Слова раньше действительно легко давались ему, а потом он освоил новое искусство — убийство, и слова стали лишними в его послужном списке, так что вскоре он и вовсе забыл, как они иногда бывают нужны. Читать дальше
гостевая занятые персонажи занятые внешности нужны в игру сюжет правила ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ С ДЖОННИ БЛЕЙЗОМ!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон !
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации! !
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые! !
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News !
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения! !
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет !

Текущее время: март-апрель 2017 г.

И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [26.02.2017-27.02.2017]: [time to move on]


[26.02.2017-27.02.2017]: [time to move on]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://media.giphy.com/media/YvDuvBxPeBOh2/giphy.gif

Дата, время: 26.02.2017-27.02.2017   Место: Изначально - Школа для одаренных подростков, Уэстчестер, Нью-Йорк
Участники:
Azazel, Anna-Marie

Описание событий:
Сделка с "дьяволом" заключена, осталось только приступить к условиям выполнения договора. Поэтому впереди перед Иксменом и демоном святая святых Школы - Церебро. Сможет ли Азазель справится с машиной, сможет ли помочь в поисках пропавших?

+1

2

Такие решения ее команда точно не воспримет с радостью. Может даже пальцем у виска покрутят, скажут, что она рехнулась, цепляется не то за соломинку, не то за подожженный бикфордов шнур. И не вытащит они с такими союзниками никого и сама она потом на дно пойдет. Хорошо, если не прихватит никого с собой. Ведь, одно дело - полагаться на себя, свой ум, свои навыки и умения, своих проверенных друзей или хотя бы сочувствующих проблеме в полной мере, ищущих выгоду, но демон? Демон!..
Очередной мягкий хлопок, сопровождаемый запахом серы, к которому она никак не может привыкнуть. Очередной раз она оттирает кончик носа ладошкой, машинально пытаясь избавиться от этого назойливого запаха, перебить его остатками запаха духов на ткани перчаток. Не выходит, но женщина знает, что это все само пройдет через буквально пару мгновений. А кто здесь чемпион по выдержке на тему "придется потерпеть"? Она, она.
Они телепортировались сразу в холл Особняка, на первый этаж. Не смотря на то, что время катилось к вечеру, в такой час мало кто спит и обычно коридоры наполнены людьми, но нет, в холле стояла тишина. Возможно, конечно, команда уже начала оповещение студентов и старалась как-то развезти их домой, чтобы никто не попал под удар или не пострадал, случись какое-либо нападение. А Шельма подозревала, что рано или поздно события разовьются таким образом, что нападать на этот особняк станут не мутанты, не Апокалипсис со своими фанатиками, а вовсе даже простые  люди. Спецслужбы. Если по миру прокатится волна беспорядков, в которых будут виноваты мутанты, то в ответ люди нападут на самых беззащитных из всех. На детей. Увы, это было уже не в первый раз и говорить что-то про человечность тут не приходилось. Люди готовы сжигать напалмом то, чего боялись или не понимали, в чем видели потенциальную угрозу. Тут не до сентиментальности.
- Идем, поищем тебе свободную комнату в нашем секторе, - сказала она, поворачиваясь к Азазелю. Кем бы он ни был, но расквартировать его было не просто необходимостью, но и знаком внимания. Все-таки, они же не варвары. Звать никого в помощь она не хотела сейчас, пусть все занимаются своими делами дальше. Ведут ли уроки, собирают ли вещи, ей все равно. Ей в целом сейчас было несколько плевать на организаторскую часть учебного процесса этого заведения, не до того. Да и, если уж совсем честно, это даже не ее вотчина.
Мысли так или иначе все равно сводились примерно к одному и тому же: справится с возникшей проблемой надо как можно скорее. Чем дольше они будут откладывать  поиск, чем осторожнее подходить к выбору вариантов действий, тем больше проблем это принесет потом. Нет, конечно, личные мотивы даже не обговаривались, они лежали на поверхности, но не могли заглушить все просчеты всех вариантов ситуаций, с которыми им в теории предстоит столкнуться. Сойдет ли договоренность с врагом... Врагом ли? Азазель не был им прямо настоящим врагом. Он преследовал свои цели, они - свои. К тому же, после всего, что она сегодня увидела в его воспоминаниях, она не могла теперь смотреть на него прежними глазами, теперь она видела не просто демона, который когда-то бросил Рейвен и Курта, который то и дело возникал из ниоткуда, решал какие-то свои мутные дела, светил свой красный хвост общественности и вновь исчезал. Она видела всю ту боль, которую он испытывал, всю трагичность ситуации, всю сложность принимаемых постоянно решений, все эти века памяти, она могла теперь понимать все "Зачем?", ранее возникающие в головах, ее и остальных членов команды.
Одна из небольших комнат оказалась не заперта и свободна, чистая, тихая, с окном, неброской мебелью, примерно, как и остальные в их отсеке, где жил старший состав команды.
- Окна и двери, конечно, не заколочены, но можешь располагаться тут. Я пока посмотрю, на месте ли кто-нибудь из команды, буду ждать тебя тогда внизу, в кухне, оттуда и пойдем в Церебро, если, конечно, ты не передумал, - улыбнулась она, оставляя Азазеля у открытой двери комнаты. Кивнула, подтверждая свои мысли и развернулась, уходя по коридору дальше. Нужно было бы проверить, на месте ли хотя бы Ороро, остальные - ладно, половина их небольшого отряда вообще не имели прямого отношения к Людям Икс, пускать их к Церебро она бы и не стала, пусть занимаются поисками со своей стороны, нежели всеми кидаются к одному варианту.

Увы, на месте никого не оказалось, Особняк действительно словно вымер, или же попадались по дороге те, кто был не в курсе происходящего, лишь вежливо здоровались, улыбались, шли дальше. Через десять минут ей надоело ходить по коридорам и стучать в запертые двери и она спустилась вниз, в кухню, как и обещала.

+2

3

Святая святых Люей-Икс и главная головная боль профессора - школа.
Холл и коридоры были странно пустынны.
Мне кажется, что даже в пещерах Бримстона жизни и уюта больше.
Девушка вела алого по коридорам, решив зачем-то поселить его в школе. Была ли это обычная дань гостеприимству или бессознательная привычка? В любом случае Дюма отметил этот момент и даже слегка по-отечески улыбнулся воспитанию южанки.
Комната, как будто выбранная наугад была настолько омерзительно киношной, что сразу хотелось увалиться на кровать и, либо проспать первые несколько уроков, либо затащить девчонку из соседней комнаты и как следует отдохнуть вдвоем на казенных простынях.
Азазель поблагодарил Анну и, как только девушка ушла по коридору, срочно отправился во Париж за двумя вещами, без которых он просто не мог себе представить жизнь в каком бы то ни было месте.
Так на небольшой тумбочке типовой комнаты школы для одаренных поселилась кофемолка и кофеварка. Интересное дело, сколько бы не жил демон, он кошмарно пристрастился к кофе. По комнате пополз запах свежей арабики.
Интересно, здесь можно курить? Или придет старший по этажу и устроит выговор с возможным выселением?
Все эти людские игры в свободное общество и независимость детей, их сознательность и прочую ересь вызывали у алого трепетные воспоминания о его ученичестве. Сражения с тварями, черная магия, полосы препятствий - это было нестерпимо давно, но некоторые давно зажившие переломы до сих пор отзывались приятной болью.
Ну что, Азазель, пора отправляться спасать любимых и убивать злодеев?
Демон перенесся на кухню. В руках у него была любимая кружка с надписью: "Если мне суждено гореть, то костер топите девственницами".
Откровенно говоря, игры в христианских демонов надоели ему примерно семь веков назад, но старые привычки не так легко вытравить из сознания.
- Шельма, скажи, а мне дадут костюм из футуристичного спандекса, для того чтобы спасать вселенную? Или униформа больше не в почете?
Кофе допит, чашка вымыта и уже в комнате.
- Анна, разделяю твою неприязнь к запаху серы, но поверь мне, если мы продолжим общаться с тобой также плотно и дальше, то пара столетий и ты привыкнешь, просто перестав его замечать. Перед тем, как мы отправимся спасать всех, скажи мне, какие мои действия вызовут у тебя меньше всего душевной боли?
Я предлагаю начать с поиска всех слепых пятен на карте. Т.е. тех мест, куда я не смогу телепатически пробиться, даже при условии использования Церебро.  Потом, нам нужно будет выбрать самое мощное из этих мест и попытаться обойти псионику и ментальные блоки. Здесь мне нужна твоя помощь. Насколько я тебя понял, среди всадников твоя неземная любовь. Давай попробуем раздавить созданное апокалипсисом сознание внутри его собственного, если получится, то хорошо, если нет - будем импровизировать. От тебя требуется кровь, горячая и полная эмоций по отношению к этому мутанту. Ты же все еще носишь в себе кровь под этой непробиваемой кожей, да? Если это так, то пока я соберу все необходимое для ритуала, а ты, -
демон подошел к ящику с ножами, Выбрав один, он взвесил его на ладони и метнул в стол перед Шельмой.  - начинай пилить свое запястье, или что там тебе удобнее будет пилить. Шутка про критические дни будет неуместна, потому отнесись к моей просьбе серьезно.
Хлопок и демон исчез на пару мгновений.
На кухне стали появляться черепа, какие-то странные куклы и веревки.

+2

4

От хлопка она почти не дернулась. Сродни тому чувству, когда кто-то резко покашлял за спиной: вроде бы и неожиданно, но подрываться с испуганным визгом как-то не к месту. А демон, судя по кружке, уже вполне освоился в Школе. Южанка окинула его взглядом, усмехаясь и выгибая правую бровь:
- А тебя так тянет на спандекс? Ну хоть не латекс, уже спасибо. Но, увы и ах, костюм с крестиком я тебе не выдам, можешь действовать в чем хочешь. Так сказать: на свой вкус.
Она проследила глазами перемещения Азазеля до раковины, в пустоту и снова из пустоты - на кухню. Все-таки было определенное удобство в телепортации, частенько она сожалела о том, что не может воспроизводить однажды впитанные способности, они бы классно выручали порой. Вот и сейчас ей бы не нужна была бы ничья помощь, сумей она просто вытащить из закромов памяти кого-нибудь из однажды сабсорбированных телепатов. Но нет, к сожалению, сейчас с ней только нечеловеческая сущность Саймона, которая даже стакана воды не хотела в этой ситуации, но только решить все навалившиеся проблемы побыстрее и желательно наиболее мирным способом. Вот последнее шло всегда несколько вразрез с ее норовом, но она уже давно привыкла. На столько же давно, на сколько и разъединились их разумы, вероятно просто привычка и отпечаток, не стоит брать это во внимание.
- Да я уже поняла, что пара-тройка столетий решит все мои проблемы, - хмыкнула южанка, усаживаясь на один из стульев за широким длинным обеденным столом. Звучало не очень весело, если начать развивать мысль и закапываться в это. Все-таки одно дело сказать, что через годик-другой ты свыкнешься, а тут... Сто лет? Двести? Триста? Она смотрела на демона, даже не рискуя предположить, сколько ему лет? В тысячах, конечно. Она боялась растерять остатки человечности и эмоций к этому моменту, но, кажется, можно смотреть на его пример и понимать, что все будет зависеть только от нее: захочет ли она столетиями бродить вокруг кладбищ и вспоминать, как было здорово или все-таки продолжит жить полноценной жизнь? Страшно было загадывать.
Шельма продолжала внимательно слушать Азазеля, анализируя сказанное и изредка слегка кивая.
- Оставь весь пафос про "неземное" для наивных дурочек, - фыркнула она, забирая нож из его рук и осматривая лезвие. Конечно, все, что он сказал звучали довольно странно, даже по-книжному романтично... Но все равно это отдавало каким-то третьесортным шоу про колдунов с кабельного канала. Пару раз Шельма натыкалась на подобное в те ночи, когда было особенно скучно не спать, - Пилить запястье, легко сказать.
План ей не нравился. Ни подходом, ни формулировкой. Горячая кровь, полная эмоций? Да там скрывался такой ядреный коктейль из эмоций, что не понятно будет в итоге: они идут помогать или добивать, чтобы все прекратилось наименее болезненным путем. Она еще раз посмотрела на демона, взглянула на блестящее лезвие ножа и глубоко вздохнула. Какой только ерундой не приходилось заниматься в последнее время. Видимо, все-таки присказка про встречу нового года работала. Все складывалось одно к одному, вся чертовщина, весь абсурд, еще немного и к прочему прибавится необходимость прыгнуть в котел с кипящим маслом, что бы наверняка спасти всех остальных. Наверняка же. Почему-то в голове не пронеслось ни мысли о том, что в целом странно то, что кроме нее пока никто не занимается этим вопросом вообще. Координация у отряда страдала. Оставалось надеяться на самосознательность и на то, что все понимают, какую опасность таит в себе Апокалипсис. Да, она почти не скрывала личные мотивы в данной ситуации, но и не отрицала того, что им нужно найти способ остановить синее божество в целом как можно скорее.
И хоть план ей не нравился, она, хмыкнув, полоснула по запястью ножом. Не приятное ощущение, холодное лезвие она почувствовала, только на коже не осталось ни следа, лишь белая полоска от прикосновения. Ведь... другого плана пока не было?
- Может логичнее было бы начать с Церебро? - Спросила Анна, поднимая глаза на то и дело возникающего и пропадающего из кухни демона, - Я-то, конечно, перепилю рано или поздно себе руку, крови ты получишь и, заметь, даже без шуток про критические дни. Но... Ритуалы против телепатии? Видела я пару шоу на эту тему...
В кухне продолжали появляться странные предметы, словно Азазель перетаскивал их с какой-нибудь выставки на Хеллоуин. Когда, наконец-то, перемещения прекратились, а помещение полностью заполнилось запахом серы, женщина подняла на красного глаза, спрашивая:
- Ну? Так что? Сначала идем искать слепые зоны на планете или пока подставишь кувшинчик, а я поизображаю суицидницу? - Она подняла нож, прекрасно понимая, что ее силы хватит на то, чтобы оставить на себе небольшой порез. Все равно это все заживет почти мгновенно, хотя ощущения будут не из приятных. Но, как известно, на что только не пойдешь, подписавшись под славным ярлыком "герой".

+1

5

Все приготовления к ритуалу были готовы. Не стал бы демон действовать без подстраховки. Да, можно было найти слепые пятна на карте, да и Реми он нашел бы без крови Шельмы, Но было бы крайне неприятно обнаружить на своей шее руки бессмертного существа, когда ты сконцентрирован на выполнении ее же просьбы. Потому маленький подарок от Азазеля был бы очень кстати.
Непонятные символы, которые на первый взгляд разбросаны в хаотичном порядке покрывали глиняную чашу.
Демон за работой представлял собой весьма любопытное зрелище. Крайняя степень сосредоточенности и методичное нанесение символики. Даже кончик хвоста не двигался.
Когда, наконец демон протянул чашу под запястье Анны, она смогла справиться с дубленой кожей и на дно чаши упали несколько капель крови, густой и плотной.
Азазель придирчиво принюхался и поднял глаза на южанку:
- Анна, ну нельзя же быть настолько жадной. Могла бы пропилить и глубже. Эх, женщины, что с вас взять. Учись. - Дюма полоснул костяным ножом по шее и из нее хлынул поток крови наполняя чашу.
Когда Азазель откашлялся и провел рукой по уже зажившей шее разминая вновь сросшиеся мышцы:
- Эффектный трюк правда? А теперь стой и не дергайся. Вообще не двигайся. Даже нос не чеши, - Алый поднес чашу к губами и сделал глоток, смакуя коктейль из крови, как самый вкусный деликатес. В его сознании замелькали образы возлюбленного и такая гремучая смесь эмоций, что можно было опьянеть от такого вкуса.
- Просто потрясающе. Идеально. А теперь твоя очередь. Не дернись, - и демон выплеснул чашу на девушку. Горячая кровь, которую ожидалось увидеть в потоке превратилась в мелкую пыль, блестящую, как сотни рубинов. Облако пыли закружилось вокруг Шельмы, складываясь в причудливые завитки и символы. Для тех, кто не был знаком с магией неофимов, это было просто красиво, но если бы появился кто-то кроме Азазеля, кто смог бы расшифровать значения этих символов, он бы очень удивился, увидев, что демон накладывал такую мощную защиту на сознание девушки, какой в Бримстоне было принято защищать детей.
Теперь в мысли девушки мог проникнуть только Дюма, да и то с ее разрешения. Сильные эмоции теперь не стануть тревожить душу долго. Нет, они не пропали, но стали не такими будоражащими. Анна теперь могла быстрее успокоиться, легче справиться с ними. Но только прочувствовав их в полной мере.
- Ну вот, теперь, пока я жив, а это, надеюсь надолго, на тебе один из моих фирменных ментальных блоков, к тебе в голову могу пролезть только я и то, только в том случае, если ты мне разрешишь. Да и ты, если станет невыносимо скучно, всегда сможешь со мной связаться телепатически. Этакий мобильник только для двух абонентов, вшитый в сознание. Можешь не благодарить. Да и любовь твою теперь будет найти в разы проще.
Азазель сгреб все материалы в кучу и куда-то их перенес. Когда он снова появился на кухне и оглядел свою спутницу, он почему-то остался не самым довольным. Аккуратно подойдя к Анне, он прошептал, слегка потупив взор:
- Боюсь следующий этап тебе не очень понравится, но для того, чтобы все мои усилия не пропали даром - тебе придется меня поцеловать, - и, не дожидаясь ответа, демон приложился к губам девушки.
Конечно, этот поцелуй был необязательным, но Азазель просто не мог удержаться, эта причуда была с ним очень давно. После всякого заклятия или ритуала, он требовал поцелуй от объекта заклинания. И больше всего, его веселила реакция мужчин и их недоумение. Однако, немало находилось и тех представителей сильного пола, которые проявляли, скажем так, излишнюю активность, пытаясь просунуть язык слишком глубоко. В эти моменты демон пролезал в сознание, где мелькали такие извращенные картины, что даже видавший виды и пробовавший многое, демон, краснел, хотя неудобств это не причиняло. Алая кожа не сможет стать еще краснее.
Украденный поцелуй, дань традиции. Все выполнено без замечаний. Теперь можно приниматься за серьезную работу.
- Ну что, девушка, веди меня на встречу с вашей маленькой святыней и начнем работать по-взрослому?

+2

6

Интернет мог дать огромное количество знаний, если, конечно, уметь им пользоваться. В свое время чего только не перевидала строка запроса в ее ноутбуке, даже что-то из магии, правда, вуду (вот тогда-то и началась череда неприятностей, она была готова в это поверить всей душой, скорее всего все-таки какого-то духа они умудрились тогда разгневать). Но всю остальную магию она предпочитала представлять в виде мутации или техники, объяснить на пальцах принципы работы с пространством или временем Доктора Стренджа или Ульяны она не могла и не хотела, все-таки у всех свои сферы деятельности и ответственности. Шельме было куда проще иметь дело с чем-то привычным и понятным, с чем-то, что можно разобрать на запчасти или органы. А сейчас она ничего не понимала, просто смотрела на чаши, символы, знаки, на все приготовления Азазеля, покачивала в руке кухонный нож, морально готовясь сделать себе больно. Очень больно, на самом деле, не морально, но физически. Ее кожа была прочна, не идеально непробиваема, но вся чувствительность сохранялась все равно и все травмы, все падения, все удары, все пули, все взрывы, она чувствовала все. И нож на запястье она тоже почувствует.
Он молча протянул к ней чашу, покрытую символами, явно намекая на то, что пора. Она сцепила зубы, глубоко вдохнув и задержав на пару коротких мгновений дыхание. Со всей силы надавила на рукоятку ножа, протаскивая лезвие до самого кончика по тонкой, лишь на первый взгляд, коже запястья. Несколько капель проступило в порезе, которые она стряхнула в подставленную чащу, пока порез не затянулся обратно.
- Сколько вышло, - фыркнула она, откидывая нож на столешницу и морща нос.
Она скривила лицо, наблюдая за тем, как из распоротой шеи демона полилась кровь в чашу. Слов не нашлось в ответ, такие трюки, конечно же, смотрятся эффектно, даже несколько по-сериальному, где-то она подобное видела. Конечно, к виду крови ей было не привыкать, как и к виду заживающей на глазах плоти, сколько раз на ее глазах Логана чуть ли не на куски рвали, но нет, старый разбойник раз за разом заживал и выживал, на зло всем врагам. Вот и регенерация Азазеля в считанные секунды затянула рану, останавливая поток.
- Хорошо, - сказала она, замирая и ожидая дальнейших действий. Нос, правда, моментально зачесался, словно по приказу сверху. Но Анна держалась, наблюдая за тем, как он отпивал из чаши смесь из их крови и только гадая, что же он в этот момент ощущает, или чувствует, или видит, или как у них эта вся магия действует? Спросить хотелось, чисто из человеческого любопытства, но ей было велено сидеть тихо, а противопоставить что-то она не могла, повредничать, посопротивляться. Черт его знает, что могло бы произойти, если бы она нарушила запрет и дернулась. Магия. Тонкая наука.
Когда Азазель сказал, что теперь ее очередь, южанка только выдавила нерешительное:
- Пить?
Пробовать на вкус кровь не хотелось. Соленая, густая, холодная, она пахла железом и совершенно не лезла в горло даже в мыслях, пробуждая тошноту. К счастью, кажется, пить ей это не придется, но замах, который взял демон, заставил Анну зажмурить глаза и ждать холодный липкий кровавый душ. К счастью для женщины, его не последовало, но, когда она приоткрыла глаза, она с удивлением обнаружила кроваво-красную пыль, кружащую вокруг нее и складывающуюся в причудливые узоры, меняющиеся, перетекающие из одного в другой, пляшущие, чарующие. Она хотела спросить, что все это значит, фраза про "нос не чеши" молоточком стучала где-то в районе затылка, не позволяя ей открыть рот и удовлетворить свое любопытство.
- Я... - отмерла она, широко распахивая глаза и провожая взглядом все действия Азазеля, - То есть теперь у меня ментальный блок? Ото всех? Неужели это возможно, но просто... Это невероятно. А Профессор? Церебро? Король Теней? Выходит, теперь никто, кроме тебя, никогда не влезет в мой разум? А если понадобиться, я смогу открыть его? - В голове всплыла картинка, которая развернулась пару дней назад на собрании, когда она разрешила Франклину протранслировать свои воспоминания на команду. Столько тонкостей. Столько вопросов. Столько возможностей! - Невероятно. Это все магия на крови? И вот эти символы? - Она пространственно поводила пальцем рядом со своей головой. Да, этот год нес явно больше сюрпризов, чем она могла бы даже предположить. К сожалению, многие сюрпризы были слишком агрессивно настроены против нее самой.
Хлопок, запах серы. Шельма с шумом выдохнула, нет, невозможно было пока привыкнуть к едкому запаху.
Она даже отреагировать не успела, спросить, возразить, только уставилась молча, округляя глаза, в который раз за последние пару минут. Целовать кого-либо в ее планы так же не входило, тем более - демона.
- Надеюсь, это останется между нами, - хмыкнула женщина после поцелуя и, на всякий случай, делая шаг назад, - Да. Идем. Так, больше сюрпризов никаких не будет?
Они покинули кухню, проходясь по тихим коридорам стремительно пустеющей школы, двигаясь в сторону Церебро. Конечно, сейчас она нарушала кучу негласных и прописанных постановлений. Святая святых, доступ до нее был только у Профессора, остальные телепаты совались туда очень редко. Джин... Джин умела с ней обращаться. Что ж, Анна-Мари в душе надеялась, что Азазель справится с технологией, надеялась, что уровня его телепатии хватит. Или она сильно ошиблась и потом огребет еще сильнее. И за то, что провела его сюда. И за отсутствие результата.
Цели они достигли довольно быстро, но перед заветной дверью она остановилась, с сомнением глядя перед собой:
- Она закрыта, придется телепортироваться. Надеюсь, у нас все выйдет. И надеюсь, что у тебя есть план, что и как делать с Церебро. Ну что, приступим?

+2

7

Телепорт - это все-таки очень удобная штука. Азазеля в свое время очень занимало то, что люди до сих пор не обучились этому прекрасному навыку. А ведь все дело было исключительно в том, что шатких и хрупкий разум человека не способен представить механизм этого процесса.
На деле же, все достаточно просто.
- Анна, может быть попробуешь сама телепортироваться? Учитывая человеческое сознание, конечно не факт, что у тебя получится, но давай попробуем представить это с научной точки зрения. По сути телепорт и умение проходить сквозь стены имеют одну природу. Достаточно просто разложить свое тело на мельчайшие частицы и сохраняя разум перемешать их с пространством, а потом собрать в том месте, где планируешь оказаться. Этакая диффузия с окружающей средой. Попробуешь?
Дюма медлил. Нет, он не боялся Апокалипсиса. Он не хотел снова активно ввязываться в течение событий. И если б дело было только в истреблении человечества, то может он и не вмешался бы. Но этот наглец тронул его ребенка. Безусловно, демон вряд ли получил бы звание отец года, но его детей не позволено было трогать никому.
Собравшись с мыслями он, взял девушку за руку, готовясь к прыжку.
- Ах да, забыл тебя обрадовать еще одной новостью. Теперь ты можешь официально звать меня папа, - Азазель ухмыльнулся, - все-таки теперь, ты прямой носитель моей крови. Добро пожаловать в семью, дочка... Давай спасать твоего братца.
Хлопок, запах серы и они внутри Церебро.
Демон еще раз улыбнулся новообретенной дочери. И подошел к контрольной панели.
- Надеюсь, эта штуковина не попытается сожрать мои мозги. В них слишком много знаний и мне не хотелось бы с ними расстаться. Да и вид обезумевшего демона - это не самое приятное зрелище. Ну что, пробуем?
В эту минуту Дюма даже порадовался, что не носил рога, в то время как, большинство его собратьев гордились двумя костяными наростами.
Шлем надет на голову. Церебро заработал.
Медленно и аккуратно, выдыхай и вдыхай. Успокаивай мысли, сейчас они тебе не нужны.
Мозговая активность демона замедлялась вместе с дыханием и пульсом. Он растворялся в бесконечном пространстве планеты, начиная сканировать ее с Антарктиды.
Раскручивая концентрические токи энергии земного шара, он ощущал мириады живых организмов.
Шальная мысль все-таки закралась в него, но не отвлекая а лишь оставляя зацепки в этой реальности.
Интересно, Чарльз работает с этой штукой такими же методами?
Пространство вокруг преобразовывалось. Расцвечивалось, моделируя планету. С каждым новым витком цветных спиралей, Церебро преобразовывалось, наполнялось жизнью.
В этот момент Азазель понимал Апокалипсиса. Вся эта жизнь была слишком соблазнительна, для того, чтобы просто отдать ее людям. Слишком велика была вселенская гармония, для того, чтобы позволить людям портить ее своими диссонирующими вибрациями.
Демон почти закончил моделировать материки.
- Смотри девушка, смотри, как прекрасна гармония, - его голос был повсюду, - Для того, чтобы победить Апокалипсиса, пойми его. Понимай своего врага. Вот такой он видит идеальную землю, -Демон добавил в проекцию всех мутантов, до которых смог дотянуться. Многие тысячи маленьких фигурок показались на материках. - Слушай, как они звучат.
Азазель "включил" звук энергетических токов и показал их течение. Церебро наполнился размеренным гулом, потрясающе приятным и ласкающим слух.
- Видишь ли, каждое существо вибрирует на своей частоте. У мутантов и иномирных существ вибрация приятна, потому что их объединяет статичная точка. Ген Икс или просто другое устройство организма. Но все они сосредоточены вокруг мощного энергетического эгрегора. Присмотрись и увидишь во что складывается поток звуков.
Дюма усилил телепатию, почти добираясь до своего максимума, используя силы Церебро пока только для визуализации. Линии складывались в Шри-Янтру. Комната была наполнена звуком и цветом вселенной. В нем хотелось раствориться.
- Древние были безнадежно правы, стремясь выйти из земного существования. Вот так выглядит и ощущается та самая Нирвана. Дюма заполнил комнату сиянием, в котором не было форм и границ. Лишь безграничные пространства энергии, вместе с тем стремящиеся к точке. - Вот она - сингулярность вселенной. Сила чистого разума. Правда она прекрасна?
Азазель собрал волю и перешел к следующему этапу:
- А теперь я покажу тебе, как меняются энерготоки, когда к ним добавится вибрации генетически разнообразных людей.
В один момент земной шар покрылся абсолютно бессистемными линиями, звуки исказились настолько, что голова была готова лопнуть. Шри-Янтра распалась.
- Так выглядит планета сейчас. Терзаемая диссонансами людей. Можно понять нашего врага, в его помыслах избавить этот мир от дисгармонии, но есть у людей одна крайне приятная вещь - смотри, что будет, если убрать мутантов.
Алый демон снова трансформировал проекцию и снова воцарилась гармония.
Теперь земля звучала другими мелодиями и линии сложились в другую фигуру. На первый взгляд хаотичное движение, имело систему и складывалось в два мощных потока, образующие классический Инь и Ян.
Забавно, все-таки, выглядит вселенная. Такие мощные силы, а образуют такие "попсовые" символы.
- Видишь, Шельма, эта планета разрушается только потому, что две эти вибрации не могут звучать унисоном, но кто знает, быть может найдется тот дирижер, который сможет правильно сыграть эту музыку... Ладно, пятиминутка образования окончена. Давай посмотрим, на что еще способна эта машина.
Демон сфокусировался на поиске слепых пятен на земном шаре. Несколько из них были сломаны под натиском объединенных сил демона и машины. Но не все, далеко не все. И самое плотное из них было на территории пустыни Гоби.
- Монголия. Пустыня Гоби. Туда я не могу прорваться. Вероятнее всего он там. Шельма, его сила возросла, нам понадобится помощь. И сейчас прими решение ты. Я хочу пригласить старую подругу присоединиться к нашему небольшому приключению. Вы, кажется знакомы. Быть может, ты помнишь Селену Галлио, нашу черную королеву? Решай, Анна, я обещал, что помогу, но, кажется, одних моих сил не хватит...

Отредактировано Azazel (2018-04-02 10:30:54)

+1

8

Она выгнула одну бровь, снизу вверх глядя в глаза демона:
- Телепортироваться? Я и сама? Я не умею проходить сквозь стены, Азазель, и не умела никогда. Пару раз заимствовала эту способность у Прайд, но всего пару раз, это не в моих силах, это не моя мутация, - она пожала плечами, кидая взгляд прищуренных глаз на серебристый лед двери Церебро, - Даже пробовать не стану. Ни телепортироваться, ни фазировать, мне хватит той дряни, что у меня уже есть. А то вдруг получится? Тогда, как ты говорил: зачем ты мне нужен здесь будешь, да?
Она усмехнулась, всем своим видом показывая, что шутит. Обидеть демона она не боялась, если и обидеться - это будут, в общем-то, не ее проблемы, тут каждый только за себя, к сожалению. Нет, конечно, потерять сейчас, на пороге, возможно, самого главного открытия за последние несколько дней в этом деле, такой ценный кадр было бы, как минимум, непростительной глупостью, как максимум - непозволительной роскошью. Поэтому, в добавок к усмешке, Шельма махнула пространственно рукой у себя перед носом, словно говоря Азазелю, что не стоит обращать на это внимание.
- У меня вся вечность впереди, чтобы научиться телепортации.
Можно было добавить еще, что как и у него, так что, когда она перестанет ненавидеть себя лет через сто и смирится с тем, что люди все-таки смертны, то она придет еще раз, не за помощью или советом, а за компанией и уроками несчастной телепортации. Конечно, ее жизнь могла развернуться к ней прямо сейчас любым боком, малейшее глупое стечение обстоятельств и вот она уже даже не она, а нечто новое. Какова будет следующая ступень в ее жизни? Откат обратно до человека? Мутанта-абсорбера? Живой энергии? Бесплотной тени? Во что еще готова превратить ее судьба-злодейка?
- Что?
Она успела взять демона за руку и резко повернуть к нему голову, как в следующий момент уже останавливала дыхание, чтобы не втягивать носом запах от перемещения. Анна-Мари и сама понимала, что вид у нее сейчас наверняка был крайне глупый и местами, наверное, очень забавный, но ничего поделать с собой и своими эмоциями на лице сейчас не могла, они сами собой сложились в гримасу шока и удивления. Зеленые глаза буравили желтые Азазеля.
- Еще раз? Для непонятливых. То есть, - она медленно проговаривала, раскладывая все по местам и собирая картинку воедино. Оставалось только отойти от легкого шока. Ведь только-только в голову закрадывались мысли о том, что еще ей могла бы из подарков приготовить судьба и вот теперь такие новости, - Твой ритуал добавил в мое тело демонической крови? Класс. А раньше сказать не мог... Папа? - Она недовольно сложила руки на груди. Стоила ли телепатия того, что сейчас она узнала? Стоил ли ментальный блок, о котором она не просила к тому же, того, что она сейчас узнала? Стоила ли вся миссия, весь план того, что сейчас она переставала быть названной сестрой Курту, а становилась с ним в один кровный ряд? Без сомнений, конечные цели стоили всего этого, хоть к черту в дочери, хоть на край света, она была готова идти туда не за себя, но за других. И, хотя с одной стороны ей терять было нечего, с другой - она делала это все, соглашалась на это все как раз, чтобы не потерять самое ценное.
Шельма на мгновение прикрыла глаза, потирая переносицу пальцами и поджимая упрямые губы.
- И это навсегда?
Теперь ей придется смириться с тем, что ко всему прочему в ее крови новый ингредиент.
- И что мне это дает или отнимает? Все-таки предупредить вовремя было бы правильно, я понимаю, что я бы и так согласилась, но... Или тебе просто в кайф смотреть на эту ситуацию? Классная шутка вышла, классная, - Она усмехнулась, повторяя про себя, что сейчас это не нужно, ни к месту и все колкости  могут подождать немного. - Пока не попробуем - не поймем, жрет она мозги демонам или нет. Если вдруг что - я всем расскажу, какой ты был храбрый и самоотверженный.
Южанка отошла на пару шагов назад, замолкая и задерживая дыхание от накатывающего волнения. Это нарушение ей может стоить места в команде, она привела потенциального недруга в святая святых, подпустила к мощнейшему и умнейшему устройству на планете, не предупредив никого, ни посовещавшись ни с кем. Хорошо, если шеврончик оторвут костюма, а не голову с плеч. Вопрос о том, узнают или нет не стоял, в любом случае и узнают и скрывать правду от окружающих она не собиралась. Это не не вымытая учеником кружка, которую можно сполоснуть и поставить на полку, это проступок куда серьезнее, но выхода другого она пока не видела.
Она не понимала, по какому принципу работает Церебро, но, как завороженная, смотрела вокруг себя, слушая голос Азазеля и хлопая ресницами, рассматривая все точки, проплывающие мимо, собирающиеся в огромные светящиеся пятна, двигающиеся, живущие, звучащие. А красный что-то говорил, говорил, обращал ее внимание на взаимодействие, на уравнение и баланс на планете, показывал что-то, а она будто оказалась внутри фильма, все смотрела и смотрела, откладывая информацию в голове, но не перебивая до поры до времени.
- Если... Если убрать мутантов планета придет к равновесию? Ты это хочешь сказать? - Тихо и аккуратно проговорила Анна, - Может люди и не так уж не правы, когда кричат, что мы отрава общества?
Глупости, каждый имел право на существование. Да, конечно, много жизней было и на руках самой женщины, но она никогда не уничтожала никого просто так, самооборона, защита - да, просто из чувства того, что считала кого-нибудь недостойным жизни? Нет.
- Отложим философию про дирижеров на потом, Азазель, как-нибудь в следующий раз с удовольствием тебя выслушаю, - четкий твердый шаг гулко отразился от стен машины, внутри которой они находились, - Гоби. Понятно. Я искала не в той пустыне. Интересно, местные вообще долго смеялись, найдя в Гоби пирамиду из Египта или эта тварь маскируется под пару валунов?
Вопрос заставил ее нахмуриться еще сильнее, хотя, казалось бы - куда сильней? Эта игра подкидывала все новые неприятности, выбивала все больше досок из-под южанки, добавляла и добавляла проблем.
- Я помню Селену. Не думала, что вы друзья. Клуб выпускников или просто любители тихих прогулок по осенним паркам? - Усмехнулась она, не в силах сдерживать себя и дальше, - Я согласна на ее помощь, но при паре условий: теперь никаких действий, ритуалов и прочего, что направлено на меня без моего ведома. Я не хочу в следующий раз быть высушенной Галлио из-за ее прихоти или потому что ей не нравится цвет моих волос. Пойми меня правильно, доверие - не мой конек, а тут еще к моей шкуре прибавился еще один странный не то элемент, не то статус. И еще кое-что - действовать на территории этой Школы я ей не дам. Если нам нужна помощь, если тебе нужна ее помощь, то мы будем где угодно, но не тут. Здесь дети, здесь команда, я не хочу подставлять их под удар, я и так много чего нарушаю, хотя и прикрываюсь благими целями и намерениями. Итак, если ты согласен - куда мы дальше? В Гоби? Я как-то пока не чувствую уверенности в том, что хочу выступить против Апокалипсиса прям сейчас, - она нервно усмехнулась, кривя брови и запуская пальцы в собственные волосы на затылке. Слишком, слишком много противоречий и решат приходилось быстро, действуя скорее на инстинктах, нежели тщательно взвешивая все шаги.
Азазель. Селена. Апокалипсис. Кровь. Магия. Бессмертные монстры. Во что ты ввязалась, Анна? Как это тебе аукнется? И когда?

+1

9

Бедная девушка, - Демону в какой-то момент стало даже жаль Анну, - Ее плечи просто не способны нести такую тяжесть, даже несмотря на то, что она -Шельма.
Азазель повернул голову к девушке:
- Почему вы, люди-икс, уверены, что кому-то кроме вас и Страйкера есть дело до вашей школы? И так, на секундочку, мы тут мир спасаем, если мне память не изменяет. Так что Селена скоро прибудет на нашу вечеринку, если конечно, я вообще смогу до нее докричаться.
Демон повернулся к панели управления и снова водрузил шлем на голову.
Ненавижу, просто ненавижу искать телепатов. Вот кого угодно, только не их.
Дюма понимал, что Селена, вероятнее всего будет где-то в любимой Италии, скорее всего в Риме. Королевы любят роскошь и помпу.
Именно отсюда алый и начал поиски. Молясь, чтобы рядом с Селеной был хоть кто-то из мутантов, он начал просматривать Рим чужими сознаниями.
- Шоу найди телепата продолжается. Никогда не знаешь что из этого получится.
Конечно в Италии были мутанты, но Европа никогда не была так же лояльна, как земля свободы. Поэтому, даже сильнейшие, а именно к ним Азазель причислял Галлио, старались особо не выпендриваться.
Вот он видит глазами паренька, который никогда не замерзает из-за слабой мутации. Внешне она никак не проявляется, да он и сам не осознает ее.
Следующий - служка при папском престоле. Как же они объяснят мутантов на службе религии? Может быть раскрыть его маленький секрет. Особенно, учитывая, что это метаморфия.
Интересно, как часто Папа пользуется услугами этого парня, особенно, что он может стать маленькой девочкой или несмышленым юношей?
Девица, которая открыла цветочную лавку и была права, потому что растения - это ее конек. Не вянут. Растут за считанные минуты.
Greenpeace был бы просто счастлив, если бы не являл собой кучку ультраправых фанатиков.
Ладно, пора поискать нечто помпезное. Черт, да в Риме все помпезное - одна сплошная вычурность.

Азазель "поймал" зрение паренька, который завороженно глядел на девушку на террасе недалеко от фонтана Треви.
А посмотреть ведь было на что.
Прекрасные полные губы, Безупречный макияж, подчеркивающий глубокий взгляд. Платье-футляр, сексуально обнимающее фигуру.
Спорю, что она одета в Dolce.
Парень, написал записку, и подойдя к объекту своего наблюдения и возбуждения положил ее на столик. А сам уселся напротив.

Милая, платье просто прекрасно. Очень хотел бы рассмотреть его поближе. И, возможно сорвать его с тебя.
Приглашаю на вечеринку по случаю пополнения моего семейства. У меня новая дочь. Характер, конечно, в папу. Но, я думаю вы сможете подружиться. Наше маленькое торжество в Штатах. За тобой я приду лично. Только выбери место потише. Боюсь, что мое появление в сердце мировой религии вызовет слишком много эмоций.
P.S. Поцелуй парня, как только я сниму с него контроль. Только не выпивай его досуха.
P.P.S. Я скучал по тебе, моя темная луна.


Селена недоуменно воззрилась на молодого человека, через мгновение понимая, что на самом деле происходит, и лишь лениво покачала головой, прочитав записку от и до. Селена, словно обращалась к мальчишке, но говорила с Азазелем:
- Мой дорогой, Ботанический сад нынче восхитителен в Риме. Даже в такую погоду. Надеюсь, что ты сможешь меня найти, даже если не по хлебным крошкам. А с дочерью я с удовольствием пообщаюсь, должна же я знать детей своего короля, - Селена отсалютовала чашкой кофе, и коснулась губами губ юнца, не убивая, но лишь лишая рассудка окончательно.

Значит Ботанический сад.
Азазель снял шлем с головы. И повернулся к Шельме:
- Я нашел ее.
Демон улыбнулся и исчез в пространстве, для того, чтобы через несколько минут появиться в сопровождении потрясающей спутницы.
- Селена, дорогая, знакомься, Анна - моя новообретенная дочь.
Милая, прошу тебя сдерживать свои аппетиты. Мы в школе Чарльза. Здесь полно детишек и нервных педагогов. Так что постарайся не доводить их до нервного срыва. Пусть все останутся в своем уме и в том же количестве. Я уже говорил, что я скучал?

Дюма посмотрел на Шельму:
- Введи Селену в курс дела. Я немного устал. И надо сказать Чарльзу, что шлем слишком давит. Понимаю, почему он сбрил волосы. Ужасно. Просто ужасно цепляется за шевелюру.

+2

10

Не было смысла что-то отвечать. Азазель был не совсем прав, до их небольшой обособленной группы мутантов было дело много кому, не только не к месту помянутому покойнику Страйкеру, правительство то и дело старалось сунуть нос в их дела, а под шумок и обвинить в чем-нибудь. А все эти защитники расы людей? А все эти недовольные родители, которые узнавали, что рядом с их ковыряющем в носу ли, или запускающем руки под юбки одноклассниц, сыночком учится мутант? Какие скандалы сразу закатывались? Мутанты опасны. Мутанты уродливы. Мутанты просто монстры из книжек Кинга, не меньше, все они только и жили жаждой крови простых людей. И жаждой наживы. И много еще чем, все только и делали, что стремились к разрушению. Так что, не только Уильям проявлял в свое время к ним интерес, но зачем Мари сейчас было вступать в дискуссию, которая могла бы занять в лучшем случае несколько часов, в худшем - несколько дней? Она просто пожала плечами, оставляя возможность демону продолжить свое дело и найти Селену.
Селену. Саму Селену, Черную Королеву. Не сказать, что Шельма была в восторге от этой затеи, а она вообще была сейчас не в восторге от того, что происходило на самом деле, от всего, что с ней, что с ними со всеми случалось. И каждый новый шаг тащил за собой все новые и новые не то решения, не то проблемы, было не разобрать: она старалась, как лучше, но погружалась в такое черное болото, что боялась захлебнуться в нем окончательно, потерять разум, лишиться рассудка, остаться с пеплом от решений в пальцах, когда все сломается и когда дальше рисковать уже будет некуда.
Она глубоко вздохнула, рассматривая происходящее вокруг себя, все перемены в картинках, что строила машина вокруг них с Азазелем, в глубине души надеялась, что он не найдет Селену. Потому что ей было чертовски страшно, все-таки... Все-таки пора было снимать с себя шеврон, оставлять его в своей комнате на тумбочке, уходить, тихо прикрыв за собой дверь, шаг за шагом в своих собственных глазах она перестает быть Иксменом. Но зато, если все получится, она спасет остальных, курс обмена в этом случае ее вполне устраивал, волноваться о себе она будет позднее.
- Замечательно, - кивнула южанка демону, изрядно кривя душой. Не замечательно, но выбора нет.
Через мгновение и пару хлопков мерзкий запах серы вновь расплылся в воздухе вместе с тонкими духами еще одного действующего лица их сделки с Азазелем. Шельма заметно подобралась внутренне, но руки все-таки опустила, а улыбку натянула на лицо. Поджилки готовы были затрястись перед величием экстернала. Прекрасная черноволосая женщина с поразительно спокойными глазами. Не мертвыми, не холодными, но источающими уверенность в себе, неземную уверенность, не существующую среди жителей этого мира. В голове пронеслось, что слишком много на ее душу в последнее время выпадает вечных и бессмертных, неужто жизнь все-таки начала ее готовить к новой судьбе?
Острым лезвием слух поцарапала фраза Азазеля про новообретенную дочь. Анне хотелось фыркнуть, но манеры, натянутые стрункой нервы и даже страх перед Селеной, не дали ей этого сделать.
- Добро пожаловать, - она простодушно протянула руку для рукопожатия, - Азазель прав, прежде, чем я введу вас в курс дела, я очень прошу вас сделать так, чтобы количество и качество местного населения осталось прежним.
Звучало паршиво, Галлио имела полное право сейчас разозлиться или уйти, хлопнув дверью, топнув ногой, счесть это все за форменное хамство по отношению к ее древней натуре, но ничего такого южанка в виду не хотела иметь, лишь обозначила территорию, на которой лучше не проявляться себя в негативном ключе. Не смогут победить силами - так затопчут количеством.
- Прошу, думаю, что нам все-таки логичнее покинуть это место, если Церебро больше не нужно? - Она посмотрела на демона, но затем повернулась обратно к Черной Королеве, уже не стараясь сохранять на лице спокойствие, но приобретая его. Часть данных, полученных из головы демона, уже выстроили картинку и облегчили задачу Анне: теперь она могла рассуждать на его счет более-менее логично, - Все довольно просто и сложно в тот же момент. Не так давно вновь пробудился Апокалипсис, я подозреваю, что ты понимаешь, о чем я говорю. Всадников он уже или собрал или собирает, я не могу точно сказать степень завершенности данного мероприятия, но сейчас, кажется, Азазелю удалось уловить примерное местонахождение его пирамиды. К сожалению для Апокалипсиса, я не могу оставить этот вопрос открытым и не попытаться помешать ему. Поэтому, - она кивнула в сторону красного, - Я обратилась за помощью к Азазелю. Он же, в свою очередь, пожелал увидеть тебя. Так что ситуация очень простая: старое зло вновь жаждет крови простых смертных и построения нового мира чужими руками. Итак?..

+2

11

Нет никакого смысла скрываться в дебрях чужих сознаний, или делать вид, что тебя вовсе не существует в этом мире. Селена уже прилично скрывается от посторонних глаз, тщательно планируя возрождение города, что подарил ей власть и множество приятных моментов. Черная Королева в последние годы плотно обосновалась в Риме, предпочитая его тысяче других городов. Здесь было все, что ей необхоимо: комфорт и помпезность в одном флаконе, сладкий аромат специй, бесподобный вкус вина, красивые мужчины и тонны обожания. Галлио иногда выезжает за пределы города, чтобы поддерживать свою красоту и молодость чужими жизнями, но суть в том, что когда ты не нарываешься на неприятности, тщательно выстаривая свою собственную политику, копишь силы, то нет нужды и в том, чтобы постоянно лишать кого-то жизни. Так что у нее имеется парочка верных слуг, что готовы на любую прихоть. Не то чтобы Селена ушла с дорожки злодейства, скажем так, она там никогда особо и не была, злодейство сильно преувеличено. Этот мир не делится на черное и белое, даже святые иксмены имеют за плечами грешки в виде таких особей, как Джеймс Хоулетт или Уоррен Уорингтон со своей подружкой.

Вино отменное, переливается в большом фужере, и отдает медовым привкусом на кончике языка. На ней Dolce&Gabanna, а на плечах легкая кожаная куртка. В такое время года в Риме бывает довольно прохладно, но подобное вряд ли может волновать Черную Королеву, что не гнушается посиделок на открытой террасе, наслаждаясь восхитительным бликами на крышах Квиринальского дворца. Селена подзывает жестом официанта, просит его принести ей чашку кофе с перцем, и с ласковой улыбкой отпускает назад. Галлио ощущает, как чей-то пристальный взгляд скользит по толпе, словно ветер шастает между ветвей деревьев, и Королева невольно улыбается, качая головой, так беспардонно, так открыто и дерзко себя ведет лишь несколько человек. Брюнетка вскидывает голову, встречаясь взглядами с юнцом, неопытным, но таким горячим – он уже влюблен в нее, в его глазах она уже королева, для него не существует ничего, кроме ее слова. И он кладет перед ней записку, что неровным, нервным почерком передает чужие слова, заставляющие губы гнуться в самодовольной ухмылке. Ох уж эти игры на грани пристойности, Селена не оплот приличий, но предпочитает срыву одежды тонкую игру соблазна. Она скользит языком по алым губам, где стойкая Millebaci отдает оттенком крови, и улыбается, обращаясь к юнцу.
- Мой дорогой, Ботанический сад нынче восхитителен в Риме. Даже в такую погоду. Надеюсь, что ты сможешь меня найти, даже если не по хлебным крошкам. А с дочерью я с удовольствием пообщаюсь, должна же я знать детей своего короля, - Селена отсалютовала чашкой кофе, и коснулась губами губ юнца, не убивая, но лишь лишая рассудка окончательно.

На столик летит несколько купюр, евро манят к себе левых пассажиров, но официант уже тут, как тут. Помогает женщине выйти из-за столик, с обожанием рассматривает ее ладную фигуру, удаляющуюся по мостовым. Легким жестом на кончик носа взлетают солнечные очки, скрывая предательски хитрые глаза от окружающих. Селена не идет, скользит по улочкам, неизменно собирая пристальные взгляды, громкие вскрики в ее спину. Но за столько тысяч лет мутантка привыкла ко всему, чтобы игнорировать все, кроме легкого ветра, скользящего по ее телу, и стремящегося спрятаться под юбкой.
- Азазель, - два поцелуя в щеку, и его ладонь оставляет ожог на пояснице, пока губы тянутся к шее. Селену не пугают быстрые перемещения, она с ними легко справляется, обнимая мужчину за талию, и почти доверчиво положив голову на плечо. Аромат его духов ненавязчиво касается кончика носа, приятно лаская рецепторы. – Ммм, эгоист не только в поступках, но и в духах, - мурлычет брюнетка, но тут же прячет лукавую усмешку, как только они оказываются в просторном помещении, женщина делает шаг назад, одергивая юбку, и поправляя очки на макушке. Цепкий взгляд скользит по шатенке напротив, от мысков ботинок до седых прядей. И снова эта ухмылка, ее голос приятен для слуха, а внешний вид очаровывает своей сталью, что скрывает французское кружево. Ах, да, вечно кругом одни французы.
- Азазель, за кого ты меня принимаешь? Я не нападаю первая, если только мне необходимо восстановить силы. Но если твоя новоприобретенная дочь не собирается устроить здесь кровавую баню, то поверь, количество присутствующих на территории школы Чарльза Ксавьера не уменьшится, - Селена улыбается, касаясь ладонью щеки краснокожего, почти с любовью, - вот теперь сказал, amore mio, - Галлио возвращает свой взгляд на девушку рядом, и прищуривает глаза, крепко сжимая хрупкую на первый взгляд ладонь.
- Не беспокойся, caro, никто не пострадает, если только сам этого не захочет, - Селена согласно кивает головой, давая понять, что пока готова слушать и играть по правилам, которые предлагает ей Шельма. Она следует за девушкой, и отзвук высоких каблуков по полу почти оглушает. Они медленно все втроем выходят из места, носящего название «Церебро» и теперь следуют пустынными и светлыми, как в больнице, коридорами. Галлио качает головой, услышав знакомые названия, почти смеется в полный голос, не в силах себя остановить, и закатывает глаза.
- Боже, а я то была уверена, что этот bastardo, все же угомонится со своей идеей всемирного господства. Ан нет, вы посмотрите, все туда же, все за тем же. Ничему история не учит, - Селена, несмотря на много тысяч лет жизни, все еще предпочитает порой обращается к своему итальянскому акценту, что делает ее еще более привлекательной в глазах мужчин, - милая, не могу сказать, что я удивлена. Все же у меня в этом плане куда больше может быть информации, и своих интересов, - Галлио бросает быстрый взгляд на Анну, оценивающе улыбаясь. Хорошая девочка, вон какой подбородок волевой, в глазах пламя бушует, хотя видно, что устала, но не физически. Хороша чертовка, как Селена любит.
- А Всадников он скорее всего собрал. Если я не чувствую волнений от своих доносчиков, то значит часть уже готова. Что вы хотите от меня услышать или получить? И, Азазель, - Галлио оборачивается к мужчине, положив одну ладонь ему на плечо, и постукивая пальцами, - ты же понимаешь, что я не добрый самаритянин, и что за спасибо и доброе слово я и пальцем не пошевелю, а если обидишь, так и вовсе уйду на вражескую сторону, - она улыбается так, что у любого смертного дрогнули бы поджилки, - поэтому о цене мы с тобой договоримся позже. Не хочу твою дочурку впутывать в наши личные дела. Пусть мне будешь должен ты, а не она. Анна слишком хороша для того, чтобы выплачивать долги своего папочки, возжелавшего одну единственную женщину, - Селена обходит Азазеля со спины, но не отрывает взгляда от Анны, и буквально шепчет каждое слово, заканчивая улыбкой.
- Я в деле, но условия вы слышали.

+2

12

Азазель был очень рад своей давней знакомой. Рад настолько, насколько могут быть рады два бессмертных существа друг-другу. Но примешивалась к этому чувству еще одна горькая специя. Азазель был влюблен в Галлио, но любил он только одну женщину в своей жизни.
- Милая, ну нельзя же сразу о ценах. Конечно ты не самаритянин, но если мы начнем вспоминать все взаимные долги, боюсь, Апокалипсис успеет провернуть свои маленькие делишки, состариться, умереть, снова возродиться и опять начать эту возню.
Они покинули Церебро.
- Мне кажется, что мы с Селеной будем лишними, в этом притоне святости и благолепия, - сказал демон, обращаясь к Шельме, - Так что вероятнее всего мы скоро покинем школу. Но теперь ты со мной на связи. Просто хорошенько подумай обо мне, главное - только хорошее, и я отзовусь.
Они дошли до комнаты, в который Азазель оставил кофеварку, которая была мгновенно включена.
Привычные мелкие дела включали автоматизм, позволяю Дюма прикидывать варианты и напряженно думать о вариантах развития сюжета.
- Селена, mia passione, к Апокалипсису попал мой сын. Курт - один из всадников. И сначала мне нужно вытащить его. Следующим на очереди будет Смерть - его наличие в этом мире принципиально для меня, как хорошего отца, заботящегося о душевном спокойствии дочери. В общем, семья - прежде всего. Да и думаю, что тебе, mia ardor, будет, как минимум интересно за этим понаблюдать, - Демон закончил готовить кофе и протянул чашку Селене, - Итальянская обжарка доминиканской арабики.
Азазель уселся на кровать и мысли о том, чтобы вытолкать Шельму из комнаты стали все более доминантными в сознании алого.

Нельзя сказать, что его с Селеной связывала долгая история. Нет, в масштабах вечности, они были едва знакомы. Но HellFire Club, когда-то соединял и очень странных людей. И конечно, у тех, кто состоял в подобном обществе хоть раз, навсегда оставалась тяга к созданию господствующей элиты. Так почему же этот раз должен стать исключением.
Быть может, в самом начале, Азазель и готов был просто помочь Шельме. Но, он, хоть и был бессмертным, никогда не был дураком. И тягаться с такой силой в одиночестве он не собирался. А теперь, когда на доске появилась Черная Королева, шанс на успех возрастали.
Неофим не был бы Неофимом, если бы не искал пользы для себя.
Интересно, если я все еще интересую ее, может быть мы сможем собрать еще несколько бессмертных мутантов и наконец-то устроить свою жизнь, как давно тому полагалось.

Селена, милая, Шельма прекрасно понимает кто мы, и, конечно она нам не доверяет. А я бы хотел, чтобы после разборок с этим, как ты говоришь, Bastardo, она присоединилась к нашей маленькой компании, - мысленно прошептал Азазель, обращаясь к Галлио - Да, у меня есть несколько соображений на счет Апокалипсиса и условий, на которых ты, может быть, согласишься побыть послушной и хорошей девочкой. Пока мы здесь, намекну, что эта кампания может закончиться строительством нового прекрасного города, с максимальной лояльностью окружающих и бесконечными ресурсами.

- Анна, я думаю, что на этом нам пора расстаться на пару дней и подготовиться к новому витку развития этой, поистине трогательной истории. Я, кажется знаю, что мы сможем предложить Реми, и на что он купился в речах Апокалипсиса. Но эту теорию мне нужно проверить. А тебя, я попрошу обсудить с "крестоносцами", или правильнее будет сказать "Иксоносцами", полученную информацию. Да и вообще, мозговой штурм - это прекрасно. Мы займемся этим с Селеной вдвоем или... Вы - своей командой. Если придете к какому-нибудь решению - дай знать.

Азазель подошел к Селене и обнял ее за плечи:

- А с тобой, mia Regina Nera, нам есть чем заняться, и пусть это будут не только разговоры.

Дюма многое переводил в "горизонтальную" плоскость, дабы создать ненужные ассоциации у публики. Но, он прекрасно понимал, что Анна не верит ни одному его действию или слову. Но, в конце-концов, она понимала кого она просит о помощи, и раз уж она теперь ему родня - пусть принимает правила игры, хоть бы их не озвучивали сразу. Деваться ей все равно некуда. Фигуры на доске начали движение. Но в шахматах Азазеля есть один нюанс - он никогда не выставляет на доску все фигуры сразу.

Отредактировано Azazel (2018-04-08 16:07:29)

+1

13

Если смотреть со стороны на разворачивающийся театр абсурда, в котором на авансцене располагались три совершенно разные фигуры, то было бы сложно предположить, чего же они хотели, раз собрались тут все вместе? Прописан ли сценарий их действий? Есть ли у суфлера реплики, чтобы вовремя подсказать? Экстернал, демон, иксмен. Не хватало ружья, которое вот-вот должно было бы выстрелить и Станиславкий бы зааплодировал стоя, они все были удивительно убедительны в своих ролях. Увы, Шельма лишь знала точно только свои действия, свои мысли, свои желания, они были просты и пресны, как у любого нераскрытого второстепенного персонажа. Никаких интриг, выходящих за рамки разумного, никаких хитросплетений и подковерных мелких драм, никаких предупредительных выстрелов в воздух и легкого постукивания серебряной ложечкой по кромке хрустального бокала с ядом, чтобы привлечь к себе внимание. Она плавно уступала сцену более сильным персонажем этой трагедии, делала шаг к краю, готовая потеряться в красном бархате занавесок или уйти в пыльные, грязные, годами не мытые кулисы.
У Королевы был довольно тяжелый взгляд, выдержать такой сложно, но пришлось, опускать глаза было бы столь же глупо, как и поверить на слово демону, не уточняя, что же он все-таки задумал. Теперь вот - разгребай... В прочем, критически страшного пока не произошло ничего, она решила смириться на время, может быть и не так страшен черт, как его малюют?
- Вот и славно, - она растянула губы в абсолютно горизонтальной и совершенно безэмоциональной улыбке, - кровавые бани не по моей части, но что вы имеете в виду я поняла. Буду следить за остальными, чтобы не лезли под ноги, если им дороги их жизни. Ничего нового, - хмыкнула южанка, качая головой и наблюдая за тем, как показательно-нежно и указательно-собственнически Селена проводила ладонью по щеке Азазеля. Вот и вся любовь, да, Рейвен?
- А у меня этой информации ноль на массу, - она покачала головой, вставляя пару слов в диалог между бессмертными, а улыбка хоть и стала натуральнее, но приобрела заметно печальный оттенок. Именно за этим она и вляпалась в эту авантюру, именно из-за этого и готова нести жертвы, лишь бы понять, где у этого гиганта слабые точки, на что давить, куда воткнуть нож, да в какую сторону его провернуть: по часовой стрелке или все-таки против?
Они покинули Церебро довольно быстро, не заметая следов пребывания там, но и не оставляя после себя ничего, чтобы могло указать на вторжение в святая святых этого заведения.
Слова Селены въелись пулей в подкорку: всадников он уже собрал. Всех четверых значит, плохо было дело. Кто остальные, что с ними сделали в целом? Почему они не сопротивляются воле Апокалипсиса? Слишком много вопросов, как всегда, как в любом деле: голова работает на опережение, ворохом вываливая сразу сотни вариантов развития событий, выискивая сотни неизвестных во всех уравнениях, словно ей это сейчас как-то могло бы помочь. Собрал. Этого пока было достаточно, вошел в силу, окружил себя верноподданными, вот что важно, дальнейшие вопросы они будут решать по мере их поступления. По крайней мере, Галлио четко дала понять, что она не останется в стороне, если Азазель выполнит ее условия. А Азазель выполнит ее условия наверняка только после того, как выдаст свои условия Шельме. Вот теперь южанке хотелось бы поскорее услышать, что же хотят от нее на самом деле за помощь в борьбе с Апокалипсисом, или, как назвала его Селена - bastardo. Ублюдком.
Язык приходилось прикусывать. Больно, всеми имеющимися зубами. Пять минут, как он назвал ее "дочерью", просто смешав их кровь, а уже волнуется о ее душевном благополучии? Как-то показательно это все было, но спорить с этим Шельме было не с руки. Она не главный актер в этой пьесе, не прима, она лучше в кои-то веки промолчит, сделав в голове расчет не на текущие события, а на ближайшее будущее. Ее душевное спокойствие было важно и ей самой, так почему бы просто не перестать барахтаться, а расслабиться на пару мгновений и поплыть по течению с зажатой в ладошке спасительной соломинкой. Дочь? Пускай. Она не доверяет пока Азазелю на все сто процентов, но раз уж удалось оказаться с ним и Селеной в одной связке, тут приходиться включать командный режим работы. Наблюдать, быть крайне внимательной и осторожной, но не пытаться выставить свое собственное Я вперед их. Опыта маловато.
Женщина повернулась в сторону Азазеля, который сидел на кровати и вот уже обращался к ней, переключив свое внимание со знойной итальянки на ее скромную полосатую голову.
- Видимо, разумнее пока пока не знать и не думать о том, что же за планы зреют у тебя в голове, - улыбнулась она, сцепляя пальцы в замок за спиной и и опуская глаза в пол. Много знать не вредно, особенно в подобной критической ситуации, но что за сделки еще хочет провернуть Азазель? Что ж, пока все-таки хватит им и одной аферы. Да, это не душу продать, как в книжках описывают, но что-то сродни тому. И она будет следить за этим в оба глаза... А пока им действительно пора было расходиться по своим делам, основные моменты они обсудили: они нашли примерное место расположения Апокалипсиса на карте Земли, они выяснили, что Всадники уже собрались полным комплектом и что телепатически туда не прорваться, узнали, что Курт все-таки там, они поняли, что Селена Галлио теперь играет эту партию на их стороне. В целом сведений было предостаточно для того, чтобы начать действовать. Один момент только пока мешал Шельме: что ей обсуждать с командой? Сказать: вот, вот точка на карте? И что? Все кинутся туда и будут пытаться взять штурмом его пирамиду? Или просто надают ей подзатыльников, когда узнают, как же ей достались эти сведения? С одной стороны команда ей сейчас была нужна, с другой... С другой в одиночку было бы даже попроще справиться, не в плане совсем в одиночку, а в плане с теми, кто не станет осуждать ее методы и ссылаться на совесть и сделки с Дьяволом. Пресно и банально. Ей не нужна вся команда, ей нужны лишь единомышленники.
- Что ж, договорились, я дам знать, если у нас появятся какие-нибудь зацепки или планы на этот счет. То же самое буду ждать и с вашей стороны. Азазель, ты помнишь о чем мы условились насчет ликвидации. Надеюсь, до этого не дойдет. А пока, если пожелаете тут задержаться, не развалите комнату, - усмехнулась она, выходя в коридор и закрывая за собой дверь.
В голове на ультразвуке проносилось лишь "Что ты творишь?!" Но игра уже началась, софиты освещают сцену, назад пути нет. Мягкие шаги на стеклянном полу и они уже кружатся, кружатся, кружатся в танце, а она, наивная глупая девчонка, не знает, к чему это все приведет и приведет ли вообще. Остается не верить, но надеяться на лучшее.

+2

14

Селена смотрит на Азазеля, Анна стоит рядом, но в какой-то момент Галлио почти перестает ее замечать, щуря свои синие глаза, что меняют цвет от голубого к черному, в зависимости от того, что происходит с мутанткой. Она понимает, что иногда творится внутри этого демона, и столько лет прошло, и пора бы уже перестать ревниво поджимать губы каждый раз. Шельму она знает, и знает, кто была ее матерью, хоть и приемной. В самом деле, когда тебе столько лет, то ты невольно начинаешь знать все и про всех, порой даже из праздного любопытства. А уж бывших баб своего любимого мужчины Селена знает, как свои пять пальцев. Но здесь и сейчас совсем не время для того, чтобы демонстрировать свои слабости. Поэтому Галлио чуть вздергивает подбородок, не переставая улыбаться. Этот карнавал и феерия интриг – ее родная стихия, где Селена может взмахнуть рукой, меняя правила игры кардинальным образом.

- То есть, я правильно понимаю, что оставшихся двух Всадников вы вытаскивать сильно не стремитесь, только если получится, а если нет, то бедных жертв обстоятельств в расход? Хорошо... – бровь брюнетки выразительно ползет наверх, ей теперь просто необходимо узнать, кто оставшиеся два всадника, ведь это может лихо изменить весь сюжет, и дать ей возможность иметь в должниках не только Азазеля, но и двух сильных мутантов. А то, что это сильные малые сомневаться даже не приходилось. Хищная улыбка возникает, как по щелчку пальцев, Селена щурится, подаваясь вперед, и теперь ее взгляд сверлит Азазеля, пока в голове проникновенным тоном звучит баритон демона. Как гладко стелет, паршивец, знает слабые места Галлио, пользуется ими не только в постели, но и в жизни, совсем не чурается прямой лести, а она только и делает, что поддается. Но все не будет просто в этот раз.
Женщина присаживается на край кровати, вытягивая ноги, отчего платье опасно задирается выше, обнажая полоску черных чулок, а туфли на высоком каблуке с красной подошвой скидываются. Мутантка делает глоток кофе, прикрывая глаза от наслаждения.
- Mio demone, ты знаешь, как уговорить даму, чтобы она согласилась помочь твоей названной дочери вытащить свою любовь, как это прекрасно, и спасти твоего отпрыска, - в тоне Селены возникают ревнивые нотки, которые сразу тонут в чашке с кофе, что женщина вновь пьет. Сохранять спокойствие, искать варианты. Каждому из них от этой истории необходимо что-то свое, или кто-то. Галлио рассматривает Шельму, невольно улыбаясь, такую дочь она бы хотела иметь, такая сила и мощь, и такое желание спасти свою любовь. Вот только зачем.

И тут же, как насмешка судьбы, горячие ладони обхватывают ее обнаженные плечи, потому что куртку уже успели снять, и положить рядом, и Селена изо всех сил противится тому, чтобы не мурлыкнуть, как типичная женщина, оказавшаяся рядом с мужчиной ее мечты.
- Не беспокойся, caro, мы будем предельны аккуратны в вопросах сохранения собственности Чарльза Ксавьера. В случае чего, твой папочка все оплатит, - Галлио ухмыляется, провожая взглядом шатенку, что затворяет за собой дверь. В комнате тишина. Нет-нет, они вовсе не будут делать то, о чем подумала Анна Мари, они будут говорить. На Азазеля падает тяжелый и серьезный взгляд, Селена отставляет чашку на небольшой журнальный столик, поднимается с кровати, расправляя платье.
- А теперь, mio amore, ты расскажешь мне, что задумал на самом деле. Столько лет тишины, наблюдений из далека, молчания относительно того, что у тебя, о, чудо, оказывается есть сын, да еще и от кого?.. И вот, тебе нужна я и моя помощь. Цена будет высокой, если ты хочешь, чтобы я была твоей послушной, как ты сказал, bambina. Ты же в курсе, что я привыкла быть сверху, и что это я выкручиваю ручки. Поэтому, уговори меня, Азазель. Иначе я выйду за эту дверь, и сделаю все, чтобы ты не получил даже волос с головы ladro maledetto.
Селена умеет злиться, она любит это делать. И если для кого-то в этой пьесе отведены вторые роли, то она и вовсе предпочитает быть за сценой в качестве и сценариста, и режиссера. Ее пальцы предназначены для тонких, но прочных нитей кукловода. Главное, чтобы единственный, у кого в руках ее ниточки, не стал ими пользоваться.

+2

15

- Ммм, Селена, неужели ты умеешь злиться? На меня? И из-за чего? Из-за взрослого сына, который терпеть не может меня и ненавидит свое происхождение? - в голосе демона звучали горестные ноты, но эта минутная рассеялась серным облаком. Дюма обернулся к своей спутнице. - Хотя знаешь, ты имеешь право злиться. Но и я не забыл твоих многочисленных дочерей мафиози. Разница лишь в том, что после того, как я трахну женщину - у нее рождается ребенок, которых кстати не так и много. Мало кто может вынести кровь Неофимов, А вот после ночи с тобой в постели остается выпитая досуха оболочка. Так что не будем класть навесы отпрысков против трупов - здесь ты мне дашь огромную фору. И это мне в тебе чертовски нравится.
Демон откинулся на кровать и, глядя в потолок, продолжил:
- Теперь о том, что касается Шельмы. Она стала носителем моей крови буквально пару часов назад. И, надо сказать, эта новость не вызвала в ней бурной радости. Она никогда не поверит ни мне, ни тебе. Поэтому пока я помогаю им, у нас есть возможность предстать перед людскими властями в выгодном свете, потому что мутанты, как всегда за чертой понимания смертного разума.
Азазель сделал еще одну чашку кофе. Все-таки Церебро прекрасная машина и поиски Апокалипсиса прошли с значительно-меньшими энергозатратами, как если бы он пытался просканировать планету сам, но даже с таким подспорьем, алый был уставшим. А кофе всегда помогал ему восстановить силы в кратчайшие сроки.
- Цены и уговоры... Милая, ты же прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь,и знаешь, что я люблю тебя. Я бы с удовольствием тебя уговаривал теми методами, к которым мы оба привыкли, но вопрос спасения моего сына и помощи икс-менам несколько серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Я понимаю, что наличие моей персоны в твоей жизни вряд ли станет достаточным аргументом, для твоего расположения. Но, боюсь, в случае твоего отказа, мы рискуем больше не увидеться на этой планете. А пейзажи Бримстона тебя никогда не прельщали. Курт - это последний мой прямой потомок. И только пока эту грешную землю топчут ноги моих прямых потомков, я могу здесь находиться и не думать о том, что родные просторы затянут меня к себе силой. Надеюсь, что с Шельмой у меня уже получилось обмануть судьбу, но я не люблю рисковать просто так. Поэтому моей задачей numero Uno - остается спасение Курта. Потому я хочу вытащить и Реми и подарить ему бессмертие, сделав носителем крови Неофимов.
Нет, ему определенно не нравился поворот беседы. Но перспектива неудачи была еще менее привлекательной. Дюма уже успел несколько раз поблагодарить проведение, за то, что Шельма обратилась именно к нему.
- Ну и еще один маленький момент, - Азазель повернулся к Галлио и подмигнул ей, - Если ты перестанешь злиться на меня и посмотришь в перспективу, то увидишь, как в ней нам на встречу движется отдельное государство, скажем Новый Рим, мутантов, которые помогли предотвратить гибель человечества и спасли эти человеческие шеи от рабских ошейников Апокалипсиса - готов спорить, что их дизайн не менялся со времен древнего Египта. И люди рады будут отправить мутантов в сегрегированную область, оставаясь всего лишь туристами, число которых никогда не совпадает с реальным количеством. А теперь, продолжая размышлять, ты увидишь возрождение Клуба Адского Пламени, но без лишних мутантов, а только силами истинно-бессмертных. И в этом стремлении, надеюсь, мы с тобой все еще одинаково заинтересованы. Ну и последнее, наконец-то мы сможем, не оглядываясь ни на кого, повторить наше маленькое приключение на том винограднике в Тоскане.
Она была потрясающей. Дюма понимал, что Селена согласилась уже тогда, когда отправилась в ботанический сад. В противном случае - он просто не увидел бы ее. Но продать свое согласие подороже - это дело чести. Этих двоих можно было обвинять в чем угодно, но только не в том, что они бели бесчестны друг с другом.
- Caro, я уж и не помню сколько лет назад был в La Scala. А если внуки Луиджи готовят пасту также, как он сам, то я очень голоден. Отправляемся?

+2

16

- О, прошу, не начинай, - Селена закатывает глаза, не в силах противостоять аргументам, что срываются с губ Азазеля. Он всегда на все ее даже немые обвинения находит фразы, которые мигом разгоняют их по углам. Нет, конечно, Галлио сейчас могла бы начать вести себя, как капризная и ревнивая дама, но в этом не было никакой необходимости, она уже услышала нужные ей слова. Женщина провожает демона взглядом, едва приподнимая бровь, и медленно все же опускается на кровать рядом с Азазелем. Заглянуть со стороны, так эта картина вызвала бы тихий смешок - двое взрослых людей, чья внешность не один раз была причиной кровопролитных войн, практически валяются на небольшой кровати, и рассуждают о таких вещах, что у большинства смертных волосы бы стали дыбом. Селена же провожает взглядом Азазеля, чуть хмурясь:
- Твой ход достаточно смелый, ты же понимаешь это? Одно неверное движение - и тебя здесь не будет вовсе. Нет, ты не пойми меня неправильно, это не холодный расчёт, когда дело касается нас с тобой мной правит исключительно эмоциональная составляющая, особенно, когда на тебе этот парфюм, - Галлио невесело ухмыляется, прикрывая глаза, и вздыхая, - ты же понимаешь, что меня слабо интересуют людские власти? Той, что всю жизнь властвует над их умами - это неинтересно. Но я не могу не согласиться с тем, что для остальных это будет огромной потерей. К тому же, как ты правильно заметил, пределы твоих владений не являются пределами моих мечтаний, и я предпочту наблюдать тебя здесь, - Селена тычет пальцем себе под ноги, едва заметно раздвигая губы в улыбке, - нежели в твоем королестве. Азазель, послушай, - властный жест рукой, отчего пара браслетов из белого золота бьются друг о друга, создавая легчайший звон, а Селена прикрывает глаза, тем самым давая понять, что она не потерпит прерываний, - я не говорю нет. Но вопрос цены для меня сейчас особенно важен. На сцену выходим не только мы с тобой, если ты не в курсе, то на горизонте маячит Лилит, а это меня не слишком радует. Не то чтобы я боюсь конкуренции, но этот маленький шар слишком мал для такого количества бессмертных и жаждущих власти существ, - Галлио мягким движением поправляет ворот пиджака Азазеля, пока тот убивает очередную чашку божественно пахнущего кофе. Женщина даже не улыбается, лишь тяжело вздыхает. С годами твое упорство становится иным, с годами твоя злость и желание власти приобретает более глубокие оттенки, пожалуй, только в книжках тысячелетних злодеев рисуют отшибленными на всю голову, в реальности же они гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Конечно, если это не конченные психи, повернутые на собственных комплексах. Ее всегда и везде рисовали и рисуют в воображении как психованную истеричку-красотку в черном латексе с сапогами-ботфортами, нет, такой костюм у нее, конечно, есть, да еще и плащом роскошным, но Селена, все же, не была таким воплощением вселенского зла. Она куда умнее.
- Азазель, - Селена смотрит неофиму прямо в глаза, чуть покачивая головой, и продолжает наглаживать лацканы пиджака, чувствуя под пальцами притягательную мягкость ткани, - ты же знаешь, что я уже согласна. Не только из-за Нового Рима или КАПа, умоляю тебя, нет, конечно. И ты знаешь, что я в состоянии сама этого добиться, - Галлио ухмыляется отводя взгляд в сторону, и отходя от красного в сторону, упираясь ягодицами в край столешницы, - я делаю это, потому что ты единственный мужчина на земле, которого я действительно люблю. И даже если это делает меня слабой в глазах моих врагов, недоброжелателей и завистников, то это все равно не изменит моего отношения к тебе, mio amore eterno, - Галлио чуть улыбается, - боюсь, что КАП все равно будет трещать по швам. Но я готова выслушать предложения по его развитию уже после того, как нам всем удастся справиться с Апокалипсисом, - она в опасной близости к нему. Так близко, что ее губы предательски касаются губ демона, когда экстернал произносит слово за слово, ее тело впечатывается в его, и Селена чувствуется каждой клеточкой, как горит Азазель под своей одеждой, как мучительно ожидание, и выдыхает, медленно облизнув свою нижнюю губу, делая ее еще более влажной и блестящей.
- Только если ты полностью перепишешь их на мое имя, mio amore, - ее пальцы уже в его волосах, с силой сжимают в кулак, оттягивают назад, когда Галлио прикусывает губу неофима, пронзая ее двумя острыми клыками, и тут же отпускает, облизываясь.
- Заглянем по пути к Миуччи? Она в этом году выпустила коллекцию куда симпатичнее, чем Дольче. И не пойду же я с тобой в La Scala в этом? – Селена мягко берет Азазеля под локоток, большим пальцем утирая у себя в уголке губ каплю крови и улыбается с нежностью. Эта игра только начинается, как и многие другие в их с Азазелем жизни.

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [26.02.2017-27.02.2017]: [time to move on]