Текущее время: октябрь-ноябрь 2017 г.
организационные новости:
30.11 - С Днем Рождения, Пульсовцы! Читайте наши новости, их много в теме Глас Администрации
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
27.10 - Как установить "плюсик" в нашей колонке новостей Глас Администрации
02.10 - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
>
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Люди возвращаются на Землю, жизнь постепенно начинает входить в прежнее русло. Становление политической, экономической и финансовой ситуации по всему миру.

31.08 - Возвращение людей из "Города на Краю Вечности".

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" Сам Алексей от всего этого был не в восторге. Он старался быть максимально далеко от всех этих героев и их делишек. К счастью, в правительстве делали большой упор на внутренних делах где его помощь была неоценима. Потому Шостакова и не возвращали в «большую игру» или, не дай боже, не делали своих собственных Мстителей. Да, развал «Щ.И.Т.» и все связанные с этим события заставили Алексея разбираться с некоторыми последствиями, но он всё же удерживался в стороне от всей этой геровщины чему был очень рад. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [15.01.2017]: [Вспомнить все]


[15.01.2017]: [Вспомнить все]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s7.uploads.ru/t/aSHAy.gifhttp://s1.uploads.ru/t/cISv4.gifhttp://s3.uploads.ru/t/5d6SX.gif

Дата, время: начало января, самое время для сюрпризов   Место: Рафт
Участники:
Гамбит, Белладонна

Описание событий:
В Рафте очередное пополнение, на сей раз с пометкой "особо опасна". Женщина. Блондинка. А дальше - ничего. Разбирайтесь как хотите...

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (2017-12-31 10:14:03)

+1

2

Шаг, шаг, шаг, дробно, звучно, в ритм. Как-то не по себе, когда эхо разносит по всему коридору звук твоих собственных шагов. Ещё больше не в своей тарелке себя чувствовать начинаешь, когда оказываешься внутри самой охраняемой тюрьмы в мире. Рафт. Сколько здесь агентов ЩИТа, остаётся только догадываться. Но наверняка они есть, по крайней мере, те два двухметровых плечистых красавца, любящих помолчать и заодно приволокших сюда и Гамбита. Нет, не на постоянной основе, и даже не принудительно. На вполне добровольных условиях. Но никто же не предупреждал, что дорога в их молчаливой компании окажется такой скучной и даже угрюмой. На все вопросы, расспросы и попытки выяснить хоть что-то агенты лишь качали головой и бормотали "Вашей знакомой нужна ваша помощь". Всё. Точка. Спросишь ещё раз - тот же ответ, словно разговариваешь с заезженной пластинкой. Хотя как-то раз один из агентов всё же предложил Реми кофе. Очень мило с его стороны, конечно, но больше за всю дорогу они не обмолвились и словом. Болванчики какие-то, а не люди. Уже подъезжая к Нью-Йорку, ЛеБо пару раз ткнул пальцем в плечо агента, сидевшего перед ним (водителя трогать каджун не рискнул), проверяя, не робот ли он часом. Судя по довольно многозначительному взгляду, всё же человек. И вот, когда они добрались до Рафта, вновь - никаких пояснений и ответов. Лишь сопроводили до входа, запустили на территорию, обозначили, куда идти и молвили "Вас уже там ждут". И теперь Гамбит шагает по длинному коридору, слушая звук собственных шагов и немного взволнованный, потому что понятия не имел, кто из его знакомых мог попасть в Рафт да ещё и нуждаться в его помощи. Может, это всё-таки ловушка и Реми просто своими ногами топает себе в клетку, и сидеть ему теперь лет десять в камере за воровство? Хотя это вряд ли, за кражи в Рафт не сажают. Хотя, если учесть масштабы...
Но, как и любой другой коридор, этот тоже наконец закончился, уводя влево, в стальную дверь, перед которой стоял охранник. Оглядев пропуск, который Гамбиту выдали агенты ещё в автомобиле, мужчина кивнул, постучал дубинкой в дверь, и ту спустя минуту отворили, после краткого жеста сотрудника охраны, мутант шагнул вперёд. И вот перед Реми очередной коридор. Только в этот раз его ведёт вперёд другой охранник, совсем неторопливой походкой петляя в коридорах, словно желал сбить ЛеБо с толку, если тот надумает выйти отсюда самостоятельно. Но каджун лишь безмолвно следовал за мужчиной, не желая сейчас разговаривать и уже всерьёз задумавшийся, с кем ему сейчас предстоит встреча. В памяти начали выплывать все грешки и случайные связи молодости, вариантов было не так, чтобы много, но это же Рафт, сюда сажают только самых отъявленных головорезов, а из такого рода злодеек Реми на ум лишь Кандра приходила. Ну, или ещё быть может, кто-то из гильдии убийц... Ох нет.
Пока в голове крутились образы далёкого прошлого, сменяемые затем фантазийными картинами на тему "Что если?", алтарь, церковь да неземной красоты невеста, семья, дети и ещё много, много чего из того, чего в своей жизни Реми увидеть так и не удалось. Помнил он прекрасно, каждое обещание, каждое слово, сказанное друг другу ещё детьми, затем подростками, и в конце уже молодыми людьми. Сейчас ЛеБо уже совсем не так молод, и каждый из тех обетов он уже успел нарушить. От того и замер перед дверью, которую был готов открыть для него охранник.
- Вы готовы? - гаркнул мужчина, глядя на мутанта. Реми вздрогнул, переводя туманный взгляд на охранника.
- Я? Да... Да, запускайте, - придя в себя, каджун кивнул, твёрдо и уверенно. Жаль, что лишь голос его держится стойко. Нутро мужчины было вовсе не готово к некоторым раскладам, но терзать себя неизвестностью больше не было ни сил, ни желания.
Реми вошёл в просторный зал, с простыми, кирпичными колоннами, яркие софиты ламп били в глаза, освещая кафельный белый пол да с десяток металлических столов с лавками возле них. Комната для аудиенций с заключёнными. Быстрым взглядом алых глаз обежав зал, ЛеБо выдохнул несколько нетерпеливо и нахмурился. Зал пустовал, очевидно, заключённую, так называемую "знакомую" ещё не привели. А терпение Гамбита начинало заканчиваться. Хмыкнув, мутант прошёл вперёд, с неудовольствием услышав за спиной звонкий хлопок закрывшейся двери. Выбрав стол возле колонны, мужчина опустился на металлическую лавку, упираясь локтем в поверхность стола и нетерпеливо глядя на вторую дверь, из которой и должны были выводить заключённых. Как и во всех тюрьмах, в принципе, в этом плане Рафт не удивил. Пришлось посидеть ещё минуты две, а то и три, когда, наконец, уже порядком уставший ждать ЛеБо услышал звук проворачиваемых в двери ключей. Ещё мгновение - и дверь отворилась, в зал вошли двое охранников и девушка в тюремной робе. Пока охранники усаживали девушку напротив Гамбита и приковывали её наручниками к специально отведённой для этой цели перекладинке на столе, Икс-мен лишь с немым удивлением смотрел заключённой в глаза, вопросительно изгибая бровь и не рискуя задавать вопросы при охране. Те, наконец, закончили возиться с наручниками и двинулись к выходу.
- У вас двадцать минут, - предупредили они перед тем, как захлопнуть дверь.
Но Реми не отреагировал на их слова, не сводя взгляда с девушки, с её правильного овала лица, тонко очерченного носа, ровных линий бровей и, конечно, огромных выразительных глаз. Белокурые пряди спадали на её хрупкие плечи, но в осанке осталось что-то царственное, что-то такое, что при любых обстоятельствах возвышало её над остальными. Такую девушку ЛеБо знал лишь одну, и от того с губ его сорвался шёпот:
- Белла?.. Но... как?

+1

3

Одиночная камера, ошейник с постоянно мигающей красной лампочкой, да уже приевшийся лязг цепей, сковавших по рукам и ногам. Никакого комфорта. Сколько она уже здесь? Неделю? Месяц? Больше? Трудно судить, когда не видишь солнца. Бесконечная череда однообразных дней тянулась как старый скучным фильм, который и смотреть уже сил нет, и выключить не можешь. А дальше неизвестность. Пытки страшнее и придумать нельзя, а уж она в этом разбиралась. Блондинка понятия не имела когда за ней придут в следующий раз. И кто придёт. Каждый раз это были разные люди, и допросы стало быть, тоже. По началу это  веселило и даже забавляло, но по прошествии энного количества времени начало удручать и даже побешивать. Её ведь не все время держали в цепях. Это сделали из соображений безопасности после одного несчастного случая с агентами, сопровождавшими блондинку в допросную. Но тут ребята сами виноваты, нечего подходить сзади и руки распускать, сработал рефлекс. Было неожиданно, особенно для самой заключённой. Тогда она и понятия не имела что способна одним ударом сломать человеку челюсть, и не просто человеку, а натренированному бойцу, втрое превосходящему её по массе тела. А вот начальство посчитало это "превышением необходимой самообороны" и сослало нарушительницу спокойствия на нижние уровни, на самые нижние, где в коридорах во все концы разносится лишь эхо тяжёлых мужских ботинок, шаркающих время от времени и то и дело задевающих порожек. Этот звук она запомнила надолго, как и эти ботинки, оставивших немало отметин на нежной коже. Услышав их снова, светловолосая напряглась, но голову поднимать не стала, много чести. В камеру вошли двое, синхронно подхватили мадемуазель под белы ручки и поволокли куда-то дальше по коридору. Она не сопротивлялась, просто не видела смысла, и не строила иллюзий. В одиночку отсюда не выбраться, каким бы опасным и умелым бойцом она не была в прошлой жизни. Девушка шла впереди, эти двое за ней. Как всегда молча и с каменными мордами. Отличный эскорт, ну прямо личная охрана, цепи убрать, так вообще можно подумать, что сопровождают принцессу на светский раут. Идут синхронно, в ногу, почти чеканя шаг. Здоровые гориллы, одетые в униформу. Что-то это ей напоминало, только что?... А она сама, не идет, а плывет. Ноги едва слышно касаются пола, грациозно ступая, ровная спина, расправленные плечи. Такой горделивый вид, что сама королева Елизавета могла бы брать у нее уроки. Откуда это в ней? Ведь все непроизвольно, само собой получалось. Просто так ведь это все не появляется, нельзя таким родиться! Значит, так воспитывали, так учили сызмальства, прививая не только хороший вкус, дивные манеры и умение держать себя, но и любовь к разному виду искусства, в том числе искусству убивать. И как это все прикажете связать воедино? Кто ты? Кто ты, девушка в отражении, которая на вид не старше двадцати пяти? Кто ты, та, что хладнокровно отнимает жизнь, и через минуту ведет светские беседы? Тебя не смущает кровь на руках, ты знаешь как собрать и разобрать весь арсенал охраны, ты в совершенстве владеешь французским, но думаешь, почему-то на английском. Кто ты? Солдат? Шпион? Наемник? Кто ты? Как ни ломаю голову, не могу вспомнить...А этот взгляд в отражении, что я ловлю, как у плененной королевы. Холодный, надменный, всегда сверху вниз. Быть может, вскоре, я разгадаю эту загадку.
Коридор внезапно кончится массивной железной дверью. Это не допросная. Сзади со спины подходят еще двое, и пока те другие открывают замок, стоят и дышат ей в затылок. Караулят, чтобы не сбежала, не иначе. Блондинка поворачивает голову и узнает того самого громилу, которого она так неосторожно уронила об кафель недели две назад...не меньше, судя по заживающим ссадинам и еще не рассосавшейся гематоме. Надо думать, что обиженный парень смотрит на нее волком и ждет реванша, и, судя по тому, как у девушки зачесались кулаки, это случится очень скоро.
Ну вот, наконец, парни закончили возиться с дверью и запустили ее внутрь. Обычное на вид помещение, без окон (ну естественно), зато со столами и стульями. Ну прям столовка студенческая или что-то вроде того. Блондинка вскинула бровь, увидев в глубине зала мужчину, а затем повернулась к охраннику и просто не смогла сдержать смех.
-Les garçons, vous êtes quelqu'un m'a conduit?*
- Шагай! Ее грубо толкнули вперед, однако улыбаться она не перестала. Спокойно села напротив своего таинственного гостя и даже дождалась, когда ее свита спокойно пристегнет "госпожу" к столу.
- У вас двадцать минут, - рявкнул один из охранников, после чего закрыл за собой дверь.

- Ну прямо экспресс-свидание. Девушка, наконец, подняла глаза, но вот убрать с глаз уже изрядно отросшую челку руки просто не дотянулись. С досадой бросив руки на стол, она вдруг уловила в шепоте визитера знакомые нотки. Или опять показалось? Что за акцент? Так и режет слух. Миссисиппи? Луизиана? Точно Луизиана... Креол? Каджун? Откуда я это знаю? Мon dieu, да какая разница, откуда? 

-Как ты меня назвал? Голубые глаза буквально засверлили его. Внутри что-то подсказывало, перед ней не просто человек с улицы, и не агент ЩИТа. И Черно-красные глаза мужчины тут не причем.

*Мальчики, вы кого мне привели?

+1

4

Поверить своим глазам не так-то просто, когда перед тобой вдруг появляется один из самых ярких призраков прошлого. Белла Донна Будро собственной персоной, девушка, заурядной которую назвать не повернётся даже самый дерзкий язык. Прекрасная, как цветок, опасная, как лезвие кинжала, дерзкая, как тысяча чертей. Совершенство во внешности и буйство в крови, такую девушку забыть невозможно. Даже если очень захочется.
Реми знал её очень давно. Он с самого детства знал Беллу, был участником многих шалостей, учинённых ими в отрочестве, вместе они взрослели, вместе выросли, и даже собирались рука об руку пройти к алтарю, но это уже совсем другая история. Так же, как и история о враждующих Гильдиях Нового Орлеана. История взросления, любви, первых признаний, и должна бы она закончиться в церкви, перед священником, но... Их история оборвалась в тот же день, когда ЛеБо был изгнан из Орлеана, за тяжкий грех, вспоминать о котором старался как можно реже. Окончательно точка в истории Беллы и Реми была поставлена уже больше десяти лет, когда он в упор смотрел на надгробие на её могиле. Но, очевидно, долго числиться в загробном мире пламенной девице не захотелось.
- Tout passé, tout cassé, tout lassé, - пробормотал Гамбит, не сводя взгляда с блондинки. В том, что перед ним именно та девушка, которую он знал, с которой вместе рос и в которую был влюблён, каджун не сомневался. Лицо Беллы он узнает из миллиона других. - Я был уверен, что так просто покинуть белый свет ты не можешь. Но... как?
Этот вопрос - как? - преследовал Реми с первого взгляда на Беллу в этой душной комнате, и едва ли надежды, домыслы и предчувствия касательно правдоподобности смерти Будро хоть как-то повлияли на то колоссальное удивление, что до сих пор играло на лице мутанта. Не удивиться подобному было попросту невозможно, так что он имел полное право сейчас округлить глаза и, вцепившись ладонью в край стола, нетерпеливо ожидать ответов от девушки, тоже начавшей играть в какие-то странные вопросы.
- В смысле?
ЛеБо прищурился, недоверчиво глядя на девушку. Ни капли издёвки, нет, Белла Донна на полном серьёзе задала свой вопрос, хотя сквозь прозрачную завесу светлых волос во взгляде небесно-голубых глаз легко могла затеряться тень ехидной усмешки, которую Реми мог попросту не уловить. Всё же, поиздеваться Будро любила, проявлялось это всегда, и в детских шалостях, порой не по-детски жестоких, и в простом диалоге, который девушка, в силу жгучего нрава, всегда вела со стервозными нотками, и в любовных утехах, сколько раз на теле каджуна оставались глубокие следы её ногтей и зубов, и в особенности в охотном желании пустить чью-либо кровь, и нет смысла прикрываться Гильдией, Белле это попросту нравилось. Она всегда была колючей, острой, не лезла за крепким словцом в карман, нет. Иначе бы не прошла вся юность Реми рядом с этой девушкой, нет, всегда он шёл с ней рядом, с удовольствием позволяя Белле освещать его жизненный путь своим невыносимо ярким светом.
- Я назвал тебя Беллой. Или мне уже нельзя обращаться к тебе по имени? - ЛеБо чуть нахмурился, терпеливо пока ещё вёл диалог, даже смутно не догадываясь, чем же он может помочь внезапно воскресшей девушке. Но на лице девушки понимания он пока не находил, и начал всерьёз опасаться, что с Бурдо что-то не так.
Гамбит встал с места, быстрым взглядом убеждаясь в наличии камер видеофиксации происходящего, едва ли есть в этом помещении звукозаписывающие устройства, так что можно было особо не шифроваться, но - на всякий случай - каджун всё же обогнул стол и встал рядом с девушкой, наклоняясь к самому её уху и поворачиваясь спиной к камере видеонаблюдения.
- В чём дело, Белла Донна? - быстрым сбивающимся на шипение шёпотом заговорил Реми, едва не касаясь прядей волос девушки губами. - Что за игры? Никто здесь не знает твою настоящую личность, ты здесь инкогнито? Или охранники... они с тобой грубо обходились, да? Да? Ответь.
Некогда ему играть в её игры, нет ни желания, ни настроения играть в узнавайку и отвечать на вопросы, ответы на которые они прекрасно знают с самого детства. Лучше для самой же девушки будет, если вся эта игра на публику имеет свою, и, хотелось бы верить, высокую цену. Всё же, в определённых кругах Белла была действительно знаменательной личностью, и скрывать своё имя при некоторых раскладах и впрямь разумно. ЛеБо невесомым прикосновением убирает пряди волос с лица Беллы, убирая их девушке за ухо, довольно грубо он берёт девушку за подбородок, внимательно оглядывая лицо и шею Беллы. Ну конечно. Синяки и ссадины тут же бросаются в глаза. Зубы каджуна ощутимо скрипнули.
- Mon dieu... Проклятые животные, - едва слышно выдохнул мужчина, прикрыв на мгновение глаза. - За каким чёртом они тебя пытают, Белла? - негромко произнёс Реми, всё ещё держа подбородок девушки в плену собственных пальцев и заставляя её смотреть ему в глаза. - Во что ты вляпалась на этот раз, ради чего ты всё это терпишь? Для чего ты вызвала меня сюда?

+1

5

- Белла? Какая к чёрту Белла? Холодный, еле живой взгляд внимательно изучал его черты. Не похож он был на всех этих солдафонов. Кто же он тогда? Пропуск временный, одноразовый, больше он сюда хрен зайдет. Может и впрямь, подарок судьбы? Её счастливый билет отсюда. Но захочет ли он помогать? И почему он называет ее Беллой? И этим мордоворотам тоже какая-то Белла нужна была. Но она как тогда ни хрена не знала, кто это, так и сейчас не знает. И никак в ее светлой голове не уложится, что имели ввиду они именно ее, ее саму. Вывод этот напрашивался сам собой, хоть в голове и был полный вакуум. Себя с этой женщиной она никак не отождествляла. Принимать эту правду она пока не собиралась, но, если ничего не изменится, придется. Сейчас у нее еще оставались силы, а что будет завтра?
Едва рука каджуна коснулась её подбородка, девушку аж передернуло. Она оскалилась словно хищник, затравленный зверь, готовый кинуться и растерзать любого, кто приблизится. Одним резким ударом головы она могла легко разбить нахалу нос, но чудом сдержалась. Он ей ещё нужен.

- Грабли убери! - Блондинка шикнула в пол голоса, но достаточно громко и отчетливо, чтобы слова дошли до того, кому предназначались, - Или всю оставшуюся жизнь ходить только под себя будешь! Исходившие при этом эмоции не чувствовал разве что ленивый...

Она не шутила.  Ей действительно было больно. А синяки и ссадины на лице - слабый отголосок истинного пережитого ужаса, надежно скрытого тюремным шивпотребом. Для неё сейчас все мужское племя было врагом номер один. Для всех находились способы расколоть скорлупу, даже для такого крепкого орешка как она. Были в закромах родины ( ЩИТа в частности) и такого уровня специалисты, языки развязывали виртуозно, не гнушаясь ничего. После такого и она выложила бы все как на духу, если бы имела хоть малейшее представление о человеке, который всем им так нужен. Вот только слова  "не знаю" тут не понимали. Здесь не просто били, здесь ломали людей. Упорно, методично. Добывали нужную информацию, а то, что останется - в расход. Она знала свою  участь, но принимать её не собиралась. Держалась, из последних сил держалась, до скрежета стискивала зубы, но держалась. Как и подобает госпоже, покорна, но не сломлена. 

Эти костоломы уже устали выбивать из нее признание и решили пойти ва банк, столкнуть её лицом к лицу с единственным ( как они считали) живым родственником. Узнает или нет? Не узнала.  Не смогла узнать. Ведь наверняка сейчас сидели за стеклом, наблюдали. Как в зоопарке.
- Так значит решили попробовать? Не кнутом, так пряником? Молодцы! Но имей ввиду, красавчик, со мной этот номер не пройдёт! - А затем тихонько добавила, тоже на ушко - я тебя сюда не вызывала. Боле того, я тебя даже не знаю, но если поможешь мне выбраться, я для тебя буду и Беллой, и  Донной, и кем захочешь! А, вот еще что, если ты надеешься так же беспрепятственно выйти отсюда, как и зашел, я тебя разочарую, милый. Ты даже по скромным подсчетам видел слишком много. Если уж тебя приманили сюда, поверь, ты здесь надолго застрянешь... У нас с тобой одна дорога.  - Блондинка дала время подумать, но немного. Секунды две, а то за дверью уже начали шушукаться. - Чего молчишь? Да? Нет? Девушка резко повернула голову и зыркнула на мужчину, - Мать твою, я же не жениться на мне прошу!

+1

6

Тень сомнения то и дело блуждала по лицу Реми ЛеБо, всякий раз когда он слышал неизменно невменяемую реакцию Белла Донны на собственное имя. Она не признавала его, кричала, срывалась на рык, всё, как она умеет, весь спектр пылких, жарких эмоций, на кои Будро редко скупилась, но если девушка решила так шифроваться, то для чего сейчас так громко удивляться и орать "Какая я тебе Белла"? В навыках блондинки в подобных вопросах Гамбит не сомневался, значит, такое попустительство не намеренное, но... с искренностью у Беллы тоже случались порой заминки, так что столь охотно верить в истинность огрызающейся и ощерившейся оскалом девушки ЛеБо не спешил.
- Хорошо, - всё ещё касаясь лица блондинки, мутант хмыкнул, соглашаясь на эти безумные правила. - Если не Белла, то кто? Как тебя зовут? Как только ответишь - я, так и быть, прекращу распускать руки. На минуту-другую - так точно.
Посыпавшиеся угрозы с припухлых губ девушки ещё больше убедили Реми, что ошибиться каджун никак не мог. Ну не мог он не признать Будро, не мог не узнать, не мог перепутать, не мог обознаться. Он знал это милое личико, знал эту точёную фигурку, знал этот бархатный голосок, Господи, да ему даже запах её был знаком. Он прекрасно знал, кто перед ним, знал это, возможно, даже лучше, чем она сама в нынешнем состоянии. И оттого ещё больше его запутывало её поведение, если только всё же не вернуться к варианту, что девушка лишилась памяти. Полностью либо частично. Но это никак не объясняет того, каким образом здесь в таком случае оказался сам Гамбит, кто его вызвал сюда, зачем... И снова все мысли возвращаются на исходные позиции, ни к чему не приведя.
- Можешь угрожать мне столько, сколько захочешь, charmant, - вздохнул мужчина, скользнув пальцами по щеке девушки и словно бы нехотя убирая руку от её лица. - От тебя я в своей жизни столько уже выслушал, что фразой больше, фразой меньше...
И хоть ладонью Реми уже не касался лица блондинки, взгляд его всё ещё скользил по её коже, по теням синяков, хмурая морщинка легла меж бровей каджуна. Да, уж в чём мутант не сомневался - так это в том, что Белла Донна не святая. И есть на её тёмной душе груз многочисленных грехов, тоже не новость. Но вот так пытать девушку, бессильную, скованную... одна эта мысль вызывала скрежет зубов у импульсивного мужчины. Да любому мужчине должно быть чуждо подобное поведение, эта жестокость - присуща лишь животному миру, но, увы, далеко не все так считают.
- Ты правда меня не узнаёшь? - ЛеБо смотрел в глаза блондинки, чуть прищурившись и правда не в состоянии до конца поверить ни в то, что она действительно жива, ни в то, что она потеряла память. Но во взгляде сквозил лишь гнев да непонимание, и привычные колкости полетели из ротика блондинки, мужчине оставалось лишь устало выдохнуть. - Mon dieu, я не допрашивать тебя сюда пришёл, прошу, прекрати нести чушь...
Однако дальше Гамбиту пришлось слушать куда внимательнее. Будро начала стремительным, свистящим шёпотом доносить что-то, уже больше похожее на информацию, до разума мужчины. Дослушав блондинку до конца, мутант задумчиво оглянулся, прикидывая, осматривая, прицениваясь...
- Прекрати мной манипулировать, charmant, ты же даже толком в правилах игры не разобралась, а уже тянешься к колоде, - неожиданно жёстко произнёс Реми. Он прекрасно слышал эти интонации раньше, девушка не имеет ни малейшего понятия ни кто он такой, ни зачем он здесь, ни черта, но уже начала выжимать из ситуации максимум пользы, с этой типичной для Беллы интонацией начала давить, убеждать, чтобы в итоге он сделал так, как было нужно ей. У него же были иные планы. Или нет? - Ты действительно ничего не помнишь? К слову, жениться на тебе ты уже просила, дурной тон - просить дважды.
Ехидно усмехнувшись, каджун лениво, максимально беззаботно отошёл от стола с прикованной к нему Будро на пару шагов. Ещё один пронзительный взгляд, сначала на девушку, затем на дверь позади себя, потолок - и дверь напротив. Дальше нужно действовать очень быстро.
Из кармана плаща выскользнули игральные карты, тут же оказываясь в ладони ЛеБо, охваченные сиреневым пламенем кинетической энергии. Один бросок - три ярких лампы и камера видеонаблюдения взорваны, комната погрузилась в практически непроницаемый мрак, но каджуну это не было помехой - в темноте он видел отлично. Гамбит уже в момент взрывов оказался рядом с дверью, указательным пальцем касаясь замочной скважины. Короткий щелчок, хлопок, - достаточно взорвать лишь одну шестерёнку, чтобы замок заклинило и дверь не открылась. К слову, почти сразу на дверь осыпался град ударов, охранники явно начали суетиться, не довольные происходящим. Послышались короткие выкрики, приказы, переговоры через рации... но Реми некогда прислушиваться - он уже бежит на другой край комнаты, ко второй двери, но не успел до неё добежать - дверь распахнулась, и на пороге застыли двое охранников с оружием наперевес. Но останавливаться было уже поздно - ЛеБо и сотрудников тюрьмы разделял лишь пустой стол, и мутант прыгает вперёд, скользя по поверхности стола и врезаясь двумя ногами в грудь первого охранника. Тот к подобному оказался не готов, пошатнулся, пятясь назад и заодно выталкивая из помещения и своего напарника. Спешно захлопнув за ними дверь, каджун вновь вывел из строя замок, выдохнул, отряхнул ладони и направился к Белла Донне.
- Итак, - громко хлопнув ладонями по столу, Реми практически приблизился к блондинке носом к носу. - Либо ты сейчас мне говоришь моё имя, belle. Либо я ухожу отсюда один. А говорят ещё, что первая любовь не забывается...

+1

7

"Как тебя зовут?" Хотела бы она знать ответ...Действительно хотела. Этот вопрос мучил ее с самого первого дня нахождения здесь. Когда ее нашли "люди в черном" с шевронами Щ.И.Т.а на рукавах, она лежала на чем-то вроде операционного стола, утыканная проводами и иголками похлеще ежа. Едва ли ее искалеченный мозг и тело вообще хоть что-то понимали тогда. Она обмякла словно полуразложившийся труп, не в силах пошевелить ни единой мышцей, кроме разве что мышцы,поднимающей верхнее веко. Голове, лишенной памяти, нужно было хоть что-то запомнить, иначе у нее и вправду поехала крыша. Вот она и цеплялась, за все что угодно, все что видела тогда вокруг - то и запомнила. Это было похоже на видеоряд с фотографиями: инструменты на столе, разложенные по порядку, все, кроме скальпеля (и откуда она помнила этот порядок?), кипенно-белые простыни, холодный серый кафель на стенах, ослепляющий свет ламп откуда-то сверху, и нависавшее над ней лицо человека без возраста. Смертельно бледное, почти неживое, с проникновенными стальными ярко-красными глазами... При одном только воспоминании его по телу пробегал мороз. Кто он? Что сделал с ней? Что собирался сделать в тот раз? Сложный вопрос. Он носился по разуму снова и снова, словно эхо по пустому коридору старинного замка. Высокого, каменного, и под тяжестью лет начавшего разрушаться. Там столько лет не ступала нога человека, что он уже врядли вспомнит, как эти самые люди выглядят. Такой же заброшенной, покрытой пылью веков и паутиной выглядела сейчас дорога, ведущая в лабиринты ее памяти. Длинная, пустынная, где нет ни одной живой души...лишь голоса, голоса призраков прошлого, надежно запертых и преданных забвению.

Ярость в ее глазах уступила место отчаянию. Блондинка больше не собиралась играть на публику, не было ни сил, ни желания. Однако, не стоит не принимать ее слова всерьез. Просто так отсюда еще никто не уходил, это знали все здесь присутствующие, кроме, возможно, ее таинственного гостя, все еще лелеявшего надежду пройтись парадным шагом прямо отсюда и до ворот. Его глаза самым наглым образом блуждали по всем местным достопримечательностям, какие только нашлись на теле заключенной, она это даже спиной чувствовала, но с какого-то момента ее перестало интересовать даже это.
-Не помню... - Такой ответ мужчину врядли устроит, но ничего другого она дать ему не могла. По крайней мере пока. Распорядок дня в этих четырех стенах не очень-то способствует размышлениям, так что, пока она здесь, надеяться на какие-то сдвиги по меньшей мере глупо. Она медленно опустила голову, а непослушные локоны тут же вернулись на прежнее место, не давая рассмотреть добрую половину лица. С другой стороны, на что там смотреть? Полный смятения взгляд, вскользь брошенный на каджуна и так выдал ее с потрохами. Врать и выкручиваться сейчас не в ее интересах, и раз правила игры изменились, она под них подстроится.
-Ты действительно знаешь меня? Спектакль окончен. Не будет больше этих фырканий, беспочвенных и неосуществимых угроз, напускной враждебности и грубости. Хватит. Он точно не из этих, по глазам видно. Иными словами, мужчина, который, к слову, сам так и не представился, а еще что-то от нее требует, уже потенциальный союзник, а уж кто кого о чем просил - разберутся на воле.

Чтобы Я просила Тебя? Да ты в своем уме? Ну и самомнение у этого месье, - подумала блондинка, на сей раз оценивающе глядя на прохаживающегося туда-сюда возможного спасителя. Кривить душой не будем, он и правда не дурен собой, отлично сложен, что видно даже сквозь одежду, голосок приятный, а вот руки... Очень уж они... шаловливые. А эта ловкость пальцев! Такое оттачивается годами. Это руки не убийцы. Скорее, вора. Ну что ж, дорогая, возможно вы и были когда-то неплохим дуэтом. Сейчас мы это выясним. Пришлось показать себя настоящую, без притворства и шелухи. Ход рискованный, но, будем надеяться, он его оценит. Это ее последний козырь. А вот у этого Копперфильда  в рукаве их был десяток, не иначе. Взрыв, второй, третий! И полный мрак... разрезал который лишь блеск его красно-черных глаз...Так похожих на....Нет, не может быть!
За дверью в нетерпении топталось четыре человека. Однако, это не точно, основано это предположение лишь на количестве голосов и шарканьи ботинок. Это с одной стороны, а с другой? Вторая дверь, хоть и была на совесть закупорена, не внушала доверия от слова совсем. Не без основания. Ворвавшийся в помещение свет обрисовал в дверном проеме две фигуры, с оружием, нацеленным точно на блондинку. А ведь ей и пригнуться не получится, она скована по рукам и ногам, да и со столом они не разлей вода. К счастью, мужчина в плаще оказался проворнее, и весьма эффектно удалил из помещения обоих. Двумя проблемами меньше. Ладно, а дальше что?
Возникшие непонятно откуда глаза были прямо перед лицом, их разделяли какие-то миллиметры. Блондинка аж вздрогнула от удивления. Его дыхание едва не обжигало подбородок. Пульс участился, ладони вспотели... Ну, не время сейчас играть в угадайку! Это просто... нечестно!

Глаза вдруг резко широко раскрылись, и с губ сорвался шепот...
- Le Diable Blanc!

+1

8

Чистой воды безумие, что, в принципе, преследовало его всякий раз, когда извилистые дорожки жизни приводили его к обворожительной блондинке по имени Белла Донна. Не разобравшись в ситуации, не понимая ровным счётом ни черта, даже не убедившись хотя бы отчасти, что это не ловушка самой белокурой девицы, Реми с ходу взял быка за рога, с головой окунулся в чертоги безумия, решившись всё же организовать побег для девушки. Спонтанный, без хоть какой-нибудь подготовки, просто взять - и сбежать. Шансы на удачу стремились к нулю, но думать об этом... Господи, да каджун вообще не умел думать, лишь действовал так, как считал нужным. И если сейчас ему казалось необходимым вызволить из самой охраняемой тюрьмы в мире девушку, покушавшуюся на его жизнь некоторое количество раз, что ж... видимо, мужчина действительно сошёл с ума.
Адреналин происходящего резкой пульсацией бьёт в виски, пока ЛеБо нависает над Беллой, в абсолютной темноте оставшись с ней ненадолго вдвоём, пока что, перед бешеной гонкой, что наверняка была им уже уготована, сейчас важны лишь её слова, что должны вот-вот сорваться с припухлых губ блондинки. Воздух содрогался от тяжёлых ударов в дверь, крики усиливались, безумный манёвр Гамбита застал врасплох сотрудников тюрьмы, такого дерзкого и мало осмысленного поступка едва ли ожидал хоть кто-то... включая самого Реми до определённого момента. Пока Будро собиралась с мыслями, мутант, не сводя взгляда с её прикрытого кудрявой чёлкой лица, судорожно размышлял, но мысли путались, не желая сбиваться в хоть сколько-нибудь упорядоченный косяк идей, слабые идеи пульсировали на поверхности, отмычка для наручников найдётся в кармане плаща, пальцы уже скользнули за ней, нащупывая холодный металл, с ошейником сложнее, больно уж сложный механизм, можно попробовать замкнуть его с помощью способностей, но есть риск, что прелестная головка Беллы после такой процедуры продолжит дальнейшее существование отдельно от тела, а если уж начать думать о том, куда, собственно, бежать... Звуки передёргиваемых затворов за дверями, очевидно, отсекали варианты воспользоваться стандартными выходами из комнаты, запасной путь, разумеется, есть всегда, но вот какой...
- Думай, Белла, думай... - прошипел Реми, утомившийся ждать ответа, нетерпеливо похлопал он ладонью по столу, напоминая этим жестом девушке, что по обе стороны от комнаты находятся вооружённые люди, в любой момент способные всё же разобраться с заблокированными дверями и ворваться в узкое помещение с автоматами наперевес. Думать о том, начнётся ли сразу же стрельба, или им всё же предложат встать на колени и сложить руки за головой, как-то не хотелось, потому что подсознание второй вариант всерьёз не рассматривало.
Шумно вдыхая воздух через нос, каджун постепенно выровнял участившийся пульс, всё же, такие откровенные преступления случались в его жизни не каждый день, рассудок очень уместно даже не заикался о возможных последствиях, об этом стоит подумать потом, когда или если получится выбраться с этого чёртова острова, но до этого момента ещё неприлично далеко. Эмпатические способности позволяли улавливать волны эмоций, очень кстати, целых три источника, эпицентра, пылающих растерянностью, гневом, долей страха - всё это сотрудники Рафта, до сих пор, казалось, не верившие, что всё это действительно происходит. Первые два источника располагались за дверями, что предсказуемо, третий же - прямо за стеной, что дало каджуну примерное представление о расположении наблюдательной комнаты. Прямо сейчас там, за стеклом, сидят несколько человек, усиленно вглядывающихся в темноту, но улавливающих лишь алый блеск зрачков мужчины. Но от изучения окружающей обстановки ЛеБо отвлекла другая эмоциональная вспышка, схожая с озарением, вздох удивления раздался в сантиметрах от лица мутанта, и губы девушки прошептали, наконец, заветные слова, его давешнее прозвище.
- Меня так больше никто не называет, charmant. Но всё верно, - улыбнувшись, облегчённо выдохнув, Реми тут же довольно бесцеремонно ухватил блондинку за запястье, пододвигая замок наручников ближе к себе, в бой бросилась отмычка, несколько секунд сосредоточенного лязга металла о металл, короткий скрежет, щелчок, затем второй - и конечности Белла Донны оказались на свободе. Чего нельзя было сказать о их хозяйке и самом Гамбите. - Ошейник сниму в более удобной обстановке... если будешь себя хорошо вести.
Не желая терять время, Гамбит забирается на стол, ладонями ведёт по потолку, снимая вентиляционную решётку. Старый, но проверенный способ, даст возможность хоть как-то выбраться из плотных тисков охраны, в которые они сейчас зажаты, сменить обстановку, а там уже, наверняка с боем, можно будет попробовать выбраться.
- Дамы вперёд, - коротко то ли сказал, то ли приказал Реми, протягивая Белле руку, помог ей забраться на стол, затем, без ложной скромности подхватив девушку под бёдра, поднял её повыше, чтобы она смогла достать до заветного вентялиционного лаза, упираясь ладонями в самые мягкие места на теле блондинки, ЛеБо убедился, что беглянка успешно забралась, и спрыгнул со стола. - Разведай нам путь, Белла.
Сам же Гамбит, уверенным шагом подходя к нужной ему стене, откуда до сих пор доносились едва ощутимые отголоски тревоги и злости горе-наблюдателей, сделав пару глубоких вдохов и выдохов, поудобнее упираясь ступнями в пол, готовый к быстрому старту, Реми кладёт ладонь на зеркало, висевшее на стене. Именно за этим зеркалом и располагалась комната наблюдения. С ощутимым усилием, стиснув зубы, каджун принялся за преобразование потенциальной энергии в кинетическую, то, что и делало его Гамбитом. От пальцев мужчины по всей поверхности стекла расползалось яркое, фиолетовое свечение, энергия, накапливавшаяся в зеркале, достигла критического максимума, готовая в любой момент высвободиться и пока сдерживаемая лишь усилием самого мутанта. Убирая ладонь со стекла, игнорируя панические крики за стеной и резко давая дёру в сторону стола, ЛеБо одним прыжком запрыгивает на стол и также ловко совершает второй прыжок, пальцами цепляясь за край лаза, ведущего в вентялиционную систему, быстро подтянувшись, работая локтями и корпусом, Гамбит едва-едва успевает забраться в трубу, когда внизу раздался оглушительный взрыв, звон стекла и раскаты эха, отскакивающего от стен, вносили ещё больше хаоса. Перекрывая творящийся внизу шум, ЛеБо, согнувшись в три погибели, следует за блондинкой, коротко спрашивая:
- Куда нам теперь?

+1

9

Пока каджун ковырялся с замком, перед этим довольно фривольно и грубо дернув руки пленницы на себя, в этой кудрявой блондинистой голове началось что-то непонятное. Перед глазами замелькали яркие вспышки, больше напоминавшие фейерверк, чем воспоминания. Слишком быстро они вспыхивали, слишком быстро гасли. Она даже зажмурилась, чтобы ни на что не отвлекаться, бросить все силы на поимку хоть одного единственного яркого огонечка, схватить его и не отпускать, пока до дыр не досмотрит и не изучит. Хоть и не сразу, но получилось. Поймала, и держала крепко-крепко, насколько только хватило силы воли. Каждое мгновение этого плена отдавалось резчайшей болью, усиливающейся от любой мало мальской попытки сосредоточиться, приблизиться и внимательно рассмотреть, что же это за событие, что там за люди, почему поступают так а не иначе? Она не знала, кого вспомнила. Не знала эту женщину в столь откровенном и волнующем красном одеянии, перед которой все вокруг опускаются на колени как презренные рабы. Не знала, что за шкатулку ей преподносят, словно в дар или уплату долга, лишний раз боясь поднять взгляд и увидеть ее прекрасное лицо, обрамленное золотыми кудрями. Огромные плечистые головорезы, которым эта хрупкая с виду красота в пупок дышит, не смеют даже дернуться или издать звук, они лишь смирно сидят у ног госпожи, как послушные псы. Словно ждут команды "фас". А потом вдруг, во всем этом великолепии и театральности блондинка замечает себя... И ее роль тут точно не последняя. Она не стоит на коленях, и даже не пригибает голову. На ее плечах тяжелая парчовая мантия, под которой блестит инкрустированная рукоять меча. Оружие благородного человека, предводителя клана. На ее руках украшения, бриллианты, сапфиры, золото, такого же глубокого синего цвета, как и ее глаза. Аккуратно уложенные локоны от порыва ветра извиваются, словно змеи, но убежать никуда не могут. Резной венец преграждает им путь. Уверенный, стремительный, и в то же время изящный и легкий шаг вперед приближает ее к той загадочной женщине. Один взмах руки, и за ее спиной вырастают две безликие тени, от которых веет лишь холодом и смертью. Она не чувствует страха. Да и с чего бы, ведь это ее верные рыцари, которые во имя своей принцессы вырежут весь город, и даже весь штат, если понадобится. Она стоит словно на суде и совершенно равнодушно выносит приговор какому-то несчастному, пришедшему без подношения. Женщина в красном согласно кивает, и голова парня прощается с телом. Кровь. Повсюду кровь и ненависть. Даже воздух здесь пропитан этим смрадом. И она не морщит нос, не закрывает глаза и даже не отворачивается. Она привыкла. Всю жизнь она в этом плещется, бескрайнем море из крови, боли и дерьма. Это ее дом, ее стихия. И плавать-то вроде умеет, но если хоть на секунду дает слабину, позволяя себе чувствовать, то все...уж хлебнет так хлебнет. От души, что называется, с размахом. Дыхание сбивается, теряется контроль и все. Она тонет. Рот жадно хватает воздух, но вместо этого внутри начинает булькать эта зловонная жижа. Но она не сдается, барахтается изо всех сил, что есть мочи бьет руками по этому месиву, словно пытаясь зацепиться. И все равно не выходит. Она с головой погружается, уходит вниз, почти касается дна. Все, дальше опускаться некуда, предел достигнут. Только здесь, в самом низу можно найти точку опоры, чтобы, собравшись, сделать резкий сильный рывок, оттолкнуться и снова всплыть на поверхность. И снова пообещать себе..." я больше никогда не буду чувствовать"... Так закалялась сталь, сталь по имени Белладонна. Этот клочок памяти она теперь не отпустит, как бы тяжело, как бы больно не было.

Кто ты, Белла? Кто ты?

И так случается, когда огромной псионической мощи долго не дают выхода. Она начинает разрушать все вокруг, включая сознание своего обладателя, его мозг, его силу, даже его личность. В ее случае начал трещать по швам довольно умело выстроенный барьер, надежно скрывавший пусть не всю, но достаточно большую часть ее жизни. Она себя ощущала как город после землетрясения, кругом руины, стоны, кровь. Кругом искалеченные жизни, которые уже не починить, не склеить, и даже не облегчить участь. Это можно только пережить.

Девушка открыла глаза, как только открывшийся замок издал характерный звук. С рук спали оковы, так долго стеснявшие любые движения, а некоторые и вовсе делавшие невозможными. Содранные в кровь запястья уже начали заживать, а вот синяки все еще никуда не исчезли. Как же хорошо, что здесь темно. Блондинка не сразу увидит, что с ней сотворили. Боль, возникавшая в суставах, тут же гасилась возрождающим чувством свободы. Неужели им все же удастся?

Ненавистные колодки полетели куда-то в сторону и звонко ударились о металлическую дверь. Или стол. Да какая разница, в темноте все равно не видно. Тут все металлическое! Кое-как взгромоздившись на стол, слегка пошатываясь, блондинка садится, а затем медленно встает, хватаясь руками за плащ своего спасителя. Выпрямляясь во весь рост, она тянется вверх и цепляется за острый край открытого вентиляционного отверстия. Мужчина тут же подхватывает ее, упираясь ладонями в мягкое, и, как ему наверняка казалось, неповрежденное место. У блондинки от боли едва глаза на лоб не вылезли.
- Fils de pute! Не то мысленно, не то вслух фыркнула блондинка, карабкаясь вверх как можно быстрее, лишь бы только кончилась эта пытка! Еще вчера ее метелили в допросной, "оставив в живых" только лицо, и то не целиком... Но разве она признается, что ей больно?

Оказавшись внутри, она более менее сориентировалась. План расположения комнат она успела неплохо изучить, по крайней мере тех, куда ее водили. Метров десять прямо, затем налево, снова прямо, метров двадцать, не меньше и вуа ля, они уже над пищеблоком, который местная охрана окрестила "закусочной у Марни". Эту Марни, по хорошему, отправить бы на кулинарные курсы года на три. Были бы у блондинки деньги, лично из своего кармана достала бы и дала пендаля для скорости, чтоб на рейс во Францию успела. То, что она готовила жрать было невозможно, и дело даже не в том, что мадемуазель строила из себя благородную госпожу и капризничала, просто реально невозможно! По запаху они пищеблок точно найдут, даже вслепую, а там уже и до нужной им лестницы недалеко.
Едва "Копперфильд" успевает запрыгнуть в дыру, раздается еще один взрыв, от которого чуть уши не закладывает. Блондинка с трудом соображает, что от нее хотят.
-Прямо, потом налево, будет длинный, почти прямой ход. По запаху поймешь. Там так воняет буйабесом из протухшей рыбы... Найдя в темноте ярко-красные глаза, блондинка, чуть притормозила и все-таки спросила.
-Как тебя зовут-то?

+1

10

В вентиляционных трубах было традиционно узковато, Гамбит и Белла Донна едва-едва помещались в закутке, то и дело касаясь друг друга... локтями, в лучшем случае. И соприкасаясь всем остальным во всех иных ситуациях. Опираясь одним локтем в жёсткое дно вентиляционного хода, Реми характерным движением дунул вверх, убирая от глаз мешающие пряди волос, разметавшиеся во все стороны после лихого начала побега. Ключевое слово здесь, увы, начало.
- Так... прошу прощения, - каджун всё же протиснулся мимо девушки, тщетно стараясь производить как можно меньше физических контактов с блондинкой, наверняка доставлявших ей дискомфорт в её-то нынешнем состоянии. Оказавшись впереди, ЛеБо огляделся, оказываясь на разветвлении труб. - Налево, значит?
Ловко изогнувшись, мужчина последовал в заданном Беллой направлении, обнаруживая тот самый прямой ход, о котором она и говорила. В ноздри почти тут же ударил резкий, тошнотворный запах - о тюремных харчах всегда ходили легенды, но, спасибо госпоже Фортуне, Реми пока не доводилось так близко знакомиться с этим, определённо, экзотическим феноменом кулинарии. Стараясь дышать ртом и пореже производить вдохи, мутант двинулся вперёд, явственно ощущая, как концентрация неприятных запахов нарастает.
- Да уж... - сдавленно проговорил Гамбит, обернувшись к Будро и убедившись, что она следует за ним. - А я думал, хуже тётушки Марии буйабес никто не готовит... а, хотя ты наверняка не помнишь. В Новом Орлеане мы познакомились как раз рядом с её харчевней. В переулке неподалёку...
Воспоминание пронеслось короткой вспышкой, выстраивая преждевременные и неуместные параллели, опять Реми и Белла действуют сообща, опять Гамбит в несвойственной ему манере корчит из себя рыцаря в блестящих, переливающихся серебром доспехах, тогда как дочери Мариуса их Гильдии Убийц эта помощь едва ли вообще нужна... Но что уж теперь поделать, бросился на выручку восьмилетний каджун тогда. Несколько позже, сломя голову украл зелье у прекраснейшей и ужаснейшей Кандры, тем самым разрушив все устои обеих Гильдий. И теперь рискует всем, чтобы вытащить её из чёртовой тюрьмы, понятия не имея, не очередная ли эта ловушка, созданная исключительно для него? Всё же, на чувстве благородства многие любили и умели сыграть, а очаровательная блондинка... ох, она прекрасно знала все слабости ЛеБо. Во всяком случае, раньше точно знала.
- Меня зовут Гамбит, chere, раз уж ты позабыла, - мужчина остановился, вентиляционная решётка позволяла ему худо-бедно оглядеть, что творится в пищеблоке, но там, вроде как, было тихо. Или это всего лишь иллюзия тишины... - Но чаще ты называла меня Реми. Под этим именем ты определённо знаешь меня лучше. Получше многих...
Предаваться сантиментам было явно не время, и Гамбит, хитро выкрутившись, ногой выбил решётку, с твёрдым намерением уже выбраться из провонявшей не пойми чем вентиляции. Опустив обе ноги в лаз, мужчина легко соскользнул вниз, ловко приземлившись на пол, воровато огляделся, но обширное помещение казалось пустым. Реми уже собирался дать знак Белле, чтобы спускалась, но - как это всегда и бывает - в этот момент дверь оказалась распахнута, и на пороге тут же замельтешили люди, направлявшие оружие на одиноко застывшего посреди комнаты мутанта.
- L'Enfer, - выругался Гамбит, тут же вскидывая руку с охваченными сиреневым сиянием картами, три снаряда тут же полетели в сторону охранников, тогда как сам ЛеБо поспешил уворачиваться от пуль, выпущенных явно по его непоседливую душонку. Серия взрывов, один охранник выведен из строя, тяжело рухнув на пол, второй выскочил из помещения, ища укрытия за стеной, третий же продолжал палить из автомата. Реми, устало прижавшись затылком к бетонной колонне, вздрагивал всякий раз, когда пуля вонзалась в бетон, рассыпая каменную крошку во все стороны. Уныло защёлкал затвор, явно обозначая закончившиеся патроны, и мутант срывается с места, в ладони уже зажат любимый складной шест, готовый к бою. Обескураженный внезапно опустевшим магазином охранник удивлённо замер на месте, с долей страха взирая на приближавшегося Гамбита, короткий удар навершием посоха в грудь - кинетически усиленный удар вышвыривает мужчину прочь из помещения, заодно сбивая с ног и своего товарища, ожидавшего своей очереди в дверном проёме. Дверь нужно было срочно запечатать, с тяжёлым металлическим гулом захлопнув её, Реми произвёл уже приевшуюся манипуляцию с замком, задумчиво потирая переносицу и всё пытаясь сообразить, куда же дальше.
-...они в пищевом блоке, как слышно? Следите за трекером её ошейника, сейчас отправим вам подкрепление... - раздались короткие переговоры из рации. Гамбит с интересом подошёл к бессознательному телу охранника, снимая с его пояса рацию. Определённо, переговорное устройство может пригодиться в дальнейшем, так что не стоит отказываться от подарка судьбы. Убедившись, что всё тихо, за исключением уже привычных криков и топота ног за дверью, Реми подошёл к вентиляционному лазу, снизу вверх глядя на Беллу. - Спускайся, я расстелил красную ковровую дорожку.
Подсобив блондинке и опуская её на землю, каджун коротко огляделся, подходя к стене, - оставаться дальше в насквозь пропахшем тошнотворным амбре пищеблоке мужчина не планировал. Едва он вознамерился уже сконцентрироваться, как позади раздался до ужаса противный голос, вынудив ЛеБо обернуться. В дальнем углу, за огромными то ли жбанами, то ли кастрюлями, уперев руки в бока, стояла поражающей полноты женщина, очевидно, местная кухарка, злобно сверлившая и мутанта, и блондинку взглядом.
- Пошли вон с моей кухни, треклятые ублюдки! - срываясь на фальцет, разоралась эта колоритная мадам, у Реми даже признаки подступающей мигрени проявились, а дамочка всё продолжала орать, и - признаться честно - откровенно раздражала.
- Белла, солнышко... - едва ли не с мольбой в голосе произнёс Гамбит. - Заткни её, пожалуйста.
Оставив это непростое дело блондинке, каджун наконец вернулся к созерцанию стены, вновь кладя на неё руку и внимательно глядя, как наливается фиолетовым свечением каждый кирпичик. Вновь короткий забег - вновь в укрытие, и опять же грянувший взрыв эхом отдаётся в ушах. Выглянув из-за колонны, Реми дал знак Белла Донне, приглашая её следовать за ним.
Взорванная стена позволила им очутиться в обширном помещении, полном стеллажей. Откашливаясь от поднявшейся в воздух пыли, смеси штукатурки и прочих строительных материалов, Гамбит всё же проследовал к стеллажам, обнаруживая на каждой полке ряды пластиковых коробок с номерами заключённых.
- Оу. Камера хранения. Интересно, - ЛеБо быстро развернулся к блондинке, бесцеремонно оттягивая на груди её тюремную форму и изучив её номер. Довольно хмыкнув, мужчина последовал вдоль стеллажей, довольно скоро находя нужную коробку, у самой стены, на самой верхней полке. К счастью, рядом стоял стул, быстро поднявшись за находкой с помощью стула, Реми спрыгнул на пол. - Так. А теперь...
Гамбит усадил девушку на стул, положил ей на колени коробку, заодно дал ей в руки рацию, так сказать, для полного комплекта. Выдохнув и с трудом успокаивая бурлящее адреналиновыми выбросами сознание, мужчина опустил руки девушке на плечи, заглядывая ей в глаза.
- Слушай, Белла... я не знаю, ловушка это, испытание, или ещё какой-то иной трюк, я не знаю. Я просто доверился тебе и помогаю отсюда выбраться. И теперь... твоя очередь довериться мне. Потому что охрана отслеживает нас благодаря твоему ошейнику. И если мы его не снимем, нам отсюда точно не выбраться. Но... если я сделаю что-то не так, высвобожденный разряд тебя, скорее всего, убьёт, - Реми был предельно серьёзен, внимательно глядя в голубые сапфиры её глаз. Он прекрасно понимал все риски, что преследовали это явно не безопасное занятие. Шумно вздохнув, каджун, не взирая на протесты девушки, коснулся губами её макушки, после чего зашёл ей за спину, склоняясь над ошейником.
Реми ЛеБо обходил сотни, если не тысячи коварных, хитроумных замков, от простеньких механических, до самых навороченных. Это всегда было так легко и просто, словно игра. Но когда на кону стоит жизнь не чужого тебе человека... игра значительно усложняется и уже перестаёт быть игрой. Коснувшись указательным пальцем замка ошейника, Гамбит внимательно глядел на вспыхнувший на кончике пальца огонёк фиолетовой энергии, мягко направляя заряд внутрь замка и искренне надеясь, что сейчас услышит лёгкий щелчок, а не какой-то иной звук...

+1

11

Вентиляция... Пыль, грязь, теснота, а с новым поворотом - невообразимая вонь свежесвареной тухлятины. Еще пара глотков этого воздуха, и блондинку едва не стошнило. А ведь ее едва ли можно назвать кисейной барышней. Она многое повидала, хоть сама того не помнит, и все равно с каждым сантиметром вперед, что они подползали к пищеблоку, ее бедный желудок просто выворачивался на изнанку и бился своим антральным отделом о пищевод, едва на нем не вешаясь. Господи боже, да ее так не выворачивало даже при виде раскуроченного в хлам тела, заживо пропущенного через сенокосилку. Хорошо еще, что каджун так вовремя уполз вперед и не видел ее выпученные глаза. Позорище...

- Тетушке Марии есть к чему стремиться... Она, случайно, не вдова? - хмыкнула Белла, искренне сочувствуя всем членам семьи этой женщины из Нового Орлеана, и прежде всего мужу, которому до самой смерти этим давиться придется. Испортить традиционный французский рыбный суп - это кощунство, карающееся смертной казнью! Готовить такое - преступление, а есть - наказание! Cкрепя зубы, она ползет дальше, мысленно собирая все те услышанные крохи из ее возможного прошлого. "Стерильный мозг" впитывает как губка, вот если бы еще он не гудел как пчелиный рой...
И все-таки, как же тут тесно... а дальше? Ведь после пищеблока труба сужается раза в два, им там точно не пролезть, да даже ей одной, учитывая, что после месяца в Рафте она скинула килограмм десять, не меньше. Придется выбираться из укрытия и бежать на своих двоих. А вот как раз и заветный конец пути - большая вентиляционная решетка, щедро одаренная жиром, копотью и еще бог знает чем...наверняка тараканами... Оба беглеца притормозили, Белла, разумеется, держалась чуть позади, внимательно вслушиваясь в каждый звук, в том числе и в пояснения мужчины. Тот не стал мучить ее долгим ожиданием и увиливать от ответа и представился, хоть и не полностью.

- Реми? - как-то странно она это произнесла, не то со скорбью, не то с нежностью... - Красивое имя... - все-таки дернулась какая-то струна там, глубоко внутри...но как-то слабо, едва уловимо, неуверенно, словно боясь чего-то. Возможно, он действительно что-то значил для нее. Возможно, даже больше, чем она могла себе представить. Но сейчас не время и не место вспоминать. Блондинка быстро отогнала накатившее чувство дежа вю и сосредоточилась на главном. Выбраться. Любым способом. Чего бы это не стоило. Выбитая решетка с грохотом упала прямо на плиту, задев при этом здоровенную кастрюлю и едва ее не опрокинув. Устояла-таки, чертовка! Обидно... Гамбит аккуратно спускается, оглядывается и уже было готов был дать девушке зеленый свет...Не тут то было! Пришлось снова сидеть тише воды, ниже травы. В данной ситуации она почти не возражала. Почти... Не привыкла она все-таки полагаться на мужчину, и уж тем более зависеть от него. Однако сейчас боец из нее, мягко говоря, никакой. Со сломанными ребрами дышать-то больно, не то что драться. Счастье что сама ноги волочит. Прижавшись ко дну металлической трубы, она внимательно следит за происходящим внизу и словно срисовывает каждое его движение. Как яркое сиреневое свечение покидает кончики пальцев и вселяется в лежащие в ладони карты, как край плаща буквально свистит, расчерчивая воздух - ведь это все так...знакомо...Она это видела раньше...Она это...помнит?
От резкой боли, сдавившей виски, девушка едва не вскрикнула. Она резко обхватила голову руками и сжалась, как только того позволили размеры трубы. Опять! Опять пришлось гнать это от себя, гнать как можно дальше, лишь бы это прекратилось!
Когда блондинка открыла глаза, драка внизу уже закончилась. Боль, видимо, была настолько сильной, что девушка на несколько секунд просто отключилась. Кое-как поднявшись на локтях, она подползла к краю трубы и выглянула. Вокруг тишина, только горы разбитой посуды да тела охранников. Спустившись, блондинка тут же потянулась к большому столовому ножу, мирно отдыхавшему на разделочной доске, но не успела она сделать и шага, как за спиной раздалось гневное блеяние той самой Марни...Господи боже...у блондинки и так голова раскалывалась, еще и эта жирная бочка раскрыла свой хавальник! Дважды просить ее не нужно. Нож изящно скользит в руке, затем подбрасывается в воздух, ловким движением ловится и отправляется точно в глотку нарушительнице тишины. Больше с ее стороны ни Гамбит ни Белладонна не слышали ни звука. Нет человека - нет проблемы. Девушка следует дальше, за колонну, по пути прихватывая еще пару ножей, но на сей раз поменьше.
Снова взрыв, но на сей раз уже направленный, который оба пережидают в укрытии, а затем устремляются через дыру в другое помещение. Девушка уже прекрасно понимает - уйти тихо - это не про них, и сейчас за ними бросится вся охрана, которая только есть в этом здании. А это человек триста, не меньше. Плюс подкрепление. Итого на их пути целая маленькая армия вооруженных, натренированных солдат. А у них? Полтора бойца? И какого хрена она до сих пор верит в успех этой затеи?
Из размышлений ее грубо выдернули, настойчиво притянув к себе нашивку с номером, красовавшимся на том месте, где когда-то была грудь. Будро такое поведение не понравилось, она буквально выдернула кусок ткани из рук Гамбита, но все равно последовала за ним. Комната, в которой они оказались, была вдоль и поперек уставлена стеллажами, полными коробок. Личные вещи заключенных. И свой ящичек найти было ой как любопытно. Ящик и правда нашелся.
Уже сидя на стуле, блондинка внимательно сверлила его взглядом, но снова отвлеклась и подняла глаза. Реми мягко взял ее за плечи и предупредил о возможных последствиях. Ошейник действительно надо было снять. В любом случае, Реми придется отсюда выбираться. С ней или без нее. Лучше бы, конечно, с ней, этот вариант их обоих устроит, ну а если нет? Если их поймают, Будро, понятное дело, вернется на прежнее место, в свою любимую клетку. А вот его, возможно, просто устранят как ненужного свидетеля. Этого ей, не смотря на все его выходки, не хотелось. Их обоих отслеживают с помощью этого хитрого маячка, снять который она уже оставила надежду. Если вдруг у него не получится, девушка не обидится. Ведь тогда ее мучениям конец. Она станет свободна как никто другой. А если получится...
-Сделай, что сможешь. Я о большем не прошу... Девушка быстро освобождает шею от светлых кудрей и держит их одной рукой, во второй крепко сжимает рацию, как-то подозрительно умолкшую. Время словно замерло.
В помещении резко выключили свет, и в этот же миг что-то на шее резко замигало...Белла уже простилась с жизнью, как вдруг за спиной что-то щелкнуло, а вскоре и погасло. Рука резко дернулась, уронив рацию, и схватила каким-то чудом держащую голову шею. Первый пробный вдох, такой робкий, несмелый, словно не ты его делаешь. Медленный поворот головы влево, и снова там эти горящие красные угольки...
- Никому не двигаться! Вы окружены!

+1

12

- Когда мы отсюда выберемся, я возьму ремень с самой тяжёлой пряжкой и отучу тебя убивать людей без разбора, ясно, - ЛеБо хотел бы рассердиться, как следует обсудить моральную сторону аморального поведения девушки, но сейчас, увы, нет на это времени, главная задача - снять ошейник и выбраться отсюда. Как-нибудь.
Эмпатическая волна, исходящая из сознания хрупкой блондинки, сидящей перед ним, едва не вынудила Гамбита отвесить девушке хороший подзатыльник, всколыхнув россыпь золотистых прядей. Когда мутант, предельно сосредоточенный, старается вложить нужное количество энергии для обхода замка, чтобы взломать проклятый ошейник, ему очень некстати чувствовать чужие эмоции. Особенно, если эмоция эта - смирение. Реми, пусть и сам в душе не без доли фатализма, лишь сжал покрепче зубы, мысленно пообещав Белле хорошенькую трёпку за эту секундную слабость, за то, что позволила себе смириться, проявить безразличие к возможности смерти. И никакие пытки, никакие трудности и переживания тюремного заключения не служат оправданием внезапному равнодушию Будро. Так что сейчас, только раздастся звук взломанного устройства, и ЛеБо задаст ей жару, мысль, что заветный звук сменится взрывом или иным неприятным созвучием, мужчина игнорировал. Если она уже готова сдаться - он ещё очень далёк от подобного. И в голове он держит лишь единственный вариант, в котором этот треклятый электронный замок сейчас щёлкнет, раскрывшись, и никаких больше альтернатив. В какую именно долю секунды эта уверенная мысль сменилась практически мольбой о благополучном исходе, Реми не мог ответить, возможно, стоило только помещению погрузиться в мрак, лишь с присвистом, тяжело Гамбит выдохнул, стягивая с шеи Белла Донны ошейник.
- Даже не смей больше думать о смерти, поняла? - грубо развернув девушку к себе, ЛеБо посмотрел в глаза Беллы, но, увы, видеть в темноте так же хорошо, как он, блондинка не умела. А ему пора было бы уже задуматься не о том, уместно ли сейчас приобнять тяжело дышавшую девушки или нет, а лучше подумать, для чего же им отключили свет, хотя - едва ли стоило ждать иного ответа. Готовятся к штурму. И точно, дверь слетела с петель, в глаза каджуну ударили многочисленные лучи света, исходившие из фонариков, прикреплённых к стволам оружий. Человек семь, не меньше, и пока Гамбит с трудом пытается проморгаться - очень уж чувствительны были зрачки мутанта к яркому свету, в голове его зреет, обрастает мяском мысль, ещё пока не план действий, но уже хоть какая-то искра, из которой обычно и разгорается жаркое пламя импровизации.
- Никому не двигаться! Вы окружены! - громко и сурово было объявлено, Реми верил им на слово - чуткий слух уловил звуки шагов, и в узком пространстве между стеллажами Гамбита и Беллу зажали с обеих сторон. Оперативно, мать его. Что ж, значит, пришло время для любого приёма.
- Сдаюсь, сдаюсь, - произносит каджун, не делая ни единого резкого движения, лишь миролюбиво вытягивает руку вперёд, успокаивающий жест ладонью, мол, прошу, поверьте, я правда-правда сдаюсь. Мужчина, командующий отрядом, явно был настроен пристрелить мутанта на месте, но ох уж эти гипнотические чары Реми ЛеБо...
- На колени, и без фокусов! - рыкнул всё же командир, проиграв шарму мутанта всухую. Стволы орудий дрогнули, ладони, державшие автоматы, расслабились, стоило Гамбиту лишь согнуть колени, но - увы и ах - мужчина только того и ждал.
В группу охранников спереди летит заряженный ошейник девушки, Реми грубо прижимает Беллу к стеллажу, хаотичная стрельба, едва начавшаяся, тут же смолкает после короткого сиреневого взрыва, фейерверком разорвавшего мрак, свет фонариков мельтешит везде, словно рой разъярённых пчёл, а ЛеБо уже взялся за тех двух охранников, что зашли им в спину. Короткий удар, в челюсть, и почти одновременно - ногой по автомату второго, выбивая оружие из его рук, первого можно приложить головой о полку стеллажа, второму хватит и хлёсткого, сочного удара в лицо, Реми чуть шипит от боли в костяшках, но это всё мелочи, схватив девушку за руку, он выбегает из прохода, бросив для верности ещё пару карт в охранников.
- Битва в комнате со стеллажами... где-то я такое читал... - едва слышно бормочет себе под нос каджун, плечом подпирая стеллаж и с тяжёлым кряхтением опрокидывая полки, протяжный скрип металла - и дальше один стеллаж валится на другой, точно разваливающийся карточный домик, крики и сдавленные стоны охраны заполняют помещение, рушащиеся друг на друга стеллажи всё ещё грохочут, лязгом металла застывая в ушах. Гамбит указывает Белле на дверной проём. - Давай, давай, бежим!
Едва ли в коридорах тюрьмы их не ждёт ещё чёртова куча вооружённых до зубов охранников, но хотя бы с одной группой они разобрались, а значит - дальше будет чуточку легче. Если в таком деле, как побег из тюрьмы, что-то вообще может быть лёгким.

+1

13

Последние несколько секунд до заветного щелчка блондинка просидела словно в оцепенении. Она не дергалась, не двигалась, лишь покорно склонив голову сверлила взглядом ту самую коробку, что Гамбит, не подумав, поставил ей на колени. Потерянный потухший взгляд, в котором не осталось ничего, ни единого тлеющего уголька. Одна зола. Пепелище. Здесь нет жизни. Перед Реми сейчас был живой труп. Каждый допрос подводил её к этой мысли, блондинка с этим почти согласилась. Дело ведь вовсе не в побоях, нечеловеческом отношении и боли, закаленную в крови и огне Нью-Орлеанскую принцессу так просто не сломать. Ее подкосило другое. Девушку лишили самого дорогого, того стержня, на котором все держалось - памяти. И вот сейчас, сегодня,  впервые за долгое время ей представился шанс хоть чуточку ожить. Этот маленький обрывок памяти, первый за все это время, заставил ее поверить - не все потеряно. Шанс есть, шанс вспомнить все. Разумеется, она его не упустит. Полупрозрачная крышка будоражила воображение, чуть приоткрывая завесу тайны, очерчивая размытые силуэты. Содержимое этого ящичка сейчас от чего-то стало гораздо важнее чем что-либо. Оно даже мысль о собственной кончине отодвинуло на задний план. Судя по размеру коробки, да и по весу, вещей в ней немного. Тем ценнее для неё каждая крупица прошлой жизни.

Уже сидя в полном мраке, она все также крепко сжимает эту несчастную коробку, пропуская мимо ушей и слова Гамбита, и окруживший их отряд, и тяжёлый удар прикладом по голове, от которого блондинка плошмя падает на грязный пол с глухим стуком, после которого руки её всё-таки разжимаются в бесполезной и бессмысленной попытке смягчить падение и уберечь сломанные рёбра. Но тщетно. Новая волна боли накрывает не только тело, но и голову. Только это заставляет её в конце концов проснуться. 

- Нет!  - едва не выкрикивает она и тянет руку вперёд, пытаясь поймать выскользнувший ящик. Не вышло. Судя по металлическому звону, он ударился о ножку стеллажа. Свет фонарей её практически ослепил, так что в какую сторону укатилось её сокровище, блондинка определила лишь на слух. Вот теперь она разозлилась. Не взирая на боль, она начала вставать. Из глаз её только что искры не сыпались. Вот теперь её можно было узнать. Волевая, сильная, несгибаемая королева преступного мира. Она ещё вернётся. Поднимется с колен, расправит крылья и воспарит подобно птице. Она возьмёт своё. 

Подлетевший к ней Гамбит резко хватает девушку и буквально припечатывает её к стеллажу собственным телом. Она только и успела глубоко вдохнуть, как все началось по новой. Но на сей раз четкий поток воспоминаний, а не разбросанные в хаотичном порядке картинки неизвестно откуда взявшихся. Другое время. Другое место. Мягкая тёплая овчина под босыми ногами. Разгоряченное  обнажённое тело мужчины прижимает её к шероховатой стене и не отпускает. Его тело, того самого каджуна, что сейчас закрыл её от взрыва и снова умчался прочь, освобождая им путь. Будро медленно сползает вниз, хватаясь за голову и гоня от себя даже это. Не сразу получается, и она крадется, почти ползет по полу, подбираясь все ближе и ближе, и наконец, касается пальцами коробки. Есть! 

Но медлить некогда. Оба как по команде срываются с места и бегут к настеж распахнутой двери в другой стороне помещения, чудом оставшейся висеть на петлях после стольких ударов "плечиком". Гамбит держит Беллу, Белла - коробку и, естественно позаимствованный у кого-то из валяющихся под ногами ребят автомат. Причём Будро даже слушать ничего не хочет о правильности и целесообразности данного поступка, и ух тем более о последствиях применения данного средства умножения числа потенциального противника на ноль. Лишь злобно зыркнула на Реми, мол, попробуй только что-нибудь мне высказать по этому поводу, ремнем не отделаешься.

Голова все ещё раскалывалась, мысли никак не приходили в порядок. Они бежали по длинному узкому коридору и резко остановились. Впереди был лифт.

- Теперь наверх.

Только вот беда - нужен отпечаток ладони. и что-то подсказывает, что ни его, ни ее не подойдет.

+1

14

Делу значительно помогало умение Реми ЛеБо раствориться в моменте, жить здесь и сейчас, иных временных и пространственных линий для каджуна не существовало в такие мгновения, когда дело начинает пахнуть жареным - о, здесь спасёт лишь одно оружие. Страшное, надёжное, почти не дающее осечек. Импровизация. Гамбит регулярно, слишком часто пытался выстроить план своих действий и безропотно следовать ему, но ни в кражах, ни в миссиях, ни в иных делах эта методика не находила должного признания в виду неэффективности. Каждый - практически каждый - раз план давал сбой, рушился на глазах, и на обломках его мужчину спасала только она - импровизация, умение быстро, в доли секунды просчитать свой следующий шаг, не выстраивая никаких долгосрочных перспектив, лишь жить от мгновения к мгновению, словно по лестнице выбираясь из трясины событий, только вот куда ведёт эта лестница - загадка, да и следующую ступень пока что не видно. Но слепая вера в успех собственных действий не покидала каджуна, в конце концов - сколько уже раз так же, с горем пополам, импровизируя и как рыба в воде выплывая из этих адреналиновых омутов мужчина выбирался из самых запутанных и, казалось бы, безнадёжных ситуаций? Бесчисленное число раз. И пусть он не знает, как и когда они наконец выберутся, пусть ему даже некогда было подумать, что он будет делать с Беллой по факту побега, куда отведёт её, где найдёт блондинке укрытие, как будет разбираться с ЩИТом и властями... всё это - проблемы лишь грядущие. И не стоит о них думать. Надо всего лишь бежать. Бежать, бежать и ещё раз бежать.
Бежать между рушащихся стеллажей, проскользнуть вдвоём в дверной проём, Гамбит пропускает Белла Донну вперёд, сам же задерживается на секунду, рассыпав ещё одну порцию ослепительных снарядов, заряженные карты взрываются со своими неизменными хлопками, а каджун уже в коридоре, едва не задевает локтем плечико девушки при беге, вперёд, бежать, никаких иных альтернатив для них сейчас нет, и знаменитая цитата классика, что движение есть жизнь - для них вовсе не лирика, не крылатое выражение и не россыпь красивых слов. Для них это единственно возможный лозунг собственного спасения. Больше их спасать будет некому, да и второй попытки им не видать, в конце концов, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Так что за коридором последовал поворот налево, и ещё один коридор, длинный и узкий, увенчавшийся створками шахты лифта.
- L'Enfer, - прошипел Реми, бегло оглядев панель. Нужен отпечаток кого-то из охранников, только вот искать нужного по всему этажу желания не было. Даже сложно сказать, какая именно из перспектив меньше вдохновляла каджуна - тащить сюда бессознательных блюстителей порядка и прикладывать их ладонь к панели, или же терпеливо ожидать, когда вооружённые до зубов охранники придут сюда сами, в этот узкий коридорчик, вполне способный стать тупиком. В прямом и переносном смысле. - Ну, попытка не пытка, верно?
ЛеБо чуть усмехнулся, бросив взгляд на блондинку. Скользнул глазами по автомату в её руках, но пока что говорить ничего не стал - сейчас есть проблемы поважнее и не терпящие отлагательств. Гамбит присел на корточки, задумчиво покусывая губы. Панель, по идее, электронная, а с электроникой у Реми разговор был короткий, другое дело, что с тонкими механизмами он привык разбираться довольно грубо, а здесь лучше бы обойтись как-то пограциознее, но... как он уже сказал, попытка - не пытка. Короткое прикосновение ладонью к панели, неприятный, резкий звук, ошибка - что ж, Гамбит вовсе и не ожидал, что сканеру понравится его ладонь, так что ничего удивительного. Фиолетовое свечение кинетической энергии, заряд уходит вглубь панели, к самому её электронному сердцу, короткий хлопок-взрыв и... ничего не произошло. Лишь панель погасла и чуть треснула.
- Хм. Я, конечно, рассчитывал немного на другое, но...
Договорить Реми не дали створки шахты, внезапно раскрывшиеся. Удивлённо замолчавший, мужчина вновь посмотрел на Будро, затем опасливо приблизился к проёму, оглядываясь. Лифт, конечно же, не приехал, зато шахта теперь была полностью в их распоряжении. Что ж, неплохо. Только очень темно, впрочем, для мутанта это была не такая уж и проблема. Шахта была на удивление глубокой, дна не было видно, и ЛеБо, оглянувшись на девушку, без церемоний выхватил из её ладоней автомат и кинул его вниз. Прошло секунды три-четыре, прежде чем наконец послышался звук упавшего оружия, лязг металла о металл, перерастающий в гул. Очевидно, автомат рухнул на крышу лифта, который оставался где-то внизу.
- Так, лезь первая, я следом. Быстрее, chere, быстрее, - Гамбит поторапливал Беллу, подталкивая её в сторону троса лифта, сам тоже старался не отставать, потому что чувствительный слух каджуна уже улавливал где-то в отдалении шаги множества ног. Похоже, охранники скоро уже будут здесь.

+1

15

Сколько же ругательств сейчас вертелось на остром язычке южанки! Даже у видевшего виды каджуна завяли бы уши! Не будь он ей нужен как воздух, Реми бы сейчас сделал решительный шаг вперёд в результате хорошего пинка под зад, иными словами, отправился доставать автомат. И это было бы самым безопасным направлением, по которому блондинка сегодня отправляла, мысленно, разумеется, своего так внезапно свалившегося на голову спасителя. Это ж надо было такое придумать, лишить её единственной возможности защищаться! Из глаз словно искры полетели, Будро готова была руки-ноги ему поотрывать! Коробка выскользнула и отлетела куда-то чуть в сторону, но это не беда. Приоритетом номер один сейчас стало стереть эту нахальную ухмылку с лица каджуна, желательно с помощью кулаков, чесавшихся просто со страшной силой и с каждой секундой приобретавших более явный жёлтый оттенок. И чем ближе она подходит, тем сильнее её руки охватывает свечение. Сама девушка этого не видит и не чувствует, а потому и не пытается остановиться. 
 Один за одним начинают сыпаться удары в вперемешку с бранью, исключительно отборный французский мат, а когда он закончился, в ход пошел английский.

 - ЛеБо, ты кретин! Мне от них чем отбиваться, матюгами что ли? Поверить не могу! Ты хоть думаешь прежде чем сделать, а? Ненавижу! Ненавижу тебя! - смотрит в глаза и при этом нещадно колотит мужчину в грудь, - Сукин сын, чтоб ты сдох! Чтоб тебя ни одна баба не... Она остановилась, глаза словно остекленели застыли, покрылись льдом. До неё только сейчас дошло! Он ведь не говорил ей свою фамилию. Она его почти не помнит. Так какого же лешего она орет на него, а он терпит!  с тем же невозмутимым видом, что и минуту назад, стоит и ухмыляется! Издевается! Сволочь! 

- Что за хрень?! Совершенно ничего не понимающий взгляд сверлит каджуна. Она его не помнит, но ощущение такое, что знает. Знает о нём все и даже больше. Знает каждую морщинку на лице, каждый шрам на теле, каждое его движение. Его походка, смех, взгляд, даже запах... Этот чертов запах! Откуда? Что он там плел про первую любовь? Значит, эти паразиты все знали! Они специально его подослали, такого же преступника, как и она сама. А что если и побег - часть их плана? Что тогда? Ладно, это ждёт. Главное - выбраться!

 -Дежа вю какое-то...- блондинка, наконец успокаивается, отходит в сторону и при помощи некоторых усилий открывает коробку. Все её имущество поместилось в маленьком мешочке чёрного цвета размером двадцать на тридцать, плюс-минус. Странно, в коробке, да ещё и в мешке внутри. К чему такая таинственность? 

Драгоценная ноша быстро перемещается из рук на плечо, а затем через голову, так точно не упадёт. Теперь, когда руки свободны, модно приступать к очередному этапу операции под названием "делай ноги!" В шахте лифта оказалось достаточно просторно для двоих, не то что в вентиляции. Тут по крайней мере ее пятой точке ничего не угрожало, кроме, пожалуй, предельно краснлречивого взгляда каджуна, не отстающего ни на шаг. Ну да ничего, потерпят. Оба.
Тяжелее всего было подтягиваться на руках время от времени, блондинка изо всех сил старалось, ползла вверх но очень быстро уставала. Приходилось часто останавливаться. Гамбит то и дело обгонял её, а затем подтягивал. Дальше всю дорогу она молчала. Не причитала, не возмущалась, не посылала Реми в интересные края, где Макар телят не пас... Пока они не достигли нужного этажа. Двери лифта оказались весьма капризными, и несмотря на все усилия блондинки, открываться не пожелали. Без труда найдя в темноте ярко-красные глаза каджуна, Будро подмигнула ему и указала на двери.
-Поможешь?

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [15.01.2017]: [Вспомнить все]