Текущее время: март-апрель 2017 г.
организационные новости:
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
30.07 - Свежие новости!
30.07 - с 30.07 по 5.08 пройдет вечор романсов в честь Уэйда Уилсона!
30.07 - Поздравляем с Днем рождения великого Тони Старка!
23.07 - Свежие новости форума
22.07 - А у нас новый сезон "Вечеров" и на этот раз они с Магнето!
21.06 - Лето, конечно хорошо, но посты писать надо. Поэтому свежие списки на удаление
21.06 - И мы снова с поздравлениями. С днем рождения, Шторм!
18.06 - А мы обновили дизайн и поздравляем нас с 6-месяцами! Читаем новости: форума.
20.05 - Списки на удаление очень хотят быть чистыми!
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон!
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации!!
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые!!
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News!
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения!!
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!
нужные персонажи
лучший пост
"Если взглянуть со стороны на его жизнь, то ее можно поделить на до попадания в другую реально и после. И до, все было так спокойно и размеренно, даже немного уныло. А после просто пошло по наклонной. И несмотря на то что после этого случая, он внезапно приобрел какие-то сверхнавыки, у него не было особо времени разобраться в них. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [27.05.2016]: [Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить]


[27.05.2016]: [Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2C47z.jpg

Дата, время: конец мая, вечер.   Место: Нью-Йорк.
Участники:
Carol Danvers, Steven Rogers.

Описание событий:
Безумец, беглец, дороги нет,
Ты видишь неверный свет.
Твой ангел зажёг мираж огня,
Он хочет убить тебя.

Отредактировано Steven Rogers (2018-02-06 17:22:52)

+1

2

В баре уже почти никого не было, даже завсегдатаи медленно выползали в приоткрытые двери, чтобы с трудом дотащиться до своих квартир и трейлеров, а утром снова отправиться разгружать суда, которых в этих доках пруд пруди. В целом, вся жизнь этого квартала крутилась вокруг погрузок и разгрузок, вокруг вечеров в барах, сухих приветствий малочисленного населения, хотя никто не был рад видеть друг друга - всех тошнило и от этой дыры, и от людей в ней. Кэрол не была исключением - ее тошнило даже от этой страны, которую узнать теперь было сложно.
Время, проведенное вне родной планеты далеко у звезд, вытянулось в долгие года и столетия - так казалось девушке. Поэтому, когда она вернулась домой, и дом, и люди с планеты Земля показались ей чужими. Но, возможно, именно она изменилась на самом деле. Там, в глубинах космоса, она освоила свои способности, приняла их, научилась использовать. Но вернувшись на Землю, вдруг снова съежилась от давящего ей на плечи неба. Родина, та, которую Дэнверс защищала всегда, превратилась во враждебное ей сборище ненавистников. Планета пережила нападения, атаки богов и нелюдей, пережила раскол среди самих Мстителей, возненавидела мутантов в который раз... И все это в отсутствии Капитана Марвел. А те, кто остался защищать Землю и Америку, подвели и планету, и страну. Кэрол с ужасом изучала все, что происходило за последние года. А последней каплей во всем этом море отчаяния, стало известие о том, что Щ.И.Т. еще в те времена, когда она работала на Фьюри, был полон гадов из Гидры. Выходит, что все то время она работала на тех, кого хотела истребить... От этого во рту становилось гадко, хотелось залить эти ощущения алкоголем. Теперь все ее подвиги перед страной резко обнулили. Да и разве она еще могла считать себя героем? На кого она работала на самом деле? Кем и куда вернулась? И стоило ли ей вообще возвращаться на эту планету, прогнившую насквозь?
Но именно из-за всего, что Дэнверс узнала, она теперь здесь. Сидит в каком-то баре на окраине рабочего района. Кэрол приходит сюда уже третий вечер, молча напивается и потом тащится в снятую на время квартиру, чтобы проснуться к обеду и бродить по улицам, ежась от ветров со стороны Атлантического. В голове у этой блондинки почти ничего не было. Там сверлом жужжала ненависть, невысказанные вопросы, пьяные реплики, которые она каждый вечер в баре крутила на языке, надеясь высказать тому, кто их заслужил больше прочих.
Тому, кто должен был всех защищать. Защищать ее страну.
Незадолго до закрытия она сидела за барной стойкой, уставившись стеклянным взглядом в монитор телевизора. Там крутили очередной ролик с Капитаном Америкой. Бодро в своем синем идиотском трико он что-то вещал с экрана, в ролике обязательно крутился звездно-полосатый флаг, облет на вертолете вокруг Статуи Свободы, какие-то еще обязательные национальные атрибуты. Говорили, конечно же, про патриотизм, любовь к Америке, возможно что-то рекламировали - Дэнверс не вслушивалась в текст. И если после кадров с Кэпом и крупного плана его щита не показали пачку стероидов, вывеску спортивного зала, крем для лица или печенье, значит ролик был агитационным.
- Ублюдок, просравший мою страну... - выговорила с трудом заплетающимся языком в свой стакан Кэрол и осушила его одним мощным глотком. - Эй, - хрипло позвала блондинка бармена. Перед ней появился уже изрядно седеющий на висках азиат и недовольно цокнул языком. Она не знала здесь никого и уж точно не хотела знакомиться и заводить связи. Она здесь ищет одного-единственного человека. - Еще этой дряни, - Дэнверс толкнула в его сторону стакан, но вместо планируемого пафосного жеста, после которого стакан прокатится по стойке на донышке аки подросток на скейте и попадет прямо в руки бармена, стакан накренился на бок, медленно завалился и, гремя всеми острыми ребрами, прокатился по кругу. Владелец бара только покачал головой, проводив взглядом перекатывающийся стакан.
- Мисс, может быть вам хватит?
- Я планирую сидеть до закрытия. С пустым стаканом мне будет скучно, - подумав с несколько долгих секунд, бармен все-таки налил ей еще. - Я ищу кое-кого, - впервые за долгое время она решила с кем-то поговорить, чтобы ускорить процесс поисков. Да, ей удалось выяснить примерный район, в котором видели Роджерса, но третий день проходил без результатов. Пора уже искать активнее. - Мужчину. Похож на того из ролика, - задумчиво Кэрол кивнула на телевизор. - Только в глазах меньше патриотизма. Знаете, такие... Смотришь на него, а на языке ничего, кроме "Лживый предатель" не крутится.
- Бывший? - понимающе покивал бармен. Наверняка видел много брошенок за этой барной стойкой, так что ему не привыкать.
Дэнверс сильно нахмурилась, пытаясь понять, о чем подумал бармен. А потом решила согласиться. Она медленно покивала:
- Да. Бросил и меня, и все то, что мы с ним строили вместе.

Отредактировано Carol Danvers (2018-02-07 21:07:26)

+1

3

Внутри что-то сжимается раз за разом, протыкая сердце будто иголками, что царапают ребра и легкие, мешая делать нормальный вздох. Внутри что-то застыло, как тот кусок льда, в котором он провел долгие десятилетия, но там он ничего не чувствовал, а здесь ощущал слишком ярко. Внутри разливалась пустота, его личная бездна, которая затягивала его все сильнее: омут, где нет спасения, где над головой уже смыкаются темные воды, сотканные из чужой крови, которую никогда не смыть с его рук. Невыносимо больно, но он еще жив, он еще дышит, его сердце все еще бьется, он ходит по этой земле, пытаясь найти свою путеводную звезду, которая закатилась в 45-ом. Наверное, его не стоило тогда находить, не стоило возвращать к жизни, и Капитан Америка этому миру мертвый был в разы лучше живого.
Стивен всегда давал еще один шанс, не спрашивал авансов, всегда верил и надеялся, всегда поднимался с колен и шел дальше, даже если было невыносимо. Но только все больнее, и каждый шаг дается с трудом, и он уже не знает, куда он идет, не знает зачем и не понимает, почему. Оловянный солдатик, у которого вдруг обнаружилось сердце, который плавился от того жара, что снедал его изнутри, уже не выполнял приказы, не носил форму и не гордился тем, что он делал. Внутри что-то сломалось, и он все чаще идет, низко опустив голову, избегая встречаться с кем-либо взглядом. Здесь дело не в том, что он в розыске - тут все иное, намного глубже и в разы хуже.
Стивен давал второй шанс, и он дал его своим ребятам, которые пошли за ним, которые оказались в Рафте, и которых он оттуда вызволил, не собираясь оставлять гнить за решеткой лишь потому, что они хотели помочь, хотели сделать этот мир немного лучше. Но еще он понимал, что не вправе их тянуть за собой, в свою бездну, и он предоставил каждому свой личный выбор и тот самый второй шанс, он не настаивал и не обвинял, если кто-то не шел за ним - пожалуй, что так было бы даже правильно. Почему-то мало кому повезло из тех, кто решил сражаться рядом с Капитаном Америкой, кто поверил в него, совершив тем самым роковую ошибку в своей жизни.
Он идет по городу, залитому огнями, накинув на голову капюшон толстовки, засунув руки в карманы и низко опустив голову. Безликая фигура в толпе, одна из миллиона, но Стивен слишком хорошо понимает, насколько отличается от других, и его уникальность - еще и его проклятие. Наверное, лучше было бы, если бы он не пережил тот эксперимент или его все же не нашли в тех льдах. Он хмурится и отворачивается от газетного ларька, не желая видеть заголовки прессы, где наверняка его имя в списке "преступник нации №1", где даже Красный Череп, если бы та тварь была жива, потеснилась бы, уступив ему первое место. Он старается не думать о том, что было, но постоянно возвращается к этому, злясь на себя еще больше, резко сворачивая в переулок и уже быстрым шагом направляясь по нему.
Из бара на углу на него буквально вываливается девушка, от которой несет алкоголем так, что просто мама дорогая! Стивен чисто машинально успевает ее поймать, не давая свалиться на тротуар, осторожно поддерживая и видя, как блондинка пытается смахнуть с лица пряди непослушных волос, слыша не самые лестные слова и мысленно качая головой: мир изменился явно не в лучшую сторону.
- С вами все в порядке, мисс? - почему-то мимо он пройти не мог, и его чертово дрянное благородство, которое лучше было бы засунуть подальше, многим уже дорого обошлось, но Стивен упорно шел по этим граблям и дальше. Может, кто-то из федералов наконец сделает миру одолжение и его пристрелит?

+1

4

Вот наконец и ее попросили покинуть заведение, когда уже никого не осталось. Кэрол отрешенно покивала, оставила на стойке больше денег, чем было положено, а затем двинулась к выходу.
- Мисс, может вам помочь? - услышала она вслед, когда ноги подкосились и ей пришлось схватиться руками за стол. Она выдержала секундную паузу, прикрыла глаза и тяжело вздохнула.
- Нет, - Кэрол выпрямилась и помахала рукой бармену, не поворачиваясь к нему лицом. - У меня все отлично.
Дверь была прямо по курсу, а путь к ней показался долгим, почти бесконечным. В голове несколько сотен мыслей сменили друг друга за это время, путаясь, копошась как рой пчел возле улья. И ни одной толковой. Ненависть, обида, непонимание, одиночество и обреченность. Дэнверс уже несколько дней не выходила на связь, оставаясь в полном радио молчании. Все якобы всё понимали, мол она только вернулась из космической пустоты, где столько лет пыталась совладать с огромной доставшейся ей силой. Черт знает, как успели повернуться мозги у бывшей защитницы Америки? Пока к ней присматривались, пытались понять, заслуживает ли она доверия и кто она теперь вообще такая... Впрочем, она не винила их. У Щ.И.Т.а и Мстителей теперь вообще были проблемы с доверием, что понятно. А у нее этих проблем было во сто крат больше. Каждый здесь теперь казался ей чужим. За время, проведенное на Земле, Кэрол так и не нашла никого, кому смогла бы довериться и с кем поделиться всем, что у нее накопилось в душе. Разве что она доверялась бутылке.
Но и этого вдруг стало мало. Бутылка, какой бы крепости не было в ней пойло, не давала ответов на крутящиеся в голове вопросы. Кто во всем виноват? Что делать дальше? Кому и во что верить? Кто теперь друг, а кто враг? За что она боролась и стоит ли вся эта страна того, чтобы за нее сражаться? Что же, кто-то должен был держать перед ней ответ... Тот, кто видел ситуацию иначе. Версию Щ.И.Т.а и Мстителей она слышала, послушала Старка и других. Остался последний, кого она не призвала к ответу: Стив Роджерс. Символ нации. Лицо Америки. Защита... Надежда... Беглец.
- Дерьмо, - выдохнула Кэрол, летя прямо из двери бара, споткнувшись о порог. Улица принимает ее в объятия мрачной ночи. Уличные фонари горят слабо, один нервно мигает, а рядом с ним и вовсе погас. Прохлада отрезвляюще ударяет девушку в лицо, в ноздри лезет резкий запах сырости, соли, железа, пыли. А потом вдруг в нос вторгается еще один запах: теплый, тонкий, приятный. Кажется, это запах смешанного мужского парфюма с кожей, сейчас Кэрол с трудом могла разбить все, что ощущала по нужным ноткам. Даже самые сверхчеловеческие рецепторы давали сбой после всего выпитого... А выпила она много.
Поэтому, повиснув на услужливо подвернувшемся мужчине, свешивается через его руки на правый бок, жадно вдыхает воздух и с трудом подавляет в себе рвотный рефлекс, хотя все пойло уже подступило к глотке. Но в желудке было катастрофически пусто, поэтому виски встал в горле и нырнул обратно в желудок. Кэрол тяжело задышала, повисая в чужих объятиях.
- Да... Нет... В смысле... - пробубнила она, пытаясь вынырнуть из вороха собственных спутанных длинных волос. - Все просто летит к чертям, ладно? У меня все нормально, - проворчала Дэнверс и наконец смогла ладонями вернуть свои волосы на место, чтобы глаза начали наконец-то видеть.
Сначала все еще накатывает тошнота, Кэрол дезориентирована и не может сообразить, на кого смотрит и что вообще она тут делает. Потом глаза привыкают, перед ними уже ничего не плывет, если не крутить головой и стараться смотреть только прямо перед собой. Кэрол несколько раз моргает. А потом, немного заторможено, но все-таки наступает осознание, узнавание... Все слова, которые она крутила на языке, представляя их встречу и разговор, исчезают.
- Ты... - только и может выдохнуть девушка, хотя собиралась говорить ему совершенно иное.
Да, перед ней стоит Роджерс, так удачно сведенный с ней судьбой прямо сейчас, когда она сильно пьяная вывалилась из бара. Хотя, она ведь именно его искала все эти дни в этой дыре, почему же встреча сейчас кажется ей идиотской случайностью? И слов совсем не находится. Так и смотрят друг на друга, пытаясь справиться с удивлением. Знал ли Роджерс вообще, что она вернулась на Землю? И помнил ли ее лицо с тех пор, как она еще была обычным человеком?
- Капитан Америка, - губы ее вытягиваются в одну линию, глаза сощуриваются и Кэрол почти контролирует свои действия, хотя алкоголь бьет по затылку, пытаясь свалить на землю. - Тебя-то я и искала, - да-да, искала его в баре, надравшись до синих чертей. Пусть только попробует пошутить на эту тему - их разговор станет очень коротким. Впрочем, так как слов нет, разговор явно не задастся. Кэрол хочет спросить с него за все, что случилось с Америкой, со Щ.И.Т.ом, спросить за Гидру, с которой первым борцом был Капитан... Но не может повернуть язык. Поэтому резко она толкает его в грудь, заставив мужчину отлететь к противоположной стороне дороги. - Черт... - от резкого движения голова закружилась, Кэрол пошатнулась и вдруг упала на колени, упершись ладонями в мостовую. Какое-то время она пыталась прийти в себя, с трудом встала и пошатываясь подошла к Капитану. - Сейчас ты мне все объяснишь, Роджерс! - закричала она, благо, что на улице в столь поздний час почти никого не было. - Сейчас объяснишь мне, как допустил все это!

+1

5

Не получилось. Для кого-то это может означать крах - для него это означало именно это. Мир стремительно менялся, и Стивен понимал, насколько он везде опоздал и не успел, а его новые решения делают только хуже. Этому миру нужны были иные герои, и он не искал свое спасение так судорожно, как в 40-ых. Капитану Америка явно было место в музее - так иногда шутил Тони, но только сейчас Стивен был с ним согласен. Только Тони рядом не было, и ему это уже не скажешь, и Стивен знает его номер, но не решается набрать. Он оказался кругом виноват, но все еще бежит вперед, спотыкается, но бежит, как будто по кругу, а его цель - все дальше, и уже не маячит на линии горизонта.
Родной город и район душат: они еще помнят другого Стивена, и он сам помнит, уходя с шумных улиц, где кипит обычная простая жизнь, которой у него толком и не было, а теперь уже никогда не будет. Подворотни, бары, пьяные компании, и Стивен идет дальше, низко опустив голову, пока вдруг не замечает какую-то девушку, которая пытается свалиться на мостовую. Он не прошел мимо, никогда не проходил, поддерживая ее, слыша явно пьяный голос в ответ и даже не представляя, сколько надо было выпить, чтобы накачаться до такого состояния. Вот только узнавание, кто перед ним, приходит, стоило девушке откинуть с лица волосы и посмотреть на нее.
- Кэрол? - он удивлен ее увидеть на Земле, он удивлен ее увидеть ТАКОЙ. Стивен прекрасно помнит, как она ушла, как была вынуждена покинуть планету, чтобы разобраться в себе и в природе новообретенных сил. О таком она не говорила, но Щит всегда знал все секреты, даже те, которые ему знать не следовало. Наверняка она прошла долгий и непростой путь, который закончился... в этом баре? - Ты давно здесь? Как ты...? - она странно на него смотрит, каким-то чужим взглядом, и Стивен не уверен, что может правильно его интерпретировать для себя. Сам он смотрит вопросительно, все еще поддерживая ее, чтобы помочь устоять на ногах и разогнуться, чтобы отвести ее домой, так как больше ей пить явно не стоит. Ее "Капитан Америка" звучит, как оскорбление, и это странно - Стивен уже смотрит с непониманием, когда она его толкает в грудь.
За секунду перед глазами многое проносится, когда он ощущает на себе ее силы, когда его отбрасывает назад на другую сторону улицы, и он падает на асфальт, а непонимания в его взгляде все больше и больше. Это же Кэрол, верно? Та самая Кэрол? Тогда что с ней случилось? Почему она здесь и в таком состоянии? Стивен чуть приподнимается на локтях, слыша, как она его окликает по фамилии, как пытается сделать шаги, которые у нее категорически не выходят, и он поднимается на ноги быстрее, даже не думая отряхивать одежду.
- Ты пьяна, Кэрол, - он говорит спокойно, констатируя факт, снова подходя к ней и снова помогая стоять на ногах. - Пойдем я провожу тебя домой. Где ты живешь? - наверное, вместе они представляют собой самое жалкое зрелище, которое только есть на этом свете. Впрочем, пожалуй, не самое жалкое: все еще было впереди, и череда странных событий, бесконечных ошибок и самокопания еще поставит на колени, заставляя уже самому желать сгинуть в своей личной бездне. - Что ты хочешь от меня услышать, Кэрол? Пойдем, - он мягко ведет ее по улице, придерживая, не позволяя споткнуться или упасть, подальше от того бара, где она так напилась. А внутри, в груди, гулко бьется сердце, и Стивен уже понимает, как Кэрол была не права, окликнув его в тот первый раз: Капитана Америки почти что больше и нет, и размытый образ былых лет тает под гнетом настоящего.

+1

6

Боль моя боль ты снова со мной
Временная петля одинокой строкой
В тесных квартирах под присмотром икон
Нас преследует тихо закон,
но он не для меня

Все. Должно было. Быть. Не так.
Она зазубривала фразы, процеживая их сквозь зубы. Кричала в одиночестве в пустоту, обращаясь к этому звездно-полосатому неудачнику, срываясь на слишком громкий голос, заставляющий стекла дрожать. Знала, что ему предъявить. Какими аргументами сыпать, вычитанными из архивов Щ.И.Т.а, где Мстители с горем пополам спасают мир от вторжения злобного бога с армией инопланетян, где роботы чуть не уничтожают Заковию, где Гидра вцепилась крепко во всех и каждого, где даже самый чистый оплот преданности и патриотизма прогнил изнутри. Кэрол давно знала, что кинет под ноги Капитану, в чем обвинит его, будто бы он один должен был стоять на страже страны и мира.
А ведь должен был. Ради этого его создавали. Машина для защиты нации. Кэрол хотелось этого от него требовать... Но чем она лучше? Сейчас. Та, кто избрала путь защитницы своей страны, сбежала не только из Америки, но и с планеты Земля. Дезертирство галактического масштаба, за которое ее тоже никто не погладит по волосам. Казалось бы - у нее была уважительная причина, но разве у Роджерса и Мстителей таких не было? А сейчас? Имеет ли она вообще право обвинять кого-то в трусости и предательстве, когда сама заливается алкоголем и вряд ли сможет спасти даже котенка с дерева.
Эпоха героев, кажется, закончилась.
Пока мир плыл перед глазами, Дэнверс смутно сквозь пелену ощутила, что руки подхватывают ее, пытаясь удержать перпендикулярно земле. Ноги послушно волочились следом, в горле стоял ком.
- Отпусти меня, - шипела Кэрол. Он успел отвести ее от бара, они свернули в небольшую подворотню, держа курс в никуда. Потому что говорить, где она остановилась девушка не собиралась. - Отпусти меня, предатель! - рычит снова Капитан Марвел и резким движением плеч скидывает с себя руки Роджерса. Она отпрыгнула в сторону, снова убрала вихрь белых волос с лица и уставилась на мужчину, тяжело дыша.
Она делает усилие и снова толкает Стива в грудь. Тот ударяется спиной о кирпичную стену подворотни, а в следующее мгновение Кэрол уже преодолевает расстояние между ними и упирается локтем ему в горло, вжимая с такой силой, что из-за спины Капитана по стене разошлась паутинка трещин. Девушка тяжело дышала, наполняя воздух между ними перегаром, и всматривалась в полутьме в глаза мужчины. Они давно не виделись... Да и раньше никогда Дэнверс не рассматривала его так близко, обменявшись за все время не более, чем десятком фраз. Сейчас она видела тонкую щетину на его щеках, редкие морщинки, тон кожи, светлую радужку глаз. На какой-то миг она вообще стала сомневаться, а тот ли это человек, который ей нужен? Будто видела впервые, впервые выстраивала в своей голове его подробный образ. Стив уже не казался той общей картинкой с экрана, где ярким пятном выделялся его костюм.
Глаза бегали по его лицу, щеки надувались от гнева, Кэрол на несколько секунд совсем забыла, что хотела ему сказать. А потом вспомнила - еще раз приложила его спиной о стену, сильнее зажимая. Треск послышался позади Роджерса, мелкая крошка посыпалась им под ноги. Капитан Марвел смотрела на высокого мужчину снизу-вверх, хотя знала, что сильнее его. Да сильнее всех.
- Страна, Роджерс! - слова путались, заученные фразы смешались в непонятное месиво. - Что ты сделал с моей страной! Как ты допустил все это?! Читаури! Боги на Земле! Гидра! Гидра, Роджерс! - она снова прикладывает его затылком. - Ты пустил Гидру в Щ.И.Т.! Ты никого не защитил! - она бы, наверное, могла сломать ему гортань или позвоночник сейчас одним движением. Но никогда Дэнверс не желала смерти никому из героев Земли или космоса, да уж тем более не желала сама становиться их палачом. - Может быть, ты сам работаешь на Гидру? А?! Отвечай мне, Роджерс! Куда ты делся?! Какого черта ты шатаешься здесь?! - все смешалось в ее голове, но давно пора было высказать все эти слова ему в лицо.
В лицо тому, кто когда-то был для нее примером армейской выправки. Примером защиты и преданности.

+1

7

Утро в декабре туманом окутано,
Под ногами белый снег-предатель -
Виден каждый шаг, и холоду лютому
Слишком просто сладить с тобой.
Все трудней дышать пронзительным воздухом,
Все труднее небу слать проклятья,
Все трудней бежать - полжизни ты отдал бы,
Чтоб забыть тот бой за спиной.l

Кэрол врывается в его жизнь внезапно: пьяная, какая-то сломленная, как он сам, изрыгающая проклятья, пытающаяся его задеть и вполне успешно с этим справляясь. Только Стивен поднимается и не проходит мимо, решая ей помочь: возможно, что он еще в силах что-то сделать для нее, раз не может ни для себя, ни для друзей, ни для всего остального мира. Он старается говорить спокойно, даже готов ей помочь и отвести, куда она скажет, но только почему-то в последнее время его помощь лишь мешает, и она уже спихивает его руку с себя. "Предатель" звучит больно - намного больнее, чем ее удар, когда он влетел спиной в стену, что та пошла трещинами. Спина натужно заныла, и наверняка у него будет множество ссадин, но Стивен не обращает на это внимание: душевная боль может в разы перекрывать физическую.
- Кэрол? - он смотрит с непониманием, почти что прохрипев ее имя, когда ее локоть уперся в горло, сдавливая, что стало трудно дышать, что грудная клетка наполняется уже не воздухом, а болью. Но Стивен ее не отталкивает: он смотрит в ее лицо, силясь понять, что же с ней стало? Как она дошла до такой жизни, что ищет спасение в бутылке? И где-то на задворках сознания мелькает крамольная мысль: а нашла она свое спасение? А где искать ему?
Кэрол смотрит на него странно: будто видит впервые в жизни, жадно вглядывается в каждую черту, силясь для себя что-то понять. А еще она злится, сильно злится, что ее глаза буквально сверкают огнями ярости. От нее несет алкоголем, и она явно себя не контролирует, становясь какой-то дикой, не похожей на ту Кэрол, которую Стивен помнил. Впрочем, он тоже явно не похож на Капитана Америку, которого помнила она, которым она его запомнила во время их последней встречи. Она снова прикладывает его спиной об стену, и это уже болезненно, что лицо непроизвольно дернулось, и Стивен лишь крепче сжал челюсти, шумно втягивая ноздрями воздух, чувствуя, как этого самого воздуха не хватает. Его почти что перестало хватать окончательно, когда она заговорила, и каждое слово било по-живому, задевало до боли, до остановки сердца. Стивен еще сильнее сжимает челюсти, что желваки заходили на его лице. Он задыхается от этой правды, которую она кричит ему в лицо: не уберег, не помог, не спас.
Баки. Нэмор. Дуган. Говард. Пегги.
Ему хочется кричать, но крика нет, а его затылок немилосердно здоровается со стенкой, что перед глазами уже пляшут мириады звезд, а что-то липкое и горячее бежит по шее, стекая за ворот рубашки. Она все еще с яростью вжимает его в стену, снова повышает голос и сыпет обвинениями. Только она не знает, что он сам себя уже наказал, что стал своим худшим палачом, что никому другому уже не переплюнуть, что он сам добровольно встает на колени и кладет голову на плаху, малодушно надеясь, что чей-то чужой удар прекратит для него раз и навсегда все мучения. О таком Стивен не говорит никому, не желая, чтобы команда знала, в какую бездну он катится, уже не удерживаясь и не цепляясь. У кого-то должна была оставаться надежда и вера, и Стивен не убивал в них это, но взгляд голубых глаз тускнел день ото дня.
- Допустил. Не защитил, - эти слова он почти хрипит, смотря Кэрол в глаза и не собираясь отрицать очевидное. Стивен чуть подается вперед, откровенно нарываясь, что она сейчас вряд ли поймет и осознает. Может, физическая боль наконец пересилит душевную, и ему на короткое мгновение станет легче? Стивен медленно, с явным трудом, отлипает от стены, превозмогая ее сопротивление и силу, прекрасно зная, как она легко может его поломать и отправить в глубокий нокаут. В какой-то момент становится все равно, и даже такое - уже выход из его ситуации, из этой всей ситуации для всех, когда уже некому будет что-то там делить и у не у кого будет спрашивать. - Капитана Америки... больше нет. Ты это хотела узнать? - и где-то в глубине потухших голубых глаз зияет пустота.

Отредактировано Steven Rogers (2018-02-13 13:57:17)

+1

8

Эпоха, когда для них все было просто, закончилась. С ней же закончилась эпоха чести, преданности, гордости за свое дело и свою страну. Все просыпалось песком сквозь пальцы Кэрол, она уже не знала во что верить и кому доверять. Это как когда вдруг становишься взрослым. Не тогда, когда твои биологические часы отсчитывают восемнадцать ударов, не когда начинают продавать сигареты и презервативы, а когда вдруг этот понятный ранее мир превращается на твоих глазах в кучу дерьма. И то, что раньше казалось истинным злом, сейчас вдруг начинает казаться необходимыми мерами. А истинное добро - цель, достигнутая гнилыми методами.
Герои давно не "супер", злодеи перестали быть таковыми и их зло вдруг субъективно. Кэрол запуталась так отчаянно, что алкоголь теперь казался единственным верным выходом. А больше у нее ничего и не было. А у этого человека перед ней? Хоть что-то вообще у него осталось? Или только ненависть окружающих?
Дэнверс смотрела на него, еще не понимая из-за стучащего в висках алкоголя природу его сведенных в отчаянии бровях, закрытых глазах и той покорности, с которой он терпит ее крики и удары. С какой же легкостью Кэрол могла сейчас избавить мир от гадкого неудачника, величавшего себя героем, который никого не спас. И позволил Америке погрузиться в хаос. Девушка наблюдает как медленно алая струйка крови стекает по его шее - удар оказался слишком сильным. Но ей почти плевать, хоть внутри что-то колется: это все неправильно! Она не одна из тех героев, что участвовали в стычке друг с другом. Она не прет на своего друга, не поднимает кулак на того, кто защищает ее страну с ней плечом к плечу. Это они, гребанные идиоты, устроили грызню, но не она. Она не из них... Не одна из них... Не Мститель.
Не защитил. Признает! Капитан Америка признает свое поражение, признает все, в чем она его подозревала. Слова должны были звучать для Кэрол облегчением - она нашла того, кто был виновен в ее же бедах, в ее потери веры. Но они звучат так, словно заколачивают крышку ее гроба.
- Ты же и есть Америка, Роджерс, - брови ее взлетели вверх, голос задрожал, капитан буквально простонала их в лицо Стива, подавшегося вперед. Дурак, он только бросает ей вызов, думая, что она остановится. - Целые поколения солдат, выросшие в восхищении тобой... На желании быть как ты. И что теперь? - стонет она в полном отчаянии и ощущает уже горячее дыхание Стива на своих щеках. Их разделяют только алкогольные пары. Чем дальше мужчина подается вперед, отстраняясь от стены, тем сильнее локоть давит ему на шею, выбивая дух. Как он еще может говорить?
Капитана Америки... больше нет.
Нет. Нет. Нет. Нет.

Эхо бьется в ее ушах, она падает в глаза Роджерса так, как Алиса падала в кроличью нору. Дна не видно, а только бесконечная глухая пустота, в которой потонул его разум, а сейчас и падала Кэрол. Ее собственное отчаяние столкнулось с его и все стало слишком понятно. Их обоих нет. У них отобрали все, возможно, это сделали они сами. Нет ни Капитана Америки, ни Капитана Марвел, а только мужчина и пьяная женщина, попавшие в западню.
Но верить в это Кэрол просто не могла. Ее собственные страдания душили, поэтому девушка глубоко вдохнула, втягивая вместе с воздухом запах крови, сочившейся из раны Стива.
- Как нет и Америки! - зарычала девушка, давясь собственным хриплым голосом.
Новый рывок - она опрокидывает мужчину на асфальт, шатается, хватаясь за стену, а затем доходит до него и резко почти падает сверху. Ее колени держат его за ребра, одна рука хватает за толстовку на груди, вторая заносится сверху и замирает.
- Все, во что я верила... Все, Капитан! - кричит она и вдруг слезы проступают на ее глазах. Слезы невероятной жгучей ненависти, отчаяния, страха. - Ничего больше нет! - кулак ее дрожит в воздухе какое-то время, Кэрол пытается контролировать свою силу, совладать с ней... А затем опускает кулак на скулу мужчины. Еще раз. Еще раз. Она рассчитывает силу - ни одна кость не сломается, на это еще хватает ее разума. Слезы стекают по щекам, спина дрожит, но рука уверенно падает на ровные скулы. У Стива разбита губа, скула покрылась ссадиной. - Ну же! - вдруг остановилась Дэнверс и закричала на него, что было сил. - Ответь мне! Ты же знаешь, что я могу убить тебя одним гребанным ударом, Капитан! Где ты, надежда нации?! Почему ты всех нас бросил?! Почему ты лежишь и ничего не делаешь?! Ударь меня! - кулак ее поднялся высоко над головой, а затем опустился на асфальт рядом с щекой Роджерса. Мелкое крошево асфальта ударило его в лицо, вмятина на дороге теперь будет затруднять проезд для автомобилей.
Кэрол упала лицом на грудь мужчины, содрогаясь от гнева и слез.
- Ничего нет... Что ты наделал? Где был Капитан Америка? У меня больше ничего не осталось... - стонала она, пока промокала толстовка Стива под ее лицом. Кэрол ударила ладонью по его груди, но совсем не сильно.

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [27.05.2016]: [Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить]