Текущее время: март-апрель 2017 г.
организационные новости:
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
30.07 - Свежие новости!
30.07 - с 30.07 по 5.08 пройдет вечор романсов в честь Уэйда Уилсона!
30.07 - Поздравляем с Днем рождения великого Тони Старка!
23.07 - Свежие новости форума
22.07 - А у нас новый сезон "Вечеров" и на этот раз они с Магнето!
21.06 - Лето, конечно хорошо, но посты писать надо. Поэтому свежие списки на удаление
21.06 - И мы снова с поздравлениями. С днем рождения, Шторм!
18.06 - А мы обновили дизайн и поздравляем нас с 6-месяцами! Читаем новости: форума.
20.05 - Списки на удаление очень хотят быть чистыми!
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон!
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации!!
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые!!
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News!
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения!!
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!
нужные персонажи
лучший пост
"Если взглянуть со стороны на его жизнь, то ее можно поделить на до попадания в другую реально и после. И до, все было так спокойно и размеренно, даже немного уныло. А после просто пошло по наклонной. И несмотря на то что после этого случая, он внезапно приобрел какие-то сверхнавыки, у него не было особо времени разобраться в них. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [16.01.2017]:[Just a Normal Tuesday]


[16.01.2017]:[Just a Normal Tuesday]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2Bkz3.gif

https://78.media.tumblr.com/tumblr_meb7zri1DN1r3mpmio4_250.gif

Дата, время: 16.01.2017    Место: Westfield World Trade Center
Участники:
Мартиник и Джонни

Описание событий: О том, как Мартиник решила денек отдохнуть от злодейских дел, Джон выполнял задание Эрика и вербовал нового мутанта, но все закончилось как всегда - разрушениями и человеческими жертвами. В общем, обычные будни Братства мутантов

+2

2

Она то и дело кривила уголки губ, так что было непонятно, улыбается она или над чем-то насмехается, сидя в широком черном кожаном кресле, листая «The New York Times» и просматривая ежедневные новости, словно там могло быть что-то интересное. Рядом на стеклянном журнальном столике лежал «Forbes», «Daily News», «Fortune» и еще несколько популярных печатных изданий. Читать журналы, посвященную бизнесу, вперемешку со свежими новостями давно вошло у нее в привычку, еще с тех времен, когда вместо обычных утренних разговоров о школе и всяких пустяках мать заставляла анализировать последние биржевые сводки и изменения в бизнес-кругах, подготавливая ее к будущему, где ей предстоит занять место матери. Кто знал, что ее деятельная и энергичная мать, так и сгорит на работе, не заметив признаков подступающего инфаркта, а Мартиник придется переводить все  унаследованные средства в США, не желая возвращаться в дом и обрубая связи с прошлым.
Ей не хотелось просто притворяться обычной и погружаться полностью в банальную жизнь людей, которые столько лет крутятся по заданной кем-то программе работа – дом - дети. Ее не умиляли счастливые семейства на прогулках в парке и дети, что бегают по дорожкам, пронзительно хохоча или что еще хуже, устраивая истерики. Не радовали запланированные встречи с друзьями по пятницам, а по выходным необходимость решения бытовых вопросов. Казалось, это не жизнь, а какая-то трясина. Сначала ты ходишь по краю, считая, что все будет по другому, не так, как у других. А потом влезаешь все глубже и глубже. И вот стрелка на часах начинает бежать все быстрее и быстрее, отчитывая день за днем. И человек понимает, что в такой круговерти прошло несколько лет, а он так ничего и не увидел в жизни. Он вздыхает, но дела снова просят самого пристального внимания, и разве, что только к старости, приходит осознание, что это была не жизнь. Совсем.
Мартиник же хотела самого лучшего. Она считала, что достойна самого лучшего. Ведь ее так воспитали. Нельзя чего-то хотеть и не добиваться этого, опускать руки, считая, что это невозможно.  Квартира за баснословную сумму денег на самом верхнем этаже элитного небоскреба, дорогая мебель, брендовая одежда – это просто привычка и любовь к себе. К тому же она жила за свой собственный счет, и кому, какая разница, что порой ее доходы увеличивались не только благодаря соответствующему образованию и выгодным вложениям, но и при помощи способностей. Глупо иметь возможности и не пользоваться ими на полную, используя слабости людей и их неумение сопротивляться влиянию тех, кто сильнее.
Но сегодня ее вела не только давняя привычка, изучая статьи, девушка понимала, что мелькнувшая пара дней назад мысль, вложить часть своих средств в любой из популярных печатных средства массовой информации, была непродуманной и могла принести только убытки. Чтобы влиять на результат того, что выходит в свет, не обязательно тратить деньги, гораздо легче встретиться с главным редактором и подбросить им, под скрывающих их иллюзией, пару провокационных статей о правах мутантов, регистрации и прочих проблемах, которые будут интереснее, чем обмусоливание одной и той же истории с разбалованными детьми политиков, которым за большие деньги прощается большинство прегрешений. Но… пассивные способы воздействия на умы людей при помощи статей были скорее в стиле праведной команды Ксавье, но никак ни в ее. Если уж заморачиваться с бумажками, то уж лучше под видом одного закона подсунуть совершенно другой. Жаль, что ничего кроме двухминутного удовольствия, это ни к чему не приведет. Как приняли, так и отменят. Еще и сообщат в новостях об участившихся диверсиях мутантов на правительство, что лишь всколыхнет новую волну ненависти и дискриминации на улицах. И ведь не все мутанты настолько сдержанны, чтобы спокойно отреагировать на очередные людские протесты против них, и не реагировать на раздражители, пройдя мимо. Например, стоит только Пиро попасть в бар во время трансляции новостей или Табите покажется, что ее кто-то преследует или собирается обидеть, как очередной городской постройке будет нанесен ощутимый урон, если что-нибудь, вообще, останется.
Мартиник отправила газету на столик ко всем остальным СМИ и, закинув ногу на ногу, задумалась о чём-то, наблюдая,  как через панорамные окна солнце заливает ярким светом огромные открытые пространства квартиры, занимающей весь этаж. Голова слегка ныла, перегруженная новой информацией, ранним подъемом в шесть утра и парой чашек кофе, которые девушка выпила, даже не заметив.   Утро на удивление было спокойным. Такое обыкновенное среднестатистическое утро, когда не только не надо никуда спешить, но и к тому же просыпаешься, не возвещая мир о своем пробуждении печальным стоном неотвратимости начала очередного дня. Можно было еще бы добавить, птицы поют и солнце светит, но это была бы уже совсем идеалистическая картина, не вызывающая доверия, да еще и заставляющая чувствовать где-то в районе солнечного сплетения нехороший холодок просто, потому что подобное явление было редким. И если ничего не нарушило ее сон, то это значило, что днем обязательно что-то случиться. И это в Мартиник говорил совсем не пессимизм или прогрессирующая паранойя, а, скорее, привычка, приобретенная за несколько лет после того, как в ее жизни появился человек, от которого, казалось, спасения нет даже в собственном доме. Было у Джона, ее напарника, такое правило хотя бы раз в неделю заявиться к ней под утро, взлохмаченному и дышащему перегаром, потому что его внезапно осенила гениальная идея, для осуществления которой ему срочно нужен помощник. И  нее есть выбор пойти вместе с ним... или пойти вместе с ним.  Кто-нибудь может себе представить, как лениво накладывать иллюзии в 4 часа утра, когда совершенно не понимаешь, что от тебя хотят, а потом еще и выслушивать в свой адрес саркастичные замечания по поводу ее привычке пользоваться способностями по поводу и без? Иногда она просто поднимала глаза к потолку, пару секунд рассматривая успокаивающий полумрак, потом вздыхала и, молча, шла спать, позволяя незваному гостю потрошить холодильник, устраиваться на диване в гостиной и даже врубать телевизор лишь бы только его гениальная идея подождала еще пару часов.
Так что, пройдясь по пентхаусу сразу после пробуждения, и убедившись, что сегодня у нее точно никого не было, девушка едва сдержалась от недоверчивого фырканья, в который раз останавливая себя, чтобы не начать выделять такие дни красным в календаре и ради интереса подсчитать, сколько их, вообще,  таких бывает, чтобы ткнуть носом парня и осведомиться, не это ли называется преследованием. Но вряд ли это могло подействовать. Разве, что нарвалась бы на довольную усмешку и фразу типа «Детка, ты так скучаешь без меня, что считаешь дни до моего возвращения? Я польщен». Наглядная демонстрация того, что самомнение Эллердайса прямо пропорционально невыносимости его характера. И вот такое «чудо»  стало не только ее основным напарником, еще и порой непосредственным начальником в отсутствие Эрика. Не иначе, как для тренировки ее выдержки и хладнокровия.
А, вообще, надо прекращать работать или поминать Джона всуе, учитывая, что у нее сегодня выходной… от всего. И начать радоваться непривычной тишине, пойти развеяться, потратив n-ое количество денег в одном из  торговых центров, где стоит надеяться, сегодня не произойдет чего-то из ряда вон выходящего?
Переполненные улицы города после спокойствия собственной квартиры били по глазам и ушам резким контрастом, но хуже всего было в самом торговом центре, где и огромное пространство холла не спасало от толкучки. Более спокойно было только в бутиках, где ценники с множеством цифр отпугивали большую часть покупателей и можно было неспешно бродить между вещами, время от времени примеряя понравившееся. Именно туда –то Вингард и направлялась, предвкушая погружение в шоппинговую нирвану на несколько часов, когда в толпе позади себя случайно заметила знакомую фигуру и не поверила своим глазам. Ленивой походкой, неподходящей к серьезному выражению лица, за парой девчонок – подростков с бешеной расцветкой волос шел, оглядываясь по сторонам и кого-то выискивая, тот самый Джон, Потрошитель ее холодильника и генератор безумных идей посреди ночи. Надо было ли говорить, что плохое предчувствие было не напрасным, если только он не за нижнем бельем себе забежал, грозно смотря по сторонам в поисках нужного отдела, как будто собирался его поджечь.
Завернув к ближайшему бутику, где шла активная распродажа какой-то эксклюзивной бижутерии, и, затерявшись в толпе, девушка дождалась, когда следовавший за ней парень пройдет мимо и, резко схватив его за куртку и развернув, воспользовавшись внезапностью, толкнула в стену, чтобы привлечь внимание.
Сложив руки на груди, она обвела его с головы до ног презрительным взглядом и холодно осведомилась.
- И что ты тут делаешь, Эллердайс?
Она давно подозревала, что им следует обговаривать маршруты передвижения по городу, потому что по какой-то странной издевающейся случайности, Мартиник всегда оказывалась рядом. И именно тогда, когда огненный темперамент Джона просился наружу, а ей приходилось вытаскивать его, как нашкодившего котенка, с места происшествия.

Отредактировано Martinique Wyngarde (2018-01-20 07:44:37)

+1

3

С чего начинается хорошее утро? С кофе? С не просто съедобного, а вкусного завтрака, приготовленного не тобой, а для тебя? С правильного времени на часах, когда за окном уже давно расцвело, но это никого не волнует? Все это конечно отличные составляющие хорошего начала дня, но чтобы перевести его в разряд «идеального» требовалась всего одна фраза. И нет, не тот бред из мыльных опер, успокойтесь уже романтичные дамочки. А немного другая, сказанная будничным немного уставшим тоном, проходящей мимо Эммы Фрост, неожиданно заглянувшей на базу:
«Собирайся, у тебя новое задание!»
Вот так обычное ленивое утро вторника становится намного интереснее.
Джон, который пил в этот момент практически закончил свой завтрак, сидел на скромной кухне Братства мутантов. База находилась где-то на окраине Нью-Йорка, маскировалась под какое-то промышленное сооружение, выкупленное много лет назад то ли Эрик Леншером, то ли Эммой Фрост, полностью переделанное под нужды небольшой набирающей обороты организации, борющейся за права мутантов.
Так, практически слово в слово, сказал года 4, а может уже и 5 лет назад, Эрик, когда привел Эллердайса в свою скромную обитель. Хотя Джонни тогда было все равно. Он конечно закончил школу, но с карьерой журналиста, как и писателя, не складывалось. Так, что Джон быстро привык перебираться с одного мотеля в другой или из одной тесной квартирки в другую.
И пока Эрик все объяснял и проводил экскурсию, призванную оставить об обители для мутантов, как и о самой организации самое лучшее впечатление, Джон услышал громкое пренебрежительное хмыканье. Они как раз заходили в кухню и прямо на этом стуле, закинув ногу на ногу восседала красивая темноволосая раздражающе красивая девушка. Она читала газету, название, которой Джон даже не заметил, увидев знакомые черты.
«Так повезти могло только ему», - подумал он про себя, закрывая лицо рукой и вспоминая прошлый вечер. Голова в этот момент напомнила как-то резко, заставляя Джона не только сильнее сжать в руке ручки спортивной сумки, но и опереться о дверной косяк едва заметно покосившись. И конечно девица замечает реакцию Эллердайса, уголки ее раздражающе красных губ приподнялись с усмешкой, прежде чем она снова не углубляется в чтение.
Телефон Эрика обрывается ужасно громкой мелодией, и он спешно выходит из комнаты. Джон в этот самый момент думает, что Братству повезло, что у него нет в руках зажигалки, он бы сейчас точно спалил кухню.  Так, что Эллердайс, чтобы хоть как-то успокоиться, подходит к столу, наблюдает за раздражающе свежей, довольной жизнью девушкой с кружкой кофе и круассанами. Не женщина, а настоящая демоница. Она явно над ним издевается специально похоже ждала его здесь с газетой.
-Так ты мутант, милая? - Джонни присаживается рядом, нагло забирая один из круассанов с позолоченной тарелки и надкусывает половину.
Она молчит, продолжая читать. А Пиро очень ужасно хочется обучить девушку хорошим манерам прямо сейчас. В его руках даже оказывается зажигалка, рвущаяся разделаться с назойливо выставленной газетой.
- Пиро, у меня есть для тебя задание! – резко входит в комнату Эрик, останавливая еще не успевшую разгореться сцену.
- Мартиник, ты едешь с ним!
- Вот значит, как тебя зовут! – Джонни практически празднует победу, узнав имя этого дьявольского создания, но осекается, пытаясь повторить.
- Марти... Мартина… Да, что б, тебя!
Девушка с самодовольным видом шествует мимо него за Эриком. И Джону остается только кинуть сумку прямо на кухне и догонять их, по дороге доедая круассан.
-Никки! - додумывается наконец он, и выглядит безумно довольным собой.
- Ты будешь Никки!
И как они только выжили, работая вместе. А ведь им приходилось даже какое-то время жить под одной крышей.
Мартиник бесила его буквально …всем.  От дизайнерской одежды, в которой ей хватало ума отправляться на заброшенные склады или в убежища морлоков, где совершенно случайно рядом с ней что-то взрывалось или возгоралось, тем самым портив ее идеальный вид, до пафосного имени, которое никто в здравом уме не был в состоянии запомнить с первого раза (!). (Никто, Джонни сказал!)
Способности конечно тоже идеально подходили для ее образа. Джон как-то даже шутил, что Вингард сама подбирала их на какой-нибудь распродаже к новой сумочке или платью. И то, что у ее отца были точно такие же способности ничуть его не смущало. Подумаешь, вышла пафосная копия папочки! К тому же еще и не первая!
Джонни не представлял почему они не убили друг друга. Наверно все-таки из-за сплачивающего вместе духа борьбы за права мутантов, а может все дело было в том, что Вингард очень вовремя показала соратнику свою шикарную квартиру, задобрив напарника холодильником с холодным темным пивом, огромным телевизором и не менее огромным диваном в гостиной. Разумеется, как и пунктик с новым именем Вингард, Джонни тут же принял все это за компенсацию за столько лет совместного времяпрепровождения. О чем и сказал Никки, и проигнорировав ее едкие комментарии, завалился на диван, положив ноги на журнальный столик.
К тому же Вингард явно ждала его, иначе зачем было постоянно так набивать холодильник, когда ела она в дорогих ресторанах больше наслаждаясь видом из окна, чем едой. Да и еда на тарелочках у нее редко оказывалась больше блекнувшей на небе звездочки, на которую она с такой тоской смотрела.
В общем, Джон был лучшим напарником из возможных. Но как и обычно бывает, у Пиро оказалась не самая благодарная напарница. Иначе, как объяснить, что она остановила его в торговом центре, еще и прижала к стене.
- И что ты тут делаешь, Эллердайс?
- И я рад тебя видеть!
Джон оперся о стену, закатив глаза.
- Ты успела выкупить торговый центр? И теперь запретишь этим милым человечкам тратить здесь свои денежки? – Пиро посматривал в сторону цели этажом выше, быстро передвигающегося между покупателями.
Задание Эрика было предельно ясно: найти мутанта и уговорить его присоединиться к Братству. Загвостка заключалось только в том, что мутант умело скрывался среди людей, и судя по всему был доволен своей жизнью. Но, к великому сожалению Джона, ему следовало убедить мутанта, не создавая излишнего шума и не ненужных зрелищ, Эрику внезапно захотелось не привлекать к Братству внимания. Одним словом, не задание, а сущее наказание – наблюдать за воришкой, промышляющим в торговом центре с помощью своих способностей. Или скорей клептоманом, потому что тащил этот мутант буквально все. От мелочи из карманов, до сладостей из автоматов.
Наблюдая за темнокожим подростком на этот раз появившемся в кепке и в широком оранжевом комбинезоне, тоже стащенной у кого-то зазевавшегося у примерочной, Джонни вдруг пришла мысль, что можно вручить такое одаренное создание Вингард. Зря что ли она здесь оказалась. Только перед этим рассказать, что чудо в дредах стащило у нее все кредитки. Или вначале пусть все-таки пройдется по магазинам до кассы. Нельзя же быть настолько жестоким и лишить девушку радости. Эллердайс только довольно улыбнулся, делая вид, что рад видеть Мартиник.
- Идем, Никки, я помогу тебе избавиться от лишних деньг, - он взял девушку за руку и потащил к эскалатору. Времени объяснять не было, мутант скрылся в одном из магазинчиков, и Джонни очень не хотел его снова разыскивать.
Уже на полпути к нужному магазину, Эллердайс столкнулся с разговаривающим по телефону крепким мужчиной практически вдвое выше самого Джона. Пиро хотел извиниться и продолжить свой путь к цели, но мельком взглянул на человека. Широкие плечи в куртке, похожей на форменную, резкие черты лица с выделяющимся заостренным носом и в упор, глядящие на них с Мартиник глаза. Эллердайс не мог ошибаться, им повезло столкнуться с Грейдоном Кридом. И возможно все бы еще могло обойтись, только в магазине, где скрылся подросток-телекинетик, раздались крики. А затем он сам показался из-за стеклянных дверей. 
- Мутант! Держите вора-мутанта!
Пиро, уже сжимал ладонь, проводя пальцами по механизму, спрятанному под курткой и рубашкой портативному огнемету, уже хотел последовать за неудачливым воришкой. Но Грейдон преградил ему путь, и молча изучал их с Мартиник, и его губы медленно растягивались в мерзкой улыбочке. 
- Мутанты! – сказал он с наслаждением, прежде чем повторить громче.
И Пиро заметил, как откуда-то сбоку к ним приближаются люди в таких же бейсболках и куртках. Похоже мутанта в торговом центре сегодня собирался поймать не только Джонни.
- Никки, - Эллердайс поворачивает голову к девушке, - я хочу признаться, я все это время следил за тобой.

+1

4

Глядя на слишком довольное лицо Джона, которое сияло, словно ему пару минут назад вручили чек на несколько миллионов долларов, которых этому типу явно не хватало, чтобы привести в порядок свою жизнь и перестать ошиваться у нее, Мартиник заподозрила, что за своим недовольством при лицезрении Эллердайса пропустила что-то очень важное.  Не обратила внимания на маленькую, но нужную деталь, затерявшуюся где-то в торговом центре среди толп людей, пока она выжидала, чтобы вытрясти из парня пару ответов. Именно поэтому у него такое счастливое лицо. Ему всегда нравилось указывать на любые совершенные ею ошибки или небрежность к мелочам, словно он получал удовольствие, выискивая в ней малейшие несовершенства. Со шкодным выражением лица уличного кота старательно трогал лапками за рычажки ее терпения и воспитания, каждый раз приглядываясь разозлиться или нет, и видя только невозмутимость, раздражался еще больше. Ах, если бы он знал, как часто она была близка к тому, чтобы устроить ему эксклюзивное путешествие в беспрерывный ночной кошмар, после которого ему оставалась одна дорога – в психиатрическое отделение местной клиники, но сдерживалась, потому что быстро поняла, она не нравится ему всем, начиная от характера, заканчивая поведением и фразами в его адрес, ей просто нужно было быть собой, чтобы несчастный взбешенный пироман опять поджог еще что-нибудь. Желательно, не ее вещи и дом. Но это уж как повезет.
Они были самой неподходящей парой напарников из всех возможных, абсолютные противоположности, которые слишком быстро столкнули, застав работать вместе. Мартиник до сих пор помнила то ошарашенное выражение на невыспавшейся мордашке парня, когда он увидел ее и вспомнил, как «мило» накануне произошло их недознакомство. Ей оставалось только ехидно улыбаться и наслаждаться прокручиванием особенно любимых ею моментов, из тех, что она помнила. Ехидно напоминать о каждом парню, который к тому же явно страдал головной болью и похмельем, в течение нескольких часов, презрительно подкалывать и нарочито сочувствовать – вот чем она собиралась заняться, чтобы новенький прочувствовал, как здорово ему будет житься в БЗМ. Как говорится, прочувствуй нашу «любовь».  Только Эрик имел на это свое мнение, будто уловив между ними злостно вспыхивающие электрические разряды и почувствовав приближение грозы (ну, не умела девушка знакомиться с людьми, так чтобы им нравиться), отправил на задание немедленно. Чем должно было им это помочь, неизвестно. Обычное и довольно скучное наблюдение за пропадающими морлоками могло закончиться в первый раз безрезультатно, и, возможно, понадобилось бы еще несколько таких же вылазок, но, предвкушая развлечение в лице своего нового напарника, Вингард даже не стала спорить или высказывать хоть какой –то мнение об этом. Какая разница, что придется погрузиться в «ароматный и уютный» мир канализации, когда у нее такая многообещающая компания.
До места они добирались на одной из машин, стоящих для общего пользования, такие неприметные рабочие лошадки, чтобы не вызывать лишних вопросов и искушений со стороны автомобильных воров в том районе, в который ему предстояло отправиться. Хотя Мартиник и заметила оценивающий взгляд новенького в сторону личных машин Эрика, Эммы и ее, но только хмыкнула, так чтобы он заметил и понял смысл данного звука. Ему не светит подобная роскошь еще лет двадцать, как минимум. Недорос. По дороге она молчала, позволяя Джону разговаривать за них обоих, хотя тем сокращением, что было придумано для нее, он ее нещадно нервировал. Девушка не любила плебейские странные короткие имена или прозвища по отношению к ней, учитывая, что у ее имени не было короткой формы. Но разве этому тугодуму объяснишь. Коротко бросив лишь раз, что она «Мартиник. И ему следует запомнить ЭТО для его же блага», девушка больше не возвращалась к этой теме, лишь слегка издевалась, посылая крошечную иллюзию из школьных времен. При каждом неправильном обращении к ней, Эллердайс чувствовал ощутимый укус какого-то насекомого, которое продвигалась все ниже, ползя от шеи к груди и дальше. Мартиник вопросительно поднимала бровь, когда видела странные телодвижения и непонимание парня, словно спрашивая «в чем дело?», а потом презрительно качала головой и отворачивалась к окну, а весь ее вид говорил «ну, что с придурка взять?».
Правда надо признать то первое задание, заставило их хоть как-то начать взаимодействовать, потому что как по заказу или, скорее, по закону подлости наблюдением и вопросами они тогда не ограничились, оказавшись в ловушке. Но все равно их общение до сих пор было специфическим, как и выполнение совместных заданий. 
- Я подумываю о том, чтобы выкупить полгорода и обнести его Китайской стеной, чтобы избавиться от твоего вида в свой выходной! – недовольно улыбнувшись, произнесла Вингард, отпуская воротник потертой куртки Джона. Иногда она боролась со своим неубиваемым желанием наслаждаться только красивыми вещами вокруг, потому что чувство прекрасного заставляло ее желать, чтобы парень когда-нибудь подпалил свою любимую кожанку и одел что-то другое. Хотя за столько лет, кажется, подобное уже было. Или у него гардероб, в котором сотня однотипных вещей или он позаботился, чтобы одежда стала антипригарной. От мысли расщедриться и подарить Пиро хоть одну нормальную вещь, ее отвлекло то, что ее упорно куда-то тащили, угрожая помочь потратить деньги.
- Ты никак со мной пойдешь за покупками?- саркастично заметила девушка, закатывая глаза от перспективы получить в лице своего напарника подружку для шопинга. Затащить его в отдел косметики и тестировать прямо на нем, что ли? Но вели ее куда-то с определенной целью, не разбирая дороги, так что она даже не успела предупредить о том, что Джон упорно двигается не в сторону, куда ей надо, как они налетели на какого – то прохожего. И еще до того, как она разглядела, кто попался им на пути, она поняла это, нечаянно коснувшись его воспоминаний. Жесткое волевое лицо и ледяной взгляд, от которого у слабонервного человека, да и даже невиновного пошли бы мурашки. Невозможно было не содрогаться, увидев, что хранилось в голове этого «защитника» людей Крида. Сколько всего там было намешано.  И это его узнавание в глазах в тот момент, когда он каким-то непостижимым образом понял, кто перед ним, было совсем не к месту.
Вторник. Торговый центр. Ничего не предвещало беды.  Но если вы еще умеет выходить на улицу, чтобы не столкнуться с очередными проблемами, перерастающими в масштабные разрушения, то мы идем к вам! Или Мартиник одолжит Пиро на пару дней, потому что иначе, чем его природным магнетизмом их вечные передряги не объяснишь.  Несколько секунд могла бы спасти ситуацию, подарив возможность пройти мимо, забыв про неприятную встречу до следующего раза, но еще до того, как раздались выкрики, означающие, что люди обнаружили мутанта, Вингард поняла - простого выходного сегодня не будет. Грейдон Крид, стоящей прямо перед ней,  был одним из тех личностей, кого бы она не за что не променяла ради покупки нового платья. Она почувствовала азарт, даже когда к ним начали приближаться люди, помогающие Криду вылавливать мутантов. И совсем не вовремя Джонни решил признаться в слежке за ней, вызывая недоумение своими словами.
- Piccola, ты так вовремя со своими признаниями,- презрительно заметила она, не сводя взглядов с мужчины, губы которого насмешливо искривились,- Я тут немного занята. Будь добр займись его друзьями.
Боль. Она хотела, чтобы этот человек испытывал невыносимую боль. Она бы даже заулыбалась от открывающейся перспективы, но понимала, что ранний триумф, как и предвкушение, могут быть губительной тратой времени. Сначала Грейдон мог почувствовать неприятный зуд во всем теле, от которого невыносимо хотелось чесаться, затем появились неприятные щекочущие ощущения прямо под кожей и, стиснув зубы, он рухнул на колени, а Мартиник предусмотрительно отодвинулась, чтобы не дать до себя дотянуться. Странные ощущения заставили рвать его на себе одежду, чтобы на воспаленной обнаженной коже мужчина увидел, как движется под тонкой кожей множество бугорков, похожих на кусочки веревок. Они двигались все сильнее, быстрее, пока не разрывали препятствие, мешающее им, и наружу не выползли белые жирные черви. Они двигались по поверхности тела, ныряли назад, проедая себе путь, падали на пол, казалось, заполняли все тело, проникая до самого спинного мозга. Это было ужасно. Жуткое сводящее с ума зрелище, которое могли видеть только они двое. Но настолько приятное для нее, что глаза Крида, светясь страхом, вызывали удовлетворенную улыбку, которую приходилось скрывать.
- Мутанты! Мутанты! – сквозь зубы, шипя от неизвестной боли, повторял Грейдон. Но вряд ли его уже кто-то слышал, когда Пиро начал «отвлекать» его подручных. Оценив масштаб развернувшихся действий, Вингард перестала мучить Крида, чтобы схватив Эллердайса куртку, потянуть за собой, предварительно сделав их невидимыми.  Черт возьми, может, правда, выкупить торговый центр, чтобы спокойно делать покупки?

Отредактировано Martinique Wyngarde (2018-01-24 19:01:49)

0

5

- Я всегда все делаю вовремя, Никки! Ты просто не можешь сосредоточиться на чем-то одном? – пожал плечами Джонни, скатывая огненный шар в руке и с иронией поглядывая на преградивших ему путь «Друзей Человечества». Эллердайс никогда не отказывал себе в удовольствии подоставать Вингард в разгар веселья. Это был как неотъемлемый элемент любого совместного дела, помогающего побыстрей разобраться с противниками. И заткнуть Пиро в такие моменты было просто нереально.
- Я слышал создавать иллюзии очень сложно, - Джонни и правда довелось присутствовать на одном из поучающих или напоминающих разговоров Вингардов о способностях, которые наверняка бесили Мартиник.
- Надо придумать картинку, точно представить ее в своей голове, а потом перенести чужую, - Эллердайс даже сам удивился, как точно запомнил, все что говорил когда-то Повелитель разума.
И Мартиник наверняка бы оценила чудеса его памяти, если бы не была полностью сосредоточена на Криде. Джон представлял, что сейчас с ним творит девушка, ему и самому довелось испытать способности Никки. Первое время довольно часто. Девушка оказалась редкой ханжой, к тому же понятия не имела о сострадании и взаимопомощи по отношению к другому участнику команды. Ну, а как иначе, можно объяснить, что Мартиник не заваривала кофе сонному Джонни, едва добравшемуся до кухни очень поздним утром. Но все равно она проявляла заботу, посылая ему видения чего-то мерзкого или просто жуткого. Это было как неожиданно увидеть самый яркий момент ужастика или точнее оказаться в нем. Мгновенно бодрит, что Джону и было нужно.
Так, что Эллердайс, узнав о способностях девушки, понемногу привык и адаптировался и вместо спонтанных поджиганий и нападок на прижатую к стенке, но ужасно довольную собой Мартиник, и начал …благодарить ее.
И кстати он ни разу так и не назвал ее полным именем. Сколько бы жуков Вингард на него не напускала, как бы не изощрялась, стараясь, переучить Пиро, он так и звал ее Никки. С их первого совместного задания.
Джонни уже не помнил в чем именно было дело. Вроде кто-то начал охотиться за уродцами из канализации, зовущими себя морлоками. Пока они добирались до места, где в последний раз видели мутантов, Эллердайс пролистывал папки. Он честно старался запомнить хотя бы часть информации, но голова все еще продолжала болеть после вчерашнего веселья, а телефон в кармане раздражающе подпрыгивал, оповещая о новом сообщении.
Джон хорошо помнил клуб, судя по всему достаточно популярное и роскошное место. Помнил, как увидел безумно прекрасную девушку за барной стойкой. Она явно относилась к тем, кто смотрит на окружающих свысока, считая, что никто из них не достоин даже поднимать на нее взгляд. Скучающая принцесса каким-то чудом оказавшаяся на бренной земле. В общем, заранее проигрышный вариант, который так и мечтает, чтобы обвалять кого-нибудь в грязи, а потом еще добавить, пройдясь острыми каблуками.
Но выпитый алкоголь подталкивал к действиям. К тому же цель в черном платье с практически полностью открытой спиной была поразительно хороша. Разумеется, Джонни удостоился только презрительного взгляда, прежде чем красавица, громко огласив неутешительный вердикт красиво встала с места и медленно отправилась к выходу, даже не оглянувшись. Явно ждала, что Эллердайс последует за ней, подумал он тогда, но быстро забыл о намеке, переключившись на так и притягивающую его внимание блондинку через несколько стульев от Джона.
- Так, кого мы ищем, - наконец, сдался Пиро, отложив папки с информацией на мутантов в сторону, - И что ты будешь делать, когда мы поймаем обидчика этих … морлоков, Никки?
Джон справился с очередным приступом головной боли, почувствовал странное колющее ощущение под футболкой. Но все же вытянул из себя улыбку, как будто все было чудесно, и он просто мечтал этим утром оказаться в машине непонятно где, так и не попив толком кофе.
- Может перенесешь мне бургер и колу? Это были бы очень удобные способности, – показал он на только что открывшийся магазин, - Так и быть, я бы принял это в качестве извинений за вчерашнее.
Джонни откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Последить за улицей могла и Никки, а он собирался немного расслабиться. Но как он позже убедился, Вингард очень нравилось все портить. Особенно Джону.
- Вы портите такой чудесный день! Я только настроился вытерпеть Никки и помочь облегчить ее кошелек, а вы все испортили! ... – Джонни не договорил, вспышки пламени вырвались из огнемета, двинувшись в сторону цели.
Одежда двоих ближайших к нему «Друзей человечества» оказалась в огне. Пламя разгоралось быстро, съедая на своем пути кусочки одежды, особенно тщательно принимаясь за нашивки на куртках и бейсболках в виде эмблемы организации.
Джонни смеялся над затейливым танцем людей, старающихся затушить пламя, кидавшихся в сторону витрин, лавочек для отдыхающих. Но веселился он недолго, услышав выстрелы. Ненавистники мутантов больше не намерены были шутить, к тому же крики их лидера заставили их соображать быстрее. Похоже их не пугали даже невинные люди вокруг, с криками, разбегающимися подальше.
Пиро огромной огненной лапой вырвал из укрытия одного из стрелков, кинув его о железные прутья ограждения, сбрасывая вниз. А потом ему пришлось оттолкнуть замершую Мартиник, прерывая ее иллюзию, ввалиться в один из ближайших к ним магазинов, свернув стойки с одеждой.
Джон, неприятно поморщившись от столкновения, оглядел просторное помещение, где пытались спрятаться покупатели, а затем медленно поднялся. Его способностям нужен был простор для маневра, а еще кислород, иначе они с Мартиник просто задохнутся, не успев поразить «Друзей человечества». В огромном пространстве торгового центра можно было разгуляться, вот только выстрелы мешали высунуться из магазина. Но ничто так не портило настроение, как мысль о том, что придется вытряхивать осколки стекла из любимой куртки.
- Никки! – прокричал Джон, прячась за ворохом одежды, высыпавшемся на стойку, - Как насчет того, чтобы создать небольшую иллюзию и заманить наших друзей сюда прямо сейчас?
Пиро улыбнулся, играя увеличивающимся в размерах огненным шаром, который начал принимать форму карманного смерча. Нет времени разбираться с Кридом и его дружками. Им еще предстояло найти воришку.

+1

6

Наверное, если бы у Мартиник спросили, кто ее умудряется раздражать больше всего в любое время суток и имеет просто обширный опыт в точных уколах по ее дорогому самолюбию, то она, не задумываясь, назвала бы Эллердайса. Он был совершенной противоположностью тем мужчинам, к которым она привыкла. И она бы без запинки назвала бы с сотню его отрицательных качеств, если бы не считала ниже своего достоинства акцентировать на нем столько внимания. Ей, вообще, полагалась игнорировать тех, кого нельзя было отметить в своем мысленном списке одобряющей галочкой, означающей «полезный» или «интересный». Любого, кого можно было обозначить словами « проблема, из – за которой теряется драгоценное время», ее мама настойчиво бы посоветовала выкинуть за пределы круга общения немедленно. Но мамы нет, а самой Вингард приходилось общаться с такими личностями, по сравнению с которыми Джон был не самым худшим вариантом, но зато самым назойливым, проникающим во все аспекты ее жизни и оставляющим незабываемые впечатления.  Хотя и она не могла оставить без внимания и заставить скучать своего напарника.
Первое время, наверное, специально для новенького в их Братстве, Мартиник  стала часто ночевать на базе, ловя на себе изумленные взгляды остальных, гадающих, с какой стати «принцесса» снизошла до таких спартанских условий. Им было невдомек, что девушка находила особое удовольствие не только в ежеминутном унижении парня своим отношением, но в возможности почти безнаказанно тренировать свои способности, устраивая ему неожиданные сеансы погружения в мир ужасов. Она была уверена, что нет, ничего лучше, чем проснувшись рано утром и все еще пребывая в сонном состоянии с почти закрытыми глазами, одергивать ноги, осознавая, что находишься на старом разваливающемся плоту, и рядом нарезает круги кровожадная акула, время от времени щелкающая зубами у самого края ненадежного убежища. А потом, когда Джон начинал медленно, но верно просыпаться и пытался спалить свою комнату, мечтая поджарить рыбку на завтрак, девушка добавляла в общую картинку шторм, где Эллердайса ждало неизбежное утопление. И только хрипы, задыхающегося на собственной кровати, мутанта заставляли ее прекратить. И весьма довольная собой она отходила от приоткрытой двери его комнаты и отправлялась на кухню за порцией утреннего кофе, ожидая, когда услышит быстрые шаги приближающегося возмездия. Он так забавно пугал ее, прижимая к любой ближайшей поверхности, но получал в ответ лишь высокомерную улыбку и саркастичное «ты какой-то слабонервный, Джонни».
А как он глупо улыбался, когда, проснувшись, увидел рядом с собой сексуальную томную блондинку, и, видимо, решив, что это просто реалистичный шикарный сон, не стал отпираться, и собрался знакомиться с ней поближе. А во время самого горячего момента иллюзии, когда у Джона было ТАКОЕ блаженное выражение лица, а руки шарили по воздуху, вырисовывая все изгибы «девушки»,  в комнату зашел Эрик, чтобы сказать о новом задании. Одновременно с открытием двери иллюзия исчезла, оставив парня замершим в самой нелепой позе, после чего возникла странная пауза молчания, выдержав которую их босс, молча, закрыл дверь, а Мартиник еще долго прикусывала губу, оставаясь невидимой, еле сдерживалась, чтобы не захохотать и не сползти по креслу вниз. Ей понадобилось минута, чтобы собраться силами и встать, появившись перед уже обозленным парнем, и медленно пройти мимо самым непроницаемым лицом, на которое была способна, бросив только ехидный взгляд напоследок.
Мартиник не знала, каким попутным ветром к ним в БЗМ принесло Эллердайса, но это был явно ветер перемен, желающий, чтобы и она получила свою толику радостей и бонусов от работы с таким напарником. Ее особенный тренажер способностей, как по заказу собранный где-то на специализированном заводе для элиты мутантов, который еще умел и огрызаться. Но по факту, что он мог сделать? Испортить ее одежду? Покричать? Выводить тем, что придумал ей новое имя? Этим он только доказывал, что она остается на шаг впереди, и бесит его больше, чем он ее.
В этой бесконечной игре, где каждый развлекался за счет другого, как мог, все же был предел, за который Мартиник, например, выходить не собиралась, в отличие от Джона, не признающего каких – то границ в своем поведении. Он не задумывался о последствиях своих действий, порой развлекаясь на заданиях так, что это граничило с катастрофой для их организации, так, по крайней мере, думала девушка. Она считала, что иногда нужно остановиться и действовать более тонко и продуманно. Придумать план, каждая грань которого будет идеальной составляющей сочетания силы и хитрости. Для Вингард это было, как изобретение нового кубика – рубика, который в пару ходов собирался в нужном порядке, и только Пиро любил проигнорировать все ее усилия, идя напролом как танк, отчего хотелось топать ногами, как маленькой девочки в припадке истерики. И да, она уже привыкла даже к такому, но чтобы так красиво испортить ее выходной? Кажется, это стало какой – то последней каплей. Мало того что он не воспользовался тем шансом, что она предоставила, уйти тихо и, не привлекая лишнего внимания, так еще и сбил ее с ног. И какая разница, что он, возможно, спасал ее, ну, или станет говорить, что спасал, если она уже готова виртуозно покрошить его сознание в салат очередной иллюзии.
Прокатившись по полу в своем дорогом пальто, Мартиник перевела холодный взгляд на Джона, не обращая внимания на многочисленных испуганных зрителей, старающихся раствориться в просторном помещении и стать более незаметными, опасаясь, стать нечаянной жертвой очередных разборок. Даже еле слышные комментарии соседей по укрытию, более осторожные покупатели обрывали, лишь испуганно выглядывая время от времени. Но Вингард было все равно. Их «друзья» толпились в коридоре и пока не решались войти, давая ей время поболтать с напарником по душам буквально хотя бы пару минут. Схватив валяющиеся рядом ножницы, которыми, наверное, срезали бирки с вещей, девушка поднялась и направилась к ничего не подозревающему парню. Не улыбаясь, приставила «оружие» к шее Джона, надавила, чтобы он оценил их остроту, и наклонилась поближе к его уху, чтобы он услышал, что она собирается сказать.
- Знаешь, малыш, мне все чаще стало казаться, что Эрик подобрал тебя из жалости, –  ее голос был холоден, примерно так градусов семьдесят по Цельсию, наверное, недовольство от испорченного шопинга было слишком сильно. Но она так давно хотела все высказать ТАК, чтобы ее услышали,- Ты совершенно не подходишь для братства… Бесполезный, ненадежный, выпендривающийся и проблемный тип  … - в этот момент Вингард мысленно припомнила все те случаи, когда ей приходилось заметать следы за Джонни, который так и рвался нацепить на себя большой плакат «Я мутант – террорист и горжусь этим», что означало - остальные будут под пристальным наблюдением, а она, как его напарник, в первую очередь.
Ей и так приходилось уже лицезреть его многочисленные фотографии, размазанные, явно сделанные с камер видеонаблюдения, которые ей упорно тыкали под нос, тряся бумагами с какими-то делами и доказывая, что она знает его, и должна, как сознательный гражданин рассказать все, что знает об этом человеке. С самым безразличным выражением на лице Мартиник тогда сказала, что он, возможно, похож на одного из ее работников, или на бывшего работника, но она не уверена в этом, потому что не запоминает обслуживающий персонал.
- Я не понимаю, почему должна знать … - она сделала паузу и брезгливо сморщила нос, отодвигая от себя распечатки и переводя презрительный взгляд на собеседника, - Тех, кто убирает за моей кошкой, например. Не считаете, что это как-то слишком, близко общаться МНЕ с такими людьми?
По лицу детектива она видела, как тот сдерживается, чтобы не продемонстрировать ярую классовую ненависть к таким, как она, зато он, забыв о Пиро, начал заталкивать все фотографии в папку и поспешил уведомить ее, что она свободна. И все это  может пойти насмарку в любой момент, благодаря стараниям ее «дорогого» напарника.  Она убрала ножницы только, когда увидела, что, благодаря ее несдержанности, на поверхности кожи появилась пара капель крови, и отпустила парня, сдерживаясь от желания просто развернуться и уйти, бросив его в одиночку разбираться с тем, что он затеял. В конце концов, то у него тут какие – то дела, а не у нее. Она хотела уйти… и не смогла. Пару секунд рассматривала его лицо, спрашивая себя « почему бы нет?», а затем, услышав, что люди, по всей видимости, решили переходить в наступление, и готовятся к штурму, выдохнула, качая головой и пренебрежительно поднимая одну бровь, как бы говоря «как же ты без меня жил, вообще?».
- Ты мне должен, Пиро! - вынесла она вердикт, отворачиваясь в сторону выхода из магазина. Короткие гневные выкрики и передергивание затворов заставляли думать, что с каждой минутой будет становиться все горячее, если они не поторопятся, - Готовься.
Она выпрямилась, тут же пропадая, словно растворяясь в воздухе. А через какое –то время после беспорядочных выстрелов «Друзья Человечества» обезумевшей толпой ринулись прямо на Джона, явно спасаясь отчего –то.

+1

7

Джонни довелось пересечься с многими мутантами. Еще во времена его наивной веры в свободную и независимую печать. И одно он понял очень быстро. Мутанты в большинстве своем не отличались от людей. Они были такими же озлобленными и трусливыми. И эти черты проявлялись острее, стоило загнать их к стенке.
И конечно никто из них долго не раздумывал, что нужно выбирать между спасением собственной шкуры, а возможно и получением какой-то выгоды, и общими утопичными идеями. Пиро в какой-то мере иногда даже понимал «предателей». Точнее где-то глубоко в сознании пробегала мысль о причинах поступков других людей, но эмпатия ускользала также быстро, как и появлялась. Сменяясь мыслью, что пора врагам платить по счетам. И враги платили. Своей обугленной плотью.
А потом Джон попал в Братство мутантов, где все разделяли одну идею и шли к своей цели несмотря ни на что. Вот только организация, не смотря на свое объединяющее название не было по-настоящему единым целым. По крайней мере в идеальном понимании этого слова. Или в сравнении с теми же Людьми Икс, старающимися воспринимать чужие беды, как свои.
Как быстро понял Эллердайс, мутанты только жили под одной крышей, причем далеко не все, а только те, кому нужна была эта самая крыша на головой или же общение с себе подобными, без осуждения, недоверия и оскорблений. Этакий небольшой клуб озлобленных изгоев, в который Пиро быстро влился. В котором ему даже нравилось находиться. Где он видел перед собой пример для подражания.
А потом радуга перед глазами начала меркнуть, как заезженная пластинка обрываться, портив мелодию. Присутствие Вингард на базе с первого дня походило на нечто странное. Как будто яркое пятно вдруг проявилось на черно-белой фотографии. И отходящее от веселого вечера сознание слезно молило потушить свет. Или наоборот избавиться от Мартиник, прямо сейчас. Скинув в сточные воды нью-йорской канализации на съедение огромным радиоактивным крысам или даже крокодилам. Последние с удовольствием отомстили бы за своих собратьев, из которых для мисс совершенства изготовили сумочку.
Задание было как нельзя кстати. Место было подобранно идеально. Наверное стоило поблагодарить Леншера по возвращению. Если конечно Снежная королева не избавится от своего нового помощника раньше, чем Пиро придумает план.
Первое время Эллердайсу и правда казалось, что Мартиник начала свою пытку – наблюдение. Наверняка кто-то из предков англичанки был из Египта, потому что … ну просто не мог человек сидеть так долго в одной позе. Дчаже не разговаривать. Может и не дышать.
Головная боль медленно отступала, видимо прибывая в шоке от отсутствия действий со стороны Джона. Но зато скоро у Эллердайса начал ныть буквально каждый мускул, умоляя сделать хоть что-то. Для мутанта, привыкшего к постоянному действию, «творчеству», (он ведь каждый раз создавал настоящие почти живые произведения искусства), сидеть в машине и слушать какой-то бред о котировках на бирже, акциях и мнениях экспертов было … н е в ы н о с и м о.
Тем не менее, они наблюдали за пересечением улиц, каким-то местным рынком, где то и дело проскакивали мутанты и ждали чудо. По-другому и не назовешь, тот момент, когда мимо них проехал старый форд, таких годов, которых принято было называть «классикой», а не металлом, в последний момент зачем-то уползающим от пресса. Никто из местных не обратил на раритет внимания, не оторвался от дел, когда машина подкатилась к двоим бомжам, делящем переулок на двое от открытого канализационного люка. Никто не заметил и двоих подростков, не выбирающихся на улицу без огромных толстовок и шапок. И темных очков в такую пасмурную погоду, как сегодня, когда даже солнце казалось еще не отошло от празднования Рождества.
Пиро итак старался не смотреть в сторону Вингард, ее редких издевающихся полувзглядов итак хватило, пока они сюда ехали, и когда Джон поглощал половину ларька с хот-догами и заливал все это колой. Полюбоваться на живую статью Пиро уже успел, так что теперь его внимание привлекли мутанты-подростки, выбирающиеся из канализации погулять. Похоже о времени их прогулок было еще кому-то известно, потому как дверь форда с поразительной быстротой отъехала в сторону, а показавшийся оттуда человек ловко схватит замешкавшегося подростка. Второй только вылез из люка, запнулся о какой-то мусор и ударился о грязный бак, оказался вне зоны видимости людей в машине. Да и для ловкого маневра нужно было точно рассчитать время. Потому, как Пиро не успел только выскочить из машины, намереваясь кинуть фаерболом, чтобы остановить форд. Но не успел. С другой стороны от рынка из подземки начал вырываться на волю огромный поток людей, не особенно разбирающих дорогу. Или преграды в виде Эллердайса. И пока Пиро чертыхаясь пробирался в сторону переулка к дороге, форд скрылся из виду.
Все было спланированно заранее. Мутанты исчезали с улицы средь белого дня, и никто ничего не заметил. Даже бомжи куда-то исчезли. А мальчик с зеленым, полностью гладким лицом пытался скрыться в канализации.
Думать было не о чем. Как и жаловаться на грязь, вонь и стоки под ногами. Никки конечно могла и дальше играть в статую, но Эрик дал им обоим задание разобраться в ситуации, а их единственный свидетель в панике старался скрыться. К тому же нельзя было упустить шанс познакомиться с морлоками.
Так Джонни и крикнул через всю улицу, махнув рукой Вингард, приглашая присоединиться. Нужно же когда-то снисходить с небес в канализацию, тем более с такой компанией, как Сент Джон Эллердайс.

* * *
- Эй, друг! – Джонни махнул рукой перед усиленно поглощающим еду Тодом.
Монтгомери никогда не расставался с очками. Временами казалось, что они вросли в его глаза, став надежной преградой для глаз Жабы. Пиро конечно знал, почему товарища по команде так назвали, ему довелось увидеть, на что способен мутант. Но он никогда не видел его глаз и не мог точно сказать были ли они похожи на лягушачьи или все-таки походили на обычные человеческие.
- Тод!
Жаба повернулся к Пиро, положив ложку в тарелку и что-то хмыкнул, прекращая жевать.
- Ты знаешь, какими конкретно способностями обладает, Никки?
Джонни нахмурился сильнее, стоило произнести имя Вингард, на автомате прокручивал в руке зажигалку.
Ему конечно довелось видеть Мартиник «в действии», но демонстрация ее сил на противниках так и не внесла ясности о даре девушке. Вначале он думал, что она, как и Эмма телепат, но вскоре начал сомневаться. Возможно Никки просто игнорировала его мысли, но после ряда очень странных снов Джону хотелось знать наверняка.
- Мартиник создает иллюзии, - сухо выдал Монтгомери, вернувшись к своим хлопьям и начавшему телешоу.
А Джонни в этот момент осознавал для себя все, что произошло с ним за последнее время, а также разговоры о странном поведении Вингард, вдруг перебравшейся в «убогое», по ее словам, жилище Братства. Невероятно яркие кадры сновидений, которые почему-то начинались под утро вдруг нашли вполне логичные объяснения.
Монтгомери медленно повернулся от экрана телевизора, на автомате продолжая жевать. В этот момент его неменяющееся лицо казалось даже приняло удивленный вид. Ну или что-то отдаленно напоминающее недоумение. Пиро громко смеялся, даже перестав поигрывать любимой зажигалкой, которую нигде не было видно. Без каких-то объяснений, все еще смеясь, Джон поднялся со своего места и отправился прогуляться. Надо было обдумать только что совершенное открытие и решить, что с этим делать. Возможно в этом нелегком деле, Пиро понадобится помощь.
И вот спустя столько времени, множества бессонных ночей и приятных пробуждений, совместных вылазок и бурных комментариев к действиям друг друга, момент настал. Звезды сложились идеально, собрав необходимые неизвестные: 1) в виде огромного торгового центра, набитого людьми, склонными к панике и мельтешению, 2) мутанта, раздражающего своей проворностью и совершенно не понимающего, как стоит не привлекать к себе внимание, 3) Пиро, выполняющего задание Магнето, как всегда старательно и с убеждением кивая, что «все будет в лучшем виде», 4) Мартиник, наконец взявшей выходной и спокойно расслабляющейся вдали от команды, но главное здесь были 5) «Друзья человечества» - команда отъявленных негодяев, которые не остановятся ни перед чем в стремлении поймать мутанта, чтобы потом его, как скверну продемонстрировать неравнодушным людям.
И в это случающееся раз в столетие затмение, Мартиник, для вида поупрямившись и даже поцарапав Джона ножницами, чтобы показать насколько она обижена на напарника, все-таки решила помочь.
Пиро, постоянно ошивавшемуся на базе Братства не раз удавалось застать Джейсона Вингарда, потрясающего мутанта, хорошего семьянина и просто идеального мужа, для всех его женщин, поддавшимся искусным иллюзиям, чтобы узнать о природе способностей Повелителя разума.
Не то, чтобы сквозь тонны хвастливой лапши и демонстрации своих несомненно удивительных способностей, Джон узнал для себя что-то новое. Но в итоге он пришел к выводу, что самый действенный план в большинстве своем является и самым простым. Но и самым опасным. А еще нарушающим кучу неписанных правил Братство. Но за столько лет Мартиник заслуживала чего-то особенного. Тем более сегодня была годовщина их знакомства. Забыть о таком событии, о прогулках в канализации было невозможно. Так, что Эллердайс был уверен, позже Вингард будет ему благодарна. Когда придет в себя. А это произойдет очень нескоро.
Испуганные «Друзья человечества» ринулись в магазин, сбивая все на своем пути, казалось даже визжали от страха, перед созданной девушкой невиданной угрозой.
Пиро не видел творение Мартиник, но поставил бы на огромных волков или сумасшедших обезьян, из не так давно просмотренного Вингард вместе с ним фильма. Никки любила всякую живность, сколько всего мерзкого открыл для себя Джонни за столько лет. Так, что сейчас хорошо себе представлял картинки, транслируемые для несчастных.
«Друзья человечества» конечно же в отчаянии кинулись на него, надеясь прекратить надвигающийся на них ужас. И Эллердайс даже внял совету Никки и приготовился, встретил людей огненным потоком, который заставил толпу затормозить перед новой угрозой. А затем попятиться назад. Пока пламенная стена резко не сменила направление, превращаясь в огромного Феникса, совсем как любили Люди Икс. Они сейчас бы с умилением смотрели на огненную птицу, отрывающую Мартиник от земли и проносящую ее через все стеллажи с одеждой вплоть до того, как впечатать в стену, вырубая.
Пиро с удовольствием наблюдал за распластавшейся на полу девушкой, а затем перевел взгляд на приходящих в себя «Друзей». Крид уже приподнялся с колен, даже вернул себе такой же надменный вид, как было в самом начале. Его подчиненные еще отходили, выползая из-за спасших их от огня ограждений. Обстановка снова накалялась, рискуя перейти в новое противостояние. Но Джонни снова напомнил о себе разделив «Птичку» на множество огненных пауков, быстро перебирающих лапками к каждому врагу мутантов. Несколько тварей подобрались достаточно быстро, чтобы подпалить ненужные конечности особенно смелых «Друзьям».
- Попытай удачу в другом месте, Крид! – усмехнулся Пиро, взяв на руки бессознательную Мартиник и затем быстро зашагал к выходу, где показалась голова смуглого мутанта, которого едва не поймали в этом самом магазине. Он уже сменил свою яркую одежду и был практически незаметен в толпе.
- Надеюсь ты знаешь короткий путь? – больше для вида осведомился Джон, ловко проходя через толпу, снующих по магазинам людей, скрываясь за поворотом, ведущим к одному из выходов. Еще пол минуты и Пиро оказался в канализации. В царстве Морлоков, которое ей так понравилось. В этот раз ее пробуждение обещало быть особенно приятным, Эллердайс об этом позаботится, укладывая ее на одну из холодных каменных коек в комнатах Морлоков и закрывая за собой тяжелую дверь.
Сюда редко кто заходил, даже морлоки старались прибегать к услугам Дэвида достаточно редко в силу его крайне нестабильного состояния и просто мерзкого характера. Дэви управлял окружающим пространством, буквально мог смять границы комнаты и снова их расправить, если бы сам того захотел, но главное он любил играть с разумом телепатов и вообще людей, манипулировавших сознанием. Сказывалась детская обида из-за недостатка внимания великого отца.
Что и говорить, Джон подобрал для Никки идеальную компанию, чтобы в полной мере прочувствовать, как ее же способности будут действовать против нее.
- С добрым утром, Никки! – практически пропел Эллердайс, стоило девушке открыть глаза.

0

8

Управление человеческим разумом, заморачивание чужого сознания своими шедеврами и любование результатом приносили Мартиник мало с чем сравнимое удовольствие. В миг, когда люди,  благодаря дару, превращались в послушных марионеток, ее начинало переполнять ликование, которое было схоже с  действием наркотика. Постоянно хотелось еще. И она никогда себе не отказывала.
Вингард родилась, как говорят «с золотой ложкой во рту», и с детства почти любой ее каприз исполнялся мгновенно. Самые дорогие игрушки, лучшие вещи,  изысканная еда, эксклюзивные драгоценности, частые путешествия, но  это не помогало, когда наступало пресыщение. Не радовало ничего, что лежало у ног, и было в шаговой доступности. И тогда, еще будучи подростком, Мартиник срывала свое отвратительное настроение на окружающих. Нет, она не закатывала скандалы, истерики  и не впадала в депрессию, целыми днями плачась подружкам, что все слишком плохо и никакие деньги мира ничего не исправят. Нет. Она была требовательной и с ледяным презрением указывала на недостатки выполненной работы, внешнего вида и неудачных шуток, а если кто-то осмеливался возражать и защищаться, то девушка не успокаивалась, пока уничтожала человека полностью.
***
Она спускалась по  широкой лестнице, ступая по расстеленному ковру с самым надменным видом, как принцесса, которая не решила еще, будет ли сегодня карать или миловать. В холле было пусто, потому что горничная девушки уже сообщила об очередном приступе плохого настроения всем в доме, и никто не хотел попасться «мисс злючке» на глаза. Лишь только потом, когда она сядет в машину, которая отвезет ее в школу, все вздохнут с облегчением  и едва ли не перекрестятся, увидев, что все обошлось, и никто больше не уволен.
Все, кроме мальчишки, подрабатывающего в саду. Он почти одного возраста с Мартиник, но вынужден подрабатывать, чтобы накопить на свое поступление в колледже. Высокий, худощавый с лохматыми черными волосами и типичной внешностью грека парнишка был неуклюж, когда смущался, а смущался он при виде Мартиник постоянно, что не могло не привести к катастрофе. В школьной форме, принятой в ее учебном заведении, с поправкой на переделку у одного из известных дизайнеров, девушка, не торопясь, подходила к машине, поправляя выбившиеся из прически волосы, когда мгновенный ледяной душ заставил ее замереть и чуть ли не задохнуться. Волосы быстро повисли мокрыми сосульками, обнаженная кожа покрылась некрасивыми пупырышками, с одежды капало на асфальтированную дорожку, придавая ей, по ее собственному мнению,  вид мокрой курицы. Взгляд Вингард был опущен вниз, но весь ее вид просто кричал незадачливому садовнику, у которого лопнул шланг, чтобы он бежал. Намеков тот не замечал, опасности, видимо, не чуял совсем, поэтому, когда он подбежал и начал безостановочно болтать, объясняя и извиняясь, девушка подняла голову. В ее глазах было такое презрение, что свою речь парнишка оборвал на полуслове.
- Я слышала, что ты собираешься в колледж? – он заворожено кивнул, не в силах отвести взгляд от красивого, но такого злого лица, - Не знала, что где – то принимают таких безруких и бесполезных личностей, которым не под силу справиться с самыми элементарными вещами,- она говорила и говорила, не переходя на грубые оскорбления, но каждым словом унижая его все больше и больше, а последней фразой вгоняя в отчаяние,- Ты уволен!
- Мартиник, пожалуйста!- его окрик заставил ее развернуться, когда она направилась к дому, чтобы переодеться. Она подняла левую бровь, а когда увидела, что он не решился продолжить свою просьбу, холодно добавила,- Не смей… называть меня просто по имени!
Так продолжалось очень долго. По желанию Мартиник прислуга увольнялась без рекомендаций, одноклассница могла превратиться в изгоя, учителю внезапно объявляли выговор. Даже без своего дара она управляла людьми, используя ум, хитрости и власть, которую давали деньги. Неудивительно, что проснувшиеся способности, использовались на полную с самого начала. И ей все время было мало. Мало этих школьных шуток над недоброжелателями, мало отчаянных вылазок в самые охраняемые магазины и краж вещей, которые она могла бы купить и так. Ей нужен был масштаб. Это жажда завела ее в такие дебри, что выбраться стоило немалых усилий, казалось, что выхода совсем не было. Это почти стоило ей жизни.
Мартиник сидела на крыше одного из домов в Северном Вулидже, наслаждаясь разворачивающимся внизу спектаклем. Машины все прибывали и прибывали, люди и их вооружение становились все серьезнее, а у школьницы даже не возникало мысли, что она переборщила со своей тягой все время придумывать новые и новые иллюзии, делая их каждый раз все сложнее. Все началось с приезда обычных полицейских, которым позвонили обеспокоенные жители соседнего дома и сообщили о перестрелке на улице и захвате заложников, далее события раскручивались все быстрее, и вот теперь кроме рядовой полиции и людей с аббревиатурой на жилетах «SO13», здесь уже были сотрудники МИ15, а пару минут назад к ним добавились личности, которых сопровождали несколько машин охраны, состоящей из спецназа. Казалось, она играет в компьютерную игру, где нужно было предусмотреть любое решение противника и не дать ему шанса выиграть. Следить за переговорами, требуя вертолет, баснословные суммы денег и освобождение задержанных недавно мутантов, которые будут работать во благо правоверных, не забывать о то и дело пытающейся прорваться группе захвата, расстреливая показательно одного из заложников, а так же не забывать другие мелкие, но нужные детали. А когда она уже устала, поглядывая на часы и понимая, что провела более шести часов, развлекаясь с государственными службами, то решила дать шанс спецназу, показать свою доблесть и одержать победу над преступниками, посмевшими потревожить покой Лондона. Какая жалость, что все «раненые» или «убитые» оживут в машине скорой помощи, стоит им отъехать подальше, а пойманные террористы испарятся прямо из бронированных машин с охраной. Хотелось бы Вингард посмотреть на изумленные лица всех участников, когда это произойдет, но пора было уже заканчивать с развлечением и отправляться домой. Силы были на исходе, а голова кружилась до потемнения в глазах, словно она пару суток не спала и постоянно была на ногах. Пожалуй, стоит прикинуться завтра больной и никуда не идти. В конце концов, ее отметки и так были безупречны, и она уже получила десятки ответов от учебных заведений приглашающих ее учиться именно у них.
Дорога вниз показалась мучением, каждая ступенька  причиняла такую муку, что приходилось останавливаться на очередном пролете, радуясь, что в здании всего четыре этажа. И вот перед ней долгожданная улица и небольшой проход, ведущий к оживленной дороге, где она поймает такси. Хорошо бы не уснуть прямо в машине, поддаваясь укачивающему ритму. Но дорогу ей пригородила чья – то высокая фигура, солнечный свет бил по глазам, не давая рассмотреть, кто это, а когда она обернулась, чтобы рвануть в обратную сторону, то поняла, что окружена. За ее спиной стояли еще двое мужчин весьма угрожающего вида.
За долю секунды страх успел пробежаться по всему телу, обдав ледяной волной, прежде чем Вингард взяла себя в руки. Она только надеялась, что на лице не отразилось ничего, иначе, зачем ей эти уроки британской сдержанности от мамы?
- Не бойся,- произнес молодой мужчина, что стоял перед ней и улыбался, словно они случайно столкнулись где – нибудь в театре или музее, а не в подворотне не самого лучшего района города. Он был высок, даже учитывая ее не маленький рост, с зачесанными назад темными волосами до плеч и в сером костюме, похожий на тех деловых партнеров, что так часто бывали у них дома. Она еще раз придирчиво оглядела его с ног до головы, стараясь прокрутить то множество лиц, что она видела на тех приемах, куда ее брала с собой мать, и память, наконец, заработала.
- Шиноби Шоу,- девушка выпрямилась, полностью придя в себя и вернув свой надменный вид, хотя и не понимала странного стечения обстоятельств из – за которых они встретились в таком странном месте. Да, еще и с таким странным сопровождением. Она не стала поворачиваться, чтобы еще раз оглядеть два препятствия, которые имели вид закоренелых преступников, но их присутствие не позволяло расслабиться. Зачем такому человеку нужны ЭТИ?
- Мартиник Вингард,- он сделал ударение на ее фамилию, как бы смакуя ее на слух и внимательно наблюдая за выражением на лице девушки. Он никогда не думал, что так удачно получит своего иллюзиониста в команду, просто потому что Повелитель Разума не очень-то заботится о своих отпрысках, а уж тем более об их воспитании. Шоу не обращал внимания на странные события, мельком попадавшие на страницы газет  небольшими заметками, но потом, сопоставив их, прочитав и разузнав подробности, понял, что без мутанта тут дело бы не обошлось, поэтому на сообщение о внезапном появлении террористов отреагировал быстро, наблюдая не только за захватывающимся спектаклем и оценивая его уровень, но и выискивая источник. Он видел эту девушку на приемах, холодную и безразличную к происходящему, и даже, скорее всего, слышал ее фамилию, но не придавал значения до этого дня. А теперь… она была нужна ему. Амбициозная, не знающая жалости, упивающаяся своими возможностями и желающая их постоянно использовать и развивать. Они быстро договорились, потому что мужчина знал, как действовать с этой с виду сдержанной девушкой. Он был ей просто необходим. Тот, кто понимал ее, восхищался талантом, поддерживал и направлял. А она пытала людей и мутантов, только чтобы увидеть одобрительную улыбку на его лице и прочесть в абсолютно черных глазах, в которых не отражалось ничего, симпатию. Или что-то большее…
А кроме того ей действительно нравилось, что можно было воплотить любую фантазию, любой кошмар или прихоть, и знать, что у нее есть надежный тыл, под защитой которого они будут действовать. Ее не то, чтобы занимали идеи мирового господства мутантов, но демонстрировать свое превосходство и в один прекрасный день не скрывать, кто она есть, потому что ее имя будет знакомо людям, будет внушать страх и почтение… да, этого она хотела.
До того момента, как Шоу охватила безумная идея захватить королеву и заставить ее быть марионеткой в их руках. Он считал, что публичная отречение от престола и передача правление в руки мутантов – будет началом будущего. Ведь вдохновленные их примером, остальные тоже поднимут восстание и захватят власть в других странах. Он, не шутя, был готов начать революцию, имея в запасе всего десять мутантов.
- Ты с ума сошел!-  это Мартиник первый раз высказала что-то иное, кроме согласия. Ее масштаб запланированного пугал своими последствиями в случае неудачи. Она сидела за столом в гостиной дома Шоу и изучала схемы и планы Букингемского дворца, качая головой.
- Сошел с ума? – иронично осведомился Шиноби, нависая над ней. Его лица за минуту до этого светившееся триумфом, теперь было искажено недовольством. - Раньше ты этого не говорила. Тебе нравилось! А теперь, когда мы идем на решительный шаг, ты струсила? – он старался уязвить девушку, озадаченный, тем, что она отказывается. Казалось, она будет первой, кто оценит его план по достоинству.
- Если что-то пойдет не так, нас станут преследовать по всему земному шару,- девушка безуспешно пыталась достучаться до здравого смысла. Ей не нравилось, что все будут думать, что она испугалась, но идти на штурм… она не была еще к этому готова. Прошло всего пару месяцев перехода от невинных забав до рационального использования ее способности. Всего пару месяцев! Слишком мало, чтобы сотворить иллюзию на такой огромной территории для такого количества людей, если они собираются пройти без боя, что, конечно же, невозможно.
- А ты и проследишь, чтобы все прошло, как нужно. Ты ведь постараешься, милая?- он погладил ее по щеке, но впервые у нее было желание дернуться в сторону,- Ты же  хочешь угодить мне? – его самоуверенный тон заставил Вингард сморщиться. Она не дрессированное животное, чтобы прыгать на задних лапках! Но вместе с тем пришло внезапное осознание, что примерно так все и было. Если нужно было мучить человека, она без раздумий его мучила, ощущая лишь, как целует ее в висок Шоу или обнимает, когда она увлекалась процессом. Если нужно было очаровать или запудрить мозги какому – то человеку, чтобы привлечь его к помощи, задержать или получить информацию, то она это делала, зная, что при встрече Шиноби будет ей улыбаться так, словно она единственная, кто в силах быть ему полноправной помощницей. Она бы и дальше продолжала анализировать свое ослепленное чувствами поведение, если бы мужчина не привлек внимание.
- К тому же, - продолжил он, щелкая пальцами, чтобы кто – нибудь включил видео на мониторе, встроенном в стену, на которых была запечатлена Мартиник во время выполнения заданий,- твои иллюзии не действую на камеры. Увы, их ты так очаровать не можешь, как людей,-  он специально напомнил ей, что число желающих ее найти и свернуть шею увеличивалось с каждым днем. Да, она была под другой личиной, но техника записывала все, как есть, без учета ее иллюзий, - И если ты откажешься, то боюсь, видео могут попасть не в те руки…
Он угрожал ей! Он был готов пожертвовать ею, чтобы выполнить свой план. С минуту девушка рассматривала лицо того, кого так боготворила, не веря своим ушам. А она то считала, что он ценит ее! Она считала, что… Одинокая слеза скатилась с краешка левого глаза, когда она впервые позволила  себе прочесть его мысли. И если бы он знал, что она еще и телепат, то обязательно бы придумал, как защититься, а так все его желания, решения и цель были, как на ладони. Внимательно наблюдавший за выражением ее лица Шоу наклонился, чтобы ее поцеловать, шепча что-то убедительное, стараясь сыграть на ее чувствах, но ей было все равно. Как будто кто-то наступил на ее розовые очки, и лопнувшее стекло попала прямо в глаза, отрезвляя ее и заставляя взглянуть на все под другим углом.
- Я помогу тебе, конечно же, - самообладание грозилось лопнуть по швам, но привычная спокойная улыбка снова заняла свое место, позволяя мужчине поверить, что все пройдет, как он задумал, позволяя торжествующе ухмыльнуться. И так же триумфально в ответ улыбнулась Вингард.
В день операции все были сосредоточены. Каждый точно знал свое место и весь расклад действий. Прямо от базы, которая пряталась за городом среди промзоны, они отправились на нескольких машинах с интервалом в пять минут и разными путями до резиденции королевы. Задачей девушки было завести их вовнутрь незамеченными, чтобы миновать многочисленную охрану и подобраться, как можно ближе к объекту.  Камерами на протяжении всего пути должен был заняться их особый специалист. Но все проходило настолько гладко, что обеспокоенные мутанты начали переглядываться, ощущая какое-то беспокойство. И только Вингард и Шоу были абсолютны спокойны, до тех пор, пока не случилась осечка.
- Черт возьми, здесь нет нужной двери! – воскликнул один из мутантов, просматривая электронную карту дворца, которая далась им с таким трудом. Никто не мог понять, как так может быть. Никто… кроме одного человека.  Девушке хватило мгновение, чтобы осознать свою ошибку, но не хватило времени, чтобы защититься или исправить. Сначала перед глазами мелькнула быстрая тень, а потом она почувствовала, как скула отзывается ужасной болью, и из-за этой боли она потеряла управление над иллюзией. Красочный дворцовый интерьер исчез, словно рисунок стертый мокрой тряпкой со школьной доски. Изумленная команда осознала, что они даже не выходили с базы. Вокруг были все те же серые стены подвала, стол, заваленный чертежами, и даже чей-то недоеденный завтрак. Рыча от осознания неудачи и предательства, Шоу схватил девушку и бросил ее в стену, затем одним движением скинул все со стола, и снова вернулся к Мартиник, дрожа от злости. Он приподнял ее за отвороты кожаной курточки и пару раз стукнул ее об стену, обвиняя ее и обзывая последними словами. Ей бы стоило напрячься и исчезнуть, но сил не было. Затылок гудел, что-то обжигающе горячее катилось по шеи и спине, отчего белая блузка неприятно прилипала. Шоу, доведенный до последней черты злости, уже замахивался рукой, сверкающей алмазными гранями, собираясь убить ее одним ударом, когда его рация захрипела и чей-то взволнованный голос сообщил, что над ними летают вертолеты и приближаются полицейские машины. Рядом  с головой Мартиник посыпалась штукатурка, когда  мутант все же сдержался и ударил по стене, а не по ней,  с брезгливостью осмотрев валяющуюся девушку. Ее лицо распухло от удара и опухоль почти закрывала правый глаз, волосы слиплись и начинали засыхать, покрытые кровавой коркой, и у нее совсем не было сил, чтобы подняться.
- Убрать ее, - прозвучал приказ, после чего Шиноби просто вышел, больше не оглянувшись.
Ее бросили в багажник, споря по пути между несколькими вариантами. Залить ли ее в бетон где –нибудь на огромной территории промзоны, рискуя попасть во внимания вертолета, или же выкинуть в мутные воды Темзы, рискуя нарваться на дорожный патруль и проверку, но, наконец, сошлись, что здесь за городом им легче просто закопать ее, пока любопытные полицейские, которым их явно кто-то сдал, осматривают базу.
Она все слышала. Лежала на холодном металле и старалась не закрывать глаза, как бы ни хотелось, зная, что в следующий раз очнется или в земле или уже не очнется совсем, что почти одно и то же. Ей нужно было собрать силы, совсем немного, столько, чтобы убежать.
И едва багажник открылся, навстречу ее могильщикам вырвались две огромные злобные собаки, заставившие обратиться их в бегство, а девушка, прикрываясь иллюзией, вывалилась с машины, а потом, поднявшись, несмотря на боль в голове и желание упасть  и больше не вставать, понеслась из последний сил, так словно это за ней неслась собачья свора. С каждым метром ей казалось, что больше она не выдержит, но она все равно бежала, пока не вышла на дорогу, чуть ли не попадая под колеса огромного грузовика. Ее хватило только на то, чтобы увидев лицо обеспокоенного водителя и убедившись, что он не представляет опасности, рухнуть к его ногам без сознания, не считая того, что затем пришлось сбежать из рук спасителя прямо у стен больницы и появится перед матерью, словно ничего и не случилось, бросив на ходу, что она вылетает в США немедленно. Еще пять минут нужно было делать вид, что с ней все хорошо, пока мама узнавала причину такой спешки, заказывала билеты и отель. И все это время, начиная с момента, когда Мартиник вылезла с багажника, она не могла расслабиться, казалось, что ее вот-вот поймают и заставят расплатиться за предательство. За подставную иллюзию, за звонок в полицию и службу безопасности дворца, за сброшенные личные данные Шиноби Шоу. Даже если он сможет избежать наказания  и отвертеться, его плану придется подождать еще долгое время. Пусть знает, что НИКТО не сможет безнаказанно использовать Мартинику Вингард и вытирать об нее ноги.
Ее сердце колотилось, ощущая бешеный прилив адреналина. Она все время повторяла про себя все совершенные промахи, напоминала себе, что нужно изучать, прежде чем затевать подобный масштаб: план зданий, местности, камеры, охранная сигнализация и прочие важные мелочи. Она все время повторяла и повторяла это, прокручивая в голове, чтобы не забыть, чтобы больше  никогда не ошибиться. Она не могла позволить себе заснуть и в самолете, глотая энергетик за энергетиком. Только в номере отеля, падая на кровать  и не раздеваясь, она с облегчением выдохнула.
Жива.
***
Вингард пришлось научиться сдерживать свою способность и научиться говорить себе «нет». Может, поэтому ее так раздражал Джонни, которому не требовалось прилагать никаких усилий со своими способностями? Может именно поэтому ей так нравилось мучить его своими иллюзиями, становившимися с каждым разом все злее и безжалостнее? Она так сильно хотела довести его до сумасшествия или хотя бы подвести его к такому отчаянному состоянию, чтобы он сдался, что это на какой отрезок времени стало ее главной целью. Или он просто был напоминанием о человеке, который подошел к ней так близко, что это могло стать для нее катастрофой. Мартиник не хотела иметь постоянного напарника и привыкать к тому, кто оттирался бы рядом изо дня в день. Не собиралась доверять или делать частью своей жизни. Но по какой-то злой иронии ей, привыкший работать с разными мутантами из Братства, где каждый понимал, какую черту переходить не стоит и как общаться с Вингард, достался этот тип, в котором было некое отражение ее прошлого. Слишком отчаянный и непродуманный Пиро порой ей виделся, как отблеск своеобразного бумеранга, которому суждено ее довести до гибели, как бы пафосно и фатально это не звучало.
Ей все время казалось, что под ногами образовалось минное поле, где один неверный шаг ее или «любимого» напарника может быть роковым. Понятное дело, что Джон ей не нравился, как и она ему, а попытки избавиться от его присутствия стали демонстрацией неумирающей надежды и маленьким развлечением заодно. И все же они стали командой, неидеальной, напоминающей наскоро сляпанный механизм, который постоянно искрит и пытается взорваться, но, тем не менее, работающий и даже безукоризненно выполняющий задания. И это единственное, что ее устраивало в их неком симбиозе, поэтому несмотря на негативные натянутые взаимоотношения Мартиник не ожидала никакой подставы. Вся сосредоточенная, чтобы загнать «Друзей Человечества» в угол, она не обратила внимания на огромную огненную птицу, которая предназначалась ей самой. Ее ждал мягкий подхват пылающими крыльями и совсем не мягкий удар об стену, после которого девушка просто вырубилась, не успев отправить в напарника дюжину мысленных ругательств, только ощутив боль в голове и разочарование. И сплошную темноту.
Пробуждение было странно легким. Хотя понадобилось несколько минут, чтобы понять основные, но важные вещи. Первое. Она в какой-то дыре, судя по «обворожительным» запахам и сырым стенам, покрытых чем-то вроде мха и слизи, это убежище морлоков. Второе.  Над ней нависает весьма довольный собой Эллердайс, по лицу, которого становится понятным, что ей причина его радости совершенно не понравится, поэтому не задерживая на нем своего внимания девушка решает оглядеться, понимая, что, в принципе, ничего нового или хорошего не увидит. В самом деле, не рассчитывала же она, что напарник похитит ее и притащит в какой – нибудь пятизвездочный отель, чтобы поговорить или же устроить приятный сюрприз. Она бы рассмеялась от одного такого абсурдного предположения и отправила бы Джонни лечится, отлично зная, что это не  в его характере, по крайней мере, он бы распылял такие нежности точно не в ее адрес.
Вингард видела и тяжелую входную дверь и Дэвида, погруженного в себя до поры до времени. Не нужно быть великим математиком, чтобы сложить два и два, разгадывая план, который задумал Джонни. Она не может над ним издеваться, потому что своим представлением может потревожить психованного мутанта, который ненавидит подобные трюки, она не сможет выйти, потому что дверь, наверняка, закрыта, а она вовсе не Джаггернаут, чтобы ее ломать.
Мартиник задумчиво смотрит на Джона, не улыбаясь, но и не требуя объяснений и вообще не выказывая никакого возмущения. Она лишь размышляет над возникшим в голове планом, который ничего кроме содрогания у нее не вызывает. Но… попытка не пытка? Или же, еще какая пытка, когда дело касается ее огненного «друга».
Возможно, ему понравится…  даже слишком понравится… Она улыбается, позволяя картинке вокруг них меняться, давая легкому туману заволакивать сознание парня и утаскивать его все дальше и дальше по волнам его новой временной жизни.

Раннее утро. Солнечные лучи пробиваются сквозь огромные окна, через которые видно спящий город, и, преломляясь, в хаотичном порядке освещают комнату. Легкий туман слегка смазывает четкие очертания пейзажа за окном, придавая ему какую – то незаконченность и таинственность. Тишину ничего не нарушает, только слышится шорох белоснежных простыней на огромной кровати, где лежат двое. Слегка взлохмаченная девушка уже не спит, с улыбкой наблюдая за лежащим рядом парнем.
- Джонни… - тихо зовет она, поглаживая его по плечу, - Джонни! – тон остается ласковым, но в нем уже слышатся недовольные нотки и когда парень открывает глаза и с непониманием оглядывается вокруг, она приподнимает одну бровь, а улыбка становится более ехидной,- Ты все-таки напился вчера с друзьями и ничего не помнишь? Не так я собиралась отметить наш медовый месяц, знаешь ли…
Медленно перелистываясь, как огромный фолиант, память подсказывает ему, что действительно сегодня пятый день, прошедший после громкого знаменательного события, размах и роскошь, которого просто зашкаливали. Он сам в костюме у алтаря наблюдает, как неспешно и радостно улыбаясь, по проходу церкви к нему идет Мартиник, которая с этого станет носить совсем другую фамилию. Ее ведет высокий статный темноволосый мужчина, успевающий на ходу раздавать комплименты и шутки, прежде чем вручить руку своей дочери ему. Гостей было столько, что упомнить всех было просто невозможно, только перед глазами то и дело стояла та гора приглашений, которую должны были быть разосланы к определенному сроку и тот переполох, что устроило это торжество, вовлекая буквально каждого в свою круговерть. А вчера ему встретились друзья, которые никак не могли поверить, что Пиро окольцован, пойман в клетку и стал серьезным семейным человеком, наверное, ему пришлось так долго доказывать реальность этого события, что приполз он за полночь, громко хлопнув дверью и падая в одежде на кровать, бормоча Мартиник что-то невразумительное.
Девушка делает вид, что не замечает, с каким отвращением он осматривает кольцо, вспоминая все это, пока она рассказывает, что «папа звонил,  ждет на обед, сразу, как только мы вернемся», «твои родители просили взять билет и выделить время для поездки к ним», а еще «нас ждут дела в Братстве, но это только после медового месяца или я тебя самолично расстреляю». Все это девушка рассказывала с улыбкой, то и дело, проводя рукой по его груди, рисуя какие – то непонятные узоры, а потом и вовсе переходя к поцелуям и заигрываниям, капризно заявляя, что после его вчерашнего мальчишника он просто обязан уделить ей хотя бы немного времени. Хотя бы полчаса. Полчаса, после которых они утомленные лежали, обнявшись, снова почти засыпая.
- А еще ты вчера сломал нашу дверь в номере и теперь она не открывается,- сонным голосом заявила  Мартиник,- так что завтрак в постель нам не принесут. Если ты не починишь, конечно же,-  видимо, желание позавтракать было в девушке сильнее, чем продолжить нежиться в постели, потому что после недолгих раздумий и уговоров, она приподнялась и, не слушая, возражений  заставила Джона встать вместе с ней.
- Открой дверь, а я схожу за завтраком, хорошо? -  она настойчиво заставляла его подойти к двери и попытаться  открыть, и когда парень сдался и решил помочь, дверь на удивлении легко распахнулась, словно и не была сломанной.
Иллюзия исчезла мгновенно, как будто открывая белые бархатные лепестки, за которыми скрывалась окружающая реальность и грязь. Это было немного шокирующее, только успеть моргнуть один раз и в следующую секунду увидеть нечто другое, как странный сон, который так хотелось досмотреть, чтобы разобраться в его потайном смысле. Даже Мартиник пришел секунду проморгаться, избавляясь от собственной фантазии. С самым недовольным лицом она направилась к выходу из этой канализации, отстукивая каблуками так, будто хотела проделать дырки в полу, материальное доказательство клокотавшей в ней злости.
- Какая гадость!- фыркнула она, передергиваясь от воспоминаний пятиминутной давности, - Надо спросить у Вингарда, как он выдерживает, устраивать своим женщинам подобное? Это же … так приторно…  и отвратительно… - хорошо хоть Дэвида не встревожила ТАКАЯ иллюзия, он продолжал сидеть и не двигаться, думая о чем – то своем или занимаясь, еще бог знает чем.
Она не хотела слушать, как сейчас будет комментировать Эллердайс ее выходку, и какими подробностями обрастет психологическая подоплека ее поступка к тому времени, как она найдет лестницу наверх. Ей не нравился выбранный ею способ ускользнуть из рук Пиро, она должна была его мучить, как следует, а не топить в нарисованной идеалистичной ванильной картинке, над которой он сейчас потешается или довольно улыбается, понимая, что это первый раз, когда ей пришлось уступить. Никаких ужасов, монстров или оторванных конечностей, только обнаженная Мартиник, это же гораздо страшнее, да?
-Просто молчи, Эллердайс! – опережает она его, мечтая заткнуть уши, не слышать его, не видеть, а еще лучше оказаться у себя в комнате, а не просвещаться по поводу его мнения о только что увиденной иллюзии.
Им следовало бы поторопиться, чтобы покинуть недружелюбную территорию морлоков, которые не любят чужих. И пускай Мартиник и ее напарник здесь уже бывали, но вряд ли оставили такое уж приятное, хоть и памятное воспоминание. Позади них послышался шум бегущих ног, судя по звукам примерно четверо или пятеро, и девушка ускорила шаг, но не переходила на бег, готовясь в любой момент развернуться  и дать отпор.
Их преследователи появились быстро. Симпатичные, как и положено подземным жителям, прячущимся от людских глаз. Один огромный, похожий на ящерицу. Другой, огромный и уродливый, как тролль. Еще двое других, вроде бы не таких страшных на вид, но проверять, насколько они опасны, захочется только идиоту. Они напали на Джона, атакуя со всех сторону и не давая продохнуть. Ящерица ударом своего чешуйчатого хвоста распорол ему плечо, тогда как тролль, старался сделать из него отличную отбивную к ужину.
А Вингард шла, не оглядываясь и мстительно улыбаясь, позволяя напарнику остаться еще какое-то время в этой канализации и пообщаться с агрессивно настроенными монстрами.

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [16.01.2017]:[Just a Normal Tuesday]