Текущее время: март-апрель 2017 г.
организационные новости:
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
30.07 - Свежие новости!
30.07 - с 30.07 по 5.08 пройдет вечор романсов в честь Уэйда Уилсона!
30.07 - Поздравляем с Днем рождения великого Тони Старка!
23.07 - Свежие новости форума
22.07 - А у нас новый сезон "Вечеров" и на этот раз они с Магнето!
21.06 - Лето, конечно хорошо, но посты писать надо. Поэтому свежие списки на удаление
21.06 - И мы снова с поздравлениями. С днем рождения, Шторм!
18.06 - А мы обновили дизайн и поздравляем нас с 6-месяцами! Читаем новости: форума.
20.05 - Списки на удаление очень хотят быть чистыми!
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон!
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации!!
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые!!
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News!
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения!!
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!
нужные персонажи
лучший пост
"Если взглянуть со стороны на его жизнь, то ее можно поделить на до попадания в другую реально и после. И до, все было так спокойно и размеренно, даже немного уныло. А после просто пошло по наклонной. И несмотря на то что после этого случая, он внезапно приобрел какие-то сверхнавыки, у него не было особо времени разобраться в них. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [22.03.17]: [The devil's knocking at your door]


[22.03.17]: [The devil's knocking at your door]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://78.media.tumblr.com/0dca337e28418d6c247f9418ea4528fb/tumblr_orv8krhRqs1ut1d6co3_540.gif

Дата, время: 22 марта 2017 Место: Бримстон
Участники:
Азазель; Псайлок; Джонни Блейз

Описание событий:
Потерпев сокрушительное поражение, переместившись в Бримстон, Элизабет Брэддок оказалась в ловушке того, кого совсем не ожидала увидеть. Азазель, заручившись поддержкой Селены Галлио приобрел мощь, которая могла бы потягаться с тем, что сейчас имела Война, а неожиданность и внезапное появление сделали свое грязное дело. Псайлок теперь под контролем Азазеля. Но вот какая невероятная незадача...вместе с ней в Бримстон попал кое-кто еще, огненный такой. Ну, что же, Дьявол уже постучал в твою дверь.

+2

2

Родные просторы встретили своего короля и его невольную гостью, с распростертыми... нет, не объятиями. В Бримстоне не принято было проявлять теплоту чувств. Так что из распростертого, Азазель мог предложить только пасти вулканов, кратеры от магических ударов и бескрайние просторы безжизненной пустыни. Ну почти безжизненной, легионы омерзительнейших по своему внешнему виду тварей, как всегда скрашивали атмосферу.
Война, с кляпом во рту, оказалась прикована над пропастью. Естественно на распятии в форме икса. Иначе было бы неинтересно. Дюма расположился на маленьком уступе рядом с ней.
- Милая, ты, наверное, не до конца понимаешь что произошло и почему великий всадник война оказался в таком неудобном положении. Позволь объяснить, - Демон вытащил сигарету из нагрудного кармана и закурил, - Видишь ли, теперь Анна-Мария стала мне в высшей степени небезразлична. А ты хотела ее обидеть. Но не только ваши детские шалости привели тебя сюда. Апокалипсис - вот тот персонаж, который портит мне и моим... друзьям жизнь, отравляя ее своей тупостью и неспособностью понимать с первого раза. Нет, ты, безусловно в курсе, что ты не первая, и вероятнее всего не последняя, кого это существо будет называть своей. Одна беда - он считает своими всех. А это уже не устраивает меня.
Демон подошел ближе к лицу девушки и выпустил дым ей в лицо:
- Немного театрально, согласен, однако иначе нельзя - ты же понимаешь. Я, в некотором роде монарх, а значит нужно соблюдать приличия. Пожалуй, так будет правильнее, - Дюма прищелкнул пальцами и кожа на спине девушки врезалась на четыре широкие ленты, - Ничего не держит крепче, чем собственная кожа, согласна? Ленты змеями обвили запястья и щиколотки, удерживаемые оковами из какого-то очень странного вещества, явно ни разу не появлявшегося на планете Земля. А после произошло нечто совсем непонятное. Азазель снова щелкнул пальцами и кожа стала прирастать к скале, медленно вмуровывая пленницу.
- Пока хватит. Ты отдышись, я представляю, как это больно. А я расскажу тебе сказку о том, как один плохой Неофим предал женщину.
Демон материализовал из воздуха кресло и устроился в нем, закуривая следующую сигарету.
- Не знаю, была ли ты знакома с Селеной Галлио. Прекрасная женщина. Чертовски сексуальная и потрясающе красивая, а главное - непомерно сильная. Но, как и все женщины, не мне тебе рассказывать, глупая и влюбчивая. Конечно, нельзя так уж огульно говорить о том, что она отдавалась каждому встречному, но однажды она совершила роковую ошибку, поверив Неофиму. Наша культура, как бы так сказать, не подразумевает долгих связей, если нет кровного родства. Так вот, этот Неофим тоже был дураком, потому что позволил себе влюбиться. Конечно, можно хмыкнуть, что сказочки про любовь совсем не по статусу, но  что поделать, и на меня бывает находит. Не часто, но случается. Какие у них были ночи. Полные страсти, любви и бесконечной нежности друг к другу, но всему рано или поздно должен настать конец. Ты уже знакома с моим сыном и понимаешь, к чему приводит порочная связь с Неофимами. Представляешь, как ему было тяжело в школе, когда он такого цвета. Обидно, что парнишка не унаследовал метаморфию ни от меня, ни от мамочки. Но, я отвлекся. А ты, кажется, расслабилась.
Очередной щелчок пальцев вывернул суставы Войны ровно на 180 градусов.
- Постарайся так сильно не кричать. Хотя, учитывая кляп - ни в чем себе не отказывай. Я продолжу: Эта потрясающая девушка связалась с Неофимом и дала согласие на проведение одного маленького ритуала, который прошел просто идеально. И не был бы применен, если бы твой идиотский хозяин не решил пробудиться опять. Мне пришлось выпить до дна все способности моей дорогой, хоть и не единственной, возлюбленной, -  Азазель начинал не на шутку раздражаться, - просто потому, что две таких мощных сущности, не смогут адекватно существовать, находясь в одном сознании. И знаешь, что произошло? Моя Селена, mia Regina Nera, превратилась в сгусток черной материи, который рассеялся где-то в пространстве и теперь, неизвестно когда, снова соберется воедино. А мне придется мало того, что оправдываться перед ней, так еще и ждать чертову тучу лет, пока она соизволит снова материализоваться в этом мире. А ты, моя дорогая Война, стала одной из причин моего омерзительно-плохого настроения. А значит, сейчас я буду с тобой играть и покажу тебе что такое настоящая ВОЙНА. Благо, теперь, чтобы влезть тебе в голову мне не нужен Церебро. Мои силы, знаешь ли, несколько возросли и я не собираюсь пробиваться с боем туда, где меня не ждут. Когда можно просто попросить впустить меня по доброй воле. Да и зачем тратить силы на ментальные проекции, если можно посмотреть спектакль живьем? Но у тебя есть еще вариант - покажи мне ту, которая сидит внутри. Покажи мне Элизабет Брэддок... Нет? Отлично. Ни на секунду не сомневался в тебе.
Азазель начертал в воздухе несколько символов и в долине под скалой выстроились несколько сотен воинов. Абсолютно обнаженные и лишенные оружия, они сдерживались только волей Короля Бримстона.
- Милая Война, ты хорошо себя вела. Поэтому вот тебе небольшой презент от принимающей стороны.
В следующее мгновение Неофимы бросились друг на друга. Одни раздирали тела, вырывали сердца, вгрызались в шеи друг-друга и терзали, подобно собакам. Долину заливали крики и агония. Прелесть берсерков была и в том, что среди них не было серафимов, а значит эта битва могла длиться вечно.
Конечно Война отвлеклась на разворачивающиеся внизу события, а Дюма ждал только этого момента.
Он смог нащупать внутри всадника измотанную девушку, которая уже просто не могла реагировать ни на что, и готова была проститься с жизнью. Но вот у демона на это были другие планы.
Несколько порошков, заранее смешанных демоном и короткое заклинание вытащило сознание Элизабет на первый план так, что Война, сосредоточенная на сражении не заметила небольшую перестановку.
- Понимаю, тебе больно, но времени мало - я вытащу из тебя этого паразита, или убью - так я обещал Шельме. Но без твоей помощи - убью сразу. Держись кромки сознания - той самой, в которой рождаются страхи, сны, эмоции. Война - это часть силы Апокалипсиса и способна только на то, что в нее изначально вложено. Твоя задача - показывать ей те эмоции, которые ей недоступны. Не обещаю, что поможет надолго, но на некоторое время должно хватить. Что там еще?! - Рядом с королем появились трое когортианцев, в руках у которых был еще один нечаянный гость.
- Мы нашли его недалеко от места, где вы появились.
- Ооо, как любопытно. Ну-с давай знакомиться. Симпатичный парень, правда Элизабет?

+3

3

Ее трясет от страха и боли, кляп прижимает язык во рту, и это почти вызывает рвотный позыв, который девушка в себе мгновенно давит. Перемещение в пространстве, да еще таким образом – не самое приятное, что могло бы с ней произойти. Война держит глаза открытыми, лишь на мгновение прикрывает их, но почти теряет свой контроль, который хочет взять в руки Псайлок, и лишь ждет для этого момента. Как жаль, что она не может ответить достойно этому черту, вздумавшему читать ей нотации, несущему чушь о чем-то. Все ее мысли прерываются одним единственным жестом Азазеля. Мир рушится вокруг Войны и Псайлок, они сливаются в единое целое, в точку, наполненную до краев столь мощной, столь невероятной болью, что на долю секунды девушка отключается, не в силах терпеть подобные муки. Скала и ее тело становятся неделимыми, она, как Прометей, как Иисус, только она – не святая. Руки и ноги скованы, во рту кляп. Война удивляется, как еще голова держится, а не жмется подбородком к груди, тяжело дыша. В уголках губ скапливается слюна – кляп стоит не совсем верно, но на то и расчет – унизить и причинить боль. Война вслушивается в голос Азазеля, рычит, даже сквозь адскую боль. Хотя, если говорить откровенно, то степень боли сложно описать, когда-то она становится такой сильной, что ты начинаешь к ней привыкать, и для тебя она уже перестает быть ощутимой. Война об этом знает, она помнит о таком свойстве психологии и организма, от этого и пытается затихнуть, присмиреть. Азазелю что-то от нее надо, а раз надо, то значит надо ему это дать, отвлечь его от нее. Чтобы он думал, что взял все под свой контроль.

Знала ли она Селену? О, да, не понаслышке. Эта шлюха вечно ошивалась в Клубе Адского Пламени, гнула пальцы и думала, что самая великая, но и на нее находились люди, которые могли приструнить. Жаль, что ненадолго. Поэтому рассказ Азазеля вызывает у Войны приступ истерического смеха, она по привычке дергается вперед, но ни с чем несравнимая боль от кожи, что в прямом смысле расплавлена, напоминает, что сейчас смертное тело совсем не в том тонусе, чтобы совершать какие-то бездумные поступки. Псайлок прикрывает глаза, считает про себя до десяти. Внутри ее сознания все еще жива Элизабет Брэддок, и кажется, что она даже скалит зубы, как акула, смотрит исподлобья, облизывает губы. Все это похоже на сюрреалистичный сон. В подкорке сознания, далеко от поверхности, Война и Брэддок встречаются, пока Азазель ведет свой неспешный монолог, театральным жестом выдыхая каждый раз дым ей в лицо.
- Ты же понимаешь, что теперь правила игры изменились? – Бетси уже не та девчонка лет пятнадцати, она становится собой. Ее внешний вид обретает привычные черты – закрытый костюм, собранные в высокий хвост волосы, только не хватает катаны. А вот Война тускнеет, яркость красок начинает угасать, шлем пропал, равно, как и катана. До этих мест Азазелю не добраться, как бы он ни пытался. Псайлок еще в детстве научилась создавать в своем сознание астральные миры, куда могла уходить, чтобы пережить потери и утраты, не создавая в реальном мире огромных проблем. Кажется, в этот раз будет то же самое.
- Замолчи, Элизабет. Я все равно смогу одержать победу, кто он, и кто я! – Война злится, она скрипит зубами, пока Бетси лениво устраивается за столом, закидывая на него ноги в высоких ботфортах.
- А ты никто. Разве не слышишь, что говорит Азазель? Он прав. Прав в том, что не ты первая, не ты последняя, как ни прискорбно. Но знаешь в чем самая суть? Я не отпущу тебя. Я соберу все силы, я сделаю все возможное, чтобы ты навсегда осталась внутри меня. Я буду пользоваться твоими способностями, знаниями, чтобы… чтобы делать то, что хочу я, а не ты.
- Рано или поздно я выберусь…
- Так ты уже согласилась на проигрыш?..

Из своего астрального мира Бетси вырвал собственный крик. Пока она пребывает вместе с Войной на одном уровне, часть ее сознания все еще ощущает боль, тело выламывает, как у куклы на шарнирах, а ее кукловод сидит рядом, потирает ладони, и ласково улыбается. Неужели, она и ему сломала жизнь?.. На периферии сознания возникает образ красивой женщины, которую любили по-настоящему сильно, даже если не хотели в этом признаваться. И Псайлок закрывает глаза, не в силах больше сопротивляться. Война же увлечена, она видит, слышит бойню, ее ноздри раздуваются, как у загнанного коня, а глаз блестит. Это сложно понять до конца, как может быть расщеплено сознание, функционируя одновременно с двух сторон. Но это возможно, и Псайлок, настоящая Брэддок слышит голос Азазеля, для нее он едва уловим, почти как белый шум, но Бетси чуть напрягается, стараясь расслышать. И едва заметно кивает головой. Она позволяет Азазелю проникнуть в ее разум, и уже отвечает в нем:
- Если ты вытащишь ее из меня, то я погибну. Не то чтобы, мне этого не хотелось, но… Есть способ, он срабатывал ни один раз. И ты единственный, кто на это способен, - Бетси и Азазель стоят внутри большой белой комнаты, где в середине расположена клетка, дверь которой сейчас открыта. – Я выберусь на кромку, сделаю, как ты сказал, но ты будешь моим проводником, ты утащишь ее сюда, и поможешь закрыть эту самую клетку. Единственное – мне нужен будет тот, кто поможет научиться контролировать Войну внутри клетки. Тот, кто уже сражался со своими демонами, и знает, как их обуздать. И такого надо будет найти. Я прошу тебя, Азазель, умоляю. Помоги мне, я устала от нее… - Псайлок видит, как мужчина пытается ей что-то ответить, но их прерывают, и сеанс заканчивается. Война все еще поглощена зрелищем, она задыхается от агонии, в которой смешана боль и страх, животное желание и возбуждение. Она вся – сплошной оголенный нерв, и в переносном, и прямом смысле.
- Ммм, твоя мордашка кажется мне знакомой, - ее голос хриплый. Помощники демона вытащили наконец-то кляп, но держатся рядом, даже не брезгливо смотрят на специальное устройство. Война окидывает взглядом красивого молодого человека перед ней, и расплывается в зловещей усмешке.

- Кто это? – Бетси хмурится, складывая руки на груди, и обращаясь к своей вечной зазнобе.
- Не уж то ты не помнишь его, милая? – Война сидит напротив, зеркально отображая каждое движение хозяйки тела.
- Нет, откуда?.. Или же… Это что-то смутное, с ним была знакома ты, не я.
- О, да! Мекка, горячий парень. Все, как мы любим – голубые глаза, светлые волосы, дикий нрав, а самое главное – какие демоны там внутри. Но я не дам тебе об этом вспомнить. Не-а, - Война отрицательно качает головой, а Бетси понимает, что до тех пор, пока Война не в клетке, то она и впрямь может не помнить тех вещей, которые не дает ей помнить Война.

- Пусти меня, Азазель. И мальчишку отпусти, он тут вообще не причем. А еще лучше отпусти меня, отдай мне его, и… - Война кричит от боли, но не сможет пошевелиться. Ее глаза распахнуты так широко, что можно заметить, как лопаются в них сосуды от внутреннего уголка глаз к зрачкам, с фиолетовой радужкой. Кажется, что демона раздражает в ней все – и это сказывается в боли, словно раскаленное железо пускают по венам вместо крови. А в горло заливают ртуть, смазывая губы лавой. Кажется, это все будет длиться вечность, если не больше.

+4

4

  Портал в Ад не открывался. Такое с Джонни было впервые. Казалось, будто сам этот мир не желал его отпускать.  Из-за всех этих путешествий во времени Гонщика было сложно чем-нибудь удивить, поэтому он просто принял как факт то, что ему не уйти отсюда так просто.
  Ладно, Джонни, в какую задницу тебя занесло на этот раз?
  После всех событий, что произошли в Нью-Йорке, Блейз собирался залечь на дно где-нибудь на окраине Сан-Франциско. Именно туда он и направлялся когда почувствовал, как некая сила искажает вокруг него пространство. Заметь он это раньше, возможно ему бы удалось избежать перемещения в это заброшенное измерение. Но получилось, как получилось.
  Оставив свой мотоцикл, Джонни решил прогуляться по заброшенным пустынным окрестностям пешком, чтобы не привлекать лишнего внимания.
  Это измерение кому-то принадлежит, именно этот кто-то устанавливает здесь правила. Это единственное объяснение тому, почему портал в Ад не открывается, - Гонщик лениво осматривался по сторонам, наблюдая за тем, как вокруг него собираются какие-то отвратительные создания с интеллектом как у трущобных крыс. Кто бы ни был здесь хозяином, он тот ещё засранец. Даже Мефисто иногда прибирается у себя в Аду, а здесь, - мужчина бросил взгляд на одну из тварей, что держались от человека на расстоянии, - настоящая помойка...
- А вот и прихвостни владельца этой свалки, которые любезно отведут меня к нему.
  На горизонте показались вооруженные силуэты, которые спешили навстречу к мужчине.

  Джонни не раз всерьез задумывался об актёрской карьере, особенно это было актуально сейчас, когда Блейз наконец решил свою проблему с переизбытком сил благодаря Слэйду и мог контролировать своего демона словно дрессированного пса. Пусть не без фальши, но Гонщик сыграл беспомощного, перепуганного парня достаточно хорошо, чтобы все вокруг повелись на это. Оставалось только дождаться встречи с местным управляющим, хотя судя по беспорядкам вокруг, заправлял он здесь так себе.
- Вы, ребята, действительно довольны такой жизнью здесь? - не сдержался Джонни, обращаясь к своим надзирателям, которые вели его к хозяину. - А я ещё возмущался властью в своей стране. Жены-то, наверное, вас ежедневно пилят, что среди стольких карманных измерений вы выбрали такую выгребную яму.
  Удар по лицу дал ясно понять, что юмор Блейза эти парни не оценили. Сплюнув кровь и подавив в себе желание превратиться в Гонщика, Джонни начал спускаться по вырубленным в скале ступенькам. Он ожидал, что собственник этого мира будет таким же мерзким как и его измерение, но всё оказалось иначе.
  Это демон? Нет, не совсем, это... Быть не может, это Азазель! Чёрт возьми, стало быть, этот мир - Бримстон. Плохо дело, выбраться отсюда куда сложнее, чем даже из Ада.
  Играя свою роль сломленного человека до конца, Джонни обречённо опустил голову вниз, а потому далеко не сразу заметил, что в утёсе вмурован какой-то человек. Слова владыки Бримстона, который обращался к кому-то, заставили Блейза поднять глаза.
- Ты?!
  Гонщик враждебно нахмурился. Его взгляд был жестким и острым точно осколок стекла. Мысли хаотично метались в голове, пытаясь сложить картинку происходящего воедино. Мекка, сумасшедшие мутанты, массовые убийства, тёмная сущность внутри девчонки, Бримстон, Азазель и снова она. Джонни осмотрелся по сторонам, но похоже, что того второго мутанта, который был в Мекке, поблизости не было. Вернувшись к мутантке, Блейз только сейчас заметил её незавидное положение. Её истязали физической болью, да так, что девушка выглядела хуже, чем порабощённые души в Аду.
  Он пытается сломить волю той штуки, что сидит в девчонке, с помощью пыток, - теперь мужчина смотрел на Войну пустым, отчасти грустным взглядом. Так смотрят на заключенного, которого приговорили к казни. Но это всего лишь телесная боль - пустяк по сравнению с тем, что ждёт её впереди. После осознания того, что она натворила, от душевной боли её будет выворачивать наизнанку. Возможно, смерть для этой девушки будет более гуманным решением, чем попытки её излечить...
  Мутантка говорит с ним, улыбается, а Джонни продолжает отрешенно смотреть ей в глаза. Пусть его Дух Возмездия и желает совершить акт правосудия над убийцей прямо здесь, но Блейз отмахивается от него как от назойливого советчика. Пазл из всех событий почти собрался воедино.
  Азазель пытается вытянуть сущность девушки из её подсознания наружу и подавить влияние этой дряни. Вот только методы у него... Как есть дилетант.
  Изначально, Джонни планировал найти владельца этого измерения и силой заставить того вернуть его домой. Но меряться силами с Азазелем, да ещё и на его собственной территории, это слишком даже для Призрачного Гонщика. Быть может помочь ему с этой мутанткой будет лучшим способом поскорее выбраться из этой дыры?
- Он тебя не отпустит, - Блейз не видел смысла превращаться в Гонщика, она и так его узнала. - По крайней мере, до тех пор, пока ты не выполнишь его условия. Знаешь метод допроса "хороший, плохой коп"? Я - хороший коп, - Джонни, не отрывая глаз от собеседницы, указал на демона-мутанта, - он - плохой коп, хотя хорошего, признаюсь честно, я играю впервые. Неважно как долго ты будешь продолжать сопротивляться - день, неделю, месяц. В лучшем случае он тебя всё равно сломает и достанет... - мужчина бросил беглый взгляд на Азазеля. - Как там ты сказал, Элизабет? Да, и достанет Элизабет. В худшем случае вас обоих убьют. Оглянись вокруг, посмотри правде в глаза, никто не придёт тебя спасать, ты не выберешься отсюда. Ты либо подчинишься, либо умрёшь. И, если уж быть совсем откровенным, то во втором исходе должна быть заинтересована Элизабет, а не ты, ведь когда она придёт в себя, её ждёт осознание всего того ада, что ты устроила. Как по мне, лучше выбраться из этой помойки в клетке, чем не выбраться из неё вообще.
  Блейз непринуждённо пожал плечами и сделал несколько шагов назад, передавая эстафету Азазелю.
- Если ты притащил меня сюда, чтобы я сыграл хорошего копа, то вот, я его сыграл, - про себя пробормотал Джонни, чтобы его мог услышать только демон-мутант, - а теперь возвращай меня обратно, пока я не начал злиться.

+2

5

Азазель даже слегка улыбнулся дерзости и наглости паренька.
- Ммм, сладкая мордашка может начать злиться. Даже так? Ну значит тебе есть чем злиться. И перед тем, как мы начнем еще один урок хорошего поведения, открою тебе маленькую тайну - я тебя сюда не тащил, а вот как ты здесь оказался, мы сей час и узнаем.
Неофим раскинул руки и из его пальцев полилась магия. Да в прямом смысле полилась. Магические эманации напоминали плазму или нечто похожее. Дюма произнес несколько слов на непонятном языке и субстанция перестала двигаться, впитываясь в камень скалы и оставляя за собой символы и знаки. Узорная вязь покрывала все пространство вокруг наших героев, образуя подобие ритуального круга.
Следующим жестом, король Бримстона воздвиг вокруг призрачного гонщика псионическую клетку, но она скорее напоминала арену. Такая же клеть, но меньшего размера окружила Брэддок со всеми ее внутренними тараканами.
- Так вот, - заговорил неофим, обращаясь к Блэйзу, - теперь ты можешь злиться. Я очень люблю наблюдать за тем, как злятся несмышленыши, вроде тебя. А чтобы тебе не было скучно, давай устроим тебе небольшое развлечение.
Дюма собрал воздух в кулак и резко его разжал. Символы вспыхнули неоном и открыли портал, из которого полезли коренные обитатели этих непривлекательных мест.
Твари напоминали гибриды насекомых и рептилий, правда складывалось ощущение, что на них не было кожи. Бугрящиеся мышцы блестели, как будто их покрывала прозрачная лимфа, но кожа этих созданий была прочнее многих материалов. Твари окружили молодого человека и медленно покачивались, будто в медитативном трансе, рассматривая и изучая чужака.
Когда-то давно, когда первые Неофимы только появились в этих местах, а по земле еще бегали динозавры, многие из алокожего народа получили огромное количество побоев и переломов, пока создали заклинание такой мощи, что оно связало волю всех тварей Бримстона и передавало ее под контроль действующего короля.
- Теперь, молодой человек, ты расскажешь мне, какого вашего Христианского дьявола, тебя принесло ко мне. И почему ты, будучи незваным гостем, позволяешь себе дерзости по отношению к хозяину дома. Смотри, я даю тебе шанс поговорить, и не лезу к тебе в голову. Просто потому, что считаю это невежливым. От тебя я жду такого же благоразумия. Конечно, ты можешь перекинуться в свой демонический образ, и тогда в твою голову просто не залезть - ведь в голове у скелета нет мозгов, а значит и конструктивного диалога не получится. Подумай, пока мои милые питомцы просто стоят.
Азазель обернулся к девушке:
- А что до тебя, Война... Мальчишку я тебе не отдам, он пока еще сам способен выбирать с кем ему больше нравится играть, а вот Элизабет придется с тобой долго беседовать. Видишь ли у этого камня есть одно интересное свойство - он пропускает воздух, но не дает пошевелиться. Поэтому, мы либо придем к какому-нибудь соглашению. Читай - сделаем так, как говорю я, либо скала поглотит это прекрасное тело и я буду периодически навещать вас двоих и следить, чтобы тело не умерло от голода и истощения, - демон улыбнулся и подмигнул пленнице, переводя внимание на парня, - Ну что, играем в войнушку, прости Брэддок, или разговариваем?

+3

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GU7V.gif[/AVA]

Она бы хотела пошевелить плечами, повести ими, облизывая губы, но не может. Война поднимает подбородок, растягивая губы в самой смертельной из своих усмешек. Боль сводит ее с ума, но Война держится, отключая эмоции, подавляя собственную волю, пусть здесь ее способности ограничены хозяином пространства, но что-то она еще может. Влажный взгляд скользит по красавчику напротив, конечно, Война его помнит, а вот Элизабет – нет. Хотя где-то там, далеко на подкорке сознания воспоминая самой Брэддок, что мазнула едва взглядом по человеку, демону, кто он там? – и поняла, что он отличается от тех, кто пытался до нее достучаться. Лучше даже не спрашивать, ответа все равно не получите. И ведь неизвестно до сих пор, кто первой затащил сюда этого огнедышащего дракона – Война или Псайлок. Но сейчас Псай слаба, но Война отчего-то начинает сомневаться в этом, она слабее и слабее ощущает связь с этой вздорной девчонкой, которая оказывается порой хитрее, чем это есть на самом деле.
- О, как мило. Мальчики хотят поиграть в ролевые игры! Простите, мистер Хороший Коп, но ваш коллега сковал меня наручниками, приковал к скале, как Прометея, и не дает ничего сделать! – Последнее слово произносится в отчаянном крике, Война пытается изогнуться в спине, от ощущения раскаленного скальпеля по обнаженным позвонкам. Ее глаза закатываются в боли, и на какие-то доли мгновения, или часы, она не уверена до конца, сознание покидает это тело, накрывая темной пеленой и астральные тела.

Она медленно открывает глаза, видит перед собой клетку, прутья которой созданы из псионической энергии, что выделяет Азазель. Он силен, он невероятно силен, в этом даже не может быть сомнений, значит это правда, что он забрал все силы Селены, отправив последнюю к праотцам. Псайлок даже не знает, хорошо это или плохо. Потому что ее место вновь занимает Война, но Бетси не сопротивляется, она строит клетку внутри своего разума, так глубоко, как только позволяют ей силы, она не знает, сможет ли быть достаточно сильной, чтобы этого добиться. Сейчас она поместит, а что дальше?.. Брэддок слышит крики умирающих, видит их глаза, залитые потом, и ее начинает трясти, даже внутри своего разума.

- О, я догадываюсь, что ты хочешь сделать, старый проныра! – Война гортанно смеется, оглядывая обезумевшим взглядом нестройные ряды тех, кого и демонами-то назвать нельзя, жалкие их подобие, идущие по кругу, пригибающиеся к земле. Война не первый год живет на земле, она понимает, что задумал Азазель, но молчит, принимая эту игру. Она чувствует себя такой всесильной, будто бы весь мир может подчиниться лишь одному движению брови. Но Азазель диктует иные правила. И Война хмурится, так же резко, как начала смеяться. Ее взгляд буравит старого знакомого, и в этот же миг, клетка перед лицом Войны исчезает, оставляя ее на растерзание демонам. Они вдыхают провалами носов ее приятный аромат, свежий запах крови, исходящий от лент кожи на запястьях и лодыжка, плотоядно облизываются, но держат дистанцию.
- Не пошел ли бы ты нахер, Азазель? – Война скалится, как последняя сука, она знает, что он не причинит ей больший вред, чем уже есть. Ведь Элизабет нужна своим друзьям живой. Но демоны срываются с поводка, их острые, как бритва зубы впиваются в податливую плоть, разъедая своей ядовитой слюной, а Война бьется в агонии. Такое не может выдержать ни один смертный человек, даже мутант, даже Всадники. Так ли Элизабет Брэддок нужна своим друзьям? Больше похоже на попытку вычленить ее из этой сущности, а если не получится через пытки, то просто оставить тут подыхать. Но почему-то боль прекращается, и демоны в одно мгновение оказываются там, где быть не должны. Азазель играет не по правилам, но когда он вообще это делал? Он направляет своих демонов к тому, кто даже не должен был здесь быть. Но Войне же плевать, она лишь радуется тому, что это не ей сейчас достанется, с нее и так хватит, все болит, настолько, что пора бы уже привыкнуть. Вот только мир отчего-то пляшет в безумном танго, и картинки принимают совсем другие углы. Что происходит?..

- А он красивый, - Война стоит рядом с Псайлок, опираясь плечом на дверной косяк. То, где они сейчас, больше напоминает комнату. Война даже не замечает, как медленно вокруг нее выстраиваются стены. А и зачем, если Псайлок стоит рядом. Хотя выглядит хреново.
- Да, действительно. Ты ведь первая его заметила.
- Но позвала сюда ты, а вот почему, до сих пор не понимаю. Почему он, а не…
- Замолчи. Я не хочу об этом говорить, особенно с тобой, - Элизабет взмахнула ладонью, прерывая свою собеседницу, отходя от дверного проема вглубь комнаты. – Брайан не помог бы. Не хватило бы сил, ты же знаешь. Может быть я просто видела, как он подчинил своего демона. Тогда, в Мекке, на мгновение мне удалось это уловить, поймать это, и видимо, я просто хотела помощи, даже если это будет незнакомец.
- А теперь ты здесь, а я там…

- Азазель, нет! – Ей кажется, что она кричит. Война затихла. Брэддок же едва шевелит посиневшими губами, ее голова упала на грудь, а волосы, испачканные в саже и собственной крови, ниспадают на лицо, закрывая его. – Он не причем. Это была я. Элизабет Брэддок. Это я позвала его за собой, но я не знаю, как. Азазель, - Бетси вскидывает голову, смотрит на демона чистым взглядом фиалковых глаз, и просит:
- Убей меня, пожалуйста. Я не смогу. У меня не получится, я на исходе, - ее взгляд становится все туманнее, когда она смотрит на Блейза, улыбаясь мягко, почти извиняясь.
- Прости, я не…
- А почему все это остановилось? – Война вскидывает голову, изгибает лениво бровь, и окидывает арену скептичным взглядом. Но очередная порция разряда удовольствия в виде сотни тончайших иголок, впившихся в ее глазные яблоки, под ногти и в самые чувствительные нервные окончания, даже минуя плотную ткань костюма, что уже изрядно обносился, заставляет Войну истошно вопить, дергать руками, отчего они еще больше болят, растягивая девушку, как на дыбе.

+2

7

- Твою мать, - негромко ругнулся мужчина, недовольно хмурясь и осматривая тварей вокруг себя. Сложно сказать, чему Джонни был не рад больше, этим зловещим созданиям или тому, что, как оказалось, не Азазель затащил Гонщика в свое измерение. Несмотря на недюжинное могущество хозяина Бримстона, которое глупо было отрицать, он, его магия и все эти зверушки совсем не пугали Блейза. За свою, сравнительно, недолгую карьеру Призрачного Гонщика он повидал много разных фокусов и побывал в таких задницах, на фоне которых Бримстон казался просто Диснейлендом.
  Оказавшись посреди эдакой миниатюрной арены, Джонни поднял голову, издевательски улыбаясь распорядителю местных игр.
- А ты довольно ранимый для демона. И тем более для того, кто здесь всем управляет. Раз уж ты знаешь о моих способностях, то, наверное, догадываешься, что приготовление всех твоих питомцев в блюда бримстонской кухни всего лишь вопрос времени для меня.
  Зрачки человека уже неестественно полыхали алым свечением адского пламени. Неприязнь Призрачного Гонщика к демонам и прочей нечисти давала о себе знать. Он знал, что этот противник ему не по зубам. Не здесь, не в этом месте. Но Блейзу было плевать, его дикий нрав было куда сложнее контролировать, чем даже Духа Возмездия.
  Крик девчонки отвлёк Джонни. Её слова заставили мужчину впасть в ступор. Они встретились взглядами всего на несколько секунд, но этого хватило чтобы понять, что это та девушка - Элизабет. Но в следующее мгновение та тёмная зараза вновь вернулась, поглощая в себе сознание Псайлок. Злость и ярость к Азазелю теперь сменились раздражением.
- Ты называешь меня мальчишкой, а сам не видишь, что происходит у тебя под носом! Меня забросило сюда по воле этой девчонки, а ты об этом даже не знал. Будь я одним из местных краснокожих аборигенов, я ни за что не голосовал бы за тебя на следующих выборах, - Блейз с насмешкой выплюнул последнюю фразу и возмущенно скрестил руки на груди.
- Вместо того, чтобы устраивать передо мной свои представления, лучше помог бы ей! - Джонни угрюмо указал на пленницу. - Я могу лишь заглядывать в душу, не в сознание, поэтому не могу ей помочь. А тебе всего-то нужно запечатать это дерьмо, что сидит в девке и надеяться, что оно больше никогда не всплывёт!
  Мужчина смотрит, как продолжаются пытки, и хмурится ещё сильней. Может ему снова поговорить с этой стервой, снова попытаться договориться с ней. Из-за её упрямства, она могла лишиться жизни. Блейз вдруг поймал себя на мысли, что хочет спасти ту невинную душу девушки, которую он увидел ещё в Мекке. Он знал, каково это терять контроль над своим телом, каково это беспомощно наблюдать за своими действиями, которые не контролируешь, будто во сне. В чертовски страшном сне. В настоящем кошмаре.

+2

8

Мальчик пытался зубоскалить, но это только веселило Азазеля.
- Обрадую тебя, тебе не придется за меня голосовать. Видишь ли, в этих местах - монархия. А вот то, что тебе некуда будет деться - это факт.
Король открыл себе вену и плеснул кровью под ноги. Несколько слов на непонятном языке и плато стало мягким и тягучим, всасывая ноги всадника в свои недра. Где-то на уровне бедер, зыбучие недра успокоились и парень остался наполовину на поверхности. Как в замедленной съемке он стал продвигаться ближе к скале, пока не остановился напротив Войны. Почва снова стала твердой. Твари Бримстона, как верные псы потащились за добычей, которую даже не смогли укусить. Только смрадное дыхание голодных пастей миазмами растекалось вокруг юноши. Нет, конечно, он был уже вполне взрослым мужчиной, но Дюма не мог считать достаточно взрослым того, кто еще не разменял первые полтысячи лет.
Война снова завладела сознание девушки и осмысленный сменился алчным и безумным.
- О нет, милая, ничего еще не кончилось. Все только начинается, - Демон снова щелкнул пальцами и голодные твари обернулись к телу Элизабет, - Мне совершенно все равно которая из вас притащила сюда этого красавца, но определенно меня интересует только одна из вас и то, пока она хоть как-то сможет функционировать. Так вот, поскольку мне не важно выживешь ли ты, Война, мы с тобой начнем договариваться. Но и тут есть особые правила. За каждый неправильный ответ, мои милые питомцы будут вылизывать тебя. А за каждый правильный - ты будешь все ближе к тому, чтобы остаться существовать в сознании этой девчонки, но не отсвечивать и не высовываться и тогда, возможно получишь уютную мебелированную комнатку где-нибудь в районе лобных долей.
Неофим перевел взгляд на всадника.
- А к тебе у меня тоже есть дело. Чтобы тебе не было скучно, вопросы будешь задавать ты. А вот решать правильный ответ или нет  буду я. Здорово, правда. У тебя есть реальный шанс отомстить девчонке за то, что она тебя сюда притащила. Но вот что решит твой пригоревший скелет внутри тебя? Условия я огласил, осталось только их продемонстрировать.
Как по команде две твари разинули свои мерзкие пасти и провели своими раздвоенными языками по голой коже Брэддок и по шее Джонни.
Места, на которые попала слюна исчадий, мгновенно вздулись волдырями, наполненными омерзительной жижей. Казалось, что там, где они коснулись кожи пролилась раскаленная кислота, выедающая душу.
- Я, кажется, забыл уточнить, что слюна этих созданий обладает крайне неприятными свойствами. Она не смертельна, но крайне болезненна. Да и если подождать немного, то токсин, который в ней содержится будет вызывать у вас самые любимые ваши кошмары, - Азазель произнес еще пару слов и демонстрационные волдыри рассосались, оставляя чистую кожу, - Теперь, когда все всё поняли начинаем. Давай, любитель демократии - ты знаешь, что будет чувствовать Элизабет, потому решай какие вопросы будешь задавать.
Дюма соткал из воздуха кресло и устроился в нем. Определенно он грустил о том, что Селена покинула его на неопределенный срок, но горечь этой потери с лихвой компенсировалась приобретенной мощью.

+3

9

  Обстановка всё больше накалялась. И чем хуже становилась ситуация тем более агрессивным и недовольным становилось выражение лица Джонни. Конструктивный диалог, о котором ранее говорил правитель Бримстона, так и не последовал. Пусть сама идея устроить девчонке допрос и пришлась Блейзу по душе, но условия, которые устанавливал Азазель, совсем ему не нравились. Последней каплей стала ядовитая слюна на шее мужчины, которую оставил язык одного из тех омерзительных созданий. После всех этих путешествий во времени Джонни и без того мучили кошмары. Не те старые кошмары, в которых Мефистофель снова и снова превращал его в Призрачного Гонщика. Нет. Этот кошмар произошел с Блейзом не так давно: каждую ночь он так тщательно подбирал всё новые и новые слова, отчаянно надеясь, что вот теперь-то получится. В этот раз он точно её убедит одуматься. Но очередной толчок отправляет его в злосчастный портал, заставляя проснуться в холодном поту.
  Ну уж нет, всё что угодно только не этот сон! Мне хватает этой сцены и ночью! Пусть лучше этот демон укатает меня в асфальт, чем я снова это переживу!
- Вообще-то, я анархист, - искаженным от трансформации в Гонщика голосом бросил Джонни. На плечах черной кожанки пробились острые стальные шипы, в то время как адское пламя жадно пожирало человеческую плоть. Чувствовать, как сам Ад наполняет тебя, изменяет и наконец, убивает, превращая в Призрачного Гонщика, - было так мучительно и в тоже время так обыденно. Если вам кажется, что выпустить когти из адамантия или превратиться в громадного зелёного монстра это больно, то вы определённо никогда не чувствовали как сгорает ваш мозг и при этом какая-то мистическая сила не дает вам потерять сознание.
- Реальный шанс отомстить? Если бы я хотел убить девчонку, я бы сжег ее, как только меня сюда привели, - глухой демонический голос звучал куда увереннее, чем человеческий. Полыхающая в огне кисть Гонщика схватила и крепко сжала раздвоенный язык той омерзительной твари, обжигая его до тошнотворного смрада жареного. Джонни отпустил язык создания, и чудище тут же отпрянуло от источника боли.
- Сегодня мой "пригоревший скелет" лишь дает мне советы, а решения принимаю я сам. Сейчас он рекомендует мне надрать тебе задницу, и знаешь, возможно, это и не самый бестолковый его совет, - стоило приложить небольшое усилие и объять пламенем всё тело, как зыбучие недра платформы раскалились и начали неохотно отпускать ноги Блейза. - Я принимаю твои условия, у меня есть несколько вопросов к этой девушке, но вот вся эта обстановка - вонь твоих домашних любимцев, галлюциноген и это дерьмо под ногами... Не знаю, может это такие традиции у вас в Бримстоне, но давай обойдемся без всего этого.
  Освободившись, наконец, от оков, Джонни почти в упор подступил к Псайлок. Схватив улыбающуюся Войну за волосы, демон потянул их вниз, заставляя её задрать подбородок.
- Ты думаешь это смешно?! Какого дьявола ты тогда не прикончила меня, а вернула обратно на базу Щ.И.Т.а? Или ты думала, что я вернусь отблагодарить тебя за это?! - Гонщик буквально трясся от злости, едва сдерживаясь, чтобы не поджечь мутантке волосы. - А теперь ты ещё и затащила меня в эту дыру. Понравилось издеваться надо мной?!
  Чуть успокоившись, Блейз отпустил девушку и отступил от неё, складывая руки на груди.
- Чего ты от меня хочешь? Зачем я здесь?

+2

10

Они обе наблюдают за двумя ругающимися демонами словно издалека, запертые в сознании. Брэддок становится сильнее, но не показывает этого. Война же, опасаясь боли, неприязненно морщится. Поскольку именн она сейчас контролирует телом, то и основной удар приходится именно на нее, Бетси же с самым ленивым видом смотрит за Джонни. Она не помнит его полностью, лишь отголоски, какие-то отрывки воспоминаний, не более того, Война крепко припечатала эту часть, даже неизвестно по какой причине. Псайлок проводит рукой по лицу, отворачиваясь – слушать споры ей не хочется, говорить откровенное, ей уже вообще ничего не хочется. Почему все так жаждут ее спасти, почему никто не хочет понять, что спасать уже нечего, что еще немного и она просто пошлет все к чертовой матери, согласится врасти в эту стену, лишь бы Война уже заткнулась.
- А чего он так переживает? Ну, подумаешь, затащили его ненадолго в эту дыру, ничего криминального не случилось, ты посмотри, как светится, красавчик. Прямо горит огнем возмездия, - Война смеется, да так противно, что Бетси лишь закатывает глаза. Она видит, как ее визави становится слабее, интересно, отчего? Может быть тут просто влияние Апокалипсиса ниже, или она и впрямь внутренне готова к борьбе? Да, нет, этого не может быть. Ей плевать. Псайлок потеряла все, и приобретать ничего нового она не хочет совсем.
А эти двое все разбираются, кто из них круче, прикрываются ее именем, якобы спасают. Да, вы должны действовать сообща, а не выяснять, у кого демоническая натура больше.
- Бетси, посмотри, Гонщик-то разозлился, а Азазель, как обычно, - честное слово, в этой крохотной комнатке в ее подсознании не хватает только поп-корна, чтобы продолжить наблюдение.
- Он мучается, он… - Псайлок срывается на дикий, безостановочный крик, когда одна из тварей Азазеля касается ее своим языком. И сразу же этот адский кошмар, который она подавляла себе много лет подряд, смешивается еще с одним. На ее руках кровь, вокруг нее кровь, а она стоит на коленях, и улыбается. Не потому что сошла с ума, а потому что так правильно, ей нравится это ощущение свободы и вседозволенности, и это самое ужасное, что могло произойти с ней. Бетси видит человека, при виде которого сердце сжимается в тиски, а воздуха не остается совсем. Видит, как наяву, если бы Войны не было, она бы точно не спала, не ела бы и не жила. Каким бы ублюдком ни был этот человек, сколько бы боли не причинял ей, она готова была умереть, когда поняла, что его больше нет.
- Уверена, что нет?.. – Война шепчет на ухо, нежно, проникновенно, ведет ладонями по ее спине, словно бы успокаивает. И Элизабет понимает – и эти воспоминания были стерты. Ирландия. Скалы. Горячее дыхание на щеке, мольбы. Просьбы. Увещенивания.
- Ах, ты же ебаная сука! – Она кричит на Войну, разворачивается на месте, и ее ладонь загорается пурпурным пламенем.

- Что, любишь, когда пожестче, мальчик? – Война открывает глаза, она должна их открыть, иначе инициативу перехватить та сучка. Но влияние Войны слабеет, она сцепляет зубы, пытается продолжить улыбаться. И сейчас начнется главная вакханалия.
- Успокойся, я тут не причем! – Она дергает голову назад, скрипит зубами, тяжело дышит через нос, и пытается собраться с мыслями. А там, на задворках сознания, Псайлок прижимает клинок к ее горлу, заставляя говорить. Они еще борются за право обладать этим телом, душой и разумом. – Это все она, Бетси! Ты ей понравился, хороший мальчик, добрый такой, я ей говорила, что тебя надо прикончить, чтоб ты сдох, но нет! Она же упертая, эта сука мерзкая! Спаси его, оставь в живых, и теперь нарушает договор! – Как же она рычит, как же она ругается, и дергается изо всех сил. Ей больно, не только потому что псы дьявольские капают слюной рядом с ее ногами, не только потому что спина болит так, что хочется сдохнуть прямо сейчас, но еще и потому, что эта Псайлок начинает брать верх.

- Давай, отдавай все мои воспоминания, иначе клянусь, спасать уже будет нечего. Я уничтожу тебя, я могу это сделать, и мы сдохнем обе. Ты никогда не возродишься в прежнем русле, ты забудешь все, что знала. Жалкая, мерзкая, а потом доберутся до твоего хозяина, который будет харкаться кровью и подыхать в луже собственных отходов! Отдавай! Мне! Мои! Воспоминания, мраязь! – Псайлок в бешенстве, ее клинок входит под ребра Войне, пронзает неосязаемое тело, а в реальности ее спутница не может говорить, она лишь сипит, не в силах согнуться пополам, по уголку ее рта стекает слюна, как у душевнобольной.
- Да, подавись ими! Я всё равно сильнее, - Война пытается взять себя в руки, но это сложнее. Все то время, что она пыталась настроить Псайлок против нее самой, все то время, что так тщательно ограждала ее от любых воспоминаний о любимых, нужных людях, о тех, кто о ней заботится – все это не должно было быть зря.

- Мог бы сразу сказать, что хочешь сдохнуть, а не наслаждаться жизнью со своей крошкой! Что же ты, в самом деле! У меня была такая возможность, но вы оба ебанутые идиоты! – Война выплевывает фразу за фразой, хрипит от боли, и корчится, как непонятно кто.
- Я не хотела издеваться над тобой, - голос тихий, спокойный, без надрыва. Псайлок поднимает голову, смотрит внимательно на Блейза, но ее лицо хранит странное, отстраненное спокойствие. – Я хотела сохранить тебе жизнь, потому что именно ты дал толчок к тому, чтобы я продолжала бороться. Она подавила все воспоминания, все эмоции, я жила только ею. Ты… - Бетси выдыхает, упираясь затылком в горячую скалу, прикрывает глаза, и улыбается, - напомнил мне моего брата. И ты оказался единственным, кого я вспомнила, кто заглянул мне в душу, и понял, что происходит на самом деле. Я в долгу перед тобой, и мне жаль, что именно ты отправился следом за мной.
Это не Война. Война не может действовать. Она там, внутри Псайлок, живая, но обезвреженная – на определенный промежуток времени.
- Азазель, отпускай. Ты сам можешь проверить мой разум. Реабилитация будет нужна. И помощь тоже, но эта сука у меня под каблуком, ее связь с Апокалипсисом здесь сильно ослабла, крошка не может держать под контролем сразу все. Особенно после того, как отдала мне воспоминания. Джон… - Псайлок смотрит на горящего демона, чуть хмурит брови, облизывая губы, - я надеюсь, что ты сможешь меня простить. И когда-нибудь понять. И ты обязательно вернешься к тем, кого любишь. У тебя будет эта возможность. Но не у меня.

+2

11

Ну вот, только соберешься повеселиться, как они приходят в себя. Этого, в конечном счете, мы и добивались, но как же скучно.
Демон посмотрел на "пылающие косточки" и на лишенную спину девицу.
- Так, сладкая парочка, надеюсь вам теперь есть о чем пообщаться без моих питомцев, да и мне надоело тратить свое время на жалкие колкости нашего кебаба, - Азазель произнес несколько слов и берсерки и отродия исчезли. Теперь они остались втроем, - Мы поступим следующим образом: я отпущу тебя, Элизабет, но только с условием, что Война останется под контролем. В случае, если ты и, - он перевел обернулся к Джонни, - скелет или любой из тех, кого ты назовешь помощником, не сможете удержать Войну внутри - я заберу тебя сюда и погружу в камень. Оставлю только дыхательную трубку и пищевой зонд. Ты не умрешь и времени у тебя будет предостаточно, чтобы провести все внутренние беседы.
Король Бримстона сложил пальцы в замысловатый узор и прошептал несколько слов. В воздухе повис странного образа глиф, который мгновенно впечатался в спину девушки и второй такой же узор проступил на скале.
- Если ты потеряешь контроль или Война сможет прорваться, когда ты будешь в бессознательном состоянии - это проклятье вернет тебя сюда в этом же состоянии.
Дюма обратился к Блэйзу:
- Что до тебя, мне знаешь ли совершенно не понравилось знакомство с тобой. Так что провожать тебя не буду. Следи за девчонкой. Счастливо.
Азазель щелкнул пальцами и кожа, удерживающая Брэддок прикованной к скале, стала заползать обратно.
- Шрамов не останется, а глиф некоторое время будет болеть. Но скоро ты о нем забудешь. А вот он не забудет никогда. И еще один момент, Блэйз, ты настолько зарвавшийся юнец, что не понял одну простую вещь. Как ты намерен выбраться?
Азазель развеял в воздухе красный порошок, который преобразился в маленькое подобие урагана.
- Надолго вы мне тоже здесь не нужны, ищите выход в скалах. Для вас, после этого маленького заклятья, НЕТ И НЕ МОЖЕТ быть других способов выйти с этой земли. Никакие пылающие средства передвижения не помогут, равно как и призыв Мефисто. Он тебя просто не услышит. Так что думайте своими заносчивыми головами.
Вихрь подхватил невольных пленников и закрутил в безумном движении.
Два фигуры в свои объятия приняла бескрайняя выжженная пустошь. Дикие дюны красного песка напоминали бесконечно движущееся море. А периодические движения под землей не оставляли сомнений - кто-то там передвигался.
Голос Азазеля зазвучал из ниоткуда:
- Приветствую вас на Арракисе, дети Дюны. Единственный способ быстрого перемещения - это Шайхулуд, только вот сможете вы его поймать или нет... Всегда любил Герберта и его творения. Надеюсь, вы тоже. Держитесь направления на дом Атрейдов и тогда доберетесь до выхода. С любовь, Азазель.
Пост скриптум: Элизабет, забыл сказать, если сильно пересушить свежую кожу она отвалится. Так что целебный компресс и антибиотики нужно будет принять через три дня. Удачи и привет Шельме...

+4


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [22.03.17]: [The devil's knocking at your door]