Текущее время: март-апрель 2017 г.
организационные новости:
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
30.07 - Свежие новости!
30.07 - с 30.07 по 5.08 пройдет вечор романсов в честь Уэйда Уилсона!
30.07 - Поздравляем с Днем рождения великого Тони Старка!
23.07 - Свежие новости форума
22.07 - А у нас новый сезон "Вечеров" и на этот раз они с Магнето!
21.06 - Лето, конечно хорошо, но посты писать надо. Поэтому свежие списки на удаление
21.06 - И мы снова с поздравлениями. С днем рождения, Шторм!
18.06 - А мы обновили дизайн и поздравляем нас с 6-месяцами! Читаем новости: форума.
20.05 - Списки на удаление очень хотят быть чистыми!
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон!
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации!!
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые!!
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News!
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения!!
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!
нужные персонажи
лучший пост
"Если взглянуть со стороны на его жизнь, то ее можно поделить на до попадания в другую реально и после. И до, все было так спокойно и размеренно, даже немного уныло. А после просто пошло по наклонной. И несмотря на то что после этого случая, он внезапно приобрел какие-то сверхнавыки, у него не было особо времени разобраться в них. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [28.08.2016]: [Все фейерверки в моей голове]


[28.08.2016]: [Все фейерверки в моей голове]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sa.uploads.ru/Soq2v.gif

http://sd.uploads.ru/4gF71.gif

Дата, время: 28.08.2016, вторая половина дня  Место: Школа для одаренных им. Ксавье, Уэстчестер, Нью-Йорк
Участники:
Elizabeth Braddock, Anna Marie

Описание событий:
Школа на каникулах. Кто-то из детей разъехался по домам, кого-то пед.состав предусмотрительно увез на пару дней на экскурсию в Вашингтон, ведь сегодня сюда на сутки будет доставлен ценный и опасный груз. Не груз - объект. Дэвид Хэллер. Легион. И, как на зло - телепат на месте был только один, поэтому Псайлок пришлось остаться и наблюдать за мутантом, Анна же решила составить ей компанию, побыть второй парой глаз в таком не легком задании, как сдерживание сумасшедшего мутанта. Пусть даже он и находится под медикаментами.

Отредактировано Anna Marie (2018-03-26 18:15:34)

+3

2

Милая и добрая Бэтси, наполненная добродетелью и любовью, куда же ты делась, что с тобой стало? Не этот ли вопрос возникает в разумах тех, кто встречает сейчас на своем пути убийственную Псайлок? Да, она дала зарок – больше никаких смертей, но это не означает, что множественные переломы, извращения над сознанием своих противников также не будут применимы на практике. Какой идиот додумался взять ее в школу одним из преподавателей, вручить в руки этой ниндзя хрупкие детские умы? Пожалуй, имя этого человека останется за кадром истории, пока сама Псайлок будет и дальше ненавидеть этих орущих извергов, они хотя бы иногда приносят пользу.
Элизабет Брэддок стоит возле окна с чашкой горячего кофе, почти обжигающей пальцы, но вряд ли девушка может это заметить, ее взгляд устремлен вперед на надгробие, где значится имя «Джин Грей», как и почему произошла эта несправедливость – вряд ли сейчас кто-то ответит внятно. Внутри себя Псайлок ищет хотя бы крупицу сострадания, но там все под ледяной коркой безразличия, свои эмоции она отдала без остатка тому, кто их растоптал в прах, не удосужившись даже извиниться. Чашка мелко звенит в пальцах, готовая вот-вот разбиться на мелкие осколки. Оказывается нет, не все эмоции подо льдами внутренней Антарктиды. Голос Шельмы раздается в голове, словно смска, кажется, что у них сегодня намечаются гости, слава всем богам, что большая часть иродов, имя которым – дети, разъехались, кто куда. Но жаль, что из тех, кто в состоянии оказать достойный прием осталось только двое. Им пора работать, ничего, всего лишь сутки, она сможет продержаться, сможет выстоять против того, кто совсем скоро пересечет порог этого священного почти для всех дома.
Бетси спускается по основной лестнице тихого дома, где-то там, возле главного входа уже стоит Шельма, что как и всегда, равнодушным взором окидывает владения, вряд ли ей по нутру предстоящее задание, но выхода у них иного нет и вряд ли будет. Все же об этом лично просил Чарльз Ксавьер, а отказывать этому лысому борцу за права мутантов негоже, особенно, когда ты живешь в его доме и постоянно третируешь маленьких учеников за плохо выполненную домашнюю работу.
- Доброе утро, - Бетси равняется с Шельмой, наблюдая за тем, как по гравиевой дорожке, шурша шинами, подъезжает грузовик, в которых обычно перевозят особо опасных преступников, психов и иногда мутантов. В данном случае все в одном флаконе. Псайлок не задумываясь, набрасывает на них с Анной телепатический блок, попутно сканируя присутствующих в машине, человек, что спрятан за тонкими стенками этого катафалка, надежно защищен, так кажется на первый взгляд, но Элизабет достаточно повидала на своем веку, чтобы понять – сильных телепатов мало, что может сдержать по-настоящему. Они падают в свой собственный мир, уходят в астральные планы, и действуют уже оттуда, даже если их тело остается в состоянии стагнации.
- Девушки, принимайте, - двое мужиков из лечебницы открывают двери грузовика, выводя оттуда молодого человека с почти отсутствующим взглядом, он выглядит совершенно отключенным от реальности.
- Сколько вы в него вкатили?
- Достаточно, чтобы он продержался до завтра. Его переводят в другое место…
- Не надо, мы и так все знаем, - Шельма и Бетси проводят охранников в дом, но дальше они запрещают идти. Сами справятся, Псайлок подхватывает мужчину, ее руки не касаются его, тело Дэвида Хеллера плывет по воздуху, поддерживаемое телекинезом, они вместе с Анной Мари спускаются на нижний этаж, в помещение, соседствующее с Опасной Комнатой. Два дня назад Чарльз Ксавьер лично оборудовал это место с максимальным соблюдением безопасности для окружающих, но в первую очередь, для его сына.
Анна Мари открывает дверь клетки, а Псайлок заводит туда Дэвида, которого укладывает на удобную кушетку.
- Я так понимаю, что уютный вечер с вином, попкорном и «Сексом в большом городе» у нас явно отменяется, да? – Бетси невесело хмыкает, запирая импровизированную камеру, отходит на пару метров, становясь рядом с подругой. – Нет, можно, конечно принести все сюда, но я даже не знаю. Хотя нет, все же, пожалуй, вино нам не помешает. Мне во всяком случае. Ты как, одна справишься пока что? – Псайлок с улыбкой посмотрела на Шельму, они вместе не первый год, и обе отличаются весьма сложными характерами. Стали отличаться. Раньше Бетси была куда добродушнее, но говорить об этом у нее нет никакого желания. Сеанс психотерапии слишком дорогая штука, чтобы тратить на нее свое время.

+2

3

Подобная тишина была непривычна для Школы. Коридорам этого старинного фамильного гнезда Профессора так не хватало топота детских ног многочисленных учеников, несущихся куда-то по своим делам. С урока, на урок, на тренировку, на обед, играющих друг с другом, убегающих от своих проблем. Не важно, этот дом на столько пропитался атмосферой дружелюбности, что сейчас, когда многие разъехались по домам на летние каникулы, а кого-то забрали на экскурсию, Шельме даже не хватало этого шума, суеты, присущей простым учебным будням. Это они, старший состав, первая команда, они решают дела, порой носящие характер мирового значения. Они спасают этот мир. Они учат детей и подростков быть такими же: сильными, смелыми, правильными. С последним Шельма регулярно спорила, может быть в корне-то все ее действия и были относительно правильными, но пути, которыми она следовала в своей жизни порой шли вразрез с учениями Чарльза. В ее голове добро было с такими же кулаками, как и зло. И, судя по всему, в головах процентов девяноста из числа тех, кто присутствовал в Школе, понятия были примерно такими же.
Но подобная тишина в коридорах все равно заставляла и шаги делать мягче, и идти медленнее, оборачиваться каждый раз на любой шорох, на любое дуновение ветерка, проходящегося по тяжелым пыльным шторам. На улице стояла такая чудная и родная сердцу южанки жара, что даже самые заядлые ненавистники сквозняков в такую пору открывали окна настежь, впуская в старинный особняк свежесть и легкость конца августа.
Но не сегодня. Не сегодня им наслаждаться последними днями лета, не сегодня им можно будет в обед вытянуть ноги на шезлонге у бассейна, нацепить на нос темные очки и, с нескрываемым удовольствием, очистить голову от всего, что в ней сидело ежесекундно. Бросить все проблемы, бросить все напряжение, оставить вместе с командной формой валяться на покрывале на кровати в комнате. Сегодня никакого бассейна, никакого солнца, отражающегося от поверхности воды, сегодня - очередное задание, отличающееся особой сложностью в виду того, что этого человека боялись все. Возможно, он и сам себя боялся, Анна-Мари не хотела это знать, она была бы вообще на седьмом небе от счастья, если бы Дэвида к ним не привозили. Особенно, учитывая тот факт, что и Чарльза на месте не было. Что ж, зато в доме остались два добровольца, местами, правда, в принудительном порядке, но, тем не менее, одна сможет сдержать ментально, другая - физически, чем не идеальный дуэт?
- Да уж, добрее не придумать, - хмыкнула южанка, оборачиваясь на Псайлок и кивком головы указывая на въезжающую на территорию Школы машину с охраной и их будущий объект для охраны, - Наши проблемы только начинаются, крошка.
Она старалась не накручивать ситуацию заранее, но от характера не уйти, мозг уже продумывал самые страшные варианты развития событий, стараясь придумать заранее и варианты выхода из этих ситуаций. Выходило так себе, она скорее делала ставки на силу Элизабет, телепатия, все эти мозголомные штуки, это все было по ее части. А лезть в голову Легиона с помощью своих собственных сил Анна не хотела. Ни за что.
Она молча наблюдала за охраной, которая заводила почти отключенного от реальности Дэвида в дом. Препараты? Хорошо бы, чтобы они действительно продержали его сутки. Казалось бы, сутки - это совсем не много в рамках жизни, но не сводить глаз с этого психа целые сутки? Испытание, которое девушкам предстоит пройти. В данном случае за себя южанка не переживала, сможет ли выдержать эти сутки без сна и отдыха Псайлок?
Шельма открыла двери импровизированной клетки, позволяя Псайлок "внести" тело Легиона в помещение. Что ж, их миссия официально началась. Шельма поправила перчатки и сцепила руки на груди, так же невесело отзываясь усмешкой на слова подруги:
- Телевизор мы сюда не перенесем, поэтому можем вспомнить старые серии. Неси, я никуда не денусь, теперь наш пост тут, - кивнула она, провожая Бетти взглядом и возвращаясь к наблюдению. Дэвид, на удивление спокойный, совершенно потерянный, запертый не то в своем уме, не то в эффекте от медикаментов, лежал на кушетке, сцепив руки на груди и, не моргая, глядел в потолок. Хотелось спросить, как он себя чувствует, но заводить разговор с тем, кто может силой мысли перетереть в фарш всю реальность, которую знала Анна, была откровенно хреновой идеей. В отличии от идеи подтащить ближе к решеткам пару стульев для себя и Псайлок. Которая, к слову, вернулась довольно быстро. Маленький камушек упал с души южанки в этот момент. Все-таки ей было проще сталкиваться с теми видами монстров, которые она могла понять. Ей было проще смотреть в глаза Крида, налитые яростью животного, смотреть на его смертоносные когти, слышать его нечеловеческий рык, но не наблюдать за молодым, даже симпатичным мужчиной, который лежал в их маленькой импровизированной тюрьме.
- Ты уже? - Спросила Анна, указывая на стул, предназначавшийся Бетти, - Ты... ощущаешь что-нибудь? Он действительно в отключке? Просто, посмотри на него, - она понизила тембр голоса, обращаясь к телепатке почти шепотом, - будто он просто обиделся и лежит дуется, как мышь на крупу. Слишком спокойно все. Ладно, - она махнула рукой, отгоняя ненужные мысли, - За что пьешь? За новый сезон сериала или за успех нашего мероприятия?

+2

4

Вечер однозначно перестает быть томным, особенно, когда у тебя вместо отличного вечера с кино посиделки с телепатом психопатом. Бетси недовольна, она лезет за бутылкой в холодильник, и, подумав еще, достает вторую. Шельме все равно на алкоголь, а вот ей было бы неплохо немного себя развлечь,  хотя подобное может грозить провалом миссии, но когда это кого-то волновало? Ах, да, их. Всегда. Псайлок кидает в микроволновку пакетик попкорна, распаковывает следующую, ссыпая первую в большую миску. Ей бы сейчас на кровати лежать, да книжку читать, а не вот этим всем заниматься. Она подхватывает бутылки, а миска с попкорном следует перед ней, Псайлок спускается на нижний уровень, не встречая на своем пути никого, Шельма на месте, почти скучающе смотрит на Легиона, который по-прежнему в недвижимом состоянии, но отчего-то это кажется обманчивым ощущением, будто что-то не так, что-то не то происходит в этом мире. Бетси не отстает от этого липкого и вязкого ощущения, будто кто-то пытается перекроить реальность, в которой они сейчас находятся.
- Ну, попкорн я попыталась не сжечь, надеюсь, что у меня это вышло, - Псай опускается на стул, вытягивая длинные ноги в коротких шорта, и силой мысли выталкивает пробку из бутылки вина, бокалы она, конечно, не взяла, поэтому приходится пить прямо из горла. – Если хочешь, можешь взять вторую. Вообще, у меня есть некоторое подозрение, что все не так просто. Поэтому сейчас я пью за то, чтобы, во-первых, этот мудак не очнулся раньше положенного срока, а то боюсь, что тебе придется его убивать, во-вторых за новый сезон «Игры Престолов», а, в-третьих за то, чтобы одна английская сволочь с сексуальным французским акцентом больше никогда не появился в моей жизни, - Псай невесело ухмыляется, прикладываясь губами к горлышку, поднимая бутылку белого полусладкого, и делая три глотка – каждый на тост. Девушка чуть морщится от резкого вкуса алкоголя, протирает губы тыльной стороной ладони,  закидывает в рот пригоршню попкорна, и поворачивается к Шельме.
- Прошло только пять минут, а мне уже хочется отсюда уйти. Слишком неприятно, напоминает время, когда я сталкивалась с Шэдоукингом, он знатно мои мозги проездил. Вообще, если посмотреть, кто только не пытался мои мозги сварить, запудрить и вынуть. Особенно запудрить, - Элизабет взмахивает волосами, словно отгоняя непрошеные мысли, эти свежие раны от предательства больно отдаются в ней. Ради человека она была готова на многое, да, что уж там, на все, в том числе – на убийство брата, а все вышло вот так. Бетси поднимается со своего места, с тихим стуком поставив бутылку на пол, и направляется к клетке, засовывая большие пальцы в карманы шорт. Ее взгляд буквально буравит практически безжизненное тело, Бетси хочется залезть к нему в голову, посмотреть, что там происходит, но она опасается, что невольно ступит не на ту дорожку, потеряется на его же территории, опасно иметь дело с телепатом, сошедшим с ума. Псайлок проталкивает воздух через ноздри, шумно выдыхая. Брэддок скользит взглядом по помещению, замечая про себя, что Шельма не отзывается, и мгновенная догадка добирается до сознания – этого не может быть, сукин сын.
Девушка подлетает к подруге, обхватывает ее лицо ладонями, всматриваясь в глаза, но понимает, что видит в них лишь пустоту. Дэвид не мог так легко прорвать ее ментальный блок, этого не могло быть.
- Анна, давай, очнись, не поддавайся ему, пожалуйста! – Рычит брюнетка, слегка похлопывая сотоварку по щекам, но уже поздно. – Бл…Черт! – Исправляет саму себя Псайлок, перекладывая подругу на пол, подкладывая ей под голову халат, сложенный в несколько раз. Дрожащими пальцами Бетси расправляет волосы Анны, а сама устраивается рядом, скрещивая ноги в позе лотоса, делая несколько глубоких вдохов-выдохов, и постепенно погружаясь в транс. Ей было необходимо добраться до Шельмы, минуя сознание Хеллера, который обязательно захочет захватить и ее.

…темный лес, наполненный странными звуками, скорее интригующими, чем пугающими. В темных зарослях густого кустарника слышится стрекот, небо застлано мягкими ватными облаками, скрывающими за собой тусклую луну. Это все похоже на странный сюрреализм, потому что в следующее мгновение, будто из ниоткуда, появляются темно-красные, пурпурные, салатовые цветы, выглядящие здесь совсем не к месту. Бетси прислушивается, вокруг ее головы пульсируют, порхают крылья бабочки, постепенно гаснут, словно втягиваясь в Псайлок. Она медленно идет по протоптанной чужими ногами и лапами дорожке, а возле руки уже дрожит розовым светом клинок, освещая путь.
- Шельма! – Кричит Бетси, не сдерживая себя, черт возьми, Анна, где ты?

+1

5

Она проводила взглядом пробку, вылетевшую из бутылки и легонько качнула головой, не отвечая вслух Бетти, но жестом отказываясь от предложенного вина. Конечно, по языку скользнуло сожаление, легкое и еле-еле уколовшее разум, что вот она - оборотная сторона того, что она получила с этими силами. Кажется, именно это называлось равновесием? Где-то что-то находят, где-то что-то теряют. Нашла она довольно много, по сути, сбылась старая и самая заветная мечта, она перестала бояться подходить к людям на столько близко, что они могли ее коснуться, но вот такие мелочи, как вино или изысканное блюдо теперь могли порадовать лишь ее вкусовые рецепторы, вино не пьянило, еда не давала чувства насыщения. Она словно стала призраком из знаменитого фильма про пиратов. Оставалось только существовать.
Пока Бетти говорила, Шельма перевела взгляд обратно на Дэвида, склоняя голову набок к плечу и щуря зеленые глаза. В какой момент голос Псайлок начала пропадать, в какой момент она вообще замолчала, южанка не заметила, да и говорила ли она что-нибудь, отвечала на вопрос или говорила тосты? Шельма не знала...
... Под поясницей что-то хрустнуло, заставляя женщину наморщить нос и открыть глаза. Она уснула? Потеряла сознание? Она провалилась. Падала, летела, парила. Упала.
Над ухом что-то звенело. Мелодичный хрустальный перелив привлек внимание женщины сильнее, чем деревянный хруст под спиной, веточке или корешку, на что она там приземлилась, было уже не важно, но фарфоровые колокольчики на изумрудных ножках, раскачивающиеся под ритмичные легкие дуновения то и дело возникающего и пропадающего ветерка, они заинтересовали женщину сильнее. Анна повернула голову, зачарованно глядя на такое чудо света и медленно поднимаясь в положение сидя. Руками оправила голубую атласную юбку, стыдливо прикрывающую голые коленки. На левой красовалась ссадина с прилипшей травинкой. Женщина покачала головой, с шипением снимая сор с ранки:
- Растяпа, - протянула она, по-детски дуя на коленку, чтобы остудить боль.
- Растяпа, - незнакомый мягкий голосок вновь заставил фарфоровые колокольчики качнуться и зазвенеть. Ветерок сбил каштановые локоны, заставляя женщину поймать разлетающиеся волосы и заложить их за уши.
- Кто здесь? - Спросила она, поднимаясь на ноги и отряхивая ладошки о юбку, - Кто это говорит?
- А разве обязательно кто-то должен говорить? - Прошелестел голосок, мурлыкнув в конце. Мягко, ласкового, игриво. Женщина обернулась вокруг своей оси, голубой атлас взметнулся вверх, скользя по веточкам незнакомых ей кустов, что тянули свои скрюченные пальцы и пытались испортить ее наряд.
- Ну я же с кем-то говорю! - Улыбнулась она, всматриваясь в ветви дерева напротив. Листья стрекотали, будто маленькие кузнечики, бились друг от друга, привлекая взгляд девушки.
- Со мной, - в воздухе повисла улыбка. Просто улыбка, полумесяц акульих зубок, она раскачивалась из стороны в сторону несколько секунд, дразнясь и привлекая внимание. Лишь пару мгновений спустя на девушку уставились два зеленых глаза с вертикальными зрачками. Они щурились, заглядывая друг другу в душу, словно сталкивая зелень и рассыпая ее крошками в этом лесу, в этих деревьях, в этих фантастических цветах, что окружали босые пятки южанки.
- Ты - кот? - Она подошла ближе, кладя ладошку на шершавый ствол дерева.
- Конечно, кот, - улыбка перевернулась, глаза моргнули, призывая к себе на помощь нос, уши, четыре полосатые лапы и раскачивающийся хвост. На ветке перед Анной возник пушистый кот. Он перевернулся со спины на пузико, подпер лапкой мордочку, совсем по-человечьи, и вторую лапку свесил с ветки, протягивая ее девушке, - Чеширский. Чеширский Кот, Алиса, а ты совсем про меня забыла.
В голове эхом отбилось имя. Алиса? Ее звали не Алиса. Ее знали как Анну. Анну-Марию. Не Алису.
- Я не Алиса, - она протянула руку, тонкими пальцами обхватывая мягкую полосатую лапку Кота и несколько раз пожимая ее в знак приветствия, - Я - Анна.
- Разве это имеет значение, Алиса? - Полосатая лапка выскользнула из руки девушки, исчезая в воздухе вместе с самим Котом, но через мгновение он возник у правого плеча своей "Алисы", зубасто улыбаясь и подталкивая хвостом в спину южанку, торопя ее, задавая направление, - Нас ждут. Не стой так долго, или все случится без тебя.
- Что случится?
- Все случится. Все, Алиса. 

Она шла довольно долго, раздвигая кусты руками, пугая крошечных цветных бабочек, заставляя их взлетать в воздух и кружить над головами Алисы и Кота. Чешир то исчезал, то появлялся, витал в воздухе, хвостом отгонял бабочек от своих ушей. Тихо мурлыкал какой-то мотивчик. Порой задевал щеки девушки своими ушами и вел-вел-вел вперед, пока лес не закончился, открывая перед парочкой огромный луг с высокой травой и одиноко-стоящим деревом по середине. Все дерево было увешано ленточками, развивающимися на ветру, манящими, пугающими, заворажвающими и отталкивающими.
- Куда мы идем? - В голосе Алисы звучали нотки испуга.
- Мы? Вперед, конечно же. Страна Чудес давно тебя ждала, но так устала. Столько лент, столько лет, многие забыли - зачем ждали, но не забыли, что надо ждать. Иди смелее.
Босые ноги смяли высокую траву, руки машинально прошлись по лепесткам белоснежных ромашек, качающих головами и поворачивающимся к небесного цвета платью, провожаю девушку взглядами. А Алиса все шла вперед, шла и верила Коту, боялась и шла, ведь Страна Чудес ждала столько лент, она не могла их подвести, в душе горел огонек, говорящий о том, что таков ее долг, она много лет училась защищать. Училась защищаться. Только от кого защищаться, кого защищать - было не понятно, ускользало, утекало сквозь пальцы, оставалось на лепестках ромашек, не волновало, не беспокоило, не тревожило. Тревожили беды, которые скрывались за краем этого поля. Тревожило то, что хвост кота прошелся по ее щеке и растворился в воздухе.
- Кот?
Тишина была ответом.
- Чешир?
Он не отвечал.
- Все вы коты одинаковые, - усмехнулась Алиса, - Чуть про опасность заговорили и все, поминай, как звали. Трусишка.
Под деревом лежали цветные лоскутки, оборванные чьими-то когтями с ветвей огромного старого дуба. Алиса наклонилась, подняла один, ярко-зеленого цвета, зажала в ладошке, не понимая, почему не получалось его положить на место. Этот лоскуток был здесь чужеродный. И ткань другая, и на ветвях не было этого цвета.
Она обошла дуб кругом несколько раз, тщетно пытаясь посчитать ленточки, но сбиваясь на первой сотне раз за разом. В конце концов, подмяв под коленки свое платье, она уселась на землю, прислоняясь к стволу затылком и прикрывая глаза, продолжая теребить в пальцах зеленый лоскуток. Не сходилось что-то. Тревожило наплывами. Отпускало через пару секунд, раз за разом, как-то только тряпочка проскальзывала между пальчиками. То нахлынет, то отпустит.

Отредактировано Anna Marie (2018-02-21 21:18:12)

+1

6

Она с детства не раз перечитывала эту книжку, практически до дыр, знала каждый момент, а уж после фильма Бертона, так и вовсе, долгое время не могла выбросить из головы сюжет этого странного произведения. И вот сейчас Элизабет Брэддок вышагивает по темному лесу, сжимая и разжимая кулаки, в попытках достучаться до Шельмы, которая ходит неизвестно где. Бетси периодически улавливает отголоски того, что называется астральной проекцией ее подруги, но она слишком далеко начала уходить в свой разум, будто бежит от кого-то.
- Главное, милая, чтобы ты не бежала к кому-то навстречу, - бормочет себе под нос Псайлок, раздвигая очередные кусты, и буквально вываливаясь на широкую проезжую часть, хмуро глядя себе под ноги. Даже в астральной проекции, в чужом разуме, она предпочитает быть в боевом облачении, это дает возможность защитить себя, позволяет чувствовать в безопасности. Бетси поднимает голову, перед ней стоит двое мужчин, больше напоминающих детей-переростков, но с явно пробивающимися усиками, на них странные подтяжки и майки в горизонтальную полоску, они невыносимо толстые, и по лицу можно было бы сказать, что явно страдают синдромом Дауна. Этих двое Бетси тоже знала, и жутко в детстве не любила. Она вообще больше всего во всей этой истории любит Шляпника, вот только его нет нигде, как и чертовой Алисы-Анны.
- Ты кто такая?
- Ты что тут делаешь?
- А тебя звали?
- Нет, ее вряд ли звали.
- Прежде, чем идти дальше, ты должна поздороваться.
- Вот так, с нами,
- Труляля протягивает ладони к Бетси, но та не церемонится, она с нежной, почти ласковой улыбкой, поднимает призрачную катану, которая в считаные мгновения оказывается прижатой к бесформенной шее его брата. Элизабет крепко держит коротышко, несмотря на то, что он значительно превышает ее по размерам.
- Привет, Дэвид. Как твои дела? – Она шипит ему на ухо, смотрит в глаза своему противник, чувствует, как под руками бьется сердце, Хэллер не ожидал того, что его вскроют так быстро. Он здесь повсюду и нигде. Он льется водой в ручье, звучит ветром в листве, он – это цветок возле дороги, он пыль на дороге, Дэвид занимает собой все пространством. Но Бетси знает, что если она хочет достать его, то надо найти слабую точку, надо понять, чего он хочет в данный момент. Это просто желание поиграть, будто имеешь дело с недоразвитым мальчишкой в теле взрослого, или это изощренная игра гения, сошедшего с ума, желающего покорить тех, кто рядом с ним?
- А ты уже успела найти меня, Элизабет? Ты умнее, чем я предполагал, - голос Траляля забавно сочетается с внешним видом, короткие ручонки с толстыми пальцами скрещиваются, а глаза-пуговки рассматривают брюнетку с внимательностью патологоанатома, получившего в свои руки весьма редкий экземпляр, особенно извращенное убийство.
- Где она, Дэвид? Отпусти Шельму, она тебе ни к чему.
- Как это ни к чему? Оглянись вокруг, Элизабет, этот мир был создан ею, я всего лишь добавил пару штрихов, все остальное – это творение мисс Анны-Марии, она единственная владелица пера и красок, - этот Траляля доводит Бетси до состояния глухого бешенства, Псай проводит катаной по горлу Труляля, это не имеет никакого значения в реальном мире, но капля удовольствия вспышкой света проливается на девушку, когда она отпускает тело, рухнувшее к ее ногам.
- Если я не найду ее через десять минут, то клянусь – живым ты не останешься, - Бетси смотрит в упор на второе видение, что расплывается в гнетущей улыбке, и покачивая яйцеобразной головой, выдает:
- Ты найдешь ее там, где ветер дует снизу-вверх, где нет начала, но есть конец. И, конечно, где ты можешь встретить то, что никогда не теряла, - этот ублюдок подмигивает ей, исчезает в тени, будто его никогда здесь и не было. Бетси не раздумывает, она мчится по дорожкам, через кусты перемахивает одним разом.
- Шельма! – Ее крик разгоняет стаю птиц, больше похожих на галок, что с диким гиканьем и воплем, разлетаются в разные стороны, поднимая столпы пыли с земли, усеянной разнообразными цветами. Бетси замирает на месте, тяжело дыша, она не устала, она боится, что опоздала, что эта девушка не слышит ее. Странный наряд – голубая юбка, хвостики, какого черта, Анна?
- Стой! Анна-Мари, стой, чтоб тебя! – Бетси пытается добраться до подруги, бежит через это дурацкое поле, сбоку виднеется огромный обеденный стол. Но кажется, что сколько бы Псайлок ни пыталась – она не сможет добраться до цели. И Шельма ее не слышит. Рядом появляется улыбающаяся морда кота, который хитро щурит яркие глаза, и издевательски улыбается.
- Она не слышит тебя. Она не позовет тебя. А ты потеряешь ее, - Брэддок останавливается, глухо рычит, в упор глядя на подругу, которая с закрытыми глазами лежит под деревом. И Элизабет выдыхает, у нее нет другого выдоха.
- Шельма, ты нужна мне. Ты нужна всем нам, пожалуйста. Мы не сможем без тебя, милая. Я не смогу без тебя, пожалуйста, помоги мне, услышь меня, - Брэддок произносит это, падая на колени, упираясь ладонями в пыльную землю. Тут нет цветов, они все там, за забором, где Красная Королева решает – жить им или умереть в разуме Анны Мари, где нет правил, кроме одного – никаких правил. Где мир сходит с ума, пока они пытаются быть нормальными. У Бетс не осталось никого, кроме Шельмы, даже если та этого не понимает, и не знает об этом.
- Ты единственная, кто знает, как мне хреново сейчас, Анна. И я должна тебя вытащить, даже если мне придется убивать, - Бетси медленно поднимается с земли, словно на ее спину давит огромный груз, внезапно поднявшийся ветер доносит ароматы чая с бергамотом, звуки бьющегося фарфора. А в руках у Псайлок мелькает розовая катана, и расстояние между ней и Шельмой резко сокращается, позволяя брюнетке буквально рухнуть в ноги у Анны-Мари, рассматривая небо в клеточку.

+1

7

Неужели она задремала? Да, так и было, полуденное солнце разморило девушку, напекло голову, не смотря на раскидистые ветви дуба. Должно быть, она просто устала слушать чьи-то рассказы, или нотации, или размышления, или просто кто-то долго на что-то жаловался, как все складывается не так, как хотелось бы, как все идет не теми тропинками, которые планировались. Наверняка, это потому что сестра долго жаловалась на свои занятия и читала книжки без картинок. Как же так можно было? Ведь вся их жизнь - сплошная картинка, а там не догадались вложить ни одной, даже самой маленькой, ну что это за книжка такая. Глупая. Дурацкая.
Прямо, как вся ее жизнь. Сначала обложка и название притянут взгляд, а внутри - тоска зеленая, все предсказуемо со второй главы и Алиса скорее начнет злиться и закрывать эту книжку раз за разом, погружаясь в топь из негодования и обиды, чем дочитает спокойно до конца. Ни одной картинки. Скучные, предсказуемые, глупые книжки для глупых взрослых, которые не переживают, а только складывают информацию на полочках в голове. Между банок из-под апельсинового варенья. Между засохших розочек, выпадающих из книжек. Между воспоминаниях о теплых объятиях холодными вечерами, когда жизнь за окном перестает волновать, а хочется только, чтобы стало теплее пальчикам, а от них тепло пойдет дальше и дальше...
Глупые взрослые. Трясутся от страха, когда нужно быть смелее. Стоят робко на месте и не решаются сделать лишний шаг вперед, чтобы их не сочли за глупцов. А они и так глупцы, смелости им не хватает. Ей же хватило смелости дойти до этого дуба? А им - нет, не хватает, за это и наказывают их книжками без картинок с длинными тонкими строчками, чтобы стало им совсем-совсем скучно и тоскливо.
Полуденное солнышко с нежностью укутывало плечи Алисы, будто старым мягким пледом, теплая земля дарила те ароматы, которые приносит ветер с юга. Когда там, в разгар лета, сесть у дерева, упереться голыми пятками в сухую траву, прислониться спиной к стволу, закрыть свои зеленые глаза и подставить щеки ветерку, до тех пор, пока тетя не испортит момент единения с природой и не скажет, что надо заниматься чем-то полезным, а не брать пример со сбежавшего отца. Глупая взрослая тетя. Она перестала с возрастом понимать, что такими моментами надо наслаждаться, а не стараться держать себя в руках, потому что так советуют длинные узкие строчки в их книжках. Без картинок.
Она мягко улыбнулась в дреме, слыша, как льется из чайника теплый ароматный чай, обязательно с бергамотом, и к нему бы еще джема, и все это - в тонкую чашечку с ажурным лепесточком на ручке. Иначе будет не по правилам, иначе мизинчик, если его отвести в сторону, будет выглядеть не элегантно. Она улавливала нотки чаепития, наверное, уже пора просыпаться, солнышко ее разморило здесь, а речка куда-то исчезла, не приносила больше свежего ветерочка. Или то было озеро?..
Девушка слышит еще и другой голос, не тот, которым говорил с ней Кот. Но голос явно взрослый, очень печальный, очень слабый, очень грустный. Алиса открыла глаза, застывая на месте и не понимаю, как правильно ей сейчас поступить: помочь той женщине, подхватить ее руками или отпрыгнуть в сторону? Она падала, ей плохо было, может быть даже солнечный удар! Но она говорила такие страшные вещи про убийства, звала кого-то, обращалась к какой-то Анне. Алиса решительно вытянула вперед руки, подкладывая их под спину и шею женщины, и подтягивая ту поближе, укладывая голову незнакомки себе на бедро.
- Вы потерялись? - Спросила девушка, рассматривая во все глаза и трогая пальчиками крутые локоны незнакомки. Такие забавные, ярко-рыжие, завивающиеся колечками, словно у немецких кукол с фарфоровыми личиками. О, как же она мечтала о той, в зеленом платьице, с витрины. Но она была такая... Такая, что ее не продавали и в руки не давали, даже трогать запрещали почему-то. Только волосы у нее были не рыжие, у куклы, а каштановые. Да и кудряшек таких не было, так волна. Да и к чему она вообще ее вспомнила? - Хотя и довольно не прилично будить человека днем под деревом, но мне отчего-то кажется, что я видела вас где-то, - не улыбаться, мама всегда учила, что с незнакомцами надо быть учтивой, но не улыбаться в полный рот. Или все-таки это говорила тетя? - У вас из кармана выпало, думаю, что все-таки прежде, чем пить чай сегодня, вам нужно будет ее вымыть хорошенько, - она дотянулась рукой до чайной ложечки и протянула ее обратно женщине, - Шляпник.
С ветви над головой Алисы свесился полосатый хвост и Кот, мурлыкнув, к хвосту свесил переднюю лапку. Вероятно, полуденная жара и его вводила в дрему.
- А не пора ли нам выпить чаю? - Зевнул Чешир, - Я слышал, что Королева отправила уже за Шляпником пару "пятерок" или "четверок", у нее появились какие-то безумные идеи для головных уборов для отдельных голов. Уж не знаю, что она имела в виду, - протянул Кот и спрыгнул с ветки, растворяясь в воздухе и возникая у плеча Алисы, - Но кажется мне, что пока голова на плечах, не плохо было бы заварить того черного чая с бергамотом. Иначе, как пить чай, когда его нечем будет пить?
Улыбка растворилась последней, а Алиса все еще пальчиками перебирала кудряшки Шляпника.
- Прошу прощения, но позвольте и мне выпить с вами чашечку чая? Я бы хотела повидаться потом с Королевой и спросить, что она думает по поводу вот этих всех ленточек? - Алиса аккуратно встала на ноги, оправляя юбку и протягивая Шляпнику клочок зеленой ткани, который так и не выпустила из рук.

+1

8

Есть страна, которую не отыскать на Земле, говорят чтобы выжить там, нужно быть безумным как Шляпник, это собственно я и есть.


Просыпаться тяжело, веки словно налиты свинцом, а во рту сухо. Элизабет медленно открывает глаза, не чувствуя себя в безопасности, чьи-то ловкие пальцы касаются ее волос и лица. Странное ощущение, в голове будто все перемешалось, она вроде бы и Бетси, а вроде бы и нет. Девушка смотрит снизу вверх на очаровательное личико юной особы, зависнувшей над ней, и хмурится от непонимания. Что же, черт возьми, происходит?.. Рука не нащупывает привычной катаны, зато скользит по шелку новеньких брюк, движения чуть скованны странного вида пиджаком с лацканами, фалды мешаются под поясницей. Яркие зеленые глаза с любопытством осматривают блондинку перед собой, а затем в них вспыхивает огонек безумия:
- Разве может потеряться тот, кто еще не смог себя найти? – Ее голос непривычно высокий, будто в него добавили серебряных колокольчиков. Шляпница – теперь ее так зовут, растягивает размалеванный алой помадой губы в снисходительной улыбке, и не спешит подняться с колен юной собеседницы. Тонкие пальчики ловко перехватывают ложку. – О, а вот она точно потерялась, и смотри-ка, нашлась. Целую вечность преследую ее по городам и весям, а она была в кармане. Вот эта ложечка нашла свое предназначение в этом мире, она для чая. А чай для меня, вот только никак не могу вспомнить, для кого или чего я тут существую? – косматые рыжие брови хмурятся, но тут же переходят в состояние удивления. – Кажется, я и впрямь заснула. Не бойся, Алиса. Али-са, - пробует имя на вкус, что сладкой патокой, вязко скользит в горло, и после шипит на небе. Какое странное и незнакомое имя, кажется, она знает другое, что больше подходит этой девушке. Шляпник полусадится на траву, вытягивая ноги, с изумлением оглядывая свои разноцветные носки, трогает шелковый платок на шее, завязанный в изящный бант, и спохватывается.
- Шляпа! Где моя шляпа?! Кто-нибудь видел мою шляпу? – Она взирает на пушистого кота, свисающего с ветвей ближайшего дерева, грозит ему кулаком, полыхая возмущением. – Ты, маленький мозгодрык, зацикленный на собственном эго, это ты ее взял!
- Помилуй, Шляпник. Ее забрала у тебя королева, которая, как я и сказал, уже послала за тобой свою стражу, - кот мурлычет, исчезая вновь. А женщина переводит взгляд на Алису, тяжело вздыхая, и перебирая в руках полоску зеленой ткани. Отдалено в сознание всплывают неясные кадры, будто из прошлой жизни, и на мгновение, Шляпник вспоминает, что перед ним Анна. – Шельма! – Одно восклицание, которое теряется в потоках сознания, уносится мыслями о чае.
- Да-да-да, чай необходимо выпить, пока есть чем пить. Знаешь ли, - чуть ли не кряхтя, Элизабет в один прыжок поднимается с земли, отряхивая свой костюм от травы и пыли, - это крайне неудобно, когда твоя голова отделена от тела. Доставляет столько проблем – никакие шарфики не спасут. Пойдем, милая, - Шляпник берет Алису под локоток, и они выходя из-под сени дерева на полянку, как через портал шагнули.
Большой стол, занимающий почти всю поляну, заполнен яркими пирожными, чашечками разных размеров, блюдцами, с надколотыми боками, пузатыми чайниками, из которых идет пар. Шляпник уверено проходит к месту во главе стола, усаживает Алису подле себя, и почти приказным тоном говорит Мартовскому Зайцу:
- Что за манеры, Заяц, Соня! Налейте нашей гостье чаю! Немедленно! – Ее ладонь стучит по столу, чашки подпрыгивают, звеня возмущенно, но тут же перестают. Шляпник подпирает кулачком подбородок, любуясь Алисой. – Как и что ты? Почему и зачем? Кто и когда? – Она серьезна, но в уголках глаз собраны лучики от улыбки. Над столом парит Чешир, раздражая шляпника, у которого нет шляпы.
- Ой-ой, - пищит Соня, носясь между стульями с чайником, что переполнен чаем, и чуть не расплескивает его вокруг себя, подливая в маленькую чашечку для Алисы, - начальник тут нашелся. Вот ваш чай, юная леди. Ой-ой.
- Где твоя шляпа, Шляпник? – Тягуче тянет Заяц, ерзая на своем стуле с высокой спинкой, и норовя то и дело положить локоть на Соню, усевшуюся рядом. Они во все глаза смотрят на Алису, ожидая чудо историй.
- Там же, где и время – всегда где-то, - с улыбкой отвечает Шляпник, делая глоточек чая из расколотой наполовину чашки. Это время безумно, месяц сходит с ума, вокруг все в круговерти, и неизвестно, что будет дальше.
А дальше трубят рога, Соня пищит, как не в себе, прячась в чайничек, и отказываясь быть большой, Мартовский заяц улепетывает, словно за ним идут волки по пятам, а Чешир, махнув пушистым хвостом растворяется в воздухе.
- Кажется,  это за нами. Ты делала что-нибудь противозаконное в последнее время? Хотя везде свои уставы и законы, никогда не знаешь, когда нарушишь следующий, - она улыбается, но взгляд серьезный. – Алиса, беги. Так быстро, как только можешь. Тебе нельзя здесь оставаться, быстрее же. Пожалуйста, - и снова проблески сознания, Бетси хватает Шельму за запястье, крепко сжимая, до синяков.

Просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех пор я всё время то такая, то сякая – словом, какая-то не такая.

- Шляпник! Королева требует тебя ко двору! Ты обвиняешься в незаконном ношении слишком красивых шляп, нам приказано тебя арестовать! – Стража возвышается, надвигается одной стеной, а в кармане у Шляпника лишь ложечка, что крепко сжимает ладонь.
- Разве это преступление быть не таким, как все? – Изумленно выдает девушка, приподнимая брови, закрывая собой Алису, и разводя руками в сторону. Ложка все еще в кармане, она опасно жжет бок через ткань брюк, но Бетси не реагирует, она постепенно вязнет в том, что происходит. И Легион постепенно завоевывает территории, сводя с ума.

+1

9

- Эй! - Алиса возмущенно смотрит на Шляпника, надувая пухлые губы и резко складывая руки на груди, - Не вежливо вообще-то называть кого-то "шельмой" вот просто так! Не вежливо и грубо.
Она фыркнула, демонстративно отворачивая носик в сторону. Неужели она заслужила такое прозвище только потому, что посмела разбудить задремавшего Шляпника? Или даже за то, что помогла ей найти пропажу, выпавшую из ее же кармана? Искать по городам и весям маленькую ложечку и вот уже на нее наругались. Взрослые такие непоследовательные порой в своих суждениях, и все их наставления своим детям, что варенье нельзя есть до обеда и что читать под одеялом вредно для здоровья, они же сами нарушают, а потом еще и делают, что захотят. И обзываются, и в сторону котов тоже.
А Кот был очень вежливый, с котами у девушки были отличные отношения, ее любимая кошка сейчас наверное очень скучала, потеряв свою хозяйку, ведь они вместе сидели под тем... Деревом?
Алиса повернула голову в сторону Шляпника, внимательно прищурив глаза и на мгновение сводя брови к переносице. На мгновение ей стало вовсе не обидно, будто ее называли так ни раз и не два, будто это было уже даже что-то родное, что-то забавляющее и что-то воодушевляющее своим сугубо отрицательным смыслом. И дерева никакого не было, и кошки тоже, она вообще в жизни никогда не заводила животных.
Алиса моргнула, поворачивая голову в сторону Чешира и совершенно забывая, о чем же она думала полсекунды назад. Широкая мурлыкающая улыбка и серебристые полосочки забавляли девушку, а шуточная чайная перепалка только разжигала желания отведать бергамотового чая, пока головы еще на плечах, как сказал Шляпник. Но события разворачивались так быстро, что вот она уже поднялась на ноги и отряхивала свое платье от сухого мусора, который прицепился к подолу и делал ее в этот момент такой неряшкой, что мама точно бы наругалась на нее, если бы увидела. Но, на счастье Алисы, мама ее сейчас не видела, хотя, что-то подсказывало юной путешественнице, что мама ее и не искала сейчас. Наверняка же пила чай с тетушками в тени деревьев или в беседке около дома.
- Благодарю, - вежливо отзывается девушка, усаживаясь на стул с шатающейся ножкой и аккуратными движениями расправляя складочки платья. Она старалась показать всю свою благовоспитанность и умение вести себя за чайным столом, но не сдержала смеха и во все глаза рассматривала, как Мартовский Заяц  озирается по сторонам, явно не довольный тем, что его отвлекли, или просто пытаясь понять, зачем он. И пока ворчливая Соня разливала чай по разномастным чашечкам, Шляпник задала этот вопрос и самой Алисе, во все свои огромные зеленые глаза смотря на юную барышню.
- Я - это я, я здесь и сейчас, я потому что и я... - Она запнулась, задумываясь над бессмысленностью вопросов и ответов, - Я не знаю, зачем я здесь и где я здесь, я даже не помню, как попала сюда, - Алиса пожала плечами, поднимая розовую чашечку с витиеватой ручкой и поднося к губам, остужая поверхность напитка и разгоняя легкий дымок от горячего чая, - Я помню, что я сидела и наблюдала за... За... - девушка задумалась. Хотелось сказать, что она наблюдала за облаками и сестрой, которая читала книжку, сказать, что она играла с кошкой, а потом увидела Зайца, но это все была неправдая неправда, а взрослые говорили, что лгать - это не хорошо, что лгут только преступники. Ведь перед глазами не было воспоминаний о сестре или Зайце, должны были бы быть, но, чем больше она пыталась их вспомнить, тем больше видела совершенно другое: человека со спокойным лицом, который лежал на кровати и смотрел в потолок. - Чудеса, - Протянула Алиса, отпивая чая и отворачиваясь в сторону ворчащих друг на друга Соню и Мартовского Зайца. Мышке не нравилось, что зайчик складывал на нее свои лапки.
Затрубили рога, заставили всех повернуться, а Соня так испугалась, что вовсе спряталась в чайничек, трусишка. Всего лишь звук, чем он ее так мог напугать?
- О, нет-нет, - Алиса отставила чашку и затрясла головой, - Я не нарушаю законов, даже руки всегда мою перед едой!
Но в следующий момент она пугается, дергается, словно пораженная молнией среди ясного дня. Она с изумлением смотрит на то, как Шляпник схватила ее за руку, готовая в ужасе отдернуть руку, чтобы не сделать никому больно, ведь ей нельзя, совершенно нельзя трогать никого вокруг... Почему-то. Но она поднимает глаза на Шляпника, хотела уже было испугаться, но храбро покачала головой:
- Нет, нет-нет, я никуда не побегу. Ведь я не знаю, куда бежать!
Стража ворвалась быстро и подбежала к столу, семеня крошечными, коротенькими ножками. Они все были плоские и одинаковые, шумные и грубые, и они были игральными картами. Алиса наклонила голову на бок, рассматривая их во все глаза и пытаясь сообразить, как же они здесь и почему они так? И за что они и почему они? Словом, все те вопросы, которые задавал ей Шляпник, они так и норовили соскользнуть с языка и врезаться в эту... колоду?
Становилось страшно. Стража нацелила на двух девушек свои копья, грозно наступая и сжимая их в кольцо. Алиса машинально потерла ладонь и ладонь, пытаясь поправить невидимые перчатки, но потом с удивлением обнаружила, что на руках ничего нет. В голове пронеслась мысль, что это не правильно и быть так не должно, но как должно быть здесь вообще не было. Здесь карты ругались на Шляпника, а Заяц наливал ей чай.
- Руки вверх! - Скомандовала карта, легонько ткнув копьем девушку под лопатку.
- Ай! - Дернулась Алиса, резко оборачиваясь и натыкаясь на совершенно абсолютно некультурно выставленное оружие, кончиком острой пики смотрящее ей прямо в лицо, - Так нельзя, мы же не убегаем! - Фыркнула она, пытаясь отмахнуться от копья, но древко треснуло и щепки посыпались на пол. Удивленная Пятерка Треф отступила на шаг, дрожь прошла волной по всей поверхности картонки с нарисованной мордочкой.
- Это... Нападение! - Взвизгнула Пятерка, роняя остатки своего оружия. Карты насупились, обступая девушек, смыкая свои ряды.
- А что с тобой может сделать Королева? Посадить в тюрьму? - Спросила Алиса, поворачиваясь к Шляпнику, - Может быть мы сможем ее отговорить это делать? Если вежливо попросить...?

+1

10

Шляпник видит на лице Алисы искренний испуг, то, как она отдергивает свою маленькую ладошку с такими тонкими, изящными пальчиками настоящей пианистки. Вот только эти пальчики смертельно опасно, они об этом знают обе, смотрят друг на друга неотрывным взглядом, будто бы сейчас должно открыться что-то очень важное, что-то чрезвычайно важное, настолько, что даже Чешир, повисший за их спинами на мгновение замер. Все вокруг подергивается пурпурной дымкой, сквозь которую до сознания Шляпницы доносится чей-то очень противный смешок, он мужской, не женский, это совершенно точно. Но голос Алисы выдергивает рыжеволосую девушку из своего же сознания, возвращая к охране, что направляет на них свои копья. Шляпница хмурится, наблюдая за тем, как девочка рядом с ней, едва дотронувшись до древка, повергает его в прах. Тут явно что-то не так.
- Вот мои руки, смотрите, все в порядке! Не троньте ребенка, вы, глупые и бесполезные карты, хуже вас только четверки. Ну, еще тройки, хотя, если подумать, то у двоек и вовсе участь незавидная, - Шляпница держит руки поднятыми над головой, задумчиво возводит глаза к лазурному небу, по которому проплывают совсем уж игрушечные облака, больше напоминающие пухлых пушистых собачек. Сотни пушистых собачек скачут по небу, задорно тявкая – как противно. Рыжая кривит губы в улыбке, что не свойственна совсем Шляпнику, а чайная ложечка жжет бедро в кармане брюк; девушка оборачивается к Алисе, чуть склоняясь к ее хорошенькому личику, и поддевает указательным пальцем седую прядь волос:
- Алиса, милая Алиса. То сверху вниз на тебя любуюсь, то наоборот. Держись крепче, милая. Порой даже вежливая просьба не срабатывает, исключительно грубая сила. Закроешь глазки, постоишь рядом? А потом мы с тобой прокатимся шляпным экспрессом, - Шляпница подмигивает Шельме, в глазах которой постепенно проступает понимание. Еще немного и сама Элизабет сбросит с себя эти оковы, ну, а пока… Ее руки медленно опускаются вниз, а карты угрожающе приобретают более объемные формы, постепенно превращаясь в натурального вида бугаев, с татуировками в виде карточных мастей, в их руках копья, они нагло ухмыляются, произнося всего одну единственную фразу:
- Он уже заждался.
В ладонь Бетси мягко ложится та самая простая ложечка, которую она извлекает на божий свет, заводя Алису за свою спину, старательно прикрывая своим телом.
- Господа, я буду вынуждена оказать вам отпор, имейте это в виду! – Она угрожающе потрясает в воздухе ложечкой, что зажата в хрупких пальцах, и получает в ответ лишь насмешливые лица этих ублюдков. Детская сказка говорите? Ну-ну.
- Попробуй, Шляпница! – Копья вверх, Бетси взгляд вниз. Глубокий вдох, медленный выдох – ладони покрыты пурпурным сияющим светом, ярко-рыжие волосы переходят в глубокий темный цвет с фиолетовым оттенком, а губы расходятся в сладкой улыбке.
- А я не Шляпница.
Две псионических катаны с потрясающей легкостью разрезают такую сочную и податливую плоть первой Пятерки, совершенно лишая разума, заставляя поверить, что она всего лишь жалкий червяк, выползший после дождя. С правой стороны, где стоит Алиса, летит копье, с левой стороны летит второй, но разве можно идти против той, что находится на своей территории, да еще и с оружием?.. Обе Пятерки отлетают в стороны, словно их разрывают на куски. Остается еще две.
- Алиса, мой прекрасный друг! – Элизабет надеется, что для Шельмы она все еще в образе Шляпницы, что сражается против этих странных созданий всего лишь одной ложечкой. – Не могла бы ты кое-что сделать для меня? Коснись вот этого…мистера своей ладошкой, - Бетси предварительно выбивает из рук-палочек копье, ломая древко пополам, и с улыбкой возвращается к своей первой жертве, толкая в грудь пяткой. Пятерка отшатывается, но не падает, крутя свое копье, и начиная атаку. Краем глаза Шляпница видит, как Алиса легонько тронула карту, и та, с диким визгом осела на пол, а после и вовсе вырубилась. Отлично.
- Спи, - ладонь Бетси касается лба бугая, и тот сразу же отрубается, не в силах сопротивляться такому напору.
- Алиса, ты в порядке? – Шляпница поворачивается к Шельме, заглядывая в голубые глаза, и хмурясь. Но вымученная улыбка на выбеленном лице вскоре появляется. – Знаешь, что? У меня есть идея! Пей это, - она протягивает бутылек с надписью «Выпей меня», - когда доберемся до места, съешь вот это, - шоколадный батончик оказывается во второй руке, сама же Бетси проводит рукой по воздуху, извлекая из него роскошный цилиндр с очаровательной зеленой ленточкой, и подмигивая Алисе, опускает ее на траву, выемкой для головы наверх.
- Прошу Вас, мисс! Нас ждет незабываемое путешествие в сторону королевского двора! И нам даже не нужна будет Белая Королева, мы справимся сами, обещаю, мой друг! – Шляпница устраивает Алису на полях шляпы, подхватывает аккуратно на руки, а затем… Бетси представляет себе мысленно место, где она бы хотела быть, человека, рядом с которым бы хотела оказаться, и в следующее мгновение они оказываются с Алисой посреди огромнейшего парка, в котором стоит крепкий аромат распускающихся белых роз, еще не тронутых рукой Красной Королевы.
- Забавно, не правда ли? – Шляпница и Алиса резко оборачиваются, не понимая, откуда исходит звук. Из-под живой арки, обвитой плющом, выходит высокий мужчина, на нем красный костюм-тройка, а на плечах королевская мантия. Он улыбается, почти приветливо, вертит между пальцев срезанный бутон розы, подносит его к носу, вдыхая сладкий аромат. – Они все кричат про королеву, тогда как правит всем король. Вы добрались. Я впечатлен… Алиса. Ты упорнее, чем я думал. Но вряд ли это надолго. А вот ты, Шляпница, - его тон насмешлив, мужчина выбрасывает цветок в сторону, засовывает руки в карманы и медленно направляется к девушкам, застывшим, как изваянием, - ты удивила меня еще больше. Такая сила, такая мощь в хрупком теле, без обид, Алиса. А так легко ломаешься. Смотри, как забавно. Ее любовь ее делает сильнее, а твоя любовь тебя сломала. Ничего, дорогая, вместе мы справимся. С твоим падением.

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [28.08.2016]: [Все фейерверки в моей голове]