"Мы никогда не подозревали, что такое может произойти. Я никогда не думала о том, что буду работать вместе с бывшим убийцей ГИДРЫ, безжалостным линчевателем и огненноголовым демоном. Никогда даже не представляла себе то, что мы станем одной командой и будем действовать, как единое целое, чтобы остановить человека, который хочет уничтожить всю нашу реальность. Читать дальше
гостевая занятые персонажи занятые внешности нужны в игру сюжет правила
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон !
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации! !
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые! !
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News !
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения! !
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет !

Текущее время: март-апрель 2017 г.

И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [27.10.2016]: [Tonight we are young]


[27.10.2016]: [Tonight we are young]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://funkyimg.com/i/2BRLw.gif http://funkyimg.com/i/2BRLv.gif

Дата, время: 27 октября Место: Нью-Йорк
Участники:
Katherine Bishop & Peter Parker

Описание событий:
Когда в последний раз Питер и Кейт виделись, они чуть не получили себе в качестве памятного сувенира парочку пулевых ранений. Теперь им предстоит встретиться вновь и сходить в кино, но ведь это Нью-Йорк, и даже поход в кино тут не так прост.

+1

2

Стрела за стрелой, вдох-выдох, Кейт Бишоп пребывала в бешенстве, но старалась мерно дышать, чтобы не убить кого-нибудь. Она тренировалась в тире, ехать на базу к Мстителям не было никакого желания. Девушка искренне хотела перестать психовать, но ощущение, что ее будто кинули, бросили не на секунду не отпускало Бишоп. Первые два дня она хваталась за телефон, ела с ним, спала, боже, да даже в туалет и душ ходила, не выпуская гаджет из рук, но все было бесполезно – ни одного нужного сообщения. Чего только себе не придумала Кейти, и что она отпугнула бедного Питера своим напором, и что он козлина долбанный, который своим поведением дал ей намек, что между ними может что-то быть, и что его убили (в этот день она чуть ли не в одних трусах готова была прыгнуть в автомобиль, чтобы помчаться к Паучку), но нет. Паук себе спокойно спасал мир и Нью-Йорк от проблем, судя по всему, посещал университет, и вообще был спокоен, аки танк. И это бесило еще больше. То есть мало того, что она пригласила его первая, повела себя, как настоящая овца тупая, так еще и бегать за ним должна была?
От психоза Кейти чуть не позвонила Нохху, вознамерившись позвать в кино и не только этого белокурого мудилу, но вовремя остановила себя от поспешного решения, вспомнив о том, что это будет иметь свои последствия. Спасибо, что хотя бы Клинт не стал лезть с расспросами, хотя многозначительно кинул на стол газету, где было в красках расписано от лица преступников, что им наваляла парочка супергероев, один из которых был молодой девушкой со стрелами. Стрелы, к слову, пришлось с помощью Щ.И.Т.а изъять из вещественных доказательств, чтобы их вернули в пользовании мисс Бишоп. За это Кейти стыдно не было вообще, и к тому же, если бы не они с Паркером, то черта с два поймали бы эту банду олухов.
Но это все не отменяло того факта, что Хоукай сейчас злилась, отказывалась идти в университет, считая это бесполезным занятием. В конце концов денег ей хватит до конца жизни, мозги у нее есть, а Мстители могут предоставить достаточное количество информации и высокий уровень обучения всему, что только заблагорассудится. Последний выстрел пришелся прямо в цель, расщепив стрелу, что уже торчала в мишени. Кейти тряхнула волосами, выдергивая стрелы по одной, собирая их в колчан. На нее поглядывали окружающие, а некоторые даже завистливо присвистывали, ну, еще бы, где еще можно увидеть подобные сольные выступления, разве что только во время одной из миссий Мстителей. К слову про них – в последнее время была сплошная тишина, и тишина эта добивала юного Хоукая, который скрипел зубами, с желанием кого-нибудь пристрелить. Друзья все были заняты, и это ожидание просто добивало.
Кейт вышла из здания тира, вертя в руках телефон, и даже не желая его открывать. Закинув лук и колчан со стрелами в багажник, Бишоп все же сняла блокировку с гаджета и по памяти набрала номер, которые буквально вчера вечером сначала внесла в черный список, потом оттуда вытащила, а потом и вовсе стерла из записной книжки. Долгие гудки настойчиво говорили Хоукаю – брось трубку, брось трубку, женщина! Но Бишоп была упорной, упрямой и упертой! В общем, много букв «у» в одном предложении. Наконец-то, на том конце раздался сонный голос, который, наверное, даже не догадывался о том, что ждет его дальше:
- А, все-таки взял трубку! Соизволил ответить! – Сквозь зубы проговорила Кейти, сжимая одной рукой руль «жука», а второй переключая телефона на громкую связь. Она даже не дала возможности Паркеру вставить хотя бы пару слов. – То есть сначала ты меня целуешь, соглашаешься пойти в кино, а потом решаешь забить хер на все договоренности, и просто уйти в тень, как герой недолюбовник? У тебя совесть вообще есть, я между прочим ждала звонка, и то, что сейчас я в этом признаюсь – это вообще огромная глупость! Потому что все делаю я! Знаешь, что Паркер, если у тебя нет никакого желания идти со мной в кино, пусть это даже не свидание, то мог бы просто отказаться, а не делать вид, что тебе нравится эта идея! Вот знаешь, что, Питер, вот… не звони мне больше! СВОЛОЧЬ! – Кейти решительно нажала на сброс звонка, шумно выдыхая через нос, решительно поджимая губы, и сворачивая к ближайшему продуктовому магазину, с одной целью – купить мороженого, шоколадный сироп, пачку начос, засесть дома в ближайшие два дня и сделать вид, что она заболела.
Именно таким решительным образом и поступила Кэтрин Бишоп, сваливая покупки в бумажных пакетах на кухонный стол, и оглядывая по сторонам свинарник, который назывался ее квартирой. Вообще, прежде, чем впадать в уныние, неплохо бы привести свою холостяцкую берлогу в относительный порядок, помыть посуду, которая больше напоминает гору Эверест, и…В следующее мгновение Хоукай уже сидела на диване, включая первый сезон «Игры престолов», и распаковывая одновременно пачку чипсов и ведерко с фисташковым мороженным. Телефон она предпочла отключить совсем – она все сказала, она сильная, независимая и обиженная женщина. Пусть все мужики горят в Аду, она им еще и масла подольет.

+1

3

Питер вообще-то не знал, сколько нужно ждать по этикету, чтобы перезванивать девушке. Нет, он не был невоспитанным, скорее даже, может быть наоборот, слишком воспитанным, настолько, что тревожить девушек, отвлекать их от дел, навязываться.. Или он просто боялся. Или не решался? Или всё таки боялся?.. Стоит задуматься об этом, пожалуй.
— Карен, когда наступает тот самый нужный момент? - уточнил Питер у своего помощника, но голос внутри костюма озадаченно промолчал. Скорее всего, Карен не была запрограммирована на подобные советы, и просто даже не совсем понимала, чего именно хочет от нее паучок: вот отправить дрона, просканировать местность, или найти в закрытой полицейской базе по лицу или образцу отпечатков пальцев преступника — это она за здравствуйте могла, легко разбиралась с такими задачами.
— Ох, вот и я не знаю.. - тоскливо пробормотал Питер, обматывая парня, только что пытавшегося угнать инкассатор. Паркер отобрал у него странного вида оружие, с помощью которого он в два счёта обезвредил всех вооруженных охранников, это при том, что внешностью он обладал весьма незаурядной, Питер бы даже сказал - жалкой, и на гения инженерии не тянул от слова совсем. Паркер решил, что оружие он изымает для дальнейшего изучения и рассмотрения, а парня можно замотать в кокон из паутины, как раз и полиция прибудет к моменту, как паутина станет легкой как пух, чтобы его можно было извлечь и транспортировать по месту назначения. Двери инкассатора Питер тоже надежно заклеил, чтобы пока охрана лежала внутри уютно устроившись на мягких мешках с деньгами, никто не решил разжиться парой тысяч лишних с баксов. Сам Питер, как всегда находящейся на мели, лишь облизнулся в сторону мешков, но не взял ни одного цента, даже того, что валялся на полу. Карен сообщила, через сколько приедет полиция, а Питер услышал сирены, предположительно, в паре кварталов отсюда, и соотнеся дорожную ситуацию, прикинул, что им всё таки придется отвозить парня в участок прямо в коконе из паутины.
— Мда, неловко вышло, хм. - спружинив с крыши автомобиля, Питер оттолкнулся от фонарного столба и приклеился к стене дома. Потом послушал ещё и не обнаруживая больше никакого подозрительного шума, криков или ещё чего хуже - выстрелов, пополз наверх. В общежитии его ждала огромная теорема персистирующих вирусов и дифференциальное уравнение радиоактивного распада, которые сами себя не прочитают и не разберут без непосредственного участия Питера Паркера, который в данный момент прыгал по крышам.
К тому моменту, как Питер закончил, за окном была уже непроглядная тьма. Ну ладно, не такая уж и непроглядная, но выбираться на улицу не хотелось совсем. Соседа по комнате конечно не было — Питеру на редкость повезло с соседом, спортсмен-тусовщик практически не появлялся в комнате, проводя большую часть своего времени или на тренировках, или на тусовках, или на играх, или в таком крепком сне, что пусть Питер тут хоть акробатические приемы с элементами фаер-шоу устроил бы, тот всё равно не заметил бы. Пит решил почитать пару параграфов вперед, устроившись в только ему удобной позе в кресле и потушив верхний свет, оставил настольную лампу. Сам того не замечая, паучок задремал прямо за книжкой, уронив себе на грудь голову, а учебник на колени. Поэтому, когда раздался звонок мобильного, он вздрогнул, выронил книжку и упал с кресла, не сразу соображая, что происходит. Мобильный вибрировал у него в кармане, но спросонья Пит решил, что это какая-то атака на беззащитного в своем сне паука, и принялся хвататься за все, что попадается ему под руки, в итоге выставив из под стола вперед руку с заточенным на атаку циркулем. Но никто не планировал на него нападать, и вскоре он понял, что это просто телефонный звонок. Хорошо, что сосед не видел этого мельтешения, он итак считает Паркера немного фриком.
— Ддаа..алло? - промямлил Питер, прижимая плечом телефон к уху и поднимая книжку с пола. Чаще всего, в такое время ему звонила тётя Мэй или староста группы - чтобы предупредить об изменениях в расписании, или уточнить, поужинал ли он, это в зависимости от того, кто всё таки звонит.
- То есть сначала ты меня целуешь, соглашаешься пойти в кино, а потом решаешь забить хер на все договоренности, и просто уйти в тень, как герой недолюбовник? У тебя совесть вообще есть, я между прочим ждала звонка, и то, что сейчас я в этом признаюсь – это вообще огромная глупость! Потому что все делаю я! Знаешь, что Паркер, если у тебя нет никакого желания идти со мной в кино, пусть это даже не свидание, то мог бы просто отказаться, а не делать вид, что тебе нравится эта идея! Вот знаешь, что, Питер, вот… не звони мне больше! СВОЛОЧЬ! - из телефонной трубки понеслись гудки. Питер ошалело уставился на монитор телефона, в некотором заторможенном замешательстве рассматривая имя звонившей — «Фиолетовая заноза». Вероятнее, всего таки, тот самый нужный момент Питер прошляпил, и теперь, горящая яростью Кейт решила, что он кинул её.
— Да я не кидал тебя! - обиженно возопил Паркер, но телефон безмолвствовал. Питер взглянул за окно, на дверь и прислушался: никаких шаги не свидетельствовали о том, что сейчас ворвется сосед и застанет Питера выбирающимся из окна. И Питер, не долго думая, выбрался из окна. Этаж у него был последний, а вот строение не самое высотное, так что пришлось перепрыгнуть с одной крыши на другую, а потом на следующую, и так, пока он не добрался до нужной высоты, чтобы выпустить паутину и ускориться. Он добрался до богатенького района Кейт буквально за считанные минуты, и приземлившись на крышу дома напротив, спустился с парапета, настраивая зрение и выискивая нужное окно. У Кейт был включен свет, но задернуты шторы.
— Параноик! - буркнул Пит, и вернувшись на крышу, разбежался. Прыг - и он уже на стене дома, совсем рядом с окном. Потянул - закрыто. Ну ладно-ладно, прополз вперед, и потянул за следующее, оказывающееся окном в ванную комнату. Оно было мелковато для комфортного пролезания, но Пит был не из ворчливых. Он пробрался по потолку из ванны в гостиную, отмечая, что Кейт-таки завезла кое-какие вещи наконец. Девушка же сидела как дракон на злате: начос, кола, мороженое, сироп. Прицелившись, Питер выхватил паутиной у нее из рук очередную чипсину и притянул себе. Оглушительное хрум.

+1

4

Это не было ПМС, это не был гормональный взрыв, это просто была типично бабская обида, которая разгоралась внутри, и стучала по сердцу молотом, напоминавшим торовский. Кейти смотрела в телевизор, но ничего не видела, краем уха она, возможно, даже слышала отголоски шорохов, шум моря на экране, вопли рабов, и прочие антуражные звуки, которые сопровождали все действие. Но мысли ее были далеко от всего этого, Бишоп подтянула колени к себе, устраивая рядом пачку с чипсами, не отводя взгляда от мельтешащей картинки перед ней. Кэтрин не могла понять, почему она так себя ведет, зачем? Ведь давно известно, что если мужчина вам не звонит, то тут два варианта – или он умер, или не хочет вас видеть. И оба варианта не устраивали Кейти, которая буквально места себе не находила от этого молчания, съезжая по дивану, закрывая лицо подушкой, и почти ненавидя себя за подобное проявление слабости. Тот факт, что сегодня она совралась, позвонила Питеру, наорала еще на него – это вообще за гранью добра и зла, нарушила разом все данные самой себе обещания, наплевала на принципы, и что в итоге? Кому от этого стало легче? Да, никому. Скорее всего Питер Паркер просто не хочет быть с ней, она для него всего лишь очередной друг, просто, как член команды Мстителей. Даже не основных. Он весь в этом, в своих супергеройских делах, в том, как закончить университет, как добиться поощрения от Старка, да, что угодно, лишь бы не на свидание, лишь бы не замечать даже близко, что к нему тут внимание проявляют.

А ведь с другими она себя иначе вела. Прикусывала губу нижнюю, смеялась дерзко, запрокидывала голову, и целоваться не стеснялась. А тут, как школьница, жала ладони, нервно пальцами отстукивала. Господи, да, зачем оно все надо ей? Может проще назад к Ноху? Там хотя бы все понятно, хотя бы ждут всегда, а не так, как обычно происходит с Паркером, ты вроде бы нужна, но не так, как ты сама того хочешь, а так, как надо ему. Кейти потерла ладонями лицо, забыв, что они испачканы в чипасах, и теперь собирала со щеки крошки. Экран телевизора сбоил, потому что Бишоп показалось, что там промелькнула фигура Питера, но это было просто невозможно – все окна были крепко закрыто, а дверь входная была прямо у нее сбоку, так что она в любом случае заметила бы, если кто-то прошел внутрь квартиры. Бишоп слизывала с ложки мороженое, кончиком языка ведя по ее ребру, в тот самый миг из ее пачки исчезла одна чипсинка, а комната наполнилась громогласным хрумом.

В руках Кейти словно сам по себе появился лук, и в следующее мгновение подушки, пачка чипсов, мороженое летели в сторону, а Бишоп стояла на диване в полный рост, посылая стрелу в того, кто проник в ее квартиру. И ее даже не удивило то, что стрела оказалась зажатой в ладони молодого человека, по совместительству носящего имя – Питера Паркера. И тут же пали все бастионы, возникающие на пути Кейт Бишоп, отступать было некуда, там уже полыхаль Кремль и Москва, поэтому Кейт отбросила в сторону лук, что жалобно звякнул об пол, будто нерадивая хозяйка оставила под дождем любимого питомца. Бишоп наступила на спинку дивана, в следующее мгновение оказываясь уже в прыжке на полу, в нескольких сантиметрах от Паркера, она приземлилась, медленно выпрямляясь, и внимательно рассматривая парня с ног до головы. Под ее пристальным взглядом, юноша невольно поморщился, судя по всему, но это мало волновало Кейт Бишоп, которая решила, что гори оно все синим пламенем, она далеко не невинная овечка, и что ей совсем не пятнадцать, чтобы скрывать все те эмоции, что возникают при виде этого полудохлика, мать его.
- Ты опоздал на сеанс, Паркер, - Кейт ухмыльнулась, стягивая с юноши маску, и обхватывая его ладонью за шею, почти притягивая для поцелуя, но оставаясь буквально в сантиметре от губ, которые явно не знали, что им делать и как реагировать. Но разве такая мелочь может волновать Бишоп, которой просто было плевать на все, что могло произойти дальше. Ее губы уже целовали Питера Паркера, дерзко касались щеки и скулы, свободной рукой Хоукай стянула окончательно маску, крепко сжимая в ладони. И, о чудо! Паучок догадался, что ему следует сделать в следующий момент, не отшатываться, не оправдываться, а всего лишь прижать к себе брюнетку, отвечая на поцелуй. Вот только у Кейти были иные планы. Не прерывая поцелуя, чувствуя на своем языке привкус дурацких начос, колы и мороженого, она тащила юношу ко второй комнате, пяткой распахивая дверь в спальне, где была только большая кровать со смятым покрывалом нежно сиреневого цвета, большой белый шкаф с одеждой, комод, да кресло. Сопротивление бесполезно, Кейт не хотела от Питера больше ничего, если нет отношений, так хотя бы поимеет что-то большее.

Кэтрин толкнула Паркера на кровать, стягивая с себя попутной футболку, оставаясь лишь в одном белоснежном бюстгальтере, волосы рассыпались по плечам, Кейт же оказалась сверху на Паркере, продляя начатый поцелуй.
- Но мы можем успеть к ночному, если поторопимся, - на ее губах застыла ухмылка, а взгляд больше не выражал ничего, кроме обычного юношеского, подросткового желания, которое является неизменным спутником всем половозрелых тинейджеров, начиная с семнадцати лет и до тридцати. Жгучее желание обладания человеком, получения удовольствия, тактильные ощущения – к черту вашу любовь, в нее играют дети.

+2

5

Питер умел эффектно появляться. Не зря тётя Мэй всегда говорила ему, что первое впечатление — очень важная штука, а юный Паркер взял этот постулат за основу своего паучьего образа. Ну, если ему не удавалось быть эффектным Питером Паркером, почему бы не стал эффектным Человеком-пауком? В списке его впечатляющих появлений уже числилось появление на экране ютуба, останавливающим автобус, чуть ли не потоплений лайнера во время операции ФБР, кража щита ветерана войны, и теперь вот, попытка опустошить пачку чипсов Кейт Бишоп — чем не запоминающееся появление в стенах квартиры? Стянув маску на пол лица, Пит невозмутимо дожевывал чипсину, когда молодое паучье чутье защекотало Паркера и он выкинул вперед одну руку, останавливая стрелу с фиолетовым оперением у своего лица.
— Это уже входит у тебя в традицию - пытаться пристрелить меня у тебя дома. - он хмыкает и разжимает ладонь, а стрела падает вниз. Очень хотелось выглядеть крутым и взрослым, не упасть, когда выхватываешь стрелу на лету, не отлепиться от потолка, или не потерять баланс - и ему это удалось. Он хмыкнул сам себе, воздерживаясь от похвалы и надеясь, что Карен тоже догадается помолчать хотя бы сейчас. Она и догадалась.
Кейт тем временем приблизилась к нему столь стремительно, безапелляционно и властно, что юноша завис на месте, позволяя ей диктовать условия их сегодняшней встречи. По сравнению с ней, он был неумелым школьником, впервые находившимся с девушкой так близко, и не уверенный куда девать руки: за спину может убрать, на талии соединить, на плечи положить?! Хотя бы удалось справиться с губами, которые омертвели в первые секунды, превратились в совершенно отдельный от Питера организм, чужой и холодный. Руки Питер какое-то время так и не мог никуда деть, пока он не оказался на полу, и не притянул к себе Бишоп, уже начиная претендовать на инициативу в этой встрече. Всё оказалось не так просто, как можно было подумать, и не успел Питер обхватить её за талию, как Хоукай ловко вывернулась, и потянула Питера Паркера за собой в другую комнату. Он было, нелепо подумал, что она решила устроить ему неуместную к моменту экскурсию, но брюнетка не собиралась останавливаться и демонстрировать ему картины, висящие на стене или коллекцию метательных ножей на полках, которые были явно не декоративные, а целенаправленно вела его вторую комнату, которую он ещё не видел. Комната оказалась спальней, и Пит не успел опомниться, как оказался на кровати.

Маска Человека-паука валялась где-то на полу, а Пит был в сплошном костюме, снять который означало остаться в самом-самом нижнем белье из всех, что придумало человечество. Паркер замешкался, стягивая плотные сапоги и остался с голыми ступнями, смущенно пряча ноги. Кейт избавилась от футболки, рассматривая его странным, горяще - плотоядным, нечеловеческим взглядом. Питер почувствовал себя очень неуютно. Бишоп, впрочем, не испытывала никаких сомнений в отношении своих действий, и лихо запрыгнула на него, увлекая в поцелуй. За всеми экзаменами, супергеройскими поступками и происшествиями, за поступлениями в институты, работой фотографа у него всё никак не было времени для девушек, и то неловкое приглашение на бал два года назад - не в счёт, тогда ведь всё равно ничего не получилось; Питер был целиком и полностью в своих будничных проблемах, стремлениях, неурядицах и свершениях, не позволяя себе думать о том, что присуще обычному подростку, парню его лет: девчонки, тусовки, отношения, любовь. Всё это шло где-то в самом низу его формальной таблицы приоритетов, и Питер никогда не думал, что целовать - это так здорово, что адреналин, бешеное сердцебиение и головокружение может быть не только когда ты летишь с крыши вниз, чувствуешь сопротивление и иногда помощь ветра, не только когда ты ходишь по самому краю. Вот он сейчас — на самом краю, между взрослой и подростковой жизнью, на пороге чего-то абсолютного нового для него, неизведанного, таинственного и такого до мурашек пугающего. Кейт щекотала его своими мягкими волосами, Питер чувствовал запах её духов, шампуня, крема для рук, а поцелуй был острый, как те самые начос.
Ловкие паучьи пальцы должны были уже давно разобраться с застёжкой на спине, и он даже провёл подушечками, от поясницы и выше, в сторону лопаток, пройдясь по позвоночнику мимолетным, обжигающим прикосновением. Кейт подалась ему навстречу, взглянула затуманенным взглядом, облизнула губы и замерла в ожидании, а Паркер замешкался в самый ответственный момент, и застопорился на пороге во взрослую жизнь, неуместно сомневаясь в этом естественном решении. Его паучий инстинкты, то, на что он оглядывался и с чем сверялся непривычно молчали, а руки не решались действовать, замерев возле застёжки. Бишоп приоткрыла глаза, и он заметил в них вопросительный укор и едва заметное, мигом исчезнувшее нетерпеливое бешенство.

— Это не правильно, Кейт. Мы ведь даже не были ни разу на свидании. - он услышал свой голос со стороны и чуть не закатил глаза: ещё никогда голос Питера Паркера не был таким занудным даже для самого себя, даже когда он читал свой самый скучнейший доклад по физике на школьной конференции.
— Я.. слишком дорожу тобой, чтобы вот так.. спешить. - его взгляд стал серьезным, а брови нахмурились. Таким взглядом он смотрел на тех, кто не воспринимал его, на тех, кто не верил в него или тех, кто делал слишком поспешные выводы. Питер приподнялся на кровати, не позволяя Кейт совершить самый первый порыв - сбежать, и удерживая её. Эта поза была несколько неуместна для задушевной беседы, но разговор был как раз того самого откровенного уровня, чтобы быть чуть ближе, чем сидя рядом на одном диване. К тому же, Пит подозревал, что она может запустить в него чем-нибудь. Паркер перехватил руку Кейт и опустил на свою щёку, позволяя ей выбирать самой, что сделать: ударить, или провести ладонью как тогда, в машине.
Питер не хотел, чтобы всё было так. Ему казалось, что это совершенно не достойно того, что поселилось в его сердце в отношении Кейт. Или он был старомоден, кто знает.

+1

6

Помимо своих явных преимуществ, плюсов и так далее, Питер Паркер обладал совершенно отвратительным качеством – быть правым в самый неподходящий момент. В тот самый момент, когда Кэтрин уже дрожала в его руках, как неопытная девственница, в тот самый момент, когда губы Питера жадно хватали ее в том самом горячечном юношеском поцелуе, когда вроде бы не знаешь, что делать, но делаешь по наитию. И Питер Паркер вновь оказался прав, потому что Бишоп потом бы жалела о содеянном, может быть не вслух, может быть хорохорясь, но жалела бы, кусая губы до крови, отказываясь брать трубку и выходить на связь. Именно поэтому Хоукай младшая сидела в одним домашних штанах, в лифчике, сверху на Паркере, а тот плавно, играючи медленно выпрямился, прямо с ней на руках, обнимая, заглядывая в глаза, своим почти невинно-наивным взглядом, заставляя Кейт чувствовать себя самой настоящей развратной падшей женщиной. Она медленно прикрыла глаза, чувствуя, как щеки загораются ярким румянцем, от которого можно было смело прикуривать. Девушка попыталась покинуть удобные, несмотря на некоторые особенности, колени и бедра юноши, но Паркер держал ее слишком крепко, чтобы дать возможность пошевелиться. Он не собирался над ней смеяться или укорять, он всего лишь пытался до нести до нее простую истину.
-  Просто дорожишь мной… - она повторила эти слова лишь одними губами, чувствуя себя совершенно неловко. Впервые за долгое время Кэтрин Бишоп поймала себя на мысли, что ей тяжело думать, тяжело парировать или выкручиваться из ситуации. Она, наверное, была бы не против остаться одна, чтобы как следует поразмыслить над происходящим, или как-то так. Но отчего-то понимала, что это невозможно. Его ладонь на ее запястье, а ее ладонь на его щеке. Кейт провела костяшками пальцев по скуле юноши, очерчивая каждую линию, каждую косточку, и наслаждаясь прикосновением кожи даже без щетины, гладко выбритой. И даже не смогла произнести ни слова, ей было все еще неловко, но оставаться без такого объятия не хотелось совсем, это был иной уровень, совсем другой.
- Поцеловать хотя бы можно то, чем дорожишь?.. – Кэтрин тихо прошептала в губы Питера, утаскивая его в долгий и глубокий поцелуй, выпрямляясь на его коленях, склоняя голову, обхватив ладонями лицо, и стараясь быть мягкой, а не настойчивой. Ладони Паучка прошлись по ее спине вновь, замирая на пояснице. Бишоп отстранилась от губ Питера, ткнувшись молчаливо лбом в лоб. Ее глаза блестели от возбуждения, а дыхание стало прерывистым, нечетким.
- Первого свидания, говоришь не было?.. Так может быть мы еще можем его организовать, если ты, конечно, хочешь, - он не выпускал ее от себя, несмотря на все свои слова о том, что он не готов, что так нельзя. Нельзя было сексом заниматься без презерватива, а вот скользить своими чуткими пальцами по полуобнаженному телу, что было как один сплошной оголенный нерв – это, пожалуйста. И Кэтрин Бишоп удавалось с огромным трудом сдерживать себя и свои стоны, что рвались у нее из груди непрерывным потоком. Интересно, а Питер Паркер хотя бы на мгновение подозревает о том, насколько он бывает сексуально притягателен для обычных смертных? От него словно пахнет карамелью, которую хочется не только облизывать с ног до головы, но и грызть острыми зубками. Кейт положила ладони на плечи юноши, с легкой улыбкой заглядывая в его глаза.

- Еще раз скажи, почему мы пошли на фильм о парне, который подозрительно похож на нашего Стренджа? А как тебе идея, что он сам спродюсировал эту картину. А что, я не удивлюсь, вот твой Старк, между прочим, на такое способен. Почесать собственное чсв – это всегда за здрасте, - Кейт со смехом прошла в основной зал, передавая билеты билетеру, и проталкиваясь через толпу к их ряду. Впервые за долгое время Бишоп предпочла выбрать «тот самый задний ряд с местами для поцелуев», типа побыть всей такой девочкой на первом свидании. Но на всякий случай предусмотрительная лучница купила втайне еще два билета на первый ряд, где, как обычно – никто не сидел, и было гораздо удобнее. Места рядом были заняты под завязку, похоже, что большая часть даже близко не была знакома с комиксами, по которым снимался фильм, а девочки, так и вовсе выглядели так, словно пришли на дорогую вечеринку.
- Почему мы не пошли ночью?.. – Жалобно, чуть слышно, протянула Кейт, нервным жестом закидывая в рот попкорн, и помещая свой рюкзак между ног, заталкивая его аккуратно под сидение. – Что? Я никуда без него не хожу, разве что в душ. Никогда не знаешь, что может пойти не так, - она лишь фыркнула, передергивая плечами. Ну, и в самом деле, выходить из дома лучнику без лука – это все равно, что современной инстагерле без макияжа выйти в общественное место или повесить фоточку в инстаграмм – кощунство и позор! Но в любом случае, как только начались трейлеры скоро выходящих фильмов, Кейти без лишних вопросов, неловких просьб, забралась с ногами на удобный диванчик на двоих, и положила эти самые ноги на колени к Питеру, придвинувшись вплотную, и положив голову на плечо. Для Паркера неизвестно, насколько было удобным сидеть подобным образом, но вот, например, Кэтрин Бишоп было очень удобно. Но отчего-то ей было совсем не по себе, нет, фильм был чудесным, странным, необычным, почти, как в жизни. Но интуиция кричала, как сумасшедшая.
- Пит, мне, кажется, или что-то происходит? – Кейти почти прижалась губами к уху Паркера, тихо шепча слова беспокойства. Они столкнулись взглядом, Паркер чуть хмурил брови, и в отствете экрана цвет его глаз казался ярко-голубым.

+1

7

Пока Питер и Кейт стояли в очереди за билетами, они то и дело касались друг-друга кончиками пальцев на руках, от чего Паркер испытывал нечто схожее с тем, что чувствует человек, когда его живот сильно-сильно крутит. Только это было приятное кручение, такое.. волнительное и восторженное, а не такое, будто тебя сейчас стошнит. Вели они себя совсем не как два человека, способных разбросать по меньшей мере дюжину головорезов вооруженных различным оружием, а как два самых неопытных, самых неуверенных, самых смущающихся подростков на земле. Именно поэтому, когда их остановили на входе в один из многочисленных залов, и Питеру с Кейт пришлось покраснев, разнять свои пальцы, их даже не стали спрашивать показать что у них в рюкзаках, а только пожелали хорошего просмотра, проверив билеты. Они не тянули ни на террористов, ни на супергероев, и даже скорее всего, на студентов тоже не тянули. Питеру, во всяком случае, пришлось показывать свой студенческий билет, когда кино оказалось с возрастным цензом после восемнадцати. Уязвлённый группой школьников с огромными, длиннющими бородами и модными выбритыми висками, что прошли без всяких документов, Питер тоже надеялся, что его легко пропустят, но нет. Благо, хотя бы Кейт не смеялась над ним, особенно, когда ее тоже смерили подозрительным взглядом, и чуть ли попросили показать и ее студенческий билет, пока она отправив его в очередь на вход, что-то ещё уточняла на кассе.
Итак, Питер и Кейт уселись на свои места, а вокруг них устроились парочки с попкорном, колой, чипсами, а некоторые даже были с хотдогами и ещё каким-то остро пахнущим фастфудом.
— Ох, прости, хочешь что-нибудь? - опомнился Паркер, в свиданиях он был чертовски, ужасно плох. Кейт неопределённо пожала плечами, и Питер вылетел до начала трейлеров к кассам. Посчитав свои возможности, Питер ограничился одним солёным попкорном для Кейт, решив, что ему не очень-то хочется. Вернувшись обратно, он нелепо протискивался между торчащих ног и то и дело извинялся, пока наконец, счастливый не рухнул на своё место, протягивая Кейт еще горячий попкорн, который по сравнению с остывшими остальными, выглядел куда аппетитнее.
— Знаешь, я взял одну пачку чтобы ты смогла угостить меня. Или я буду у тебя подворовывать. - интригующим шепотом заявил Питер в самый последний момент, как раз когда свет погасили и началась заставка первого трейлера. Зал активно зашуршал и задвигался, а Кейт в совершенно не свойственной ей манере хихикнула, устраивая свои ноги на его коленях. Под диванчиком была пара рюкзаков, без которых они никуда, и Питер совсем не осуждал Кейт за ее продуманность в этом вопросе, а наоборот, был рад, что хотя бы не он один такой помешанный в этом вопросе: под рубашкой был костюм ЧП, маска, перчатки с вэбшутерами и сапоги были в том же рюкзаке, во втором, специально замаскированном от любопытных глаз отделе, а фильм тем временем начался.
Питер в свободное время как классический гик почитывал комиксы и увлекался современной молодёжной культурой, так что он был в теме, и изредка объяснял Кейт какие-то непонятные или смущающие ее моменты, растолковал значения странных слов, и раскрывал термины, и конечно же возмущался, когда что-то шло совсем у в разрез с каноном. В кино паучок не был довольно давно, и совсем забыв как это здорово - смотреть что-то на большом экране, окончательно упал в фильм, пока Кейт не тронула его за локоть неожиданно требовательным жестом. Слова Кейт сначала показались ему странными, но по мере того, как Питер возвращался мыслями из фильма в реальность, его чутье тоже вернулось в строй, на задворках взволнованно предупреждая Питера о возможной, не ясной, скрытой угрозе. Паучок ещё не научился контролировать свою способность, предупреждающую об опасности, и она порой подводила его, действовала или в самый последний момент, или уже запоздало, когда ничего сделать было нельзя. Но сейчас, после слов Кейт, он почувствовал внутреннее волнение, и крепко взял её за руку, сплетая их пальцы.
— Что-то происходит, что-то снаружи, я не знаю. Нам надо выбраться из зала не привлекая внимание, проведать что там, может, мы просто фильмом впечатлились. - Питер читал, что порой такое бывает с теми, кто всё время находится в напряжении (а в каком же еще состоянии находятся супергерои, если не в напряжении?), внешние факторы, такие как музыка, кино или литература, могут вызывать заложенные ожидания - чувство тревоги, опасности, угрозы. Питер хотел, чтобы было именно так, но ни он, ни Кейт не имели таких «профессиональных» травм. Хотя именно сейчас, Питер хотел, чтобы она у них была, эта травма, ведь тогда они смогут вернуться на этот уютный диванчик, закончить просмотр фильма, обмениваясь шутками и комментариями, и он сможет совершенно безнаказанно зарываться носом ей в волосы..
Пит и Кейт незаметно для других подхватили свои рюкзаки, и на полусогнутых ногах пробрались к выходу. Под звуки разлетающейся от взрыва машины, всполохи на экране и костюмного огня, они выкатились из тёмного помещения на свет, сощурившись. Из соседнего зала быстро-быстро выходили люди, они молча, с каменными лицами направлялись к выходу, а сотрудники кинотеатра, бледные, с дрожащими губами, направляли их не только на лифт или эскалатор, но также и по открытой пожарной лестнице, чтобы не было очереди. Дверь в другой зал тоже была настежь открыта, но оттуда уже никто не шёл. Их заметил один из сотрудников и быстро подбежал.
— Срочная эвакуация, вы одни? Мы стараемся как можно скорее и тише эвакуировать все кинозалы.
— ээ.. да, мы.. вдвоем, что случилось? Пожарной тревоги мы не слышали. - предчувствуя какой будет ответ, Питер всё таки спросил, крепче сжимая ладонь Кейт.
— Один из кинозалов захвачен.. все в заложниках, пока никаких требований..Но там бомба, оружие и мы.. стараемся вывести всех остальных, чтобы избежать жертв. Но если будет паника.. вы же понимаете. - Питер прекрасно понимал: стандартные правила по технике безопасности, если разнести панику, то последствия могут стать абсолютно непредсказуемыми и неуправляемыми, именно поэтому не были остановлены показы, не было криков или сирен. Питер и Бишоп молча кивнули и отправились в сторону пожарной лестницы, пропуская перед собой очередную группу людей, они спустились на несколько этажей вниз и остановились.
— Надо помочь тем людям, а вдруг у этих захвативших нет никаких требований, и они просто анархисты? - Питер услышал топот ног и выбил локтем дверь, в которой хранились принадлежности для уборки. Они с Кейт спрятались там, и Питер рывком открыл рюкзак, забираясь во второе отделение, откуда он вытряхнул маску, перчатки и сапоги.
— Как бы так пробраться? Там ведь наверняка нет окон, и две двери уже под прицелом.. - Питер уже засовывал в рюкзак свою толстовку, рубашку и обычные кеды, влезая в сапоги, а Кейт тем временем занималась тем, что переодевалась из повседневной одежды, в свою супергеройскую. Питер заметил синяк на плече у Кейт, ушиб под лопаткой, и припухшую, не до конца зажившую ногу. Теперь он не мог смотреть на нее как на свою напарницу, он видел в ней человека, который ему не безразличен, а это значило, что любое совместное дело, теперь несёт для него личный характер. Где-то Питер читал, что это никогда не доводит до добра.
— Будь осторожнее, Кейт? - он заставил остановиться лучницу и посмотреть на него.

+1

8

Рядом с Питером ей было…уютно. Кейти и сама не понимала, как такое возможно. Обычно ее выбор падал на тех, кто старше, внешне сильнее и брутальнее, и не такой умный. Кажется, у нее были комплексы в связи с постоянным желанием все контролировать в своей жизни, но с Паркером была совершенно другая история. Кэтрин пленилась его умом, странным чувством юмора и юношеской непосредственностью, к которой ловко примешивалась совершенно взрослая позиция защиты слабого. От всего этого банальные бабочки порхали в животе, а вечно суровая и циничная Бишоп превращалась в черничное желе, с глупой улыбкой и желанием прижиматься к теплому Питеру. Он так трепетно заботился о ней, проявлял внимание, не так, как обычно это делали пафосные парни из ее университета, желающие произвести огромное впечатление, выбрасывая сотни баксов на ненужные для нее охапки роз. Кейти просто хотела тепла и заботы, а не вот этого всего бахвальства. Наверное, именно поэтому одна упаковка попкорна на двоих вызвала у нее приступ умиления, куда больший, чем браслет от Тиффани. Не в деньгах счастье, и Хоукай это прекрасно понимала, надеясь, что и Паркер поймет со временем, уж в ком-ком, а в нем она не сомневалась. Его гениальный ум проложат ему блестящую дорогу в будущем, а уж она попробует со своей стороны в этом помочь.
- Джо не делится едой, - пробормотала девушка, все же протягивая упаковку попкорна, сопровождая свои слова все же легкой, почти незаметной улыбкой. Фильм не был занудным, и Кейти с самым внимательным видом слушала то, что рассказывал ей Питер, старательно держа язык за зубами. Просто потому что она была таким же чокнутым гиком, чья полка была заставлена самыми разнообразными комиксами, а телефон забит последними онгоингами, но говорить об этом, когда рядом сидит восхищенная моська, рассказывающая с упоением о том, что тут не так, а что так?.. Нет, Бишоп себе вряд ли могла бы это позволить!
Но ощущения ее не обманули, как и Паркера, который уже крепко сжимал ее пальцы в своих, чуть хмуря брови. Кейти сразу поняла, что он точно чует опасность, тут даже не может быть сомнений. Девушка нервно обернулась вокруг себя, но ничего страшного не обнаружила. По-партизански быстро и бесшумно они покинули зал, захватив с собой рюкзаки – ну, вы же помните, что без них никуда, верно? Голос билетера, его слова заставили Кейти похолодеть от ужаса, нервно сглатывая. Было необходимо вызвать подмогу, не потому что они не справятся вдвоем, а потому что люди могли бы пострадать от их внезапной атаки, которая призвана защитить. Но времени на это не было, все же Мстители не работают на таком, простите, но мелком уровне, здесь надо действовать тихо, аккуратно, почти незаметно. Скорее всего, работники уже вызвали подмогу в лице доблестной полиции, которая, впрочем, вряд ли сможет сделать что-то в ближайшее время, а вот они – все же попытаются.
Питер утащил ее за собой вниз по пожарной лестнице, отчего-то Бишоп, которая опять же привыкла контролировать все, что происходит в ее жизни, и постоянно быть во всем первой, предпочла подчиниться. Как ни крути, но у Паркера были преимущества в виде охренительной силы, костюма и его чутья, поэтому придется стать послушной девочкой, следовать приказам…Наверное.
- Это вряд ли, Пит. Подобные вещи просто так не происходят. Возможно, что у них одно требование – взорвать всех неверных к чертовой матери, - Кейт невесело ухмыльнулась, пожимая плечами. В кладовке было не особо много места, чтобы двое могли спокойно переодеваться без ущерба локтям или коленям. Нет, сейчас было совсем не время думать о том, что у Паркера чудесный рельефный пресс, что его тело гибкое и поджарое, и что костюм на нем выглядит неприлично горячо. За этими раздумьями Бишоп и думать забыла о том, что на ней-то кроме черного комплекта белья, состоящего из простого лифчика и стринг, обнажающих ягодицы больше, чем надо, ничего и нет.
Но судя по всему Паучка занимал не ее обнаженный вид, а множество синяков и гематом, которые постоянно появлялись на теле лучницы в результате изнуряющих тренировок и заданий. Сама же Кейт предпочитала не думать ни о боли, ни о том, что шрамы и синяки могут украшать только мужчину. Поэтому спокойно натягивала на себя фиолетовое трико, застегивала удобный верх, и собирала волосы в хвост, неопределенно пожимая плечами.
- Я всегда осторожна, Питер, - девушка подняла на юношу серьезный взгляд, но не смогла сдержать кривой усмешки, изогнувшей ее губы. Сколько раз она слышала эти же слова от Клинта, который просто смирился с тем, что Бишоп невозможно остановить от того, что она уже решила. Последние приготовления, лук она все еще держала в собранном состоянии, но колчан с небольшими стрелами, замена обычным, уже повесила за спину. В нем было припасена парочка особенных наконечников, которые могли бы решить их проблему гораздо быстрее, чем предполагалось.
- Там все под прицелом, у тебя есть возможность посмотреть через стены, или запустить сканирующего дрона, как тогда в доках? - Кейт по-деловому уже открывала дверь, выходя из темного и тесного помещения. Лук издал характерный звук, раскладываясь, и легко помещаясь в руке Хоукая. Кэтрин была полностью готова к тому, чтобы надрать пару арабских задниц.
- Есть мысль, вход туда, где проектор, находится с другой стороны. Вот оттуда, если мы сможем пробраться, то у нас будет определенное преимущество. По сути ты можешь вырубить свет, а я могу пустить дымовую завесу, они вряд ли начнут стрелять просто так, скорее всего, большая часть заложников находятся на своих местах - сидят, или на полу. А сами захватчики предпочитают иметь полный угол обзора, а это значит, что они расположены по всему периметру, - пока Кейт говорила, понизив свой голос до шепота, они с Питером прокрались к проекторной, куда и впрямь вел отдельный вход, который был призван обезопасить киномеханика, или кто там был, от поползновений порой недовольных зрителей. В комнате было пусто, света почти не было, лишь тускло мигал экран ноутбука, с которого и шла трансляция фильма. Экран же в самом зале был погашен, блекло-белый он выделял на своем фоне четверых террористов, которые прижимали к груди автоматы. Питер запустил дрона, что бесшумно выскользнул через приоткрытое окошко в комнатушке, демонстрируя парочке, засевшей под столом, всю картину происходящего на небольшом экране.
Паук коротко обрисовал ситуацию для Кейт, та лишь послушно кивала, соглашаясь с большей частью сказанного.
- Питер, - шепотом спросила Кейт, доставая стрелу из колчана, прикладывая ее к луку, - а у нас вообще будет когда-нибудь нормальное свидание? Ну, так, чтобы без террористов, преступников и вот этого всего? Ну, там, цветочки, кофеек, пицца, неловкие поцелуи на заднем сидении машины, секс там же, - последнее Бишоп произнесла лишь одними губами. Она выпрямилась в полный рост, ровно в тот момент, когда Паркер с помощью своей верной помощницы вырубил свет во всем помещении, а Бишоп поблагодарила Бартона за классные очки, в которые уже был встроен прибор ночного видения, все же умеет этот старикан делать подарки на день рождения. Стрела попала четко между двумя террористами, пуская электрический заряд, вырубивший всех четверых. Конечно, задело и пару ребят с первого ряда, но ведь никто не умер, верно?
- Ну, теперь погнали. Хотя стой, - Хоукай, не поднимая маску Паука, оставила на его губах смачный поцелуй, чуть размазав помаду, и с самой обворожительно хитрой улыбкой, сделала шаг вперед с подоконника окошка, в виртуозном прыжке уходя вниз. Паника, хаос, абсолютная слепота заложников и их мучителей. Кажется, будет сложно и очень тяжело.

+1

9

Чёртово паучье чутьё орало внутри Питера как оголтелое, происходящее наверху явно начало принимать серьёзные обороты, и у них оставалось не так много времени, чтобы обмениваться мнениями о том, как они переживают друг о друге. Точнее говоря, в основном этим мнением делился Питер, Кейти же лишь ухмылялась ему в ответ, кажется не слишком придавая значения тому, как Паркеру было нелегко сказать эти слова. Конечно, за ней табунами бегали поклонники, и его неумелые попытки проявить свои чувства были просто смехотворными на их фоне. К тому же, о ней часто беспокоился Бартон, так что Кейт приняла слова Питера как данность, как нечто, что говорят друг-другу люди, перед тем как отправиться на очередное задание.
Совсем рядом с ними раздавался топот ног, не громкие, тревожные разговоры, оклики, Питер почувствовал, что толпа нарастала, что людей становилось все больше на выходе, они начинали задевать друг-друга, толкаться и мельтешить. Он чувствовал напряжение и панику в воздухе, она проходила сквозь стены и сквозь щель между дверью и полом, проникала в легкие Питера, заставляя его невольно трястись всему самому. Возможно, им не стоит вмешиваться, он думал, может быть, лучше предоставить дело тем, кто более профессионален, нежели они? Тревога застопорила его, и пока Кейт заканчивала переодевания, Паркер всё медлил, он ведь уже вмешивался однажды, тогда люди чуть не пострадали, лучше от его попытки помочь никому не стало, может не стоит лезть? Он замер возле ручки двери, не решаясь выйти и преодолеть свой страх, который сковал его всего, превратил его ноги в неподъемный метал, а руки в непослушную кашу. Тем временем, Бишоп не теряла времени, не заметила его страха и волнения, разрабатывала план. Питер прислушался к ней: решительный голос, ни грамма сомнений, готовность вступить в бой. Он укорил себя за свою трусость, он пересилил собственные сомнения, и попытался настроиться на волну Кейт, которая должна была смыть всю неуверенность паучка и направить его на нужный лад. Её решимость передалась Питеру, прогоняя неуместные мысли, возникшие под влиянием людей снаружи, и оставляя в нём только готовность действовать. От лучницы исходила непоколебимая уверенность в успехе операции и Питер ухватился за эту уверенность, обворачиваясь в нее как в защиту.
Они дождались просвета между посетителями, и вывалились из комнатки, пробираясь наверх как можно быстрее. Ловко преодолев ступеньки, Питер и Кейт оказались на этаж выше, в зоне, куда простым посетителям вход был заказан. Однако, в связи с тревогой, все ранее заблокированные двери были открыты, и им никто не помешал проникнуть на этаж, откуда уже парочка пробралась в проекторную, которая была чуть выше самого зала. Они осмотрелись, и присели, чтобы если что никто не обратил на них внимания.
— Нет смысл запускать дрона, все итак прекрасно видно, даже если по углам засели еще двое-трое, легче нам от этой информации не станет. - Питер покачал головой, выглядывая из маленького окошечка и всматриваясь в тьму зала. Туда-сюда мелькали неторопливо передвигающиеся люди с оружием, и их фигуры выделялись на фоне белого и пустого экрана. Паркер прищурился, стараясь увидеть их лица, но света было недостаточно, да и какой в этом будет толк, даже если он прогонит их через базу? Очевидно же, что они не студенты медицинского колледжа.
— Все заложники у них как на ладони, на своих местах, было бы гораздо проще, если бы они были за сидениями или на полу, но эти сволочи прекрасно понимают, что держать всех на мушке куда эффективнее. Будем надеяться, что вырубленный свет они воспримут как автоматическую систему, а не стороннее вмешательство.. хотя знаешь, можно попробовать вырубить свет без моего участия. Карен? Карен, ты можешь выключить свет? Да, отлично. Кейт, если Карен выключит по моему сигналу свет, то мне не придется там караулить у рубильника, мы можем ударить с двух сторон сразу, дымовая завеса нам поможет, и мы можем вырубить их по одному. А если повезет, то двух сразу, вот те двое у двери достаточно близко и я смогу двумя паутинными капканами схватить обоих, капкан работает мгновенно, так что в даму они не успеют отскочить. - капкан - новая разработка Питера и Тони, работал по принципу ловушки, только на него не обязательно было наступать, Питеру было достаточно бросить её под ноги недругу, как того тут же за мгновение оплетало паутиной и лишало движения.
— на заднем сидении.. что?.. - глупо хихикнул Питер, как всегда не готовый к такому повороту событий, и превратившейся из сосредоточенного Человека-паука в обычного мальчишку. Кейт сбила весь боевой настрой, отправив своими словами его мысли куда-то в район заднего сидения машины, которой у него не было, но он мог бы одолжить у Тети Мэй, и поцелуев, которые так волнительно защекотали внизу живота. Под маской она не могла увидеть, как покраснели его щели и как он смешно сморщил нос от необходимости возвращаться в реальный мир.
— Может быть продолжение будет нашей наградой, когда мы всех спасем? - запоздало нашелся Питер, когда Кейт оставила на его губах горячий поцелуй и повернулась к нему спиной, демонстрируя аппетитно запакованную в упругий супергеройский костюм, попку. Питер даже невольно засмотрелся на то, как она перемахивает через препятствие, готовится и примеряется, и чуть не пропустил нужный сигнал, прошептав Карен, чтобы та вырубала свет.
Мгновение, и Кейт и Питер летят вниз, только один выпускает паутину и дергает на себя, чтобы приземлиться за спинами у захватчиков, а другая оказывается прямо перед ними, выпускает стрелу и завесу. Питер бросает ловушку, которая хватает одного из мужиков, а потом все окончательно заволокло густой пеленой, так, что даже его специальные глаза в маске не могли толком ничего разобрать, стоило бы сначала повесить маячки на террористов, чтобы различать их в завесе по сигналу, - вот для чего бы пригодился дрон - но подумал он об этом только сейчас, когда двое мужчин были потеряны в молоке. Люди мгновенно повскакивали со своих мест, начали бегать между рядов, наталкиваться друг на друга и кричать. Один из террористов сделал несколько выстрелов в потолок, чем обнаружил себя для Питера и Кейт, которые бросили к нему. Питер выпустил паутину, безошибочно угадывая оружие и потянул на себя, Кейт приложила мужика по затылку луком, и тот охнув, упал. Паркер не стал тратить на него капкан, а просто примотал его руки и ноги к полу. Двое других не выдавали себя, а народ стал ломиться к выходу, толкаясь и споря между собой.
— Прекратите панику! Прекратите! - Питер попытался повысить голос, но это не помогло. Наконец стало ясно, что двери заперты, и им не выйти. Пит подпрыгнул к дверям и потянул на себя — закрыто!
— Кейт, закрыто! - в голосе Питера послышалась паника, от которой остальные начали психовать ещё больше, женщины закричали, мужчины принялись ломиться в дверь, толкаться и пытаться снять её с петель. А тем временем, дымовая завеса рассеялась, ведь Питер заранее попросил Карен включить систему вентиляции зала, он был уверен, что им хватит времени разобраться со всеми к моменту, как все проясниться. Питер снова попытался потянуть дверь на себя, схватил за металлическую ручку и надавил, но ему никто не помогал, он хотел было возмутиться, обернулся чтобы попросить помощи, как увидел, что позади всех стоят те самые двое не пойманных Питером и Кейт, а у их ног две женщины на коленях. Им в спину упиралось оружие.

+1

10

Какая же она самонадеянная и взбалмошная девчонка на самом деле. Кейт даже сама себе в этом признавалась, приземляясь на пол, и тут же вступая в бой. На что она вообще всегда расчитывала, отправляясь на задания подобного рода. У нее нет специального защитного костюма, суперслуха или других супер особенностей, которые всегда отличали ее напарников (кроме Клинта, тот и без приставки «супер» был нереальным»), но Бишоп упорно лезла на рожон. Самое ужасное заключалось в том, что ей стало стыдно за то, как она себя повела с Питером. Его забота грела ее больше, чем даже любимое теплое пуховое одеяло, и если совсем честно, то она бы куда с большим удовольствием предпочла бы остаться с Паркером дома, уютно устроившись под боком, поедая мороженое или фахитос, и пересматривая очередной супергеройский боевик. Но нет, их задницы, туго обтянутые латексом, стремились к тому, чтобы влипнуть в приключения, которые могли бы в будущем стоить им жизни. И если говорить откровенно, то Кэтрин не была уверена на сто процентов в том, что сегодня один из них выживет. А именно она. Но нельзя было опускать руки, такие, как Бишоп не имеют права быть слабыми, они – это вечный энерджайзеры, что заряжают, ведут за собой и раздают пиздюлей всем и каждому. Вот такой вот парадокс, ничего, она еще отыграется обязательно, будет гонять Пита за вкусняшками, нежась в постели, и хлопать ресницами, только Господи Боже, не дай умереть. Бишоп, прежде чем сигануть в пустоту, отправила Бартону всего одну смску: «Если что, люблю фиолетовый больше всего, ты будешь знать, что делать». Ее браслет отслеживания был отключен, так вышло, не специально, Бишоп не была виновата, когда она хотела провести время с кем-то наедине, то предпочитала делать это наедине, а не так, что в любой момент могли нагрянуть гости.
Она летела вниз, действуя почти на автомате, в ухе у нее был слышен голос Питера, предварительно они обменялись наушниками – да, такие вещи некоторые супергерои тоже носят с собой, чтобы не потеряться, если будут непредвиденные ситуации. Да и носить их не проблемно – маленькие и удобные. Вот только Питу говорить было куда проще, чем Кейт. Девушка скользила между рядов, стараясь успокоить самых маленьких, и выслеживая террористов, которые после того, как отключили свет, начали проявлять бурную активности. Бишоп глубоко дышала, перемещаясь бесшумно и незаметно – все же пара уроков у Вдовы – это дорогого стоит. Вязкое молоко – этот туман, сквозь который пробираться было сложно даже ей, Кейт действовала едва ли не наугад, прикрывая рот, но слава богу, что этот состав был разработан только, чтобы скрыться, а не уничтожить попутно противника. Раздались взрывы, и брюнетка мгновенно двинулась в ту сторону, через три шага настигая мужчину с автоматом, Пит был уже тут, как тут, выстреливая паутиной. Для надежности Бишоп как следует приложила его рукоятью тяжелого лука прямо в висок, довольно улыбаясь. Часть была обезоружена и связана, двое же скрылись в толпе и завесе, никак себя не выдавая. Кейт стояла поодаль от толпы, зорким взглядом выхватывая среди паникующих фигуры, что могли бы выделяться среди прочих чем-то необычным, но все было бесполезно. Паркер же, как и всегда, пытался остановить панику, все больше разгорающуюся в сравнительно небольшом помещении. Кэтрин не поддавалась всеобщему влиянию, но рядом с ней внезапно на колени упала девушка, упираясь ладонями в пол, Хоукай среагировала мгновенно.
- Хей, милая, с тобой все в порядке? – На нее смотрела пара огромных зеленых и испуганных глаз. Девушке на вид было не больше двадцати двух лет, ровесница самой Кейт, и она закивала головой.
- Просто споткнулась и упала, все в порядке. Что там происходит? – Она испуганно посмотрела в сторону двери, где собралась толпа, и откуда доносился голос Питера.
- Черт возьми! – Прошипела брюнетка, уже собираясь помчаться на выручку к Паркеру, как внезапно между лопаток она ощутила предательский холод стали АК-47. Он пронзил ее от самой макушки до кончиков пальцев на ногах, заставив мелко дрожать. Девушка рядом оказалась примерно в том же положении, только стояла она на коленях, а дуло было у ее затылка.
- Поднимайся! – Прорычал араб, надавливая на макушку блондинки. – Руки, держи их на виду! – Воспользоваться всеобщей паникой, взять снова двух заложников, разве было что-то проще? Бишоп ненавидела сейчас себя за то, что не смогла просчитать этот момент, ей было страшно. Впервые за очень долгое время страх липкими щупальцами обвивал ее внутренности, заставляя мелко дрожать. Кажется, она не зря отправила сообщение Клинту. Жаль, что не успела Паркеру всего сказать, а может и к лучшему, ему не будет так больно хотя бы в случае чего. Мужчины протолкнули их вперед всего лишь на пару шагов так, чтобы вывести на всеобщее обозрение. Публичная казнь, не иначе за своеволие, за то, что позволили себе больше, чем предначертал их бог или босс, кому как. Проклятые фанатики, помешаные на героине и крови, для которых деньги так же важны, как и религия. По сути деньги и власть и есть их религия. Кейт Бишоп рухнула на колени, чувствуя тут же острую боль в той ноге, которая была прострелена двумя неделями ранее. Хоукай знала, что Паркер сейчас рванет к ней, что его не будет волновать, что кто-то может погибнуть. А если не рванет, то, наверное… наверное он поступит правильно. Но Кейт понимала, что должна быть первой.
- Не смей, - она проговорила это настолько тихо, что услышать мог только Питер, которому Карен усилила звук. Кейт видела его фигуру, что стояла за людьми, которые замерли, словно по мановению волшебной палочки. Как легко все меняется, когда появляется тот, у кого есть оружие в руках. Если бы не эта девочка, которая дрожала рядом с Бишоп, то вторая точно ничего не испугалась бы, действуя по наитию. Но сейчас этот иррациональный страх, исходивший от девчонки, проникал в сознание Кейт затуманивая его. У нее под ногой был сброшен лук, Кэтрин специально сделала так, чтобы можно было подбросить его одной ногой, ловя в воздухе. Но все стрелы были в колчане, кроме той, что находилась рядом с Питером – случайно оброненная вовремя столпотворения.
- Вы все во власти Бога нашего Аллаха! – Мужчина говорил с сильным акцентом, его автомат упирался в спину Кейт. Второй же оглядывался по сторонам, пытаясь понять, как быстро придут в себя его соратники. Все же вдвоем было сложнее держать такую толпу, она могла обезуметь и ринуться вперед. – Вы все грешники!
- Питер. Спаси ее, девушку рядом со мной, пожалуйста, - Кейт шептала, опустив голову. За громогласными воплями обезумевшего фанатика, ее совершенно не было слышно. Но она знала, что Паркер что-нибудь придумает. Ее голос дрожал от неподдельного страха, но она пыталась взять себя в руки, которые все еще не были связаны, но были заведены за голову. – Я справлюсь, просто спаси эту девушку и кинь мне стрелу…
Кейт не ожидала, что удар в висок может быть таким болезненным. Как странно, что ее не пристрелили сразу, а просто попытались вырубить. Как послушная, она закрыла глаза, пытаясь, впрочем, не отключиться. Ее и не так лупили на тренировках. Но тонкий и протяжный звон в ушах возвестил о том, что у этого удара могут быть серьезные последствия, зато лук был прямо под рукой. Вот только сложно было пошевелиться. Мужчина, который ударил ее – временно остался без жертвы, и поэтому его автомат был совсем беззащитен, тут же оплетенный паутиной. Вот только второй террорист не терял времени даром, и через секунду прозвучал оглушительный залп выстрелов.

+1

11

Всё шло не так плохо, не так плохо — если так можно назвать ситуацию, в которой от Паучка толком не было никакого толку, Кейт вообще была буквально бесполезна, лишившись самого главного своего оружие острого глаза, а огромное количество паникующих людей не желали останавливаться, и воспользовавшись замешательством террористов, принялись носиться туда-сюда, в надежде высвободиться из этой плотно запертой с другой стороны коробки. Питеру нужно было подумать.
— Карен, милая, проанализируй видеозаписи с камер наблюдения, найди мне, кто заблокировал дверь, хорошо? Свяжись по экстренной связи с охраной центра, уведоми их о блокировке дверей. Возможно, мы имеем дело с целой группой захватчиков? - это было бы самым ужасным из всех вариантов, это значило бы, что они с Кейт ужаснейшим образом просчитались, что они понадеялись на авось, не проверили, с кем в сговоре вооруженных захватчики, и не только подвергли дополнительной опасности зрителей кинозала, поставили себя в неловкое положение, но и поставили жизни друг-друга в опасность. Решать, кто был в виновен в этой оплошности сейчас было не время, но Питер досрочно повесил на себя всех собак, ведь это он гордо на груди носит звание «Мститель» без всякого «юный», что не даёт ему право совершать такие глупые ошибки. Если мистер Старк узнает о таком, он мигом заберет у него костюм, пропуск на базу Мстителей, и заблокирует его во всех средствах связи, а если с Кейт что-то случиться, то наверное это будет меньшей из всех зол, потому что если Клинт не закопает его самолично, то Паркер весьма самостоятелен для такого мероприятия и позаботиться обо всем сам.
Пока Карен молчала, а Питер старательно тянул металическую ручку двери, что не желала открывать дверь, позади Питера происходили перемены на шахматном поле, и преимущественное добытое таким неожиданным налётом, ускользало из рук супергероев как надежда, что это дверь откроется так легко ускользала из пальцев Питера. Он потянул еще раз, и когда металл поддавшись силе паучка со скрипом прогнулся, Пит понял, что никаких шансов тут нет. Может, есть смысл просто снять дверь с петель? Но это только если Карен удостоверится в том, что снаружи их не встречает еще пара вооруженных голов, но искусственный интеллект пока что хранил молчание. Повернувшись, Питер не успел возмутиться бездействию толпы, что замерла как загипнотизированные змеи, и замер подобно им, сам.
В затылок ему запоздало стукнуло предупреждение, он инстинктивно дёрнулся, сжимая кулаки, но мужик считал его действие, красноречиво тыкая Бишоп дулом в висок, и Пит тут же остановился, хотя и не собирался ничего делать, это был лишь первый порыв. В ушах у него всё ещё была связь с Кейт и он слышал, как она напряженно дышит. Вторая девушка, находящаяся рядом с ней, закрыла глаза и по её щекам текли беззвучные слёзы. 
Питер ещё ни разу не испытывал такого отвратительного, липкого, пугающе вязкого чувства беспомощности и ужаса. Он не мог ничего поделать, абсолютно ничего! Тысяча идей мелькала в его голове, тысяча вариантов и каждый, абсолютно каждый из них заканчивался одной, а иногда даже и большим количеством, случайных смертей. По спине Питера прошлись омерзительные мурашки, а руки так и зачесались сделать хотя бы что-нибудь, лишь бы не стоять вот так держа в бездействии их по швам. Что он мог сделать? Что? За каждым его жестом, за каждым лишним вздохом, за каждым случайным движением головы следили пристально и напряженно. Паркер молчал — не было смысла угрожать им, не было смысла пытаться договориться, люди, зашедшие так далеко уже не остановятся. Можно было уговорить мелкого воришку прекратить таскать начос с прилавка, но человека, что сознательно взял в руки оружие и навёл его на живую цель..
Перед глазами у Питера промелькнуло самодовольное выражение лица Кейт всего с десяток минут назад, ее заразительная уверенность и решительно вздёрнутый подбородок; перед глазами пролетело, как она, в отличии от него, бесстрашна, как она не задумываясь бросается вперед и что Питер просил быть её осторожнее. Просил же — смотрит Паркер на неё, но не с укором, а с волнением, страхом, коленки аж подгибаются, да только Бишоп не может этого видеть под маской, как не могут видеть и другие, и единственное, что им доступно это обездвиженный, пойманный в капкан, Человек-паук. Его нельзя осудить за это, на волосок от смерти две жизни, и от его действий зависят эти жизни, он не станет рисковать ни одной из них, чтобы спасти другую, да и людям, что сбились в кучку по обе руки от Питера, тоже может достаться.
Мужчины привлекли к себе всё внимание, и один из них заговорил, переходя на крик, истерично и нагнетающе, он использовал выдержки из Корана, проводил аналогии, утверждался в своих словах, и смотрел с надеждой и диким вызовом, в ожидании смелых суицидников-спорщиков, которых разумеется, не было, но которые могли бы стать поворотным ключом к решительной демонстрации своих намерений. Мужчина явно нервничал, Питер настроил свои линзы, рассматривая, как по его вискам стекали капельки пота, как губы его бледные, дрожали, а руками он то и дело перехватывал оружие, которое было слишком тяжелым под мокрыми ладошками. Это были явно неподготовленные, взбесившиеся фанатики, которых скорее всего кто-то просто забросил сюда, вручив в последний момент оружие. Курок мог быть даже и не взведён — эта надежда и желание, вселяли в Питера ложную уверенность, отодвигали страх за Кейт, который овладел его мыслями и всем его телом, не позволяя ничего сделать и превращаясь в обычного мальчишку, которого захватили в плен в числе многих. В его сознание прорвался голос Кейт, она тихо шептала ему, просила, и уговаривала его, но всё это казалось Питеру полной глупостью, полнейшим бредом, разве мог он сейчас думать о ком-то другом, кроме нее, разве мог нацелиться на спасение другой жизни?
Одновременно произошло несколько событий сразу: мужчина ударил Кейт в висок, девушка рядом с ней упала еще ниже на пол, прикрывая голову руками, а за дверью послышался грохот и крики, а потом какая-то суматоха, люди стоявшие попадали вниз прикрывая голову руками, а Питер сорвался с места как укушенный, прыгнул, сделал сальто и прилепившись к стене, выпустил паутину, оплетая оружие и резким движением вырвал из рук того преступника, что был ближе к Кейт, автомат, отшвыривая его куда-то за толпу. Отшатнувшись, мужчина налетел на своего подельника, который нажал на курок от неожиданности и продырявив потолок, направил на Питера, прокричав несколько ругательств на своем языке. Питера уже не было на том месте, куда выстрелил террорист, он бежал на всех четырех своих конечностях прямо по потолку в сторону к мужикам.
— Эй вы, ну? Что, никак не попасть? Ну давай же, я тут! - Пит выпустил паутину, нарочно не попадая в озлобленного араба, и приземлившись прямо за его спиной, дерзким жестом пиная того под задницу. Паркер мигом отпрыгнул от него, и заметил шевеление со стороны Кейт - она не упала без сознания, а только сделала вид, и сейчас осторожно пыталась вытащить стрелу из колчана, ведь лук был прямо под ней, возрадовавшись, Питер даже рассмеялся, ловя чуть ли не эйфорию.
— Опять мимо! Ну что же ты, прицелься получше? Тебе что, борода мешает смотреть? - Питер сделал ещё одно сальто назад, перетягивая внимание вооруженного араба на себя, позади Паркера не было никого из людей, и ему было совершенно не страшно, что мужик палит по нему, ведь шансов попасть практически не было.
— Может тебе побриться? И заодно освежить свои взгляды на современный мир! - тем временем, запертая дверь приоткрылась, и находясь прямо напротив нее, Питер увидел, как в помещение стали проникать сотрудники спецназа в бронежилетах и тихонько эвакуировать первых жертв. Пит выпустил снова паутину, попадая в ногу мужику, который дернувшись, удержался на ногах, выругался снова. Обернувшись, второй заметил эвакуацию и закричал, бросившись к последней доступной жертве — девушке рядом с Кейт, извлекая из-за пояса широкий нож. Но в этот момент, Кейт как раз разобралась с луком и стрелами, воспользовавшись тем, что на нее никто не обращает внимания и взяла защиту девушки на себя, всё таки в ближнем бою Кейт чувствовала себя значительно лучше, чем против огнестрельного оружия.

+1

12

Жизнь наполнена такими поворотами и ухабами, что порой удивляешься, как ты вообще умудряешься ехать по этой извилистой дороге, и все еще оставаться целым. Когда Кейти почти теряла сознание, изо всех сил цепляясь за остатки разума, то в голову в одно мгновение влетели все возможные картинки прошлого. Вот, например, когда они с Клинтом впервые с момента их первой встречи решили отправиться в небольшую итальянскую пиццерию, недалеко от квартиры Бартона, и тогда два Хоукая поняли, что теперь отныне они будут идти рука об руку. Старший признал в младшей сестру, о которой теперь заботился так сильно, как даже близкие этого не делали. Клинт видел ее слезы, слышал ее молчаливые истерики, всхлипы, разгонял очередную толпу ухажеров, и даже защищал от отца. Юные – это вообще ее большая любовь, которая рядом, они все из одного теста, как ни крути, как ни пытайся сообразить что-то другое. А потом в ее жизнь совершенно неожиданно ворвался мальчишка. Ну, как ворвался, он скорее нелепо кувыркнулся, сбивая с ног на базе мстителей, улегся сверху, и первое, что запомнила Кейти – это его смущенное, покрасневшее лицо, и невнятные слова, слетающие с губ. Питер Паркер был порой невыносим, слишком заумен и зануден, но у него вместе с тем было изумительное чувство юмора, которое могло посоперничать и с Кейт Бишоп. И вот сейчас Хоукай смотрела на молодого человека, скрытого за толпой, и понимала, что на самом-то деле она в него уже не влюблена. Нет, эти эмоции и чувства присущи подросткам в возрасте шестнадцати лет, когда мир кажется огромным, когда твоя половинка из соседней параллели – это на всю жизнь. Бишоп только сейчас поняла, что она любит Питера. Это было неправильно, это самый неправильный союз, который только мог быть нарисован в этой вселенной, насмешка судьбы, наверное? Кэтрин не смогла бы сейчас ответить на этот вопрос внятно, она могла думать лишь о том, что, видимо, не успеет уже ничего сказать Питеру совсем.
Череда выстрелов, осыпающаяся с потолка штукатурка, смогли резко выдернуть Кейт из забытья, постепенно возвращая сознание в порядок. Она протянула руку к стреле, надеясь, что ее не заметят сейчас в такой толпе, люди ломились в двери, пребывая почти в истерике, и лишь Паучок сохранял бодрое расположение духа, но Бишоп не стремилась сейчас разбираться с его настроениями, со своими, просто надеясь побыстрее отсюда выбраться без потерь. Все потом, абсолютно все потом, сейчас необходимо обезвредить всех, кто остался. Питер довольно успешно справлялся со своей задачей защитника сирых и убогих, давая возможность Кейти все же подняться на ноги. Ее шатало, голова нещадно болела, а во рту был привкус крови – кончик языка она успела прикусить, пока падала на пол. Но это не помешало ей вскинуть лук с возведенной стрелой, направленной прямо в мужчину, что мчался на нее и ее новую знакомую с ножом наперевес. Поняв, что расстояние между ними слишком мало для удара, Бишоп отбросила в сторону лук, надеясь, что он не останется на нее в обиде за такое наплевательское отношение, и перехватив стрелу одной рукой Хоукай ушла в подкат в ноги арабу, вонзая стрелу ему в бедро со всей силой, которая была ей доступна в этот момент. Корчась от боли, от поврежденного острием нерва, террорист сразу же припал на одно колено, выронив из руки нож, обхватывая свое бедро обеими ладонями. В этот же момент, Кейт дотянулась рукой до лука, и прыжком встав на ноги, ударила нападавшего плечом лука в висок, вырубая.

Спецназ протискивался в разломанные двери, потихоньку выводя людей, и часть из них во все глаза рассматривали Человека-Паука, который внезапно оказался в нужном месте, в нужное время. Кейт Бишоп также стала достоянием общественности, искренне радуясь тому факту, что сейчас на ее лице были очки в пол лица, скрывающие юную мордашку от любопытных глаз. Кейт медленно подняла с пола колчан со стрелами, закинула его на плечо, и медленно поплелась к Питеру, слабо улыбаясь.
- Привет. Я все еще живая, - Паркер промолчал, он просто обнял ее за талию, выпуская паутину и подтягивая обоих наверх, в ту самую комнату, откуда они пришли. У обоих не было никакого желания разбираться с полицией, давать показания, светить своими костюмами больше, чем надо. Люди в зале были настолько напуганы, что забыли о том, что делали всегда – фотографировать популярного героя. Темнота и эффект неожиданности сыграли на руку юным спасателям не только в борьбе с террористами, но и в борьбе за личную жизнь. Бишоп молчала, перебираясь через небольшое окошко, все, чего она сейчас хотела, это забрать вещи из той маленькой комнатушки с хозяйственными вещами и поехать домой. В ее голове все еще был туман, а тошнота подкатывала к горлу. Вдалеке раздавались голоса полицейских, они все же смогли полностью открыть двери в зал, и теперь проводили захват террористов и их обезвреживание. Кейт и Паркер замерли возле двери, ведущей в подсобку, а затем, как ужаленные ворвались туда, забирая свои рюкзаки, и бегом направляясь по лестнице наверх к крыше, дверь на которую легко открыл Питер, просто дернув за ручку.

На улице накрапывал мелкий дождь, грозящий перейти в настоящий ливень, через каких-нибудь пять минут. Паучок аккуратно спустил их обоих на землю, они оказались в переулке между кинотеатром и жилым домом. Кейт прислонилась спиной к грязной стене, пытаясь восстановить дыхание, и не в силах произнести ни слова. Она чувствовала, как медленная истерика подкатывает к горлу, страх запоздало начинал душить, обхватывая внутренности темными лапами, сжимая их в кулак, перехватывая дыхание.
- Ты как сам? – Бишоп вскинула взгляд на Питера, который уже стянул с себя маску, и сейчас стягивал костюм, стараясь быстрее убрать его в рюкзак. Юноша неопределенно пожал голыми плечами, явно чувствуя себя неуютно. Им было о чем поговорить, но никто не мог начать первым, да и место, наверное, было неподходящим. Паук забрал у Кейт из рук рюкзак, засовывая туда лук, который ему удалось со второй попытки сложить, и достал куртку, накидывая ее на плечи трясущейся Бишоп. – Мы так и будем молчать, Питер? – Кэтрин чувствовала потребность в том, чтобы сказать хоть что-то, но внезапно Питер Паркер перестал быть болтливым и задорным, между его бровей залегла глубокая морщина, когда он крепко взял Кейт за руку и буквально силком потащил на главную улицу, закидывая свой рюкзак себе на плечо, и держа в другой руке рюкзак Бишоп.
Кэтрин Бишоп ненавидела, когда ее игнорируют. В такие моменты она превращалась в один сплошной комок нервов, а учитывая ее общее состояние, то уже через пару метров, под ноябрьским ливнем, что окончательно взял на себя право умыть грязные улочки Нью-Йорка, Хоукай решительно остановилась, чувствуя, как тяжелые капли падают ей за шиворот, и в тонком костюме становилось совсем не по себе.
- Паркер! Остановись! – Кейт смотрела на него во все глаза, в которых страх смешивался с болью. – Я сегодня думала, что сдохну, честное слово! И это было настолько ужасно, что я даже не в состоянии передать словами. И единственное о чем я могла думать в последний момент – это ты. Даже не Клинт, который для меня семья и почти все в этой жизни, а ты! Господи! – Кейт задрала голову к небу, которое было густо затянуто тучами, и совершенно скрывало остатки звезд и полумесяца. Ее все же прорвало от скопившегося стресса, кажется, она не такая уж и сильная, не такая ловкая и умелая в своих эмоциях, как хотелось бы. Бишоп утирала рукавом куртки слезы, смешивающиеся с дождем, и это было просто отвратительно ванильно и страшно одновременно. – Я идиотка, я натуральная идиотка, которая взяла и влюбилась в человека, совершенно непохожего на тех, кто до этого был со мной. И нет, нет, я не влюбилась. Я люблю. И это меня ужасно бесит и радует одновременно. Чуть не умерев в этом душном зале кинотеатра, единственное, о чем я могла думать – лишь бы выжили другие, и особенно ты. Потому что ты действительно нужен этим людям, а я нахрен никому не нужна! И нет, это не самобичевание, это адекватная оценка всего происходящего!
Вот только адекватности сейчас в Бишоп было ноль на массу, они вдвоем стояли посреди улицы, неожиданно пустынной для этого часа. И холодный ноябрьский дождь проникал под одежду, заставлял дрожать от холода, но отчего-то Кейт было необходимо именно сейчас все это высказать, а затем рвануть рюкзак из рук Питера, и пойти вперед, не желая слушать ничего в ответ.

+1

13

Благодаря пришедшей во время в себя Кейт, события стали разворачиваться со стремительной скоростью: выстрели, хлесткие удары, дребезжание рации, гомон спасшейся толпы, доносящийся до Питера за дверью. Паучок среагировал в очередной раз, выбивая на бреющем лету оружие из рук потерявшего к нему интерес террориста, а затем приземлился в пары прыжков напротив него и сложил руки — было понятно, что всё уже кончено, но оскалившись, мужчина попытался совершить последнюю отчаянную попытку, начав рыться по своим карманам в поисках внезапного козыря. Питер дожидаться чем именно станет этот козырь - ножом ли, гранатой ли, газовым баллончиком не стал и выпустил паутину, что связала ноги мужчины вместе. Пошатнувшись, он удержался на месте, но Питер помог ему упасть, ногами ударяя в грудь и делая кульбит, приземлился напротив него, убеждаясь, что тот больше не предпринимает никакого сопротивления. Убедившись, что Бишоп разобралась со своим супчиком, Паркер дождался её, чтобы вместе с ней покинуть помещение: большая часть граждан уже были эвакуированы, и их персоны стали привлекать лишнее внимание людей в форме. Они ушли также, как и прибыли сюда - через небольшое и неприметное окошко. Их одежда и рюкзаки дожидались своих хозяев на прежних местах нетронутые, а значит никто не догадался вломиться в это помещение. Пит и Кейти похватали свои вещи и вырвались как ужаленные на лестницу, а оттуда на крышу, с которой уже легко скрылись от любого любопытного взгляда. Питером двигал запоздалый страх и адреналин, и он сцепив крепко зубы, молчал, действуя на автомате. В наушник Карен докладывала ситуацию — вот последнего пострадавшего вывели и предложили медицинскую помощь, вот последний автомат вынесли и в помещение проникли сапёры в поисках возможных гранат или бомб, вот наручники защелкнулись на последнем исламисте, вот ИИ прошлась по камерам наблюдения и стёрла любое упоминание о присутствии Питера и Кейт в ТЦ, удалила их лица с камер при покупке билетов, стерла упоминания, что где-то по лестнице поднимались Человека-паук и Кейт Бишоп, уничтожила данные карточки Кейт и заменила способ оплаты на наличные деньги, Карен подчистила за ними все хвосты и теперь о том, что они тут были никто не может с точностью заявить, разве что примерно описать как очередную парочку из сотни присутствовавших.

Питер и Кейт оказались в небольшом сыром проулке, в той самой части, куда солнечный свет почти не попадал, и тому влага и холод был постоянно в этом закутке. Пит передёрнул плечами: не хотелось переодеваться тут, но выбора не было, и пришлось стягивать с себя сначала обувь, потом штаны и в самый последний момент маску. Он попытался сложить лук Кейт, но устройство не поддавалось, так что он приложил усилия, и чуть не сломал его, в итоге все таки справившись. Кейт переодевалась рядом с молодым человеком, и ее руки едва заметно подрагивали. Сам Паучок тоже был весь на нервах, но предпочитал скрывать этот замедленный эффект за молчанием. Спрятав в рюкзаке маску, Питер кивнул Кейт, словно обозначая, что всё хорошо, всё в порядке. В конце-концов, никто из них не ранен и они живы.
Питер принял решение выворачивать из этого проулка, ухватил за руку Кейт и забросил себе за плечо свой рюкзак, ее рюкзак он тащил в руке. Он не мог сказать ни слова и тащил за собой Кейт вперед, не разбирая дороги и не имея перед собой конечной цели, просто шёл вперед и тащил ее, не слушая ни слова из того, что девушка ему говорила. Обычно, в такие моменты, в моменты, когда он на волосок от смерти, или кто-то из тех, кого он пытается спасти на волосок от смерти, после кульминации событий, Питер остается совсем один. Он сидит на одной из высоток, бездумно смотрит на город, кусает губы и хмурит брови — он борется с ощущением подкатывающего к горлу страха, со своим безумным сердцебиением и пытается выбраться из этой затягивающей его трясины ужаса и стресса, который во время всех действий он отталкивал от себя. Питер в такие момент чувствует себя так, будто все его мышцы растянули слишком сильно, и теперь он не может прийти в форму и не может сделать ни шага, он бесформенное желе, кукла. В его голове сплошная катавасия из случившегося и трепещущий на периферии страх за то, что было бы с тётей Мэй, если бы в этот раз всё не обошлось бы так удачно. Сейчас он находился в промежуточном состоянии: все вроде бы кончилось, но он не мог впасть в этот постсобытийный транс потому что рядом с ним была Кейт, и он не должен был показывать ей свою слабость, но это недалекое, только-только случившееся прошлое, шагало за ним по пятам как бы быстро он ни шёл.
Кейт уперлась, вырвала руку и остановилась. На лицо Паркеру упало несколько капель первого дождя и он был вынужден подчиниться, замедляя свой ход. Губы Бишоп дрожали, а ее глаза были затуманены и беспокойны. Паркер запоздало подумал, что возможно, для Кейт это было первое подобное испытание, и она находится действительно в ужасе. Раньше Хоукай чаще всего участвовала в заранее подготовленных, спланированных операциях, где все шло по сценарию и она не рисковала получить пулю в затылок. Пит уставился на нее, продолжая хмуриться и кусать губы.
— Ты не умерла бы! - зло рявкнул в ответ Паркер: слова Кейт чертовски разозлили его, неужели она думала, что он позволит ей умереть там? Дождь усилился, заливая лицо Питер крупными каплями и проникая за шиворот, щекоча его затылок и пробегаясь холодом по спине.
— Мне не стоило брать тебя с собой туда, мне не стоило подвергать тебя такой опасности, это я виноват был в том, что тебе угрожала опасность, но я бы не позволили никому убить тебя, я бы не позволил! - Питер не знал как именно он бы не позволил сделать этого, если бы тот чертов террорист решил бы нажать на курок прямо в тот момент, как поймал Кейт; Питер точно не знал, как он успел бы предотвратить это, не знал как почувствовал бы, но невероятная уверенность в своих словах зашкаливала, злость на себя и страх за Кейт поднялись в нём и он с силой сжал её рюкзак, скрипнув зубами: он бы этого не допустил. Уставившись на Кейт после ее последних слов широко раскрытыми глазами, Паркер не нашёл, что ей ответить на такое неожиданное крепкое заявление, и только лишь открывал и закрывал рот, в растерянности шарясь глазами по её мокрому от дождя лицу и упрямо сжатым губам. У него пошла голова кругом, а ее заявление больно ударилось в висок, заставляя Питера потерять дар речи.

— Ты что? Что? - повторил ей вслед Паркер, когда Кейт стремительно обошла его, вырвала из рук свой рюкзак и забросила за плечо. Она не ждала его, быстро шагала вперед и ее мокрые волосы били девушку на плечам и спине. Питер сделал нетвердый шаг, потом ещё один, а затем догнал лучницу, дергая за плечи и оборачивая на себя.
— Ты нужна мне, ясно? Мне! Мне никто так не нужен как нужна ты. Глупая Кейт Бишоп, я чуть не умер там сам, когда увидел, что тебя поймали, ты не понимаешь, как ты дорога мне, и не представляешь, как я к тебе отношусь. Я скорее бы умер, чем позволил бы чему-то с тобой случиться. Ты понимаешь? - потряхивая её за плечи, Питер мотал головой, выливая на Кейт все слова, что приходили ему в голову, без фильтра, не думая как раньше, а сразу всё, весь поток сознания, всю волную переживаний и страха, всё свои чувства.
Предугадывая истерику, Питер впился своими губами в губы Кейт, увлекая ее в поцелуй. Он не знал, как можно рассказать ей о том, что его сердце вздрагивает, при мыслях о ней, или о том, что у него на кончиках пальцев электричество когда он рядом с ней, или о том, что он бы наверное убил бы там всех, лишь бы с ней ничего не произошло. Сделал бы то, чего не позволял себе делать, о чём никогда даже не задумывался, чего боялся, но сделал бы, потому что она была та, ради кого он бы переступил бы за черту и даже не подумал бы, ни малейшего мгновения.

— Знаешь, я тогда был невероятно счастлив, что у меня маска на лице. Иначе все бы, и ты тоже, увидели какая у меня в тот момент была рожа. - Питер изобразил на своем лицо ужас: вытаращил глаза, открыл рот и напряг все лицевые мышцы, чтобы Кейт поняла, какой это был действительно жуткий вид. А потом улыбнулся, немного разряжая ситуацию и продолжая удерживать ее в своих руках.

+1

14

В ее голове билась ужасная, страшная мысль, что она только что сделала то, чего не должна была – отвергла единственного человека, которого полюбила, не как брата или отца, а как мужчину. И что он единственный надежный, верный и самый лучший. Но Кейт Бишоп никак не могла остановиться, она почти перешла на бег, не разбирая дороги, чувствуя, как слезы заливают лицо.

- Ты кто такой? – Кейт совсем не по-девичьи грубо толкнула юношу в плечо, хмуро оборачиваясь. Такой милый, улыбка до ушей, кончики которых алеют от смущения. Бишоп даже пожалела, что так невежливо поздоровалась. На базе Мстителей она была уже не первый день, а этого заметила впервые. Как странно, мальчишка лишь пожал плечами, засовывая руки в карманы. Наверное, один из работников базы, потому что как еще объяснить присутствие этого юного падавана в святая святых.
- Просто парень, - получила она ответ, нахмурившись еще больше, Кэтрин развернулась, закидывая на спину лук, который стукнулся о колчан со стрелами.
- Просто парень? Рабочий что ли? Странно, - Кейт заинтересовалась еще больше, внимательно рассматривая лицо паренька, что казался ей все больше и больше привлекательным.
- Ну, что-то типа того, на вольных хлебах. Помогаю там во всем, туда-сюда, - казалось, что он откровенно над ней смеется, и в голубых глазах застыли смешинки, которые Кейти выбесили еще больше. Она лишь закатила глаза, понимая, что дальше разговор продолжать бесполезно.
- Ну, раз помогаешь, то давай, помогай дальше, мне некогда, Клинт на тренировку ждет, - о, это пафосное завершение диалога, после которого Хоукай повернулась к парню спиной, и покачивая бедрами в спортивных лосинах, удалилась. Но отчего-то на ее губах играла совершенно сумасшедшая, почти смущенная улыбка, когда в спину долетела фраза:
- Привет ему передавай от паучка, - и после этого девушка резко обернулась, отчего хвост хлестнул ее по лицу, но парнишка уже исчез, оставив после себя ворох вопросов и неразберихи. Черт возьми, неужели это и впрямь тот самый Человек-Паук?..


- Ничего я! Ты сам все слышал, какой смысл повторять одно и то же?! – Кейти смотрела на Паркера таким же злобным взглядом. Она слышала все, что он говорил до этого, каждое его слово отпечатывалось у нее в сознании, прикипало и будоражило, но не могло разбить броню, резко возникшую после этого происшествия. Она беспомощная, бесполезная, она – обуза для всех них, единственное, для чего приспособлена Кейт Бишоп – это ходит в красивом платье по красной ковровой дорожке и быть примерной дочерью своего отца. Который ненавидел ее. Или делал вид, что ненавидит, какая разница?! У Клинта от нее постоянные проблемы, ему вечно надо прикрывать ее зад, когда они вляпываются в очередное происшествие. Все, кто окружал ее, имели какие-то силы, что-то могли реально изменить, а что она? Лук, да стрелы, и то, еще учиться и учиться. От безысходности хотелось кричать. Конечно, она не всегда так думает, просто эти люди, это нападение, это дуло автомата упирающееся ей в затылок – все дало понять, что Кэтрин Бишоп переоценила саму себя.

- Нет, я не понимаю этого, Паркер, и я не могу себе позволить, чтобы еще кто-то умер из тех, кого я люблю! – Бишоп крепко сжала руки в кулаки, готовая защищаться до последнего. Ей хотелось уйти, сбежать, но в тоже время, слова Питера произвели на нее такое огромное впечатление, что броня невольно дала трещину. Неужели, есть в этом мире кто-то помимо Клинта, кто в состоянии пробиться до головы Бишоп и сделать ее ранимой, слабой, но при этом не оставить в гордом одиночестве,  а крепко сжимать в объятиях, защищая от всего мира? Вот, как сейчас Питер обнимал ее, крепко прижимая к себе, и его губы коснулись ее – сначала робко, будто просто желая не дать ей высказать всю ту чушь, что она хотела поведать миру о себе и своих страхах, а затем сильнее и сильнее, словно пытаясь донести до истеричного мозга Бишоп, что он испытывает, если не те же эмоции, не те же чувства, то нечто очень близкое и схожее. Мальчишкам всегда сложнее выражать свои мысли об отношениях, о том, что с ними твориться по средствам слов и фраз, они доказывают все делом. И нет, это не было просто «заткнись», это было «заткнись, пожалуйста, глупая, ты нужна мне». И это было невероятно странно и притягательно, Кейт почти захлебывалась от рыданий, но ответила на поцелуй с той страстью, что свойственна только юным горячим сердцам, жаждущим любить и быть любимыми. Так целуют только первую настоящую любовь, даже если до нее уже кто-то был, так целуют тех, кого никогда не хотят потерять, и тех, кто занял единственно возможное место в сердце.

- Паркер, ты иногда такой невыносимый, - Кейт произнесла это с искренней любовью, вытирая мокрыми ладонями капли дождя с лица Питера, что попадали на его ресницы, скатываясь на щеки. Она сама уже перестала плакать, робко выдавив из себя улыбку. Кэтрин дрожала под дождем и ветром, совершенно промокшая до самого нижнего белья, и предполагала, что следующую неделю она, скорее всего, проведет дома, лежа под одеялом, поедая дурацкий куриный бульон, а еще через неделю Бартон все уже устроит ей выволочку.
- Но господи, Боже мой, Питер, ты даже не представляешь, - она ткнулась лбом в лоб, глупо улыбаясь, и почти разражаясь смехом облегчения. Сейчас они больше всего походили на простых подростков, которые были влюблены друг в друга до той самой степени, что бывает только в двадцать, когда мир кажется совсем крошечным, потому что ты очень большой, и сердце у тебя такое же огромное, так как в нем живет один единственный. – Почему эти слова пришли только после таких страшных событий? Почему именно сейчас?.. – Кейт отстранилась, но не выскользнула из сильных рук Паука, просто продолжала держать его лицо в своих ладонях, ища ответ в глазах молодого человека. – Если честно, то я бы посмотрела на твою рожу в тот момент, уверена, что у меня нашлась бы парочка отменных комментариев насчет этого.
Кэтрин хмыкнула, а Питер убрал руки, но ненадолго, он просто перехватил ладонь младшего Хоукая, сжимая пальцы, и утягивая за собой в сторону дома, где жила Бишоп. Она даже не сопротивлялась, совершенно обессиленная последними событиями, и все, чего ей хотелось – это домой, в уют и тепло квартиры, где еще оставались начос и горячий шоколад.

Квартира встретила их тишиной и покоем, только домашний телефон показывал n-ое количество пропущенных сообщений. Кейти только сейчас сообразила, что ее мобильный все это время был отключен, а Бартон, скорее всего оборвал все провода, как ее еще с собаками не кинулись искать. Бишоп посмотрела на телефон, на Питера, и состроила умоляющую гримасу:
- Поговоришь с ним, пожалуйста? Я не в состоянии, правда. Я просто не смогу объяснить ему всего, я потом позвоню, извинюсь за все. Он сто процентов уже узнал обо всем из сводок, такое не утаишь нигде, регулярный мониторинг инстаграма, твиттера, да, всех возможных соцсетей… - Хоукай стянула с себя мокрую куртку, кидая рюкзак в угол комнаты, и стала стягивать промокшую насквозь одежду. Оставшись в одних джинсах и лифчике, девушка повернулась к Питу:
- Может быть ты все же останешься сегодня? Я не буду приставать, правда. Мы можем заказать пиццу, суши, что угодно… Просто я не хочу быть одна. Я не могу быть одна сегодня, - Паркер притянул ее к себе, ведя ладонью по мокрой и обнаженной спине, касаясь кончиком носа влажных завитков возле виска, и молчал, согревая теплом своего тела. – Просто скажи да, и я пойду спокойно в душ.

+1

15

Питер представлял, что чувствует Кейт. Нет, правда представлял, на самом деле. Именно так он чувствовал себя, когда из-за него сотни жителей Нью-Йорка чуть не пострадали в Гудзоне. Он даже чувствовал себя хуже, ведь он был виновен в этом во всём, а Кейт была абсолютно не при чем. Более того - ей хватило невероятной, потрясающей смелости и немного безумия, чтобы ворваться в самое пекло, не имея ни бронежилета, ни плана действий. А сейчас, когда она чуть не попалась - чувствовала себя слабой и беззащитной, таким же чувствовал себя Пит, когда Тони Старк отчитывал его на одной из крыш, и когда до Питера наконец дошло, что же он сделал, и что могло бы случиться, не будь Тони рядом с ним, не почини он паром.
— Я понимаю, что ты чувствуешь.. миллион раз мне казалось, что я бесполезный и отвратительный, что я слабак. И ты гораздо сильнее меня, если не физически, то морально. Ведь я силён лишь потому, что у меня есть сила, а ты.. ты потому что у тебя дух, ты бесстрашна. Хочешь секрет? Тогда в подсобке, когда мы переодевались я был в ужасе. Меня сковал страх, и я не мог сделать и шаг, потому что боялся что кто-то опять пострадает из-за меня, что я совершу ошибку. И ты меня убедила, что я справлюсь, твоя уверенность заставила меня пойти и все сделать, отбросить назад все мои сомнения. - Питер никогда не признавался никому в своих слабостях, Тони Старку он предпочитал говорить, что не боится ничего, Тётя Мэй и так была до ужаса напугана тем, что он делал, и если бы он начал ей рассказывать, что ему еще и страшно периодически, то она связала бы его по рукам и ногам и заперла бы в комнате, не позволила бы ему быть Человеком-пауком. Паркер чувствовал, что Кейт можно доверять, что она не поднимет его на смех, что она не расскажет об этом другим, что она поймёт, как для него тяжело признаваться в этой своей слабости. И что ей станет легче, когда она поймёт, что даже обладая суперсилами, ты чувствуешь себя порой настоящим слабаком.
— И я очень восхищаюсь тобой. Потому что не будь у меня моих способностей... Наверное я был бы простым ботаником с фотоаппаратом. Я никогда не полез бы в самое пекло, я не решился бы ради других рисковать собой так, как это делаешь ты. - Питер опустил голову, и его щеки слегка покраснели: он стыдился этой правды, прятал её, как можно глубже в себе, не желал признавать её сам, а что уж говорить о том, чтобы признаться кому-то? Но это было именно так. Питер не смог бы стать лучником, как Хоукай-старший, или как Кейт, не смог бы стать профессиональным агентом, как любой из членов ЩИТа, и вряд ли бы сумел разработать такую классную броню, как сделал Тони... Так что он был бы обычным ботаником. Может, чуть более умным, чем другие ботаники, но всё же.

Переплетя свои пальцы с пальцами Кейт, Питер медленно брел вместе с девушкой по улицам, витиеватым путем добираясь до её дома. Кто бы мог подумать, что именно так пройдет их первое свидание? Во всяком случае, хотя бы поцеловаться им никто не помешал, да и получилось, кажется, неплохо - юноша украдкой взглянул на Кейт, она больше не выглядела напряженно-раздраженной, даже улыбалась, и крепко-крепко держала его за руку, что означало точно утвердительный ответ. Довольный собой, Питер подумал, что может быть, всё не так уж и плохо? Ведь благодаря этой ситуации, они стали значительно ближе друг к другу, смогли сказать то, что сидело в них.
— Знаешь, иногда, когда случается что-то очень плохое, все важное резко выходит на первый план вытесняя остальную ерунду. - запоздало произнёс Питер, отвечая на вопрос Кейт о том, почему именно сейчас пришли эти слова, почему они заговорили о своих чувствах после трагедии, а не до нее. Оказавшись возле дома Бишоп, Питер немного помедлил, но когда она потянула его за собой - последовал, поднимаясь на нужный этаж, и небрежно сбрасывая свой рюкзак с костюмом у входной двери. После этого безумного дня им нужно было как следует отдохнуть, хорошо, что завтра ему не надо на учебу, а только на самый-самый быстрый патруль по городу... Хотя, возможно он попросит Карен мониторить все соц.сети, все средства быстрой связи и полицейские сводки и сообщать ему в случае необходимости его участия, а сам останется с Кейт под теплым и пушистым пледом.

Кейт вручила ему телефон, оставляя Паркера наедине с взбесившимся Клинтом, гнева которого, несмотря на всю свою силу, ловкость и неприкосновенность подаренную Тони Старком, боялся. Пит покрутил в пальцах телефон, раздумывая - а не выбросить ли его в окошко, но потом отказался от этой идеи, ведь задницу в таком случае ему надерет Кейти. Взвесив, что в данном случае хуже, Питер выбрал беседу на удаленном расстоянии. Ответив на звонок, Питер, не дав открыть рот Клинту, заорал приветствие. Защитная реакция не заставила себя долго ждать, и Паркер начал глупо шутить, спрашивать, как дела у собачки Клинта, что он обедал и как там его руки, не устали ещё лук держать, а когда молчание в трубке стало совсем угрожающим, он замолчал. Разговор последовал крайне короткий, односложные ответы от Паркера и убийственно точные вопросы от Бартона, но в итоге, когда он убедился, что с Бишоп все в порядке, отключился, пообещав, что разберется с ней позже.

— Привет, - улыбнулся Питер, когда Кейт вернулась обёрнутая в полотенце. Он не удержался от того, чтобы не уставиться на ее ножки, по которым скатывались пропущенные капельки воды, и мокрые волосы, которые непослушно стремились упасть ей на лицо. Несмотря на то, что он и раньше видел Кейт практически в таком виде, удержаться от едва слышного посвистывания, ему не удалось. Он тут же получил тычок в плечо, а потом чмокнул Кейт в щеку, смягчая её гнев.

— Я уже заказал нам суши. Знаешь какие? Набор для "Влюбленных". - многозначительно сообщил Питер, когда Кейт вернулась в комнату в пижаме. — Можем посмотреть какой-нибудь фильм и поваляться, мы заслужили отдых. - Пит упал на диван и потянул девушку к себе, устаиваясь с ней в коконе из пледа и чувствуя себя настоящим счастливчиком. Они щелкали пультом, выбирая фильм, дурачились, отнимали друг у друга подушки, подкалывали друг друга и целовались, и никто посмотрев на них в жизни не смог бы даже подумать, что всего несколько часов назад, они спасли целый кинотеатр из рук вооруженных фанатиков.

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [27.10.2016]: [Tonight we are young]