтесь, - Мария в форме, как и обычно. Волосы уложены в стильную прическу, сама вся собранная, но даже в таком виде Лена выглядит куда эффектнее, несмотря на растрепанные белые локоны, отсутствие косметики и покрасневшие щеки.
- Директор Хилл, чем я могу быть полезна? – Она не сопротивляется, садится в кресло напротив, закидывает ногу на ногу, и смотрит внимательным взглядом. Мария едва заметно нервничает, она пододвигает к Лене папку с документами, просит изучить ее и говорит, что через пару часов Лену будет ждать джет, который доставит бывшую шпионку в Детройт, где ей придется любыми силами захватить Капитана Америка и доставить его на базу Щ.И.Т.а. Лена бледнеет, но не подает виду, чтобы не вызывать лишних подозрений. Эта миссия будет провальной – Паучок уже заранее знает об этом, но лишь согласно кивает головой. Даже Мария знает, что ничего не выйдет, но они не могут хотя бы не попробовать. Белова прощается, забирая папку с собой, и покидает  кабинет директора, чтобы отправиться к себе и облачиться в выданную ей форму.

Белова искренне благодарна за то, что в Щ.И.Т.е ее не стали называть «Черная Вдова» или «Черная Вдова 2.0» вежливо приняв позывной «Бледный паучок» или коротко «Паучок», это, конечно, по началу смущало многих, но соратники по ремеслу привыкли, и теперь обращались только так. Еще они думали изменить ее фамилию, но после парочки разговоров решили, что Белова и есть Белова. Джет высаживает Лену неподалеку от города, что когда-то славился своей промышленностью, а сейчас славиться засильем наркотиков, бандитов, маргиналов и прочих отбросов жизни. Она здесь уже бывала – если ты шпионка, как Белова, то такие места для тебя – сущий праздник. Все про всех знают, любая информация добывается на раз-два, надо просто знать к кому обращаться. Капитан здесь ищет тех, кто занимается новым наркотиком, но до него Лене нет совсем никакого дела, каждый развлекается, как хочет. Она же выполняет только те миссии, которые ей выделяются, отход от миссии – кому нужно это благородство? Но если это совпадает с условиями ее задания, то Лена постарается сделать так, чтобы было удобно ей в первую очередь. Именно поэтому сейчас она сидит на крыше здания, где притаились торговцы и «варщики» синтетического наркотика, и уже через минуту на тросе опускается через пробитую ранее крышу. Охраны здесь немного – двое на пять часов, еще трое на два часа, четверо охраняют лестницу. Есть еще парочка, но они сейчас «отдыхают». Почти все присутствующие крепко сидят на «Ксандре», что ей только на руку. Без лишних слов, почти без эмоций – два точных выстрела четко в голову, никаких раненных, только трупы. Это не люди, а скот, который требует того, чтобы его забили. Лена Белова – это чистильщик падали, что поделать, кто-то же должен выполнять грязную работу, сохранять жизни не ее приоритет.
Она прячется за углом стены, что образует п-образную выемку, здесь хранят часть оборудования, когда раздаются выстрелы, ребята стреляют в пустоту, не экономят патроны. А зря, умный охотник всегда считает, сколько в обойме пуль.
Снизу также раздаются голоса, причем явно взволнованные, а ее ребята на время отвлекаются, что дает Лене преимущество. Женщина выходит из своего укрытия, простреливая двоим голову через всю комнату, и прячась от последнего под столом в скользящем движении. Глок спрятан в кобуру, а в руке уже сверкает армейский нож – привет учителю. Горло третьего распоротого. Вот только служащие, что занимаются изготовлением зелья жмутся к стене, опускаясь на колени, что-то балаболят на мексиканском, дескать, не виноватые мы, просто деньги зарабатываем. Ага, как же. Лена прикрывает лицо, пуская гранату с усыпляющим газом – эти и впрямь могут жить, пусть ими занимается миграционная служба. Белова отключает связь с Щ.И.Т.ом, прячется за дверью, отсчитывая буквально секунды до того момента, как в эту комнату вновь ворвутся.
- Нам надо поговорить, - хрипло произносит блондинка, чей голос искажен повязкой на лицо, скрывающий половину. Комната все еще наполнена дымом, но он постепенно оседает, не создавая помехи для такого человека, как Капитан Америка, что сейчас стоит к ней спиной. – Стивен Роджерс, я полагаю? – Короткая ухмылка трогает губы Лены, а ее нож поблескивает на слабых отсветах солнца, что еле-еле просачивается сквозь ставни. Капли крови оседают на пол, сливаясь с грязью и пылью. – Лена Белова, помните меня?

+1

4

Стивен старается выравнять дыхание, прислонившись лбом к прохладной стене дома, оставаясь в тени, пока не спеша наступать. Он прекрасно понимает, что впереди его ждет охрана, что тут наберется с десяток бойцов, но все они не профессионалы, и он должен легко с ними справиться. Несмотря на ребра и усталость - на одной силе воле и чувстве долга, а потом уничтожить тут все. Но сначала ему будет нужна кое-какая информация про "Ксандр-3-ЭМ", чтобы распутать этот клубок до конца, чтобы никто не пострадал. Он облизывает губы и выжидает, когда луч солнца мазнет по крышам и скроется за горизонтом, погружая постепенно Детройт в темноту уже в прямом смысле этого слова: бывшая автомобильная столица Америки во тьме была давно, со времен экономического кризиса.
На входе стоят двое, и его задача сейчас: достать их первым, пока они не подняли тревогу. Стивен действует быстро, выскакивая из-за угла, успевая добежать до них, пока осознание ситуации приходит с явным запозданием. Точный удар в корпус, а затем выхватить автомат из рук и приложить прикладом. Он успевает перехватить руку второго и сжать запястье с такой силой, почти до хруста, что тот не успевает спустить курок, а потом следует удар головой об голову. Стивен выкидывает оружие в сторону и идет к двери, прислушиваясь к звукам, которые доносятся из здания. Пока все тихо, но эта тишина еще ничего не значит.
Стивен тихонечко открывает дверь, проходя внутрь, замечая у стены еще одного охранника, а также нескольких по периметру. Он стоит в "слепой зоне", и у него есть пара минут, чтобы перегруппироваться и выступить вперед. Он решает начать с ближайшего, а уже потом прорываться дальше. Только "вертухая" надо сразу снимать, а то это создаст ему проблемы. Ему приходилось убивать на войне и уничтожать противника, но все равно каждый такой шаг был для него чем-то противоестественным. Напрасные жертвы, которые пошли на подобное из-за ложных убеждений или не видя иного выхода. Даже если кто-то все это делал по своей воле, то наверняка к этому что-то подтолкнуло. Но мотивы всегда оставались чем-то личным, а это противостояние не давало вторых шансов - во всяком случаю, ему их никто давать точно не собирался.
Стивен прорывается вперед, понимая, что противников как-то... мало? Получая информацию, он примерно понимал, с кем может столкнуться, но где остальные? Кто-то уехал с очередной партией и скоро вернется? Он влетает в лабораторию и замирает, понимая, что нашел ответ на свой вопрос вместе с той, кого здесь быть не должно.
- Агент Белова, - она держит нож, не скрываясь и не таясь, и алые капли крови уже капают на пол. Она убила тех, кто встретился на ее пути, она не стала щедро раздавать шансы и шла напролом. Стивен ее узнает сразу же, мазнув оценивающим взглядом, но она пока не спешит нападать, что еще ничего не значит. Она сюда пришла не просто так, мгновенно его узнавая и будто ожидая, пока он появится именно здесь. Неужели та информация про "Ксандр-3-ЭМ" оказалась ловушкой? Стивен бы не удивился, понимая, что такое не могло пройти мимо внимания Щита и Тони. - Зачем вы здесь? - на свой прямой вопрос он вряд ли получит такой же прямой ответ: шпионы и агенты из Щита не выдавали своих тайн. Он помнит это еще по Романовой, которая всегда оставляя за собой последнее слово, крупицы информации, которой не нужно было делиться даже с теми, с кем она шла на задание, даже когда задание летело в задницу из-за этого. Стивен не считал, что именно так стоит действовать, но его мнение тогда Фьюри не учел, а сейчас Тони не станет слушать тем более.
Агент Белова еще не нападает, но нож в ее руке говорит слишком о многом, чтобы Стивен дальше тешил себя иллюзиями и надеждами. Он припоминает ее боевую подготовку, которая была на хорошем уровне, он помнит ее в деле, понимая, что она пойдет до конца, с упорством и какой-то внутренней яростью от того, что у нее все должно непременно получиться.
- "Ксандр-3-ЭМ"? - у нее есть четкий приказ, но вряд ли ее послали за этим синтезированный наркотиком, который смахивает на недоделанную, полную огрехов и последствий, сыворотку суперсолдата. Они оба знают ответ на его вопрос, когда с ее ножа все еще капает чужая кровь. Но Стивен не спешит нападать первым и выжидает, прекрасно видя, как можно отсюда уйти и попытаться сбежать. Только он сбежать не может: ему здесь еще нужна информация, о чем он не собирается говорить агенту Беловой. Но, если все это - ловушка, то она и так знает, куда он отправится дальше, и он уже начинает проигрывать: его опережают на шаг вперед, и это - не самое приятное ощущение. - Или вас прислали, чтобы вернуть мне щит?

+1

5

Медленно стягивает маску с себя и следом убирает нож назад в ножны, распрямляя плечи, и едва пожимает ими, как бы определяясь с ответом, который может устроить их обоих. Капитан выглядит несколько уставшим, но Белова не может не отметить того факта, что он все так же фактурен, как и когда она видела его в последний раз. Склоняет голову к плечу, ведет взглядом от ботинок, едва заметно запачканных дорожной пылью, и выше, выше к сурово поджатым губам. Лена не сдерживает ухмылки, которая кривит ее губы, и делает пару шагов вперед, но Кэп не двигается – значит не боится, и это хорошо, им пока нечего делить. Лена, несмотря на то, что сотрудничает с ЩИТом, является его прямым агентом, ищет свою выгоду в том, что делает, а сейчас она понимает, что доставлять Капитана Америка в головной штаб – не лучшая идея. Поэтому тянет время, тормозит процесс, как может.
- Зачем мне Ксандр? Пусть им занимаются другие, это не моя юрисдикция, - Лена осматривается вокруг себя, подмечая каждую мелочь. Ее браслет отчаянно пищит, кажется, что кто-то пытается с ней связаться. Они слушают, они здесь и сейчас следят за ней, а это значит лишь то, что ЩИТ уже отправляет сюда своих людей, не доверяют ей значит, ну, что же, разве она может их разочаровать. Лена прикладывает палец к губам, показывая, чтобы Стивен не смел говорить ни слова, а затем, подковыривает ногтем пластину на браслете и выключает прямую связь со штабом, и с Марией Хилл в том числе. Блондинка ухмыляется, когда ее план исполнен, она может их слышать, они ее нет.

- Скорее тебя на щите, Стив, но… - выражение лица ее меняется на извиняющееся, как бы, прости, но я не согласна с такой политикой ведения дел, - но это расходится с тем, что хотела бы предпринять я. ЩИТ не хочет помочь мне в том, что для меня важно, а именно – обнаружить остатки ГИДРы, - Лена смотрит на второй браслет, и в следующее мгновение замечает за спиной Стива шевеление из тени, она пропустила одного из боевиков. Реакция молниеносная, нож вырывается из кобуры, входит, как масло в лоб мужчины, и тот падает замертво, в одном метре от Капитана. Лена идет вперед, руки по швам, лишь едва покачиваются бедра, присаживается рядом с трупом, вытаскивая нож из его лба, с отвращением вытирая кровь о штанину, и поднимает взгляд на Стивена.
- Сейчас будет два варианта развития событий, первый – это сюда ворвется омон ЩИТа, чтобы повязать тебя, а я буду стоять у него во главе, даже несмотря на то, что они мне не доверяют. А второй вариант – ты бежишь. А я следом, якобы преследуя тебя. Ну, или постой, есть еще третий... - Белова улыбается, а затем стартует со своего места, вниз по лестнице, зная, догадываясь, что она услышит шаги за своей спиной, и принадлежать они будут одному определенному человеку. Лена выходит на улицу, оглядываясь по сторонам. Остатки жителей этого городка, как крысы прячутся по своим норам, предчувствуя что-то опасное, они не хотят вылезать отсюда, не хотят светиться, боятся, что заметут их, и правильно делают. Браслет мигает, подсказывает, в наушнике стоит сплошной мат, они переживают, что не могут с ней связаться, не понимают, что происходит, а от этого еще сильнее паникуют. Хотя, конечно, им это несвойственно – такое резкое проявление эмоций, но Беловой на это плевать, она сворачивает в переулок, стараясь не переходить на бег, всего лишь ищет одну определенную дверь. Прежде, чем отправляться на задание Лена изучила карту, пробила по своим каналам, что, где и как. И теперь ей нужен человек, который поможет. Не только ей, но и Капитану.

Обшарпанная дверь, что покосилась на кривых петлях, со скрипом отворяется, и Белова заходит внутрь помещения, где пахнет застоявшимся алкоголем и остатками вчерашней еды, здесь несколько грязных столиков, минимум посетителей. Даже в таком гадюшнике, как Детройт, все еще есть пара баров, для связных, скажем так. Лена проходит через все помещение, не обращая никакого внимания на голоса, на призывы, с ноги открывает дверь, что ведет на задний небольшой двор, соединяющий с соседним домом, и останавливается, все еще стоя спиной к двери, прислушиваясь к тому, что происходит вокруг.
Ей надо, чтобы Капитан понял, что она не собирается сдавать его властям, что на самом деле, ей нужна его помощь. А ему ее.

+1

6

Стивен не был дураком и понимал, что его встреча здесь с агентом Беловой - это не случайность, не роковое стечение обстоятельств, а спланированное рандеву. Он задает вопрос про "Ксандр", но уже знает на него ответ: ее сюда послали наверняка за ним. Информации о синтетическом наркотике была правдива, но и ее Щит мог использовать в качестве приманки, заранее не давая делу ход, чтобы не упустить такой шанс. Они знали, что Стивен не пропустит такое, все равно пойдет, даже подозревая ловушку: такие дела для него всегда слишком личные, и Капитан Америка, даже без щита и вне закона, готов был помогать несмотря ни на что.
На полу - кровь с лезвия ее ножа, и Стивен вспоминает характеристики агента Беловой, невольно сравнивая с другим агентом - с Романовой. Они обе русский и обе готовы идти на крайние меры, у них свои цели, и им доверяют непростые задачи, где от них требуются не только профессиональные умения, но и изрядная доля выдержки. Именно агента Белову вполне могли послать за ним: возможно, что она не была так сильна, как он, не обладала таким опытом, но она могла компенсировать иным, включая не менее железную хватку, которая вполне могла быть на его горле.
- Желания Щита не стали для меня новостью, - Стивен замечает все манипуляции Елены, но не спешит делать выводы или действовать. Она заявляет открытым текстом, зачем ее сюда послали, но этот приказ все еще висит в воздухе: она не торопится его выполнять. Как долго она была здесь и наблюдала, поджидая его? Кровь на ее ноже - явно свежая, но и это обстоятельство может быть "смоделировано", быть частью очередной постановки, чтобы заманить его в ловушку. Но разве он уже не в ней?
Агент Белова находит для него правильные слова: Гидра - это как раз то, с чем Стивен никогда не прекратит бороться. Пускай организации в прежней силе и мощи уже нет, но, если отрубишь одну голову, то появится другая. Он внутренне морщится от такой тонкой формулировки, которая попадает в цель: именно так происходит раз за разом. Поэтому, распустив тогда Щит, он не спешил праздновать победу: то там, то тут возникали те самые головы, которым не было конца. Стивен не опускал руки, смирившись с этой данностью, продолжая отсекать очередные головы. Не здесь ли Гидра снова взялась за свое с этим "Ксандром-3-ЭМ"?
Действия Елены по-прежнему стремительны, и Стивен дернулся с секундным опозданием, когда ее нож просвистел в опасной близости от него. Но лезвие клинка вошло не в его тело, и сейчас она ему спасла жизнь. Он смотрит на очередной труп, понимая, что он мог лежать на его месте.
- Спасибо, - Стивен никогда не забывает поблагодарить и всегда делает это искренне, а не дежурно-нейтрально, для галочки. Елена оказывается рядом и предлагает свои варианты. Уже после первого Стивен начинает понимать, что для него обратный отсчет времени уже пошел: Щит наверняка выслал за ним кого-то. Логичнее предположить, что группа захвата прибыла уже в Детройт и просто ждет где-то неподалеку, чтобы нагрянуть в любой момент. Тогда у него и правда не так много времени, а может его уже нет.
Елена срывается с места, также стремительно, как и делает все остальное, и Стивен мысленно чертыхается, что он опять опаздывает и пропускает. Он бежит чуть более шумно, чем она, он дышит тяжелее, и ребра противно ноют от этого небольшого марафона вниз по ступенькам, прочь из здания и дальше по только ей известному маршруту. Стивен старается не отставать, но и догонять ее не спешит: он отмечает те места, мимо которых они буквально пролетают, чтобы оказаться в каком-то помещении.
Один квартал. Все равно близко.
Агент Белова открывает дверь почти что с ноги и проходит в помещение. Она ни разу не обернулась за всю дорогу, не старалась от него именно убежать - она просто его вела за собой, и Стивен почему-то за ней следовал. Логичнее было бы свернуть куда-то в подворотню и побыстрее покинуть Детройт, раз Щит уже скоро будет здесь со своей ударной силой. Но слова Елены его задели, тема Гидры волновала, и он не хотел, чтобы "Ксандр-3-ЭМ" шагнул куда-то дальше и стал чем-то большим.
В помещении располагается какое-то заведение, и разные зловонные запахи не слишком благополучного места резко ударяют в нос. Стивен едва заметно поморщился, следуя за Еленой, которая на своем пути явно не видела никаких препятствий. Кто-то из охраны или слишком рьяных посетителей попытался было последовать за ней, но Стивен его вырубил сразу же.
Потом еще спасибо скажет, что жизнь спас: с агентом Беловой лучше не связываться.
Елена ждет его на выходе, стоит спиной и уже никуда не торопится. Стивен тоже замирает, делает несколько шагов, но больше приближаться не рискует, чтобы не вторгаться в ее личное пространство.
- "Ксандр-3-ЭМ" - это и есть Гидра. Не та Гидра, к которой все привыкли: ее часть и, наверное, не самая лучшая. Но из искры может возродиться пламя, и такого лучше не допускать, - ребра все еще ноют, и дыхание у него немного сиплое: беготня сказалась, но Стивен старается не поддаваться этим ощущениям. - Зачем мы здесь? Кого-то преследуем? Ищем? - он говорит это "мы", тем самым сразу давая Елене ответы на все вопросы: он готов попробовать довериться, поработать вместе или попытаться это сделать, пока Щит за ним не придет. У них не так много времени, и лучше его использовать не на то, чтобы пытаться разбираться друг с другом, искать правду и веру. - Щит тебе рассказал про "Ксандр" и Гидру или отправил только лишь за мной? - откуда-то из глубины помещения доносятся пьяные крики и шум драки, что становится для Детройта обыденностью. Стивен невольно оборачивается назад и прислушивается. Нет, кажется, не с чужими сцепились, а между собой. Он не пытается копаться в мотивах Елены, ее помыслах и стремлениях: у них пока общая цель, и она его не стала пытаться схватить, а спасла. Для начала этого Стивену вполне достаточно.

+1

7

Перед ней завалы из вещей и коробок из-под пива, а за ними еще одна неприметная, потайная дверь, через которую любовница бармена выбегает, когда сюда заявляется его женушка. Дверь выводит в переулок, который в свою очередь спускается к реке, откуда можно с легкостью перемахнуть границу, если ты, конечно, в этом нуждаешься. Лена прикрывает глаза, чувствует резкий порыв ветра на лице, принесший за собой все запахи этого умирающего города, запах разложения и гнили, которая добирается до самых корней, уничтожая беспощадно, даже с какой-то своеобразной иронией. Белова знает, что если в США это один город, то на постсоветском пространстве их десятки, но вспоминать об этом совсем не хочется, она больше не принадлежит этим странам, она не принадлежит даже себе. Дверь скрипит, но шаги человека, что идет следом – бесшумны, лишь по его дыханию, Лена определяет, что это Капитан, оно рваное, мужчина явно устал, чувствует себя не самым лучшим образом. Ушки на макушки, когда Роджерс начинает говорить, женщина медленно оборачивается, действуя мягко, плавно, она словно контролирует каждое свое движение, чтобы не нарушить хрупкого равновесия и доверия, которое только начинает выстраиваться. Да, Капитан, вы правы, она может предать каждого, но если дело касается того, чтобы узнать правду о самой себе, добраться до самых глубин, то Белова будет самым преданным союзником, какого вы только могли бы узнать.
- ГИДРе нужны деньги, нужны ресурсы. ЩИТ сильно повредил ее, даже несмотря на то, что во главе стоят люди с мощными тылами, денег не хватает, а лучший способ их заработать - это наркотики и оружие, - Лена качает головой, прикидывая в голове, куда и как дальше идти, и что делать. Она закусывает нижнюю губу, отводя взгляд в сторону, ее руки против воли сжимаются в кулаки. Ей необходимо попасть в ГИДРу, как угодно, те крупицы информации, что у нее есть сейчас недостаточно складываются в картинку, которую можно было бы изучать. Белова наклоняется вперед, упираясь ладонями в колени, и сразу же почти выпрямляется, хрустит всеми косточками, разминая мышцы, словно готовится к длительному побегу.
- Мы здесь за тем, чтобы доставить тебя на базу ЩИТа любыми способами. Мы здесь за тем, чтобы я привела тебя и получила конфетку. Но проблема в том, что я не хочу конфетку, но хочу тебя, Стивен Роджерс, - Белова ухмыляется двусмысленности фразы, никогда не знаешь, где она смеется над тобой, а где говорит серьезно. – ЩИТ не даст мне то, что может дать вольный солдат с возможностями и связями. А они у тебя есть, брось, я не дура. Я, конечно, благодарна за все то, что мне предоставили, но не настолько. У меня слишком много вопросов, на которые ЩИТ отвечать отказывается, - Лена подходит к Капитану вплотную, на ее губах играет усмешка, она ведет взглядом по лицу Роджерса, опускает взгляд на звезду на груди, и продолжает невозмутимым тоном, - поэтому ты не отправишься со мной на базу ЩИТа. А отправишься вот сюда, - у нее в руках появляется словно из ниоткуда, как у фокусника, белый маленький листок бумаги, сложенный вчетверо и ключ, - тут адрес, где ты сможешь найти меня через три дня, когда я выбью для себя выходной, точнее, когда мне его дадут за то, что ты должен будешь сделать. ЩИТ не говорил мне про ГИДРу, кроме четкого приказа – привести Стивена Роджерса, они ничего не говорили. Тема про Ксандр муссируется в кулуарах базы уже не один месяц, никак не могут выйти на изготовителя, мне же понадобилось полторы недели, - Белова пожимает плечами, уже в следующее мгновение признавая свое поражение, - но признаюсь, не хватило сил добраться до верхушек, ни сил, ни времени, - Паучок слышит голоса за дверями этого заведения, смотрит внимательно на часы, понимая, что пошел отсчет на минуты.
- Мне надо, чтобы ты схватился за рукоять ножа, пожалуйста. А ладно, - Лена действует быстро и проворно, как паучок, ее ладонь хватает Стива за запястье и заставляет пальцы мужчина сжаться на рукояти ножа, который несколько секунд назад был спрятан в кобуре. Нож резко входит в упругое тело, скрытое за кожей костюма, но по Беловой и не скажешь, что ее пронзила адская боль, справляясь с собой, она лишь хрипит:
- Убирайся, Кэп. Убирайся отсюда, - женщина отступает назад, четко рассчитывая место своего приземления, по ходу она сносит парочку коробок, опускаясь на одну из них, и внимательно смотрит на Стивена Роджерса.
- Будь аккуратен в Нью-Йорке, три дня. Я буду там. И захвати шоколада, - Лена слышит, как пульсирует в висках, она почти отключается, когда видит перед собой упрямо поджатые губы, голубые льдинки глаз Кэпа. И думает лишь о том, что этот воинственный придурок уже убрался отсюда. – Там за дверью катер, он ждет. Я успела предупредить и связаться с ребятами заранее, граница Канады будет преодолена с легкостью. Давай, быстрее, они идут! – Лена машет на дверь, у себя за спиной, прижимая ладонь к ране, которая кровоточит, но при этом совершенно незаметная на темной ткани. На улице стоит жара, во рту сушит, а голова гудит, и Белова думает о том, что даже если подыхать, так хотя бы от своей же руки. Да, и к тому же, нет у нее ничего в жизни ценного, так почему бы не сделать жизнь этой самой ценой, и не заплатить ее за другого?..

- Ты как? – Рядом сидит Хилл, которая обращается к ней на ты, без каких-либо званий, женщина подается вперед, смотрит внимательно, несколько обеспокоенно.
- Хуево. Что было?
- Ты потеряла много крови, тебя еле откачали, спасло только то, что мы попросили прийти Клариссу. Она дала тебе немного своей силы, чтобы ты смогла быстрее прийти в себя.
- Я хочу на отдых и подальше от ЩИТа в ближайшую неделю.
- Тебе надо остаться здесь, Роджерс сбежал.
- Отстрани меня. Я хочу побыть одна, черт возьми, Хилл. Я не пленница в вашем заведении!
Она колеблется, видно, как сильно Мария не хочет соглашаться на эту сделку, особенно после того, как Белова провалила задание, хотя если говорить откровенно, то тут нет ничего удивительного. Каждый бы его провалил.
- Хорошо. Ты можешь идти, но только если врачи будут согласны.
- У них просто не будет другого выбора.

+1

8

Стивен не представляет, куда он идет, теряясь в этих коридорах, переулках, не забывая поглядывать по сторонам, тщетно пытаясь запомнить дорогу. Сразу видно, что агент Белова здесь прекрасно ориентируется. Бывала тут раньше или просто хорошо изучила местность, чтобы привести его прямиком в ловушку? Но Стивен следует за ней, выходя из какого-то помещения, полного смрада дешевого пойла, спускаясь вниз, где шумит река, но дышать все равно тяжело - ровно как и тяжело наблюдать за тем, как погибает Детройт - некогда автомобильная столица Америки.
Стивен тяжело дышит, чувствуя, как неприятно ноют ребра, и он немного отстал от агента Беловой, которая двигается в разы быстрее его, у которой сейчас явное преимущество, но она не спешит его использовать и поворачиваться против него. Возможно она, как и другие шпионы, просто ведет свою игру, но Стивен не хочет влезать в такие хитросплетения, где слишком размыты границы морали и дозволенного: у него все всегда было в разы проще, и его цели с мотивами поступков не отличались скрытым смыслом.
- Отрубишь одну голову - появляются другие, - Стивен знает все про Гидру: он слишком давно борется с ней, чтобы поверить сейчас в победу. Да, Гидру потрепало, но пока есть те, кто готов подхватить бразды правления, кто готов пойти за теми новыми лидерами, им придется и дальше бороться. Агент Белова говорит дальше, подтверждая его догадки, подкрепляя свои же слова: ее сюда прислали за ним, и ему странно, что прислали одну. Нет, наверняка с ней еще парочка групп захвата, но кто-то еще из "силовиков" рядом с ней смотрелся бы убедительнее, раз уж на то пошло.
- Я? Зачем я тебе? - ее слова становятся неожиданностью: он и не предполагал, что, преследуя его, агент Белова может руководствоваться еще какими-то личными мотивами. Хотя эти мотивы были всегда и у всех, и даже он, Стивен, поставил их во главу угла, когда искал Баки, когда исчезал на пару дней со всех радаров, проверяя одну зацепку за другой. Но Елена говорит дальше, рассказывая про Щит, про его попустительство в некоторых менее принципиальных для себя вопросов, и все это - слишком знакомо и понятно. Только на его вопрос она не спешит отвечать, и Стивен с напряжением ждет ответа: зачем он ей? Он больше не герой нации, а беглый преступник, за которым идет по следу правительство, которого хотят схватить, посадить в камеру и придать суду. Чем он такой может быть ей нужен и полезен?
- Щит о многом предпочитает умалчивать, и эти тайны не идут ему на пользу, - Стивен все еще не понимает, к чему ведет агент Белова, когда в его руке оказывается бумажка с адресом и ключ. От этого понимания не становится больше, и он, внимательно прочитав адрес, снова смотрит на нее. - Что я должен сделать? Я собираюсь прикрыть производство "Ксандра-3-ЭМ", - в текущих условиях его миссия становится слишком невыполнимой, и Стивен уже прекрасно понял, что придется в этот раз отступить. Но это совершенно не означало, что потом он не вернется, чтобы закончить свое дело: в Гидре не должны были получить такой мощный потенциальный рычаг и источник финансирования.
- Что, прости? - лезвие ножа блестит совсем близко, и Стивен не совсем понимает, чего от него хочет агент Белова. Она вроде как и объясняет, но не выдает суть вещей: настоящая шпионка же! Когда пауза слишком затягивается, а где-то неподалеку слышны голоса, она берет все в свои руки. Стивен, как будто в замедленной съемке, наблюдает за тем, как она заставляет его сжать рукоять ножа, как лезвие входит в его тело, и тут же льется кровь, которой сразу же оказывается слишком много, что она пачкает его руки, когда он пытается ее подхватить. - Ты с ума сошла! - это в его устах даже не вопрос, а констатация факта, когда он еще пытается зажимать пальцами ее рану, чтобы остановить кровотечение. Но агент Белова все слишком предусмотрела, и это его вмешательство не требуется, что его немного злит: Стивену не нравится быть марионеткой, не нравится действовать, когда он не знает всех деталей.
Катер, Нью-Йорк, граница Канады, ключ и бумага с адресом в его кармане - все слишком быстро происходит и меняется, а Елена уже отступает, стараясь не рухнуть, что у нее почти получается. Стивен смотрит на нее с укором: можно было бы выбрать другой способ, но она его выбрала за них обоих, и у него тут не было выбора. Говорить что-то еще, когда время уже играет против него? Он крепко сжимает руки, на которых все еще чувствуется ее кровь, и исчезает, быстрым шагом спускаясь вниз, где его ждет катер, чтобы выбраться из уже явно оккупированного Детройта, где агенты Щита идут по следу Капитана Америки вместо того, чтобы ловить Гидру.
Мир сошел с ума!

Не самый благополучный район Нью-Йорка и какая-то убитая квартира, но адрес верный, и ключ подходит: именно им Стивен открывает дверь в квартиру, закрывает ее за собой и прислушивается. Типичные звуки с улицы, а вот в помещении стоит тишина. Он осматривает здесь каждый угол, но квартира - безликая, не обжитая, и никто явно не торопился оставлять здесь следы или какие-то личные вещи. Он смотрит на часы и выжидает, машинально отирая вспотевшие ладони о ткани брюк, как будто на них все еще была кровь агента Беловой. Его собственные ребра уже почти что в порядке: тугая повязка явно поспособствовала заживлению, но ни минуты покоя немного притормаживали процесс.
Стивен ждет и выжидает, прекрасно понимая, что Елена может не прийти, что вместо нее в квартиру ворвется отряд Щита. Но к чему тогда были все эти трудности в Детройте? Проще было его скрутить там, на месте, когда он был изнурен травмами и беготней, но она пошла другим, и его вопросы все также требовали ответов. Стивен перемещается поближе к входной двери как раз вовремя: кто-то тихонечко пытается ее открыть уже своим ключом, чтобы проникнуть в квартиру. В эту минуту он весь подбирается и ждет несколько томительных секунд, пока дверь закроется, чтобы прижать агента Белову к той самой двери своим телом.
- Теперь я наконец получу ответы на свои вопросы?

+1

9

Она идет впереди ЩИТа, даже если тот думает, что все контролирует, Белова же слишком хитра, слишком научена горьким опытом, чтобы полностью доверять организации, которая насквозь прогнившая, даже без ГИДРы. Они сознательно утаили от нее многие вещи, связанные с ее жизнью до того, как она попала на эксперименты к Штрукеру. Например, тот факт, что у нее огромный бизнес, и что она является владелицей достаточно большого состояния, чтобы войти в десятку самых богатых женщин планеты. Например, что она – всю жизнь пыталась добиться того, чтобы убить Романову. Эти моменты в свое время стерлись из памяти агента Беловой, но она сумела их восстановить. Сейчас же Лена собирает вещи в своей комнатушке в ЩИТе, скидывая их в одну большую сумку. Оставшаяся часть прибудет с курьером по указанному адресу через несколько часов, она обо всем договорилась. Ей хватает ума, чтобы действовать через подставных лиц, чтобы лишний раз не вызывать подозрений. ЩИТу плевать, куда она поедет, они не будут следить за ней, а если и сунутся, то увидят, что мисс Белова улетела на Кубу, чтобы немного отдохнуть.
Она не пользуется автомобилем ЩИТа, предпочитая свое собственное средство передвижения, что также было куплено через подставных лиц, и что ожидает ее в двух кварталах от местоположения основной базы. Лена спокойным шагом доходит до «Ауди», что приветственно мигает фарами, и садится на водительское место. Если верить связным, то в ее квартире уже находится тот, кого она ожидает увидеть, и к кому на данный момент направляется.

В ее руках помимо сумки, что висит на сгибе локтя, совершенно невесомая для нее, но внушительная для любого другого, чашка кофе, Лена заехала по дороге в кофейню, не озаботившись тем, чтобы взять что-то и для Стива. Быстрые шаги по обшарпанной лестнице, Лена сдвигает солнечные очки на лоб, и открывает дверь своим ключом, не ожидая следующих событий. Она может среагировать быстрее, но позволяет Капитану перехватить у нее инициативу, кто сказал, что плохие девочки не любят, когда над ними доминируют? Белова прекрасно понимает чувства этого мужчины, в очередной раз им пытались манипулировать, в очередной раз им крутили, как хотели, и делал это ЩИТ. Так ему кажется, но он вряд ли подозревает, что ЩИТ даже не предполагает, чем именно занимается их агент, хотя стоило бы быть начеку. Она виртуозный лжец, который в состоянии обойти даже самые современные полиграфы. В глазах Стива Лена видит отголоски их предыдущей встречи, он понятия не имел, выжила ли она, смогли выбраться с базы и с того места, где они расстались. В отличие от него, Белова знает, как именно он выбрался, насколько это было сложно, но сейчас это уже не имеет никакого значения. Сумка летит в сторону, стаканчик с кофе Лена успевает поставить на небольшой столик, прямо рядом с дверью, а сама оказывается прижатой к двери. На ее шее сильные пальцы, о, нет, они вовсе не давят, скорее просто удерживают, а вторая ладонь крепко держит за талию, не давая вырваться. Белова изгибает бровь, а на ее губах появляется кривая, даже слегка пошла ухмылка:
- Ты всех так встречаешь, или только я удостаиваюсь таких приветственных объятий? Право, Стивен, мог бы дождаться хотя бы, когда я смогу пройти в квартиру, и сделать это на диване или на столе, нежели возле входной двери, где все соседи будут слушать, - Елена продолжается улыбаться, перехватывая руку Роджерса, и заламывая ее мужчине за спину, у нее достаточно сил и сноровки, чтобы действовать подобным тоном. Ее губы обжигают его ухо, когда она обращается к нему:
- Потерпи хотя бы немного, у меня только все стало заживать, - Лена отпускает Капитана, отходит в сторону, подхватывая сумку в руку, проходит в основную комнату, неловко прижимая ладонь к месту, куда вошел нож. Повязка явно начинает кровоточить, и да, впрямь, на белой шелковой блузке обнаруживается красное пятнышко, что постепенно расползается. Белова чертыхается на русском, снимая через голову верхний предмет одежды, и не обращая внимания на Стивена, проходит в сторону кухни, где в самом нижнем ящике есть небольшая аптечка, в которой все необходимое.
- Успокойся, не притащила я за собой хвост, - хрипло смеётся Лена, раскладывая на столе марлевую повязку, септик и эластичный бинт. - В верхнем ящике есть чашки и чай, вода здесь чистая, не смотри, что пусто и убого на первый взгляд, при необходимости здесь можно жить. Твою мать, - ее пальцы подрагивают, когда она снимает повязку с раны, а с лица сходит вся краска, делая его мертвенно бледным. Ее не смущает ее обнаженности, все внимание сосредоточено лишь на крови, которая проступила сквозь швы, что стали вроде затягиваться. Лена протирает место ранения, стоя перед Стивом.
- Ты знаешь, как я попала к ЩИТу, ты знаешь, что со мной было. А теперь я хочу узнать, что было до. Данные, которые у ЩИТа, расходятся с тем, что всплывает в моей...черт, - она невольно втягивает живот от пронзительной боли, но также медленно выдыхает, продолжая говорить, - я знаю о том, где находится основная лаборатория по изготовлению Ксандра, и где сидит разработчик этой дряни. Могла бы сунуться одна, но не полезу. Поможешь? - Лена протягивает Стиву бинт, упираясь ладонью в столешницу, и чувствуя, как к горлу подкатывает приступ тошноты. Оказывается помощь Клариссы была недолгой, проникновение было глубже, чем думала Лена. Кто-то явно перестарался.

+1

10

Стивену повезло выбраться почти что из взятого в кольцо Детройта, и он точно знал, какое имя носит его везение, а в кармане был ключ и адрес, где ему надлежало быть через три дня. И все те три дня до встречи он размышлял о том, а стоит ли ему идти? Вдруг все это - очередная ловушка Щита? Только зачем было городить столько сложностей, когда можно было скрутить его еще в Детройте? И еще Стивен помнил алую кровь агента Беловой на своих руках, все же решаясь пойти по адресу: хотя бы для того, чтобы узнать, что с ней было все в порядке сейчас.
В квартиру Стивен попадает первым, и ключ идеально подходит. У него есть немного времени, чтобы оглядеться по сторонам, убеждаясь, что квартира - безликая, которая ничего не скажет о своем владельце, что тут нет памятных фотографий и дорогих вещей. Скорее это смахивает на "перевалочный пункт", где можно отсидеться и переждать бурю. Теперь в его жизни бурей хватало, и о таких "пунктах" он был прекрасно осведомлен: у него самого их было несколько, где Стивен иногда отлеживался, зализывая раны, пережидая, пока волна спадет, чтобы снова выбраться наружу и идти дальше.
Едва Стивен слышит, как кто-то оказывается подле двери, как чуть поскрипывает замок, как он бросает все свои исследования квартиры и замирает неподалеку от входа, чтобы в следующее мгновение перехватить Елену и вжать ее в дверь своим телом. Она дергается и едва успевает поставить чашку с кофе, а потом по ее губам пробегает усмешка. От ее слов у Стивена, кажется, начинали алеть уши: он сам бы никогда не подумал о таком подтексте своего захвата. Быть может именно поэтому он смущенно хмыкает, и его хватка ослабевает, когда Стивен немного отстраняется и чуть отводит взгляд. Наверное, этой заминкой агент Белова и воспользовалась, когда перехватила его руку, заламывая. Стивен дернулся, но не стал сопротивляться, хотя из ее захвата он бы вполне мог выбраться, и лицо ее - слишком близко, губы почти касаются кожи, горячее дыхание у самого уха. Стивен невольно дергается, чувствуя себя, как мышь, которую поймала коварная белая кошка, которая наслаждается этой игрой, и он видит азарт в ее глазах, узнает его такой знакомый ему блеск.
- Я ничего такого, - но она не дает ему договорить, а уже проходит в квартиру, и Стивену приходится следовать за ней. Со шпионками общаться сложно: они всегда сами себе на уме, и подчас их не самые логичные поступки ведут к их цели. Тут бесполезно пытаться понять: надо просто принять, как должное, как факт, и попытаться договориться или просто не мешать друг другу, если общение не выйдет.
Стивен застывает на месте, когда агент Белова вдруг стаскивает себя верх своей одежды в виде какой-то блузки и уже дефилирует в таком виде дальше. Он невольно отворачивается, шумно выдохнув, что она так раз за разом проверяет его на прочность или провоцирует или все этого понемногу.
- Спасибо: мне есть, где жить, - на языке вертится совершенно другой вопрос: когда ты оденешься? Но Стивен молчит, чувствуя, что происходит чего-то не то. В конце концов, они оба профессионалы своего дела, чтобы он тут так вдруг стыдливо отворачивался, будто рассматривает ее не как профессионала, а в другом, более личном ключе. Он глубоко вздыхает разворачиваясь наконец к ней и уже замечая причину того, что она решила здесь оголиться. Он хмурится, и его взгляд застывает на открывшейся ране: Стивен прекрасно помнит, как нож вошел в ее бок, как на его руках оказалась ее кровь. - Зря ты тогда так поступила: можно было выбрать иной способ, - она шипит, морщится, бледнеет, жадно втягивая ноздрями воздух, будто давно не дышала, и он оказывается рядом, стараясь осторожно ее поддержать и усадить на диван, чтобы она не упала тут. При этом приходится себе напомнить, что она все-таки профессионал, но у профессионалов бывают ранения, которые доставляют массу неудобств. - Тебе стоило бы отлежаться, - в его голосе звучит укор, и Стивен невольно вспоминает, как еще пару мгновений назад он с силой вжимал девушку в дверь своим телом, что наверняка мог повредить рану, раз она снова начала кровоточить. - Извини, - дальше он замолкает, осторожно протирая края раны кусочком ваты, смоченным дистиллированной водой, чтобы уже потом, стараясь действовать также аккуратно, едва касаясь ее раны пальцами, смазать ее антисептической мазью и снова наложить повязку. В аптечке еще находятся лекарства, и он молча выкладывает их на стол, как бы говоря, что лучше бы агент Белова перестала играть в Зою Космодемьянскую и наконец начала лечиться, пока не стало хуже. Да, она профессионал, не простой человек, но от не слишком удачного стечения обстоятельств никто не застрахован, и это Стивен также знает по себе.
- Когда ты хочешь туда отправиться? - несмотря на свое молчание, Стивен прекрасно слышал весь ее рассказ, каждое слово, и уловил все то, что Елена предпочла оставить за кадром, но что так легко читалось между строк в ее коротком монологе, который он не посмел прерывать. - Ты сама, надеюсь, понимаешь, что с такой раной тебе лучше отлежаться до того, как мы отправимся в основную лабораторию, - он прекрасно знал, о чем говорил: раненый герой может легко стать обузой и подвести остальных. Именно поэтому все три дня Стивен не рвался в бой, а сам сидел тихо, дожидаясь, пока помятые ребра перестанут его беспокоить. - Ты хочешь отлежаться здесь, чтобы тебя никто не нашел и не потревожил? Это было бы хорошее решение, - он кивает головой, поднимает взгляд чуть выше и спешно отворачивается, смотря в сторону. - Наверное, тебе стоит отдохнуть, - их не самый простой и легкий разговор в таком случае вполне может обождать.

+1

11

Его пальцы касаются кожи, а кажется, что это разряды тока. Когда читаешь досье на Капитана Америка, то лишь ухмыляешься, когда читаешь новости – ухмыляешься, когда видишь по телевизору – фыркаешь, но когда находишься с ним так близко, что можешь ощутить запах мыла на его едва тронутой загаром коже, одеколон на шее – то ты не можешь даже дышать. Он смотрит на тебя, а ты уже ведешься на эту честность, сквозящую в кристально голубых глазах, он говорит, а ты готова перейти на сторону добра и быть там вечно. Стивен Роджерс просто держит тебя в руках, а ты уже мысленно срываешь с него одежду, рассказывая своим телом, как можно еще провести это время, кроме как выслеживать преступников.
- Можно, - звук получается тише, чем она рассчитывает. Против воли проводит языком по губам, стараясь избавиться от настойчивой жажды, которая проявляется с каждым мгновением все сильнее. Отводит взгляд в сторону, лишь бы не думать об этих руках, нежно протирающих края раны, латающих ее, после того, как она пыталась спасти его. Когда он только сажает ее на диван, Лена отключает характер конченной суки, и смотрит на Роджерса взглядом, который можно назвать – восхищенным. Это проходит так же быстро, как и порочная слабость – быть просто женщиной, а не первоклассной убийцей. – Только не было времени на размышления. Либо я отдаю им тебя, либо спасаю здесь и сейчас, - она выдыхает, ей немного легче. Боль уходит, сейчас две таблетки тайленола и через полтора часа эксидрина, и станет еще лучше. Да, она не обладает способностями Наташи, которую пичкали сыворотками, поэтому приходится справляться порой своими силами. Жаль Клариссу нельзя с собой везде таскать.
- Понятное дело, что тебе есть, где жить. Но довольно опасно постоянно передвигаться по одному и тому же маршруту. Впрочем, это только твое дело. Захочешь остаться – выгонять не буду, - Плечи Лены дергаются наверх, будто в сомнительном жесте, женщина неловко поднимается с дивана, морщась. В ее ладони уже лежат две тех самых таблеток, что помогают прийти в себя.
- Дня через два – минимум. Они сейчас не будут срываться с места, слишком много всего надо сделать. Пусть думают, что в запасе у них осталось от силы неделя, нам это на руку. Тем более, что они искренне полагают, что они – не причем. Что нам интересовал только ты, - Ее палец касается пуговиц на рубашке мужчины, пересчитывая каждую, задерживаясь на ней, словно в них заложены сокровенные тайны. – Пойду оденусь. Там есть чайник, поставь его, если не сложно, я бы выпила чего-нибудь, - в ее руках оказывается та самая испачканная в крови блузка, и чистая футболка из сумки.

Ванная чистая, как ни странно. Она больше напоминает те самые, из советских квартир – обычный белый с бежевыми разводами кафель, или зеленый, простая раковина, но чистая; ванная не пластмассовая, отдраенная. Под раковиной шкафчик, в нем было, гели для душа, шампуни. Все новое, не использованное. Кровь, смешиваясь с водой, капает на пол, но хотя бы кожа становится чистой, Белова чертыхается, но кидает блузку в раковину, старательно застирывая пятно Роршаха, мылом, и оставляя в таком состоянии на пару часов. Потом отстирает. Лена скидывает легкие джинсы и босоножки, вместо них теперь обычные домашние шорты, черная футболка и кроссовки, что она держит в руке.
- Предлагаю выехать послезавтра рано утром. У меня есть пара идей, как это можно сделать, чтобы нас не смогли засечь слишком быстро. Хотя внутренние перемещения не должны сильно контролироваться, - Белова сидит на стуле, перед ней раскрытый ноутбук с отключенным интернетом. Необходимая информация хранится на жестком диске, а операционная система не позволяет в отключенном состоянии совершать действия хакерского характера.
- Я послушаю тебя, и проведу эти пару дней на дне, то есть здесь. Что, впрочем, не сильно различается по своему значению, - она ухмыляется, переводя взгляд на Стивена. Интересно, когда она успела начать называть его в своей голове не Капитан, не Кэп, а Стивен? Краем ухы слышит, как кипит чайник, и поворачивая ноутбук к Роджерсу, идет к плите, шлепая босыми ногами по деревянному полу. – Здесь имена и адреса тех, кто причастен к Ксандру. Не только основные точки продаж, но и месторасположения одной из баз. Они прикрываются фармакологическим обществом, дескать, действуют на благо народа, пытаются разработать лекарство от…мутации, - она задерживается. Смотрит внимательно на свои руки, что неистово дрожат, пальцы едва удерживают чайник. Ей страшно, так, как не было давно. Маленький паучок не хочет никакого лекарства, он даже не хочет всего этого, но способности – это страшная вещь, на контроль которой до сих пор требуется много усилий, и именно поэтому количество прикосновений к людям сошло на нет. А для Леночки, что по своим ощущения – кинестетик, это сравни аду.
- Но интересно другое. Это контролируется остатками ГИДРы. Хвосты тянутся к верхушке, - льет кипяток в чайник, где уже лежит крупнолистовой черный чай, и заваривает, выставляя на стол две больших чашки и сахар. – Ты попал на перевалочный пункт, скажем так. Там сидели те, у кого были компоненты для сбора наркотика. Проблема в том, что… часть изготавливается благодаря мутантам, - Лена садится рядом со Стивом, - сахар сам положишь. Нам надо в Лос-Анджелес, да-да, звучит странно. Но суть в том, что на побережье распологается один из крупных офисов фармакологической компании, относительно крупной, которая принадлежит ГИДРе, но при этом оказалась вне подозрений. Не спрашивай, понятия не имею, как это у ЩИТа получилось, - она фырчит, покачивая головой, и удивляюсь периодически тупости той организации, с которой до сих пор сотрудничает.
- Я могу заказать билеты, документы тоже беру на себя. Только мне надо понять – останешься ты здесь, со мной, или предпочтешь отправиться туда один. Просто дожидаясь в условленном месте.

С языка просится – «Останься», но Лена молчит, отводя взгляд. Они вообще друг другу никто, лишь средства в достижении целей. Вот только ее цели, ее планы пошатнулись, смешались в голове. И Черная Вдова не знает, где теперь хорошо, где плохо. Где добро, а где зло. И почему эмоции могут быть такими яркими, словно ты под дозой. И нестерпимо хочется курить.

+1

12

Стивен ощущает свою вину за то, что произошло с агентом Беловой: если бы она не пыталась тогда дать ему шанс выбраться, то сейчас бы сидела без этой повязки. Если бы он так неосторожно не вжал ее в дверь, что было достаточно грубо, то теперь бы ее рана не кровоточила, и его извинения звучат как-то по-детски и нелепо, от чего Стивен немного смущается и сосредотачивается на том, чтобы помочь ей сейчас, сделать перевязку и как-то остановить проступающую кровь. Он старается осторожно касаться пальцами с ваткой краев раны, где видны капли крови, мысленно сетуя, что Елена так неосмотрительно сбежала из лазарета, где бы ей еще, по-хорошему, стоило провести пару дней. Его действия - уверенные, четкие, старающиеся причинить как можно меньше боли, которую агент Белова наверняка испытывает, и Стивен тут не спешит, действуя обстоятельно, чтобы избежать дальнейших рецидивов.
- Не больно? - тихо спрашивает он, сосредоточено справляясь с ее раной, нанося мазь и только тогда поднимая голову. Кажется, ей не больно, и она как-то странно на него смотрит, что Стивен тоже замирает, отвечая на ее взгляд. Он смотрит с неуверенностью и беспокойством, но смотрит прямо, честно и открыто, как и всегда привык, да и не умеет он по-другому. - Тогда надо было меня сдать или выбрать менее травматичный способ, - меньше всего он хотел быть причиной чьих-то проблем и неурядиц, а еще меньше - риску для жизни и для здоровья. Стивен привык справляться сам, старался не досаждать другим своими проблемами, но всегда первым охотно шел помогать, если у кого-то что-то случалось. И это тоже был в нем заложено почти на генетическом уровне, и в небольшой и не слишком богатой семье Роджерсов сына учили именно такому. - Я подолгу не остаюсь на одном месте и даже отказался от гостеприимства Т'Чаллы, чтобы не навлечь на него беду и не привлекать к Ваканде ненужное внимание, - в Ваканде еще был Баки, в криокамере, и меньше всего Стивен хотел, чтобы об этом узнали, чтобы его нашли и наверняка бы попытались вывезти. О таком он ни с кем не говорил, и это был секрет его и правителя Ваканды, на кого Стивен полагался и которому доверял. - Тебе лучше не вставать, - но Елена его не слушает и уже присаживается на диване, касаясь пуговиц его рубашки, как будто отсчитывая секунды до чего-то только ей ведомого. Стивен молчит, смотрит чуть нахмуренно, как бы говоря выказывая неодобрение ее поведением, когда она снова срывается с места вместо того, чтобы отлежаться. - Хорошо, я поставлю чайник, - он покладисто соглашается и провожает ее взглядом, а потом тоже поднимается на ноги и идет на кухню.
Стивен терпеливо дожидается ее из ванной, сидя на все том же диване, на котором она его и оставила. Елена переоделась и теперь выглядела вполне по-домашнему, что было для него в новинку: он привык к совершенному иному образу, что неудивительно - они виделись исключительно на работе и по работе. Вот Елена с ноутбуком - эта картинка ему привычнее, и Стивен поворачивает голову в ее сторону, приготовившись внимательно слушать.
- Ты точно будешь в порядке? - это его волнует в первую очередь, а не такой простой в пару дней: ему бы тоже неплохо отлежаться, и дать своим ребрам немного зажить перед тем, как снова бросаться в бой. Слышится свисток чайника, но тут Елена успевает быстрее, а Стивен получает ее ноутбук, внимательно читая информацию, которую она успела найти. Ему нравится такой обстоятельный подход к делу, где явно учтены многие детали, вопросы про которые он бы задал в первую очередь. Но ему не нравится, что на такое Щит закрывает глаза, допуская и не пресекая, как будто не понимает, чем такое может грозить в будущем. Стивен хмурится, пробегая взглядом по экрану, понимая, что действовать надо незамедлительно, что это и правда тот случай, когда можно поступиться статусом "боец из подполья", чтобы сделать что-то полезное и действительно важное. - Зачем им лекарство от мутации? - этот момент ему непонятен, и Стивен снова вчитывается в текст. - Им такое было бы выгодно лишь в одном случае: убрать чужих мутантов и усилить своих, чтобы они "доминировали на рынке", - он ловит ее взгляд и несколько неловко пожимает плечами. - Как видишь, я выучил новые слова, чтобы не казаться таким уж динозавром, - пока Елена наливает им чай, Стивен успевает дочитать информацию. Пока что по диагонали, чтобы иметь представление, а уже потом он еще раз, а то и не один, внимательно все перечитает для себя, чтобы представлять и понимать, как им следует действовать дальше. - Я догадывался, что за этим стоит именно Гидра, но у меня не было доказательств, - чай уже налит в чашку, и Стивен машинально сыпет в нее несколько ложек сахара, не отрывая взгляд от экрана. - Спасибо, - но благодарит он ее, смотря в глаза, не позволяя себе такого обезличенного и машинального. - Лос-Анджелес? - это вызывает удивление, но потом Стивен кивает головой. - Если хочешь что-то спрятать, то это лучше делать на видном месте, - им придется пересечь всю Америку, чтобы добраться до нужной точки, и быстрее самолета ничего нет. Он так просто не сможет сделать документы за такой короткий срок, и Стивен решает довериться Елене в этом вопросе. - Хорошо, - он снова кивает головой, берет чашку и делает глоток, слыша ее следующие слова и замирая. Честно говоря, он о таком подумать не успел: он вообще рассчитывал, что они отправятся сегодня же, но теперь им явно стоит переждать. Имеет ли ему смысл куда-то уходить, чтобы потом ее где-то искать и выдвигаться на условное место встречи? - Хорошо, - Стивен снова кивает головой, соглашаясь с предложением Елены. - Я лягу на диване. И не спорь, пожалуйста: тебе надо отдыхать и восстанавливать силы.

Вечер подкрался как-то незаметно, а еда из ближайшего китайского ресторанчика давно была съедена. Телевизор работал каким-то фоном, транслируя очередные новости, к которым Стивен не особо прислушивался, допивая еще одну чашку чая. У них есть целое завтра, чтобы выработать план, но пока что стоит перевести дыхание и отдохнуть. Стивену по-прежнему немного неловко стеснять агента Белову, но она явно не показывает этого стеснения, ведя себя так, будто ничего не случилось, как будто он постоянно просит у нее этакого "политического убежища", и она привыкла к тому, что он мелькает где-то на ее конспиративной квартире.
- Время позднее - тебе стоит отдохнуть, - Стивен поднимается на ноги с того самого дивана и идет в ванную принимать душ, закрывая за собой дверь и стягивая футболку. Он осторожно касается бинтов, пытаясь понять, что и как там с его ребрами, насколько они зажили, и как потом надо будет накладывать повязку: плескаться в бинтах он не собирался и уже начал осторожно развязывать бинт. В этот самый момент дверь в ванную неожиданно распахнулась, и на пороге с полотенцем показалась Елена, которая явно забыла его им обеспечить еще по дороге сюда и спешила исправить свою оплошность, как радушной хозяйки.

+1

13

Взгляд Лены изучающий, он скользит по Капитану, пока тот смотрит в ноутбук; пока изучает пятнышки на столе; пока думает, что она не видит, как он обводит своим взглядом ее полуобнаженные ноги, живот, где под тканью футболки скрывается зияющая рана. Он настаивает и спорит, несмотря вот на весь этот образ хорошего мальчика, который сквозит в каждом движении, жесте и взмахе по-девичьи, сука, длинных ресниц, Белова нутром чует маленькую чертвоточину, которую не скрыть за честностью и почти невинностью в сравнении с ней голубых глаз. И заключается она в том, что Стивена Роджерса, ну очень раздражает, если не исполняют его приказов, точнее настойчивых просьб. Это осознание пришло к Лене, когда она дважды или трижды проигнорировала его просьбу отлежаться, отсидеться.
Вдова взмахивает ресницами, в упор рассматривая Стива, пока он пьёт чай; она склоняет голову к плечу, как птичка, отслеживая каждое движение, как губы касаются чашки, как пальцы сжимают керамические темно-бордовые бока этого сосуда.
- Так этот шоколадный котик - твой друг, - задумчиво тянет, не замечая, что переходит на русский, и постукивает пальцами по столу, выбивая ритм «Катюши», он всегда приходит к ней, когда особенно сильно надо пораскинуть мозгами. - Насчёт ГИДРы, я думаю, что ты прав. И я вовсе не считаю тебя динозавром, я младше на каких-то тридцать лет, - Лена фырчит, как кошка, обхватывая руками горячую чашку и делая глоток. Она всегда выбирала чай, если его не было, то пила кофе. Но черный с чабрецом - это слабость. После него уже и эта квартира не кажется такой раздолбанной, хотя это сделано специально, ведь Белова знает все тайники в комнатах, и знает, что основная мебель здесь совсем не дешевая.
- Посмотри на меня. Я продукт ГИДРЫ, пока у них в руках был скипетр, то они могли делать собственных мутантов, но скипетр исчез, а с ним и возможности. Сейчас они пытаются любыми способами не просто завоевать рынок фармакологической продукции, но и под этим сладким соусом подать чёрному рынку идеальное оружие. Не только против мутантов, - Лена вздыхает, она знает, что там происходит на самом деле, не зря столько времени посвятила изучению вопроса.
- О, ты сейчас разбиваешь мне сердце таким решительным заявлением! А я так надеялась использовать тебя, как персонального плюшевого мишку! - Белова смеётся, отчего на ее щеках появляется легкий намек на ямочки. Это не зловещий смех, скорее добродушное замечание, в духе капитана Беловой. - Как скажешь, Стивен. Диван, так диван. Предлагаю заказать еды, одним чаем сыт не будешь. А дела успеют подождать, - Лена поднимается с места и отправляется на поиски телефона, который оставила кажется в сумке.

- Регистрация мутантов до сих пор идёт полным ходом. Количество несогласных постепенно сходит на нет, и восстания заметно сократились... - краем уха слышит Белова, сидя на диване. Это почти похоже на идиллическую картину: Роджерс восседает за столом с чашкой чая, она отдала ему свой ноутбук, пусть развлекается, Лена же бездумно уже минут двадцать вглядывается в книгу. В комнате молчание, прерываемое бормотанием телевизора. В этом нет ничего неловкого, для неё уж точно, словно, так уже было или должно быть. Непривычное ощущение, и порой от него идут мурашки по коже. Или она слишком долго находилась вдали от заданий и шпионской деятельности и размякла, либо Стивен Роджерс и впрямь обладает какими-то способностями, которые мгновенно располагают к себе каждую даму, что находится рядом с ним.
Его голос разрывает тишину, а Лена, погружённая в свои мысли, внезапно вскидывается, словно заслышав голос командира, и лишь через мгновение понимает, что это Стивен. Вдова со вздохом поднимает глаза к потолку, и думает про себя о том, что да, у него точно любовь к контролю, ну или это он так проявляет свою заботу.
- Как скажете, мой капитан, - Лена лишь пожимает плечами, провожая Стива долгим взглядом; нехотя поднимается с дивана, отправляясь в соседнюю маленькую комнату, где есть крохотное окошко, ведущее на улицу, откуда доносятся звуки города. Белова тянется к верхней полки шкафа, стаскивая оттуда простынь и одеяло, подушкой она поделится одной из своих. И ей на голову падает мягкое белое пушистое полотенце, такие обычно подают в гостиницах, и их всегда хочется украсть.
- Черт, полотенце, - решительным шагом выходит в большую гостиную, предварительно открыв окно шире - влажный и горячий воздух Нью-Йорка врывается в комнату, наполняя ее какофонией звуков и ароматов, что щекочут нос. Без стука дергает на себя дверь, не успевая даже ничего толком сказать, лишь пальцы нервно сжимают полотенце, которое кажется слишком тяжелым, чтобы держать его одной рукой.
Почему когда она изучала его досье, там забыли упомянуть о том, что трансформация, что с ним произошла настолько невероятная? Лена не может выдавить ни звука, в ее голове лишь мысль: или она так давно была одна, что голод берет своё, или опять же у Роджерса есть способности к очарованию. Взять себя в руки, медленно выдохнуть.
- Я забыла передать тебе полотенце, - отчего ее голос хриплый, словно это и не она вовсе, а сгусток желания, тлеющего в животе. Не передаёт в руки, хотя он уже протягивает свою ладонь, и кажется, несколько смущен таким пристальным вниманием к своему телу. А Лена замечает с лёгкостью каждый синяк, каждый миллиметр кожи, каждый кубик пресса, и невольно выдыхает, покрываясь румянцем, как школьница на первом разе.
- Извини, - выдавливает из себя, пятится, закрывая дверь, и упирается ладонями в колени, чуть склоняясь. Все просто, это шалит гормональный фон, все очень просто. Белова возвращается в комнату, забирает одеяло и простынь, разбирает диван, чтобы Стиву было удобно на нем спать, но из головы не выходит эта картинка - эта почти Аполлонская скульптура; он сложен, как бог, а вкупе с этими блядскими голубыми глазами, так вообще - хочется убить его.

Она в своей комнате, не выходит, лишь прикрыла дверь, устраиваясь на кровати, благо не скрипучей. Лена ворочается, смотрит на часы, время только второй час ночи, ей бы поспать, но организм отказывается, сон, будто помахал рукой и сказал - не сегодня, дорогая. Вдова выбирается из кровати, стараясь ступать, как можно тише, выскальзывает из своей комнаты, крадется через гостиную, сжимая в руках пачку сигарет, и выбирается в окно на пожарную лестницу. Ей не составляет труда оставаться незамеченной, годы тренировок выработали у нее привычку ходить так тихо, чтобы даже мыши не пугались. Лето в Нью-Йорке может быть удушающим, Белова проталкивает дым через нос, в очередной раз затягивается сигаретой, ее кончик светится в темноте, освещая глаза Вдовы, в которых отображаются неоновые вывески с соседних домов. Она вспоминает, вытягивая обнаженные ноги вниз с лестницы. На самом деле неудивительно, что сон не хочет приходить. Ее так ломали, сжимали в тисках сознание, что Лена нутром чувствует всю боль. Она просто хотела жить на Кубе, вести свой бизнес, трахаться с молодыми мальчиками, и возможно, когда-нибудь умереть в своей кровати. Вот только скорее всего в гордом одиночестве. За ее спиной раздается едва слышное шуршание, Лена даже не поворачивает головы:
- Я тебя разбудила? Извини, - бросает через плечо, даже не поворачиваясь. Делает еще одну затяжку, никотин не влияет на ее организм, но помогает сосредоточиться на одной мысли, а не растекаться сразу по многим. Это скорее психологическая зависимость, попытка избавиться от собственных тараканов, которые мелкими лапками царапают голову изнутри. – С тех пор, как меня забрали из Щ.И.Т.а, я почти не сплю. Знаешь, как бывает с солдатами после войны? Они не могут привыкнуть к кровати. Я же не могу привыкнуть ко сну. Как только засыпаю – сразу пуф, сознание наполняется картинками из бункера ГИДРы, которые я не могу запомнить, расшифровать. Единственное, что четко – это боль.
Внезапные душевные излияния никогда не были ей свойственны. Белова привыкла молчать,  ее так учили, и она была лучшей. Но этот год сломал ее сильнее, чем в свое время Красная Комната. С момента выпуска прошло уже больше двадцати пяти лет, и многое успело поменяться, она умирала, воскресала, жила и узнавала, что такое жизнь. И это было главной ошибкой за все время.
- И к слову, у меня и впрямь в детстве был плюшевый мишка, - выкидывает бычок с балкона, поднимается на ноги. Лена разворачивается, опираясь спиной на перила, скрещивая руки на груди. На ее губах мелькает улыбка, а волосы приобретают розовый оттенок из-за все тех же вывесок, каждая из которых кричит, призывает к действию. Хотя бы какому-то. – Не хочешь пройтись? Я все равно не усну, поэтому точно выйду. Но ты можешь остаться.

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [04.06.2016] Семнадцать мгновений лета.