Текущее время: март-апрель 2017 г.
организационные новости:
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
20.08 - Еженедельные новости как всегда по понедельникам.
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
30.07 - Свежие новости!
30.07 - с 30.07 по 5.08 пройдет вечор романсов в честь Уэйда Уилсона!
30.07 - Поздравляем с Днем рождения великого Тони Старка!
23.07 - Свежие новости форума
22.07 - А у нас новый сезон "Вечеров" и на этот раз они с Магнето!
21.06 - Лето, конечно хорошо, но посты писать надо. Поэтому свежие списки на удаление
21.06 - И мы снова с поздравлениями. С днем рождения, Шторм!
18.06 - А мы обновили дизайн и поздравляем нас с 6-месяцами! Читаем новости: форума.
20.05 - Списки на удаление очень хотят быть чистыми!
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон!
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации!!
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые!!
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News!
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения!!
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!
нужные персонажи
лучший пост
" Маленькие глупцы. Апокалипсис уже построил планы на будущее, следующая четверка его всадников будет отвечать не только всем современным передовым технологиям, но он вплетет в искусственное сознание полный, тотальный контроль, абсолютное подчинение. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [02.05.2014]: [Я слева!]


[02.05.2014]: [Я слева!]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://d.zaix.ru/63MS.gif

Дата, время: 02.05.2014, раннее утро   Место: Вашингтон
Участники:
Sam Wilson & Steven Rogers

Описание событий:
После стольких лет, проведенных в коме, Стивену тяжело дается привыкание к новому миру. Отгородившись ото всех, он сделал упор на восстановлении сил и познании мира, и именно тогда в его жизни объявляется новый человек, что в последствии станет хорошим другом и верным товарищем.

+1

2

Любой город, даже самый маленький и неприметный, по-своему очарователен в утреннее время. Особенно тогда, когда солнце лениво выползает из-за горизонта, вначале превращая чернильную темноту в причудливую градацию фиолетового. А после краски изменяются на теплые – оранжевые и желтые, чтобы после медленно раствориться в голубом небе, стоит только светилу показаться во всей своей красе. За этим природным процессом приятно наблюдать, хоть и кажется, что это избито. Тысячи и тысячи лет, солнце выходит из-за горизонта, чтобы осветить часть планеты, а вместе с тем для людей начать новый день. Сколько картин было посвящено этому естественному природному процессу. И все-таки есть в этом что-то завораживающее. И очаровательное. Если и не колдовство, то хотя бы немного магии присутствовало. Иначе, как объяснить, что любой город приобретает особую очаровательность в это время суток.
Сэм любил Вашингтон в такое время. Больше, чем днем или, скажем, ночью. И утром свежо, в отличии от прогретого солнце дня, когда частицы пыли и грязи поднимаются в воздух, и становится трудно дышать. Утром и хорошо совершать пробежки. Включить не самую быструю и агрессивную музыку на своем плеере, и просто не думать ни о чем. Где-то даже получать эстетическое удовольствие от архитектурных городских красот, коих здесь было много. Никаких тебе пробок, никаких тебе суетящихся людей, спешащих на работу. Столица все еще дремлет, погруженная в царственное безмолвие.
На самом деле, будущий Сокол начал бегать по утрам совершенно недавно. Буквально несколько недель назад. Решил вспомнить то, до командировочное время. Сэм выпивает кофе, надевает одежду для пробежки, кроссовки и отправляется в путь. Он успел выработать себе маршрут, занимающий примерно по времени полтора часа. Этого за глаза хватает. Привычка вставать рано дает о себе знать.  Около шести утра он уже не спит. Сказывается жесткий распорядок дня. А еще разница  во времени. Где-то далеко, на другом  конце земного шара, по ту сторону Атлантики уже давным-давно день.
В пробежках Сэм забывает едва ли не обо все на свете. Тяжкие мысли, как и воспоминания не беспокоят его. Следы от ПТСР все еще имеют место быть. В мелочах, каких-то совершенно мелких деталях. Слишком уж мало утекло воды. А приспосабливаться к жизни как-то нужно. Хоть и трудно переключить тумблер в голове  с режима военный, вечно готовый к боевой обстановке на  мирный, гражданский. Не ждать, что в любой момент его поднимут по тревоге. Или что вот-вот нужно будет начать очередную воздушно-спасательную операцию. На самом  деле даже будучи уверенным в том, что все под контролем и ничего не может случиться экстраординарного, происходит все в точности да наоборот. Вмешиваются силы, которым никак нельзя себя противопоставить. И жизнь человеческая обесценивается полностью.
Сэм бежит по тротуару не спеша, с одной стороны получая удовольствие от самого процесса, а с другой стороны сейчас ему совершенно некуда торопиться. Тут и там бывший пилот ВВС США сталкивается с сонными, похожими на взъерошенных воробьев, прохожими. Еще достаточно редкими. Вполне себе вариант встретит того же, кто не спит в столь раннее время. Кто знает?

+1

3

В самолете зияет огромная дыра, сквозь которую улетает все, что не прикреплено тросами или не привинчено болтами. Шум сводит с ума, но закрыть уши не получится, надо хотя бы попытаться удержать самолет в воздухе. Посадить его вряд ли получится, посадка будет жесткой. Стив уже успел попрощаться с Пегги. Несколько долгих секунд он смотрел на ее фотографию, с которой ему улыбалась темноволосая девушка. Они могли бы быть вместе, у них могло бы быть будущее, если бы не глупое геройство Роджерса. Но с другой стороны, если не он, то кто? Лучше пусть все будет именно так, а не иначе. Пегги смирится, рано или поздно.
Самолет застрясся, правое крыло коснулось земли, его тело пронзила боль, а потом сознание погрузилось в бесконечную тьму.
***
Стив резко открыл глаза, сев на кровати. Пот градом катился с лица. Одна капля медленно сползала по виску, раздражая. Небрежным движением, мужчина стер ее, а ладонь вытер о простынь. Снова этот сон. Момент крушения, его последние минуты, прошлое продолжало преследовать его даже после стольких лет.
Жизнь вокруг изменилась, как и он сам. Его нашли в ледниках, каким-то непостижимым образом вернули к жизни и теперь Стиву приходилось приспосабливаться. Ретро было уже не в моде, как и джаз. Вокруг лишь вечно куда-то спешащие люди с хмурыми лицами, яркие неоновые щиты с бесконечной рекламой нижнего белья. Именно так встретил его Нью-Йорк. Но здесь, в Вашингтоне, жизнь текла более размеренно, более спокойно, что позволяло хоть немного передохнуть. Остановиться, оглядеться, сделать пару заметок в блокноте и снова двинуться вперед, познавая новый, незнакомый мир.
Электронные часы на тумбочке около кровати показывали без пяти шесть. За окном все еще было темно. Солнце только только начинало подниматься за горизонтом, едва окрашивая небо из синего в фиолетовые оттенки. Дальше лежать в кровати не имело смысла, все равно ему больше не уснуть.
Улица встретила его прохладой и тишиной. Даже не смотря на то, что это была пятница, будний день, прохожих почти не было. Все еще мирно спали в своих кроватях, в ожидании, когда противный писк будильника заставит их подняться на работу.
Сделав небольшую разминку, состоящую из приседаний, наклонов и поднятии ног, Стив побежал. Сначала медленно, оглядываясь по сторонам в поисках хорошего места для круговой пробежки, а потом, когда искомое место было найдено, ускорив темп. Он погрузился в свои мысли, напрочь забыв и о времени, и об усталости. ноги несли его вперед, словно мужчина пытался убежать от проблем, убежать от всего мира, туда, где сможет побыть один, где наверняка сможет найти ответы на все вопросы, что бесконечно мучили его сознание.
Впереди замаячила чья-то спина. Еще один любитель утренних пробежек? насколько успел заметить Стив, американцы не очень то любили заниматься спортом. Обычно их с постели в такую рань не поднимешь, значит этот парень явно за ЗОЖ. Не сбавляя темп, он начал его догонять, а после со словами "Я слева" и вовсе перегнал, убежав далеко вперед.
Небо понемногу окрашивалось все в более светлые тона, людей на улице становилось все больше. Вашингтон просыпался. Стив и не заметил, как впереди вновь показалась знакомая спина. Ухмыльнувшись, он ускорил темп и вновь обогнал бегуна с неизменным "Я слева", даже не обернувшись на его комментарий. Погода в это утро была прекрасная и несмотря на то, что Роджерс пробежал уже порядка пятнадцати, а то и больше, километров, усталости не было, мышцы не болели, а ноги, словно заведенные, продолжали нести его вперед. Когда он увидел бегуна в третий раз, на лице Стива расплылась еще более широкая улыбка. Это уже было похоже на какую-то шутку, именно поэтому мужчина таки немного сбавил темп, но лишь для того, чтобы неспеша обогнать соперника и немного поглумиться над его медлительностью. Пусть это и было не слишком красиво, Пегги бы на это сказала, что у мальчишек в генах заложено меряться достоинством, но иногда лишь ребячество и помогает держаться на плаву и не потонуть в океане огорчений, внутренней боли и жестокости этого мира.

+1

4

На самом деле, Сэм не особо любил бегать с кем-то в паре по утрам. Точнее, просто не привык. Обычно, если бежишь с кем-то, то вероятен риск, что напарник окажется любителем поболтать, наплевав даже на тот факт, что при разговоре сбивается дыхание. И либо разговариваешь, после совсем переходя на шаг, либо бежишь, но после все равно переходишь на шаг, чтобы не потерять своего незадачливого партнера по бегу. Либо случается и такое, что кто-то бежит быстрее, кто-то медленнее, и трудно подстроиться под чужой темп. Так что бег в соло это не так страшно, как кажется. Особенно, если бег не праздное увлечение, от раза к разу, дабы  успокоить свою совесть по поводу съеденного лишнего пончика. Но привычка, накрепко въевшаяся в подсознание.
Он, кажется, пробежал уже километра три в спокойном темпе, не ощущая никаких проблем с дыханием. Сказывалась военная подготовка. Настроение у Сэма было просто отличное. Уже заметно рассвело, и как-то прохожих на улицах заметно прибавилось. И тех, кто совершает пробежки по утрам. Особенно, их много в парке. И один из них просто не мог привлечь внимание к собственной персоне. Пролетел, словно метеор мимо Уилсона. Будто за ним неслась целая свора огромных монстров. Или земля трескается и падает вниз огромными пластами, и если не ускориться, то можно просто рухнуть вниз в кипящую магму. Но это всего лишь домыслы самого Сэма. Действительно, куда можно с такой скоростью бежать? И что за показушное это было: «я слева»?  Несколько секунд и широкая спина, облаченная в серую футболку, скрылась из поля зрения, оставив Сэма в недоумение. Кто это вообще был? Олимпийский чемпион по бегу? Это первое  логичное, что пришло ему в голову. Ведь даже лица этого бегуна не заметил, так быстро он бежал.
Сэм выбежал на набережную в том же спокойном темпе, в каком и бежал до этого. От воды шла приятная прохлада. Становилось все жарче, так как солнце все сильнее и сильнее начало пригревать. Он честно не ожидал такого подвоха. И снова тот самый бегун в серой футболке. Пронесся, словно Тунгусский метеорит над Сибирью. И снова эта дразнилка, отдающая каким-то детским садом. «Я слева!». Смотрите, как я быстро бегаю.
- Ага. Ты слева. Ясно, - пока еще флегматично отвечает Уилсон на подобную поддевку.
И в этот раз Сэм не совсем успевает его разглядеть. Хотя предположения все-таки были. А не  Капитан ли Америка это часом? Свежеразмороженный и вытащенный совсем недавно изо льдов Арктики. Чем черт не шутит? Кто еще может так быстро бежать?
Уилсону вновь кажется или он, в действительности, слышит это по-мальчишески задорное: «я слева!». Нет, не кажется, и снова его обгоняет тот самый бегун. Предположительно Стив Роджерс.
- Не смей! Не смей! Даже не думай! – Сэм кричит ему вслед, поддаваясь на провокацию, даже пытается ускориться, чтобы хоть как-то его догнать. Но тщетно. При таком темпе, Уилсон быстро сдает. Тот, кажется, бежит со скоростью товарняка. Или даже быстрее?
Бывший пилот ВВС США опускается на землю возле одного из деревьев, тяжело дыша. Дыхание все-таки сбилось. Сейчас ему точно нужны новые легкие.

+1

5

Все это выглядит со стороны, как детская игра. Стив сам от себя такого не ожидал, но, когда в спину летит "Не смей, даже не думай!", в груди как будто открывается второе дыхание. Может быть поэтому ему хотелось бежать еще быстрее, словно невидимые крылья ветра подхватили юного мальчишку где-то в глубине души Роджерса, заставляя ноги передвигаться сами собой.
Совершив очередной круг и не обнаружив своего оппонента по бегу на линии, Стив сначала решил, что обидел парня, заставив того сойти с дистанции и уйти домой, понуро опустив голову. Отчасти он ошибся, отчасти нет, ибо мужчина действительно сошел с дистанции, но обнаружился чуть поодаль, сидящим возле дерева. Его грудь вздымалась быстро и часто. Кажется тот никак не мог успокоить сбившееся дыхание, что только позабавило Стива.
- Может вызвать врача? - он усмехнулся. Понятное дело, что никому доктор сейчас не нужен, но Роджерс просто не мог не подколоть нового знакомого. Они обменялись еще парочкой взаимных подколов, после которых мужчина собирался уходить. В конце концов пробежка это хорошо, новые знакомства тоже, но он до сих пор не привык быть в центре внимания, как и к окружающей обстановке. Все казалось таким странным, не родным. Интернет, из которого можно узнать любую интересующую информацию, помогает наверстать упущенное, сотовые телефоны, которые многие жители Нью-Йорка, Вашингтона и других городов просто не выпускают из рук, словно это единственная соломинка, связывающая их с реальным миром. А может внутри, подсознательно, им страшно убрать свою игрушку подальше и, наконец, заняться тем, чем раньше люди занимались с превеликим удовольствием - личным общением, глаза в глаза и все такое.
Но что-то Стива все же остановило. Может быть манеры, в конце концов негоже вот так после знакомства сразу сматываться. Он протянул ладонь новому знакомому, помогая тому подняться и с интересом рассматривая чернокожего мужчину.
- Стив Роджерс.
Стоило бы еще добавить "Капитан арктических льдов и белых медведей", именно такой подкол он услышал от Тони Старка, когда впервые познакомился с этим человеком. Тони явно был любителем шуточек и не упускал возможности подколоть любого, а уж капитан Роджерс был его любимым предметом для приколов.
- Ты ведь тоже служил? По форме видно, - мужчина указал ладонью на физические данные нового знакомого. - Какая часть?
Обычные, ничего не значащие вопросы, с которых обычно и начинается общение. Впрочем это никогда не было сильной стороной Роджерса. Раньше даже Баки указывал ему на то, что Стиву не мешало бы почаще общаться с девчонками, да практиковать мастерство общения. Но в то время у молодого парня была в голове лишь война. Желание надеть каску, взять в руки оружие и стать героем, настоящим героем, которого так не хватает этому миру. И он им стал, как и хотел. Путь до звания Капитана Америки был тернист и труден, но Стив привык думать, что вполне удачно со всем этим справился и справляется до сих пор. Но несмотря на прошедшие годы, его цели так и не изменились. Уничтожение Гидры все еще являлось первостепенной задачей и ему требовались сильные и смелые ребята, готовые последовать вместе с ним по дороге справедливости. Был ли его новый знакомый одним из них, предстояло еще узнать.

+1

6

Встречи с необычными людьми всегда происходят  ярко и феерично. Такие люди, будто ломают собой  ткань мироздания, стоит им появиться в какой-то определенной области географического пространства. Вряд ли Сэм, собираясь на очередную утреннюю пробежку, мог предположить, что встретится с самим Капитаном Америка. Героем, о котором слышали, кажется, все. Символ американского государства, олицетворение добра и справедливости, да много еще каких эпитетов возлагали на этого героя, родившегося в первой четверти двадцатого века. В честь него создали музей, где можно было бы узнать о жизни Стивена Роджерса до и после того, как из него сделали суперсолдата. Сэм был в нем, когда еще учился в школе. Даже не в самой благополучной школе совсем неблагополучного района Нью-Йорка иногда учителя вывозили своих подопечных на культурно-развлекательные мероприятия, где-то в глубине души надеясь, что из них не вырастет ни очередной распространитель наркотиков, ни шаблонный гангста-рэпер. И теперь эту ключевую фигуру в американской истории вытащили изо льдов, разморозили, и выглядел Стивен просто отлично. Особенно, если знать, сколько ему на самом деле лет. Под сотню где-то. Уилсон сейчас бы не вспомнил с точностью до года, да это и не имело особого значения сейчас. Тяжело было осознавать, что в беге он проиграл ветерану Второй Мировой войны. Когда она там была? Вот-вот. Но одно утешало – в Стиве находилась сыворотка, таинственная субстанция, состав которой никто так и не узнал. Официально, по крайней мере. Льды нисколько не повлияли на какие-то физические показатели, в этом Сэм уже убедился, потому что бегал кэп быстро. Очень быстро.
- Хах, - признался бывший пилот ВВС США, по-прежнему пытаясь отдышаться. Надо же как тело быстро отвыкает от высоких физических нагрузок. Если бы не утренние пробежки, неизвестно, что было бы вообще с ним. Наверное, отдышка возникала бы уже от простого поднятия  даже на второй этаж? – Старик, мне сейчас точно нужны новые легкие. Знаешь, старым, кажется, пришел конец.
Сэм решил перевести это все в шутку. Каждый ли день он встречается вот внезапно с кем-то из Мстителей? Да еще в такой непринужденной обстановке.
- Ты сейчас пробежал двадцать километров за тридцать минут, - продолжил Сэм, все еще находясь на земле, не вставая. Дыхание постепенно выравнивалось, отчего и говорить стало заметно легче. Он протянул руку, показывая, что нуждается в некоторой помощи. – Да, тебя ни с кем не перепутаешь.
Сэм Уилсон. Он никогда не любил официальности, всех этих полных да еще и двойных имен. Ничего не случится, если он назовется просто Сэмом. С некоторыми люди всегда просто в общении, даже если их знаешь всего ничего. Можно подумать, что перед ним стоял не суперсолдат, а обычный парень, каких много в Вашингтоне.
- Да, служил, - кивнул в знак согласия. – 58-ая воздушно-спасательная, но сейчас я работаю с ветеранами. Жутковато вернуться домой после стольких лет заморозки, а? Скучаешь по тому времени?
Со стороны это казалось праздным любопытством, но Сэм так не считал. Ему действительно было интересно. Когда еще представится возможность просто пообщаться с символом нации?

Отредактировано Sam Wilson (2018-04-17 20:02:10)

+1

7

Сыворотка доктора Эрскина стёрла все воспоминания о том, каким Стивен Роджерс был болезненным и слабым ребёнком, тонкие ручки и ножки изо дня в день становились причиной насмешек сверстников, а частые пропуски уроков из-за болезни - причинами его дурных оценок и нелюбви преподавателей. Поэтому Стивен никогда не был склонен к хвастовству и выпячиванию своих высоких физических показателей, он никогда не вступал ни с кем в армреслинг ещё будучи на фронте, избегал равных тренировок, дабы не смущать всех своим суперсолдатским жимом, но сейчас, сегодня, оказавшись по левую руку от этого парня, он просто не смог удержать этого порыва, за что позже, возможно, будет корить себя. Зато, это оказалось неплохой причиной для знакомства, которое Роджерсу удавалось всегда из рук вон плохо. Капитан протянул запасному руку, как будто бы сглаживая тем самым свою выходку, потянул на себя без видимых усилий и помог тому подняться. Мужчина был чуть ниже Стивена и широк в плечах. На глаз, Стивену не удалось угадать его возраст, казалось, он был молод (но и Стив на первый взгляд был молод), но в его взгляде читалось, что повидал он уже не мало, да и держался он совсем не как юнец.
  -  Да, не важно стартанул. - опять не удержался Стивен, а потом добавил.   -  Ты пробежал примерно столько же, но чуть медленнее. - он пожал плечами: если бы сыворотки суперсолдата в нём не было, то он не пробежал бы и километра, зайдясь кашлем ещё на низком старте, так что Сэм заслуживал большего уважения, чем Стив.
  -  Жутковато. - согласился коротко Кэп и помолчал: у него никогда не было какой-то конкретной ассоциации к своему возвращению, но когда Сэм произнёс это вслух, Стивен вдруг понял, что действительно, самым подходящим определением его чувств было — жутковато.
  -  Но я привыкну. К тому же, всё не так плохо. Еда стала гораздо лучше, - раньше всё кипятили или парили - нет некоторых болезней и способы лечения стали куда.. прогрессивнее, средства передвижения, интернет - отличная штука, помогает мне наверстать упущенное. - Стивен улыбнулся немного грустно: в этом времени было множество замечательных вещей, но не было гораздо более важного - тех, замечательных людей, которых он помнил, и которых ему чертовски не хватало каждый новый день.
  -  Я упустил довольно много. - неожиданно для себя и для Сэма, пробормотал Кэп - он имел ввиду, конечно не тот список, который вёл, внося туда важные для истории вещи, о которых ему нужно будет почитать и посмотреть документальные фильмы, а нечто другое, важное лично для него. Но Уилсон, конечно знать этого не мог, поэтому с улыбкой порекомендовал ему саундтрек, который Роджерс тут же записал. Стивен потоптался на месте, не решаясь уйти, и не зная причины, по которой ему можно было бы остаться.
  -   Работаешь с ветеранами, значит? А как сам, как долго служил?  - нашёлся Капитан, чуть склонив голову - эта тема была ему близка, о ней он точно мог поддержать разговор, возможно, дать даже парочку советов. В юном детстве, Роджерс часто посещал со своей матерью собрания ветеранов, вернувшихся с первой мировой войны — его отец погиб, и Стивен не знал точно как: задохнулся газом, или был застрелен, а может быть, проткнут в ближнем бою, но они с матерью регулярно приходили на собрания ветеранов, Сара приносила им лекарства, свежую выпечку, и специальные мази, многие из них были безнадёжно травмированы, и Стивен навсегда заполнил этот запах отчаяния, пронизывающий зал, где они собирались.

Отредактировано Steven Rogers (2018-05-23 16:52:25)

+2

8

И это называется неважно стартанул? Сэм, конечно, слышал про все достоинства Капитана Америка, но смутно представлял себе все его возможности. Вживую действительно очень впечатляет. Если вспомнить всех тех ребят, с кем довелось служить Сэму, то вряд ли бы нашелся тот, кто преодолел бы точно такое же расстояние за каких-то тридцать минут. Были, действительно были, кто бегал быстрее всех, но не столь быстро, как капитан. Стоило бы опустить по этому поводу пару шуточек, в стиле: «а не хочешь ли тогда вернуться на штрафной круг?». Но Уилсон промолчал. Ибо нужный момент был утрачен. А шутка, сказанная запоздало, выглядит не так остроумно, как хотелось бы.
- Ну да, тебе есть с чем сравнить, - кивнул Сэм, представив, что представив себя на месте Стива. Вот так заснуть с сороковых годах, а проснуться в уже не то, что новом столетии, а в новом тысячелетии, где все абсолютно другое. Многое чего изменилось, что-то в лучшую сторону, например, общество стало толерантным, по сравнению с теми же  тридцатыми-сороковыми годами, когда людей с темной кожей и за людей-то не считали. Как впрочем, и весь женский пол. Общество научилось быть терпимее к недостаткам других. Научный прогресс шагнул далеко вперед. Из далекого детства Сэм мог  бы легко вытащить на свет воспоминания о большом по размерам телевизоре с очень маленьким экраном по центру, да еще и полностью черно-белым. Настоящая роскошь для того времени! А сейчас на любой вкус и цвет. Какой хочешь. Все, чтобы удовлетворить даже самый привередливый потребительский запрос. Но это и несло собой обратный отрицательный эффект. Общество деградировало, потихоньку, незаметно, с каждым новым поколением подменяя человеческие ценности какими-то нестоящими пустышками. Все ради того, чтобы урвать себе лишний кусок славы в виде огромного количества лайков на Facebook  или в  Instgram.  Действительно, жутковато. На самом деле, трудно вообразить, как бы себя он сам повел, чтобы чувствовал. Наверное, ощущал себя вырванной страницей из учебника по истории. Или музейным артефактом, живым напоминанием об ушедших годах. Или на худой конец, древней морской черепахой внезапно оказавшейся в зоопарке. – Кстати, об упущенном, - тут же отозвался Уилсон, - Марвин Гэй,72 год, саундтрек к фильму «Горе-человек», все, что ты пропустил, есть в этом альбоме.
Сэм не без интереса посмотрел на записную книжку Капитана, в которой тот очевидно записывал то, что ему следовало бы посмотреть или послушать. Список был внушающий, одного взгляда хватило, чтобы это понять. Видимо, таких же советчиков, как Сэм было много, и каждый рекомендовал что-то свое.
- Ага, в основном это ребята с ПТСР, - Сэм был рад, что Стив продолжил  их разговор, казавшийся, уже подходящим к концу. И ему самому ничего в голову пока толкового не приходило, чтобы продлить их диалог. Когда еще можно будет поговорить с живой легендой? - То есть, с посттравматическим стрессовым расстройством. Трудно вытащить их из этого состояния. Кто-то до сих пор там, на войне. Не могут выбраться из этой трясины. Кто-то может ехать по дороге, и вместо камня увидеть фугас. – Сэм вздохнул. Сколько таких, имеющих свой персональный ад?  - Я-то? Две командировки. Спал на земле, клал под голову камни, как пещерный человек. Песок, кажется, был везде, в ушах, во рту. Просто везде. Сам знаешь…Кстати, если хочешь, заходи. Ребятам будет интересно тебя послушать. Можешь даже без своего щита.

+1

9

Стивен остановился где-то на пол дороги их разговора, между вежливым уходом восвояси и продолжением беседы, не решаясь повернуть в одну или другую сторону. Сэм показался Роджерсу славным парнем —  и это было лучшее определение, которое он мысленно подобрал этому человеку. Славный парень, потому что с ним было легко построить диалог, потому что он держался легко и спокойно, и при этом не преступал тех невидимых границ, которые преступали чрезмерно любопытные поклонники или назойливые медики из ЩИТа. Он чувствовал ту тонкую грань, по которой можно ходить, затрагивая тяжелые для Стивена моменты, и не обращать его взгляд в бездонную трясину болезненных воспоминаний. Именно поэтому он остался, а не поспешил в свою квартиру, куда он стремился каждый раз, когда не знал куда себя день.
  - Время лечит, и приводит домой.  - задумчиво проговорил Роджерс так, словно действительно понимал о чём ведёт речь, но в сущности, это было совсем не так.
   - Хотя откуда мне знать? Я не успел вернуться с войны и пожить, как отправился на другую войну, хотя даже не был уверен, что действительно вернулся с первой. Ведь для меня не прошло и дня. - в беспечном пожатии плеч сквозила непередаваемая словами тоска и легкое смущение, как будто бы такому человеку как он, нельзя признаваться в подобного рода слабости.
Стивен облокотился плечом о дерево, сложил руки на груди, рассматривая Сэма. Скупой рассказ о своей службе, отведенный взгляд и сморщенные брови - он выглядел так, будто собственные командировки не трогают его, будто песок да камни это некоторого рода интересное приключение, но Кэп знал такое поведение, Кэп видел, как парни, потерявшие в окружении своих товарищей, потом, отводя глаза, говорили, что не могли забыть, как хрустел под ногами снег, когда они бежали. Он хрустел и хрустел, и это было всё, о чем они волновались в тот момент. Понимание реально произошедшего порой не приходило и вовсе, или этого Стивен уже не видел, не увидел..
  - Многих потерял? - коротко поинтересовался Роджерс, также коротко, как и рассказал о себе Сэм, а потом легким пружинистым жестом, оттолкнулся от дерева, спускаясь к дороге. Он кивнул головой, предлагая продолжить мужчине разговор по пути. Капитан не спешил, до встречи в штабе у него оставалось немного времени, Наташа собиралась забрать его, но шпионку отвлекли какие-то дела, о чем свидетельствовало её запоздалая смска, которую Кэп мельком прочитал, когда они с Уисоном направились по дорожке вперед.
  - Может быть и зайду. Собрания ветеранов для меня не новое место. Не веришь? Мой отец погиб во время первой мировой войны, так что когда я был совсем мальчишкой, мы ежегодно посещали мемориал, потом ходили на собрания, и на все праздники заглядывали к ветеранам. Моя мама пекла пирожки, приносила лекарства, она работала в госпитале и ей удавалось достать то, что вскоре бы списали или то, что слишком долго ждать. - Стивен чаще всего сидел в уголке комнаты - не мешал говорить, или помогал ей раздавать то, что они приносили, наливал чай или кофе. Они надеялись, найти кого-нибудь из сослуживцев отца, узнать правду, узнать хоть что-нибудь, и ещё конечно, Сара надеялась, что вырастит в нём непереносимость к войне. Но вырастила аллергию на несправедливость и жажду защитить этот мир, чтобы больше не было таких ветеранов. Или не было войны.
Роджерс толкнул рукой дверь в один из ближайших небольших заведений по типу бара, где можно было посидеть и выпить на выбор от кофе до пива в любое время суток, присаживаясь на первый попавшийся столик, Кэп огляделся, не давая этому месту никакой обозримой оценки, и вернул свой взгляд на нового знакомого.
   - Кажется, питейные и пищевые заведения сейчас занимают 80% Нью-Йорка, да? - раньше такого не было, об этом он не торопился говорить, лишь пожал плечами слегка, будто этот факт вызывал у него смятение.

+1

10

- Своего напарника, Райли, - вопрос от Стивена Роджерса исходил вполне логичный, но почему-то говорить об этом сейчас хотелось меньше всего. Светило солнце, пели птицы, к чему портить отличное начало дня далеко не самыми приятными воспоминаниями? О таких вещах вообще лучше говорить за стаканчиком виски где-нибудь в пабе под негромкую музыку. Или все-таки хорошенько набраться этим самым виски, чтобы позволить воспоминаниям проникнуть в сознательную часть, преодолев барьеры психологической защиты. Вытеснение и избегание. Сэм много читал об этом. В книгах по психологии людей, страдающих от ПТСР. И чтобы не говорил другим ветеранам об этой проблеме, он сам полностью до сих пор так и не смог избавиться от этих печальных призраков прошлого. – Обычная воздушно-спасательная операция. На самом деле, ничего такого необычного, что нам приходилось делать. Выстрел из РПГ поджарил Райли прямо в воздухе. Я ничего не смог сделать.
Сэм вздохнул. Не смотрел на Капитана, шедшего рядом, смотрел себе под ноги, все еще чувствуя тот непередаваемый спектр из эмоционально-болезненных ощущений. Сродни тем, когда в гнойной хирургии недобросовестные медицинские сестры отрывают засохший пластырь от раны. Не так уж и много времени прошлого с того времени? Если посчитать, то будто совсем недавно.
- Так что ты давай, заходи, раз для тебя это место совсем не ново, - Сэм перевел разговор в несколько иное русло, и как будто дышать стало легче. Груз собственных сомнений в очередной раз отодвинулся на второй план, потому что помогать другим все же легче, чем это сделать со своей тяжестью пережитого. – Я думаю, тебе будет интересно. Да и ребятам тоже. Тебе-то явно есть что рассказать. Но это, если, конечно, будет желание. Для них ты настоящий герой.
Уилсон с уважением посмотрел на Стива. Слушать истории от ветеранов Первой Мировой войны, жить в те времена когда возникла Великая депрессия, а потом еще пройти практически всю Вторую Мировую…Да с таким жизненным опытом, из Капитана Америка вышла бы отличная энциклопедия Новейшей истории американского государства, с учетом того, что многие события он видел вживую, а большая (или практически все) часть людей его возраста давно занимают места на Арлингтонском национальном кладбище. Странное, наверное, ощущение – знать, что твои ровесники давным-давно уже мертвы. Спросить бы у Стива, ощущал ли он себя наподобие тех мамонтов, что выставляли в исторических музеях с познавательной целью для любопытных глаз или нет, но как-то уж слишком бестактным вышел бы этот вопрос.
В своих размышлениях Сэм и не заметил, как они дошли  к бару, в котором Сэму никогда не приходилось бывать. Сколько таких заведений в Вашингтоне? Просто пруд пруди. И все одинаковые просто до безобразия. Но что еще людям-то нужно? Место, где можно поговорить или просто напиться, если на душе совсем невыносимо.
- Это, мне думается, лучше, чем казино, - Сэм пожал плечами, усевшись за столик. - И в столице, и в Нью-Йорке куча подобных заведений. Хотя в Нью-Йорке я давненько не был. Но не думаю, что там что-то могло измениться.
Все тоже Большое Яблоко, с огромными небоскребами, устремившимися в небо. Хорошо, что в Вашингтоне ничего подобного не успели настроить. Однотипные здания, а по итогу совершенно похожие друг на друга города.
- А что ты будешь пить? – стоило вообще уточнить у Стива, свободен ли он вообще или, быть может, на нем висят неотложные дела, а природный такт не позволил это сказать своему новому знакомому. Хоть и весь вид бывшего пилота ВВС США так и говорил: «воу, я сейчас буду пить с самим Капитаном Америка». – Я слышал у тебя ускоренный метаболизм и это действительно как-то влияет на алкоголь? Ты извини, если что не так. Правда, интересно.
 

Отредактировано Sam Wilson (2018-08-16 22:29:54)

+1

11

Оказавшись на таймс-сквер, Капитан обратил внимание, что помимо слепящих глаза, пёстрых рекламных вывесок, это место было похоже на один огромный фудкорт. От горячей кукурузы до ресторанчиков, на любой вкус, и всё эти места были заполнены людьми. Не то, чтобы Стивен имел что-то против кафешек, или вообще что-то против еды. Просто раньше не было такого безумного разнообразия ценового, вкусового, да хоть какого-нибудь. Естественно, им всегда было куда пойти с Баки или парой девчонок, которых тот притащит - в кино, если они совсем шиковали, на танцы, на прогулку, можно было сходить на выставку, или лекцию, но очень редко туда, где ели. Ведь это место было именно для еды, не для общений.
Сейчас всё кардинально поменялось, и люди не только кушали, насыщались, но и просто так встречались в подобных заведениях, поболтать, провести время. А спрос мгновенно родил предложение, и бары, кафе, ресторанчики, появились по всей Америке как грибы после дождя. И Вашингтон не был исключением, ровно как и Большое яблоко, убежавшее однако, в этом вопросе дальше, ведь пальма первенства по турическому спросу была как ни странно, у Нью-Йорка. И это тоже Капитан успел узнать.
  - Ну там много новых построек. - неоднозначно проговорил Капитан: новых для него или новых после разрушений? Уточнять он не стал, хотя на деле было и так и так. Огромную долю того, из того, что было разрушено Капитан даже не успел увидеть. После пробуждения, он провёл несколько месяцев под присмотром Фьюри — анализы, множество снимков его тела, демонстрирующих кости грудной клетки и спинного корсета, тренировки, и работа с психологами, всё это ему было необходимо для подотчетности, хотя Кэп подозревал, что мужчина хочет убедиться в том, что Стивен в порядке. Капитан не осуждал его за это волнение, мало ли что могло произойти с ним за десятки лет во льду? Благо, его метаболизм был действительно потрясающим - и единственное, что было проблемой, небольшие провалы в памяти, о которых Капитан умолчал, а проверить никто не мог, ведь речь шла о секретных операциях, и помнить мог их только он.  Да те друзья, которые уже не смогли бы выдать его маленького секрета.
  - Да, влияет на алкоголь, и на болезнь, и на яд. Поэтому я выпью один эспрессо, после мне нужно наведаться на одну встречу, и даже если алкоголь не повлияет на меня никак, это будет как минимум невежливо, появляться после кружки. Я ведь на работе, надеюсь, ты понимаешь. - Стивен склонил голову. Это «на работе» было понятием очень и очень странным: его выдергивали в любое время дня и ночи, отправляли на задания по всему свету, разделяя обязанности между участниками операции, а потом он мог неделями сидеть дома и ничем не заниматься, валять дурака, бегать по утрам или бить часами грушу - ничего, до следующего звонка. Так и жил от звонка до звонка.
  - И как тебе спится на мягкой кровати? Помню очнувшись, подумал, что меня засосало в болото. - неожиданно поинтересовался Роджерс. В его квартире стояла такая же мягкая кровать как и та, на которой он очнулся. Вытащить матрас он конечно сумел, но спать на голых пружинах оказалось еще более неприятно, так что он расположился на полу. Так он и спал, пока Фьюри случайно не проболтался и тот отправил к нему сотрудников ЩИТа. Сначала — опять психологов, а потом все таки грузчиков. Старую кровать они унесли, и через несколько дней притащили новую, которая показалась Стивену ещё хуже. Зато когда он в неё лёг, оказалось что это точь в точь та, на которой он спал, будучи еще только в экспериментальной программе доктора Эрскина. С тех пор, он спал как младенец.
  - Я знаю одного парня, который может достать настоящую казарменную кровать. - заговорщически прошептал Роджерс наклонившись через стол к Сэму, будто это нечто запрещённое, и вернувшись назад рассмеялся. В этот момент к ним как раз подошла официантка, чтобы принять заказ.

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [02.05.2014]: [Я слева!]