Время в игре: январь 2017

Очередь в сюжете: Эпизод с Мандарином: Пост от ГМ, срок до 21.01; Эпизод с Дум-Ботами: Вижн, срок до 21.01

13.01. - Ищите свое имя в списке навылет! 02.01 - Новогоднее поздравление, обновление акционных персонажей и другие новости форума!
18.12. - Ищите свое имя в списке навылет! 30.11 - Мы рады приветствовать вас на нашем проекте "Marvel Pulse", поздравляем всех с его открытием! И в честь этого целый месяц с 30.11 по 30.12 мы принимаем всех канонов по упрощенному шаблону: в качестве биографии можно предоставить ссылку на персонажа, а характер описать в трех предложениях; пост по желанию.

гостевая занятые персонажи занятые внешности нужны в игру сюжет правила

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [20.10.2016]: [Ты что, серьёзно?]


[20.10.2016]: [Ты что, серьёзно?]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/2A3Bw.gif

http://funkyimg.com/i/2A3Bv.gif

Дата, время: 20 октября 2017г; с 14.00 до 23.00   Место: Нью-Йорк : улицы, крыши, забегаловки и даже пара гаражей.
Участники:
Katherine Bishop ака заноза в заднице и Peter Parker ака почему я должен это разгребать?

Описание событий:
Кому как не Питеру Паркеру извечтно, что бывает, когда в одиночку пытаешься остановить банду плохих парней? Вот и Кейт узнала, а потом быстро решила, что когда тебе прикрывают спину — действительно удобно! Вот только потенциальный «щит» не уверен, что это хорошая идея..   

+1

2

Быть Юным Мстителем оказалось – ну такое себе, хотя бы потому что с тобой до сих пор обращаются, как с неразумным дитя, считают, что вечно надо защищать, опекать, отправлять за едой и вообще – тыжедевочка. Даже если эта девочка спасала чьи-то задницы уже раз сто. Но Кейт об этом старалась не думать, она вообще старалась не думать о чем-то плохом, неприятном или противно – лишняя трата нервов, ни к чему оно ей это. Нью-Йорк осенью – это не та сказка, о которой снимают фильмы, где герой голливудский красавец, а героиня – изнеженная мадемуазель с трепещущими ресницами и томным голосом. Нью-Йорк осенью – это пробки (как и обычно), дожди (как и обычно) и куча идиотов на дорогах. Последних Бишоп ненавидела больше всего, пробираясь по дорогам на своем фиолетовом «жуке». Да, у нее был фиолетовый «жук», когда ты носишь фамилию Бишоп, с детства растешь в роскоши, то ты можешь иметь хоть розовый «Феррари», но Кейти предпочитала что-то более скромное, милое, но в тоже время юркое и… да, с неброским видом она явно пролетела, тут ничего не поделаешь.

Постукивая пальцами по рулю в такт ненавязчивой попсовой песенке, льющейся из колонок, Кейт отвлекалась лишь на мгновения, чтобы сделать еще один глоток горячего латте с лавандовым сиропом (ну, у всех свои странности), или чтобы отхватить кусочек от сочных пончиков, лежащих в коробке на соседнем сиденье. Пончики были особенно хороши, хотя и предназначались на вечер в гостях у Клинта, который, сволочь такая, совсем про нее забыл в последнее время, и Кейти решила нанести визит вежливости, так сказать. Хотя, как правило, вежливыми такие визиты вряд ли можно было назвать. Дождь же постепенно заканчивался, уступая место не в меру чистому небу и даже некоторому подобию солнца. Бишоп, чьи глаза были весьма чувствительны к свету, плюнула на все, нацепив на нос солнечные очки-пилоты, и решила переключить радиостанцию, чтобы прослушать последние сводки новостей с постов полиции. Прежде, чем заехать к Бартону, она планировала зайти в банк, чтобы утрясти некоторые моменты с продажей небольшой квартирки, которую, как оказалось, в свое время, ей приобрела мама, чтобы Кейти могла спокойно съехать из отчего дома, и жить одной. Разумеется, когда поступит в университет. Бишоп же приняла тяжелое решение – продать ее, и купить другую, впервые использовав деньги, которые все еще выделял ей отец (и которые она, почти как настоящая еврейка, складывала на отдельный счет в банке).
Кейти припарковалась возле входа в банк, закинув на плечо рюкзак, и  вошла внутрь, пытаясь быстро сориентироваться в сплошном потоке людей, даже в четыре часа дня тут было людно, как на Уолл-Стрит. Покачав головой, Кейт поспешила найти хотя бы одного свободного менеджера, и вновь, борясь с собственной гордостью, приняла решение пойти в VIP-отдел, где ее ждал кофе и профессиональный подлиз со стороны всех менеджеров, еще бы, ее отец хранил тут бешеные суммы.

- Мисс Бишоп, рады вас видеть. Вы по какому вопросу?
- Я по поводу квартиры, мне сказали, что документы уже готовы, и я могу просто подписать их, и завтра забирать ключи от новой, - Кейт плюхнулась в кресло, чувствуя, что куртку, наверное, надо было снять. Рюкзак она бросила рядом с собой, чуть пододвинув ногой под стул.
- Одну минуту, я тогда заберу их сейчас, и принесу вам. Пока располагайтесь, - мужчина, которого звали вычурным именем Антуан, вежливо улыбнулся и вышел из кабинета. Кейти с тяжелым вздохом подняла глаза к потолку, изучая лепнину, и пытаясь не начать раздражаться. Что-что, а ждать она не любила. Громкие хлопки, больше похожие на выстрелы, заставили Кейт моментально слететь со стула, отодвигая его ногой в сторону двери, а самой прижаться к стене, прячась. Она не знала, что произошло именно, но женский крик, мольбы о помощи, а также вопли ворвавшихся явно говорили о том, что происходит что-то неладное. Девушка перебралась к другой стене, рядом с которой находился большой шкаф, и медленно спряталась за него. Сердце стучало, как безумное, готовое вот-вот вырваться из груди, во рту моментально пересохло. Это был страх, переходящий в раж, адреналин в крови моментально подскочил, а мозг начал лихорадочно соображать, что она может сделать в гордом одиночестве, против банды грабителей, отважившихся на такой дерзкий поступок. И как назло – лук остался в машине, вместе с колчаном, в багажнике. Бишоп перевела взгляд на рюкзак, покусывая нижнюю губу в раздумьях – она захватила с собой небольшой складной арбалет – новая игрушка, которую она планировала показать Клинту, там же было несколько стрел, но они все обычные, ничего выдающегося.

Преступники действовали четко и слажено, кроме одного «но», они почему-то не заходили в эту комнату, скорее всего, знали, что здесь нет тревожной кнопки, поэтому нет никакого смысла врываться в помещение и тратить ресурсы. Кейт думала, что с момента нападения прошла вечность, но если верить ее наручным часам – всего три минуты. У них мало времени, у нее еще меньше. В это же мгновение вновь раздались голоса, целый гомон, прерванный выстрелом. Бишоп вздрогнула, оцепенела – она позволила кому-то умереть. А дальше все было, как в тумане. Недолго думая, точнее отбросив любые мешающие мысли, Бишоп вытащила из рюкзака арбалет, сам рюкзак перекинула на спину, в качестве колчана, и, выпрямившись в полный рост, прошла к двери, отодвигая стул, предварительно опустив жалюзи.

Их было восемь, двое у двери, еще трое спустились с управляющим вниз, где предположительно было хранилище, трое оставшихся опустошали кассы, и попутно следили за происходящим. Один из них держал в руке детонатор, но его палец был не на кнопке спуска, и это была его первая ошибка. Стрела пронзила его запястье, заставляя отбросить пульт вниз, оставшиеся четверо тут же обернулись к Кейти, которая уже взводила арбалет, направляя его в сторону ламп…Ее могли бы снять, но предпочли обойтись без трупов, именно поэтому, словно из ниоткуда ей в челюсть прилетел удар, но нападающему тоже пришлось несладко.
- Быстро-быстро, уходим, время заканчивается! Быстро!  - Их предводитель явно понял грозящую опасность, и поспешил ретироваться. Его не пугала какая-то девчонка, его пугала полиция, которая уже направлялась в сторону банка, и через минуту должна была быть уже тут. Бишоп не успела выпрямиться, как снова получила удар в область печени, солнечного сплетения, скулу, ну и напоследок, как приятный бонус – выстрел в левое бедро. 

…пробираться по пожарной лестнице, когда у тебя кровоточит нога, хотя и перевязанная, а пуля прошла навылет, когда невыносимо саднит лицо, и хочется блевать кровью – вообще сомнительное удовольствие. Но ей ничего не оставалось. Идти к Клинту в таком виде – это вырыть могилу себе, грабителям, владельцам банка, да, вообще – всем. Потому что Бартон сначала убьет ее, а потом всех остальных за то, что они чуть не убили ее. Именно поэтому Кейт Бишоп, младший Хоукай, сейчас сидела на подоконнике, прислонившись к окну, кутаясь в кожаную куртку, под долбанным проливным дождем, и скреблась в окно к мистеру Паркеру.
- Салага, пусти раненных, или умру у тебя под окном, сам будешь объясняться с Хокаем тогда, - бормотала Кейт Бишоп, прикрывая глаза, стараясь справиться с болью. Она не понимала, как смогла доехать сюда на машине, которую пришлось бросить неподалеку. Нога была крепко перевязана, но видимо, удары были гораздо сильнее, чем она предполагала. И тут в окне появилась удивленная физиономия Паучка, который, округлив глаза, начал неуклюже пытаться открыть окно. Да, его ждали большие неприятности.

+1

3

Двадцатое октября — чудесный пятничный денёк, на который конечно же выпали две итоговых (с ума сошли, только учебный год начался!) лабораторных и одна научная конференция. Питер не спал две ночи подряд и вовсе не потому, что он летал по городу в своём классном костюме Человека-паука, и спасал город от множества злодеев, а потому, что писал вступительную речь, с которой ему предстоит открывать конференцию, и готовился к сдаче своих конспектов, с помощью которых он смог бы получить доступ к сдаче уже лабораторной. Проще говоря, жизнь Питера Паркера была даже активнее, чем жизнь Человека-паука, который в последние дни выходил на охоту совсем мало. Он всего лишь выстрелил из окна своей общаги паутиной, когда какой-то засранец пытался угнать велосипед его однокурсника, а потом тут же спрятался, потому что именуемый засранцем стал орать на всю округу о том, что тут живёт Человек-паук и чуть ли не бегать по комнатам. Ему конечно никто не поверил, идиотом назвали, и правильно! Питер жутко скучал по полётам по городу, прыжкам по крышам и поимке недалёких преступников, которые всё ещё, несмотря на уже 5-летний юбилей существования Человека-паука в городе, пытались сбежать от него, или пристрелить его, или - самое смешное - угрожать ему.
Утренняя лабораторная прошла удачно, и даже несмотря на то, что Паркера пожурили за пропуски, он сдал всё на отлично, тут же оправдывая своё звание прогульщика талантом в биоинженерии и генетике. Потом была вступительная речь, которую Пит боялся больше всего, он ещё никогда не выступал перед такой большой аудиторией, и никогда столько глаз не смотрели на него так внимательно, даже когда он был Человеком-пауком, смотрели в основном на его костюм или на то, как он ловко прыгает, но никак не на него. Выдул Питер почти целый куллер воды, пять раз вспотел, а потом, перед самым выходом почувствовал, что ему срочно нужно в туалет, а времени уже не было. В итоге Паркер выступал немного скомкано, весь покраснел и думал только о том, зачем он такую огромную речь написал? Но встретили его тепло. И даже слушали, а не копались в телефонах. В основном конечно потому, что в конференции принимали участие минимум студентов, а максимум действительно заинтересованных в этом деле людей. В самом конце, когда Питер перестал выглядеть как свежая брюква, к нему даже подошли несколько участников конференции и не только похвалили его, но и попросили оставить свой имэйл, на случай, если они решат пригласить его принять участие в написании общей статьи. Питер жутко был собой горд, его распирало самодовольство, он не чувствовал себя так прекрасно со времен, как Тони Старк пригласил его в Мстители.
— Тётя Мэй, ты не представляешь, какой у меня сегодня был день, ох, серьезно! Ты представляешь? Нее-е-е-т, ты точно даже и подумать не могла бы о таком!
— Думаешь может быть что-то ещё более удивительное для меня, чем то, что мой племянник Человек-паук? - тетушка всё никак не могла успокоиться по этому поводу, и при любом удобном случае напоминала об этом племяннику.
— Тссчшшш!!! Ты не могла бы говорить тише?! - понизив голос прошипел Пит. Он был мнителен в этом вопросе до невозможности, не хватало ему еще чтобы об этом узнал еще кто-то, достаточно было его школьного друга, Тони Старка и Мэй, ещё вот чтобы соседи узнали было бы здорово! Пит сбросил рюкзак, в котором оставались тетради с лекциями, несколько учебников, костюм в другом, особом отсеке, и отправился есть. Тётя Мэй конечно же знала, что Питер сегодня выступал на конференции, и по случаю этого события обещала приготовить пирог. Но заказала много китайской еды, что было, вообщем-то, не хуже.
— Ох, ты совсем исхудал в этом своём общежитии, Питер, ну почему ты не хочешь жить дома, ты ведь все равно учишься в паре кварталов отсюда.. - это была любимая тема Мэй после темы Человек-паук, конечно, она не желала отпускать Паркера из гнезда, всё еще пыталась опекать его, и Питер, хоть и мог остановить на ходу автобус, не мог остановить её. Взъерошив ему волосы, Мэй отправилась наливать чай, а потом потихоньку собираться на работу, остаток дня и вечер Питер проведет один, как следует выспится за те дни, что не спал и объесться так, что живот лопнет. Эта перспектива вызывала у него приятную ленность во всём теле и желание подняться наверх и вздремнуть.
Питер даже отключил полицейский сигнал, на который был настроен его плеер, оставил наушники в стороне и упал на подушку, рассматривая вид потолка, который был знаком ему еще с раннего детства. В общаге потолок был совсем не такой: грязный, прокуренный, желтый и трещащий потолок совсем не вызывал симпатии у Питера, а родной и домашний действовал на него усыпляюще, так что скоро Паркер задремал.

Спал Питер крепко, но не долго. Его разбудили странные звуки за окном, будто кто-то скребется. Навострив уши, Питер не спешил подрываться к окну. Во-первых, некому было рваться к нему в гости через окно; во-вторых, на улице разбушевалось ненастье, и это вполне могли быть ветки, что царапали окно. Паркер прислушался снова, потом понял, что звук явно глухой, будто кто-то головой бьётся и всё таки сполз с кровати, открыл шторы и увидел.. Кейт Бишоп. Под проливным дождем на пожарной лестнице сидела Кейт Бишоп, и это было очень странно. Питер сначала подумал, может быть, это такой сон? Странный конечно сон, Кейт Бишоп еще раньше не приходила ему во сне. Тем более с таким взглядом..злобным. Причина злобного взгляда быстро обнаружилась: под дождем ей находиться не нравилось. Пит открыл окно.
— Ты чего тут делаешь? - как невинная школьница кавалеру-раздолбаю прошипел Питер, хотя ему не было запрещено приглашать девочек в гости. Кейт посмотрела на него мутным взглядом и ввалилась в комнату. Опешив от такого мокрого Хоукая, Паркер даже замолчал на какое-то время, а потом всё таки смекнул, что дело нечисто. Хоукаи не проникают таким образом в комнаты, да и редко лежат без движения так, будто в обмороке, они обычно везде со своим луком и стрелами, дико довольные собой, шутят там, смеются, вот это всё. Паркер осторожно перевернул Кейт, и она поморщилась, потом он обратил внимание на туго перевязанную ногу. Повязка пропиталась кровью, и та явно продолжала литься из раны.
— Что за черт! - пробормотал себе под нос Питер: у него с лекарствами с недавних пор дела обстояли очень напряженно, как правило, ему было не нужно обрабатывать свои раны, и не нужно накладывать бинты, если уж только совсем всё было плохо. Пит смотался в ванну, где на полочке всегда лежал чемоданчик «на всякий случай»: пара бинтов, вата и перекись водорода, ну и обезболивающее, конечно. Питер порылся в аптечке, вытаскивая несколько таблеток сразу, потом взял чайную ложку и перетёр таблетки в порошок, взял бинты, марлю, вату и вернулся обратно к обморочной Кейт.
Питер легко подхватил её на руки и не причиняя лишнего дискомфорта переложил на свою кровать, попутно пробормотав ей пару наставлений.
— Только не смей заляпать покрывало кровью, Тётя Мэй в жизни не поверит, что это не я и начнётся по второму кругу, вот это опасно, и то нельзя, уф.  Оуч, эм.. мда. - Питер размотал тяп-ляп повязку Кейти, обнаруживая пробитую джинсу и дорвал ее для наглядности. Рана была неприятная, но не смертельная, и кость главное, не задета, быстро заживет, главное обеззаразить ее и остановить кровь. Для начала, он залил всю ногу перекисью водорода, и кровь, что никак не желала останавливаться активно зашипела и запенилась. Кейти открыла глаза и посмотрела на Паркера совершенно безумным взглядом, отчего он решил, что самое время дать ей чудо-порошка, который спасал его в первые месяцы его геройств. Он поднял ей голову, забрасывая в рот смесь и щедро залил водой из стакана, что стоял прямо у него кровати. Кейт закатила глаза и вырубилась во второй раз, а Питер пока наложил ей ватно-марлевую повязку и измерил температуру, которая была чуть выше нормы, но вполне допустима. Жара не было, а значит организм лечился без серьезных последствий для себя, сейчас ей нужно было просто отдохнуть. Питер уселся на ковёр около кровати, потом подложил себе под голову руку, а потом, сам не заметил как.. опять уснул.

+1

4

Кейт могла бы улыбнуться, глядя на это восхитительно удивленное выражение лица, но, к сожалению, она чуть не упала в обморок, слетев с лестницы, и не разбив себе еще и голову. Дождь уже не просто шел, а лил с адовой силой, западая за ворот, заставляя дрожать еще больше. Кейти была не в силах произнести ни слова, лишь криво улыбаться. Она уже трижды сбросила звонок от Бартона, не желая ему признаваться в том, что с ней произошло.
- Эм, кажется, собираюсь отдать концы, - хрипло произнесла Кейт, пытаясь сохранять сознание, но это было сделать крайне сложно, когда тебя уже тошнило от боли. Она чувствовала лишь теплые сухие ладони на своей талии, что неловко прикасались к телу через ткань тонкого свитера. Паркер вытащил ее с лестницы в комнату, опуская на пол. Она смотрела на него мутным взглядом, и внезапно, в воспаленное сознание пришла ужасная мысль, которой там вообще не должно было быть. Эта мысль вот уже пару месяцев билась в голове Бишоп. Они прожили бок о бок с июня по август, пока в университете были каникулы, тренировались. Он со своими, она со своими. И… это было странно. Пока Кейти встречалась с Нохом, она все равно невольно смотрела на скромного, улыбчивого, юморного Питера, который неизменно смущался, если она обращала на него свое внимание. И это было ужасно, неправильно мило. Бишоп застонала, не от боли, от осознания того, о чем она думает в такой страшный, ужасный момент.
- Это не черт, это меня подстрелили, когда я пыталась совладать с бандой грабителей, но не слишком успешно, - она прислонилась головой к стене, прикрывая глаза. Нос щекотал аромат ужина, вкусный, сочный. Такой прекрасный. Хотелось есть и спать. Бишоп ощущала головокружение, тошноту, но вместе с тем, голод преследовал по пятам. – Куда ты? – Перед глазами все размывалось, Питер превращался в одно сплошное неясное пятно, пропадая за дверью. Страх наступал на пятки – куда он ушел, зачем он ушел, что происходит? Девушка попыталась приподняться, но не смогла, в это же мгновение дверь в комнату вновь распахнулась, Хоукай попыталась встать, но не смогла. Паркер своим шипением заставил ее сесть назад, а затем и вовсе, мягко подхватил на руки, перенося на неудобную кровать.
- Я куплю ей новое, - хрипло, с улыбкой на бледных губах произнесла Кейти, хватая Пита за ладонь, - не говори Клинту. Я выберусь, а ты не говори ничего Бартону, пожалуйста. Никто не должен узнать о том, что я была сегодня здесь у тебя, и что в таком плачевном состоянии, - последние слова она произносила полушепотом, откидываясь на подушки. – Я поговорю с ней. Скажу, что ты лишил меня девственности. Че-е-ерт! – Она выгнулась дугой, когда Пит потянул за край повязки, буквально сдирая ее с раны. Ей хотелось кричать от боли, но не было сил. Руки у Паркера были теплыми, он, видно, спал, когда она пришла к нему. Интересно, а сколько время, и почему ее так знобит? Рана шипела от лекарства, а на кончик языка попало еще обезболивающего, но Кейти не смогла с ним справиться, ощущая невероятную горечь. Но Паркер был неумолим, он заставил девушку проглотить все, отрезая часть джинсов, и крепко перематывая рану.
- Не уходи, Пит, - лишь смогла прошептать Кейт. Она всегда была сильной девочкой, но только не сейчас. Ей хотелось, чтобы боль ушла, чтобы можно было дышать, чтобы было не так холодно, а потом жарко.

- Питер! – Мэй распахнула дверь в спальню, не постучавшись. Но ее голос был достаточно тихим, чтобы не разбудить двух юных падаванов мира «Мстителей». Тетушка замерла на пороге, даже не пытаясь включить верхний свет. То, что предстало ее глазам вряд ли можно было оценить однозначно. Девушка в глубоком сне на кровати ее племянника, ее племянник восседающий возле кровати, чья голова покоилась на сложенных руках. Но странно было другое, то, как девушка сжимала ладонь Питера, как их пальцы переплетались. Как он бережно, даже во сне, старался не причинить боли. Мэй заметила капли крови на бинтовой повязке Кейт, что лежала на кровати, но почему-то решила не вмешиваться. Дети сейчас дома, а непонятно где. Питер достаточно умный мальчик, чтобы в случае опасности отправиться ко врачу, с этим проблем не будет. И он достаточно взрослый, чтобы в случае чего защитить себя от… господи, да, чего угодно! Мэй быстренько закрыла дверь, стараясь не думать о том, чем мог заниматься ее любимый Пити в пределах этого дома.

Она не знала, сколько проспала, вот только слабый свет просачивался через приоткрытые шторы, а рядом, над ухом раздавалось тихое сопение. Кейт сначала испугалась, чувствуя, как бешено стучит сердце в груди, и ее тут же начало тошнить. Бишоп прикрыла глаза, пытаясь восстановить события прошлого вечера и ночи в памяти, она взглянула на телефон, который был заботливо поставлен на зарядку, и сейчас показывал начало пятого утра. А рядом, судя по всему, сладко топил в подушку – Паркер. Кейт попыталась выбраться из кровати, но простреливающая боль в ноги не позволила ей сделать этого тихо. Хоукай тут же откинулась назад на подушку, чувствуя на себя внимательный, и заинтересованный взгляд.
- Что? Я не могла пойти домой. Я продала квартиру, вещи у меня на складе почти все. А к Бартону… Представье себе, если бы я сунулась к Клинту с такой раной? Да, он бы мне голову оторвал, - Кейт говорила даже не вполголоса, она шипела, морща нос, и возмущенно пыхча. И о это осуждение во взгляде со стороны Паркера, смешанное со страхом и даже легкой паникой – вызывало почти стыд. – Прекрати так на меня смотреть! О, черт, тысяча и один пропущенный, - Кейт открыла телефон, и чуть не взвыла от ужаса. Бартон ждал ее вчера, и ей сильно повезло, что Питер отписался Хокаю, что она у него. Что он там придумал – она понятия не имела, но пока беда миновала. Конечно, до того момента, как ей придется объясняться с Клинтом.
- Что ты ему сказал, что он так ВЕЖЛИВО в последнем сообщение написал, что мы поговорим с ним дома?! – Кейт стукнула Паркера по руке, снова, снова и снова. Полыхая праведным гневом. Конечно, она была ему благодарна за то, что она прикрыл ее зад от любимого лучника, но то, КАК он это сделал – это вообще беда. К слову, о бедах. – Мне нужна помощь. Это не просьба даже. Это констатация факта. Ты давно косточки разминал, а паук? Мне надо поймать пару, ну, может не пару, грабителей. Это уже личное, они напали на банк, где я храню сбережения, где моя закладная на квартиру. И вообще, они мне ногу прострелили! А я повесила на них жучок.

+1

5

Питер не успел спросить Кейт, почему она пришла именно к нему, ведь было множество мест, куда Хоукай могла податься. У нее была своя банда Юных Мстителей, у них даже было своё целое крыло, где её подлатали бы не менее (а может даже и более) надёжно, чем он. Но Кейт пришла сюда, а Питер и не стал спрашивать почему, наверное это и есть настоящая командная работа, когда не нужно задумывать о причинах, искать поводы или копаться во всевозможных «зачем» и «почему», а делать дело. Лучница была или без сознания и в состоянии крепкого сна, и Пит осторожно погладил её по руке, а потом так и уснул, подставив одну руку под щёку, а второй продолжая держать Кейт.
Но её телефон всё вибрировал и вибрировал в кармане джинс, то и дело будя чувствительно к посторонним звукам Паучка, так что Паркеру в итоге пришлось выйти в другую комнату с мобильником Хоукая и услышать крайне недовольный голос Бартона. Пришлось неумело объяснять, почему она не поедает индейку за столом Клинта, а сидит у Питера. Ничего умнее, чем проблемы на учебе Питер выдумать не мог, и это ко всему прочему, прекрасно объясняло, почему Кейт именно у него — где ещё среди всех супергероев можно отыскать такого заучку? Впрочем, Клинту кажется не понравилось, что у Бишоп проблемы на учебе, кажется, он не был доволен, что девушка умолчала об этом, и кажется, им предстоит серьёзный разговор.
— Уж не более серьёзный, если бы он увидел эту ногу! - пробормотал себе под нос паучок и вернулся в комнату, где горела одна лишь настольная лампа. Болевой обморок Кейт уже точно перешёл в сон, она устроилась на кровати как можно более удобно, а Питер подложил ей под ногу декоративную подушку, чтобы она не стала ворочиться во сне и не причинила себе лишний дискомфорт. Потом Паркер поставил мобильный Кейт на зарядку и взглянул на часы - время было совсем не позднее, но на улице был такой мрак, что выбираться на «охоту» совершенно не хотелось. Он включил полицейскую волну, и кажется, мокнуть не хотел не только он, но и потенциальные преступники, так что на всех частотах была преимущественно тишина, или уже случившиеся ленивые задержания. Питер пересел на кровать. Хоукай-младшая даже и не подумала реагировать на его присутствие, только причмокнула во сне и Паучок сдался — бодрствовать в такой атмосфере, тем более после нескольких суток без сна и полным желудком было нереально, поэтому он стянул с верхнего яруса плед, осторожно перелез через девушку, которая была ближе к краю кровати и бухнулся к стене, предварительно накрыв себя и её пледом. 
Под монотонное биение дождя по оконной раме и почти бесшумное сопение Кейт, Питер быстро уснул. Он немного переживал, правильно ли сделал, что не потащил девушку в больницу, всё таки она не обладает такой регенерацией как он, и её ранение может стать в будущем куда более серьезным, чем кажется на первый взгляд, но дело уже было сделано, так что оставалось надеяться на врачевательские способности Паркера и молодой и сильный организм Кейт.

Как ни странно, несмотря на крепкий сон, Питер очень чутко отреагировал на Кейт, которая проснулась. Его резко выдернуло из крепкого, полного сладких пончиков сна, от того, что Бишоп попыталась встать. Она дёрнулась на кровати и Питер чуть не последовал ее примеру, принимая боевую стойку. Паучье чутьё молчало, а значит, Бишоп просто мутит воду и можно даже поспать ещё, но Питер не стал, лишь раскрыл глаза и чуть наклонил голову в сторону девушки. Он ничего не спрашивал, но лучница и сама прекрасно понимала, что у Паркера миллион вопросов. Молчание не было его сильной стороной, так что ей следовало бы оценить этот поистине героический поступок. Девушка плюхнулась обратно на подушку и даже не посмотрела на Питера, она рассматривала потолок двух ярусной кровати, подобной той, что стоят в детских лагерях - вместо потолка было переплетение пружин и металлических креплений и матрац со второй кровати. Питеру, возможно, следовало бы забраться именно туда, чтобы не мешать ей спать, но он этого отчего-то не сделал. Кейт рассматривала потолок, а Питер — задумчивый профиль Кейт.
— Я ничего не говорил. - заметил Питер севшим после сна голосом. Но она итак прекрасно знала, что думает Питер, зачем ему было что-то говорить, верно? Кейт перевела наконец на него взгляд, и он стал насмешливым, словно мысли прочитала.
— Как смотреть? Я никак не смотрю! - возмутился Пит, ведь он действительно никак не смотрел. Сам Паук тысячу раз оказывался в глупых, нелепых, куда более идиотичных ситуациях, нежели Кейт, и ему, чаще всего, даже некуда было пойти. Тётя Мэй не понимала, откуда у племянника растущие в геометрической прогрессии ссадины, Нэда он не хотел втягивать во всё это, особенно зная болтливый язык друга, а больше никого не было у Питера. Подставить плечо для него было приятно, он будто бы чувствовал себя самым настоящим героем, бывалым воином, опытным, знающим, перевидавшим столько всего, что к нему аж за помощью приходят!
— Я..ээ..ну он всё звонил и звонил, заешь, он ждал тебя дома с чем-то вроде рагу из индейки, и ему не понравилось что ты опаздываешь. Пришлось ну..сказать, что у тебя проблемы на учёбы. Такие, знаешь, серьезные. Очень. Что тебе даже пришлось позаниматься со мной дополнительно, иначе тебе крышка. Да, у тебя конечно куча денег, но ты ведь вся такая самостоятельная и не стала бы платить за прошлогодние экзамены? Клинт в жизни бы в это не поверил, а вот в то, что ты решила всем доказать какая ты молодец и попросила помощи у меня - тайно конечно, он поверил. Я сказал, что ты там пишешь мне контрольную и не можешь подойти к телефону... Но всё тайное становится явным. - жутким голосом закончил Пит. Щеки девушки пошли красными пятнами и это точно была не реакция на обезболивающее, и несмотря даже на то, что она хохотнула над последними словами Паркера, кажется, она собиралась его убить.
— Водички? - пробормотал Пит, и пока Бишоп не решила, что лучше сделать: задушить его подушкой или голыми руками, выпрыгнул прямо из кровати наверх, шустро перебирая руками и оказываясь на достаточном расстоянии от Кейт, чтобы она не смогла дотянуться до него без того, чтобы не встать. Девушка беззвучно шипела что-то, скорее всего проклятья, и Питер решил задобрить брюнетку.
— А может поесть? - паучок прекрасно знал, что после такого встряски, организму требуется как можно больше питательных микроэлементов, ну и проспали они достаточно, чтобы проголодаться. Кейт перестала шипеть и задумалась над его предложением, принимая внешне более мирный вид. Питер принял это за согласие и смотался на кухню. Тётя Мэй оставила в холодильнике две тарелки с ужином накрытых пищевой пленкой — видимо, она всё таки застала у Паркера в комнате девушку, и от этого, щеки Пита чуть покраснели. Он разогрел в микроволновке ужин и вернулся с ним в комнату. От аромата исходящего из тарелки, Кейт приняла совсем покорный вид и Питер смело решил покушать рядом с ней.
-... А я повесила на них жучок. - судя по всему, Кейт очень гордилась своей находчивостью. Питер дожёвывал куриное крылышко и неоднозначно качал головой во время ее рассказа.
— И что, ты хочешь пойти за ними? На костылях планируешь это делать? - Пит забрал тарелки, а потом легонько толкнул Кейт в плечо, заставляя упасть обратно на кровать. Он убрал плед и принялся разматывать повязку, чтобы оценить на свежую голову масштаб ранения. Как оказалось, все было не так плохо, ранение даже начало подсыхать, что было не характерно для человеческого метаболизма. Питер взялся за заживляющую мазь.
— У тебя конечно здорово всё зажило за такой короткий срок, но тебе ещё дня три - четыре надо не беспокоить ногу, иначе рано может разойтись и тогда это не укроется от внимания Клинта. - пока Пит накладывал мазь, Кейт беззвучно ругалась и шипела, Питер подул на ногу и посмотрел на неё как на маленького ребенка, который хнычет, когда упадет.
— Ну ведь не жжёт, чего ты придумываешь?

+1

6

Как он мог быть таким милым, нелепым, и при этом одним из самых сильных людей, которых она когда-либо встречала на своем пути? Почему Питер Паркер был невероятным придурком, которого хотелось обнять и придушить сразу же. А еще, почему у него, блеат, был такой накаченный пресс, что все огромные кабаны выглядели рядом с ними просто свиньями? Так, стоп, Кейти, пора прекратить об этом думать. Но Кейти не могла, она превращалась в какую-то безвольную массу, которая могла или возмущаться, или ныть, или что он там сказал про учебу?
- Питер, ты серьезно сказал Бартону, что я беру у тебя дополнительные занятия по учебе? – Она смотрела на парня во все глаза, даже не зная, что сказать дальше. Лишь могла беспомощно разводить руками, открывая и закрывая рот, но даже это не могло выразить всю провальность ситуации. Клинт устроит ей теперь ТАКОЕ за вот эти «дополнительные занятия», что она даже не хочет себе представлять. Хотя нет, уже представила, сначала он выдаст ей за то, что она не приехала на рагу, а потом за то, что опять во что-то вляпалась, да еще Паркера втянула, а это уже пахнет Тони Старком и его занудством, а там и до отстранения от Юных недалеко. Кейт от этой мысли уткнулась в подушку, кусая ее зубами, и буквально зверея на глазах.
- Водички?! – Кейт почти кинула в него подушкой, но не успела даже ничего сделать, просто молча наблюдала за тем, как Питер скрывается за дверью. Она бы это назвала поспешным бегством с места преступления, никак иначе. Бишоп рухнула на подушку, это полный пздц. Бартон знал лучше всех о том, что Кейт Бишоп была лучшей на курсе, что она была отличницей всю школу, и сама давала дополнительные занятия за деньги, тем самым стараясь быть независимой от отца. Но Питер Паркер об этом не знал, просто потому что они не общались об этом, особо не уделяли этому внимания. Да, и какой смысл? Они же ведь просто летом периодически общались, что-то там делали, тусили, но ничего больше. Это же не он смотрел на нее огромными глазами, желая узнать побольше. А ведь если Бишоп кто-то нравился, то она хотела знать вообще все, будучи страшной занудой. Кейт накинула себе на лицо подушку, почти рыдая от осознания того, что сейчас произошло. Теперь Бартон, который догадывался о своей подопечной, будет ее страшно троллить и стебать. И это ПЛОХО!
- За еду я тебя прощаю, ладно, - Кейт и впрямь была ужасно голодна, она уселась удобнее на кровати, попросив Питера прикрыть дверь, чтобы они ненароком не разбудили его Тетю, которая, видимо, уже подумала все самое дурное, что только можно было. – Безумно вкусный фахитос, господи, твоя тетя – просто боженька кулинарии, - Кейти буквально стекала по подушке. – Я планирую поехать за ними, на своих двоих, без костылей, ну, еще с тобой. Ты классно будешь смотреться в моем Жуке. Ну, а что, очень даже ничего, соглашайся, Питер! Давай, - Кейти раскраснелась от еды, и это явно шло ей на пользу, хотя, конечно, нога еще адски болела, и в этом Паркер был прав, она не может отправляться за грабителями на своих ножках, в ближайшие два-три дня. Ей необходимо было восстановиться, и она это понимала, но сидеть на месте – это было смерти подобно. Кейт застонала и зашипела, когда Паук принялся вновь обрабатывать ее рану.
- У тебя есть права, а? – Кейт внимательно посмотрела на юношу, поджав губы. – Я хочу, чтобы ты отвез меня домой. Ну, или вызову такси и доберусь сама. Я тогда отлежусь пару дней дома, а там подумаю, что делать дальше, - Кейт уже приняла решение, с Питером или нет, она достанет этих мудаков, надерет им задницы и сдаст полиции. Ей бы только до ноутбука добраться, что лежит в машине. А это сделать самостоятельно – крайне сложно.
- Помоги мне встать. Питер, блин, помоги мне встать, ну, давай же! – Она хмуро уставилась на Паркера, и начала подниматься сама, совершая невероятное усилие над собой. Было безумно больно, так сильно, что хотелось кричать. Хотя Хоукай подозревала, что все это всего лишь фантомные боли, и что на самом деле ей не так неприятно, как кажется. Она тут же оказалась подхвачена Питером, который мягко обнял ее за талию, явно смущаясь такой близости.
- Сейчас ты встанешь и поможешь мне сесть в машину, а потом…

… Сопротивление Кейт Бишоп бесполезно. Поэтому Паркер был вынужден сесть вместе с ней в машину, чтобы отвезти в новую квартиру, где сейчас стоял лишь стол, диван, да новая, подключенная кухня. Несмотря на то, что Кейт приобрела ее сравнительно недавно, практически неделю назад, она уже успела оформить здесь все, наплевав на все дизайнерские и архитекторские задумки и законы. Главное, чтобы было куда сгрузить стрелы, чтобы поставить бутылку с чем-то алкогольным, ну, и еще и чтобы рядом была классная пиццерия. Плюс, этот дом был недалекот от того, где сейчас жил Клинт, именно поэтому мимо его дома они ехали очень быстро, молясь, чтобы его отвлекала очередная бейба или задание, или Лаки. В общем, чтобы их не спалили.
- Все, сгруживай меня тут, - Питер даже помог ей добраться до ее квартиры, помогая открыть дверь, затащить вещи, саму Бишоп, которая, кажется, впервые ощутила, каково это, когда за тобой так активно ухаживают, не могу тебе ни в чем отказать, и вообще ведут себя, как зайчики. – Спасибо тебе большое, дальше я сама. Не хочу тебя во все это вмешивать, - она проковыляла к кухонному гарнитуру, доставая с верхней полки внушительных размеров аптечку. Из нее она вытащила шприц, в который набрала жидкость из одной ампулы, надежно спрятанной в закромах шкатулки. Это явно было что-то не очень разрешенное.
- Спокойно, это всего лишь ускоритель регенерации. Иногда таким пользуется Клинт, а я взяла у него парчоку ампул на всякий случай. Ими нельзя злоупотреблять, но сейчас можно, вот только после них все, как в тумане, - Бишоп села на диван, закрывая глаза. – Будешь уходить – закрой дверь, пожалуйста, - ей было уже все равно, лекарство растекалось по телу, и чувствовалось, как клетки начинают регенерировать, она медленно стала заваливаться набок, чувствуя небывалую легкость и одновременно с этим тяжесть во всех своих конечностях. Но что-то внушительное подхватило ее, а до этого раздался звук закрывающейся двери. Она чувствовала запах пиццы, запах геля для душа, и острые коленки под головой.
- Тебе не повезло с друзьями, Питер, - она не знала, тут он или уже ушел, просто говорила, будто бы в пустоту, будто сама с собой. – Но я больше не буду врываться в твою комнату, и требовать от тебя невозможного, просто так вышло, что ты единственный, к кому мне захотелось поехать, - Кейт закрыла глаза, чувствуя, как слабость все же овладевают ею, погружая в длительный сон. Она не знала, остался ли Паркер здесь с ней, или все же ушел, Кейт не могла думать ни о чем, кроме этого запаха, который был у Паука.

… Кейт открыла глаза, прислушиваясь к эмоциям. Тело отозвалось благодарностью, а нога больше не болела так адски, как утром. Бишоп посмотрела на часы на телефоне, с удивлением отмечая, что на ней сверху какой-то плед, а с небольшой кухонки пахнет чем-то шоколадным. Стоп. Кто здесь, она же была одна?!
Бишоп приподнялась на локтях, обводя комнату взглядом, и убеждаясь, что тут и впрямь никого нет. Ровно до тех пор, пока рядом с входной дверью не раздались шаги, а Кейт слетев с кровати, упала в сторону своего лука.
- Черт. Неловко получается.

+1

7

Питер рассчитывал, что полный желудок несколько утихомирит разбушевавшуюся лучницу, стремившуюся сеять правосудие и нести справедливость, но этот расчёт оказался ошибочным, и Питер только раззадорил девушку, чья нога постепенно заживала, а благодаря пище, в организме появились силы. Питер, напротив, объелся и был чрезвычайно ленив — геройства куда лучше совершались на пустой желудок, во-первых, ничто не утяжеляло его, во-вторых, прыгать по крышам с полным пузом очень сомнительное удовольствие. Да и желание покушать подгоняет по скорее разобраться со всеми, а полный желудок располагает к ленивому лежанию. Как оказалось, у них были совершенно противоречивые в этом вопросе подходы, или просто покушав, Бишоп обнаружила в себе не дюжие способности к отмщению.
— Моя тётя знает, где достать вкусный фахитос. - неопределенно пробормотал Пит, ведь её Тётя была далека от хорошего кулинара, и частенько ее пироги или мясо превращались в пронзительно пахнущие угольки. Но Питер любил её не за это, и один только факт, что она воспитывала его, нянчилась и поддерживала почти во всём перекрывал всё ее крошечные недостатки и странности.
— О да, я и твоя машина.. предел мечтаний.. - вяло пробубнил себе под нос Паркер: он уже знал, что на самом деле, сопротивление бесполезно. Кейт будет гундосить у него над ухом, она будет ныть, канючить, она будет использовать тысячу и один аргумент, давить на совесть, на жалость, и на необходимость наказать засранцев. Ко всему прочему, Питер не мог оставить Кейти у него в спальне на три дня выздоравливать, и отправиться завтра вечером в общежитие. Тётя Мэй точно не поймёт, она потребует вызвать врачей, улечься в больничку, а там и до Клинта недалеко.. Тогда Клинт поймет, что Паркер его обманул, и кара настигнет не только лучницу словившую пулевое, но и его, а Питер этого совсем не хотел. Команда до сих пор относилась к нему с некоторым.. подозрением, ну что мол, с мальчишки можно взять, ненадёжный малый, жизни не видел. Все их подозрения полностью оправдаются, когда окажется, что Питер скрывал у себя дома раненого товарища, врал об этом ее прямому наставнику, и в итоге не смог до конца это скрыть, спалившись на самом простом. От таких мыслей Питера не просто передернуло, его аж током прошибло, что он даже перестал лениться, живо находя в предложении Кейт зерна разума.
Но пока он сомневался, Кейт уже предприняла нелепую попытку встать, начала шевелиться, издавать странные, похожие на кряхтение и пыхтение звуки, и вообще, выглядела безумно эротично в заляпанном фахитос нагрудничке и с ногой, которой не могла толком пошевелить чтобы не изобразить на своем лице гримассу страданий. При этом, ее волосы распутались за то время, что она спала, превращаясь в настоящее воронье гнездо. Питер полюбовался представленной ему картинкой, принимая ее как достойную плату за те страдания, что выпали на его долю, и поднялся сам, затем помогая подняться и Кейт. Вернее как помогая — ему пришлось подхватить ее за талию и позволить обвить себя руками. От нее пахло чем-то сладким и острым одновременно, как будто она вся измазалась в остро-сладким соусом, только он не входил в ингредиенты фахитос, так что это было нечто другое. Волосы Кейт тут же закрыли Питеру лицо, и попали в нос, так что он чихнул, чуть не выронив девушку. С горем пополам они добрались до машины, и Питер погрузил девушку в этот крошечный «Жук», надежно пристёгивая ремнями безопасности. В тишине спящего района машина завелась с оглушительном рёвом, но на деле, этого даже никто и не услышал. Пит дёрнул ручку коробки передач и стартанул.
Кейт бодро (даже слишком) направляла Питера, и они, крутились по улицам города, вместо того, чтобы промчаться прямо по проспекту. Очевидно, Хоукай действовала из принципа «объехать пробки», но какие пробки в субботу в пять утра? Пит усмехнулся себе под нос, но никак не стал комментировать: уж он-то знал, в какое время какой траффик в Нью-Йорке, он бы мог работать в системе гугл-пробки, если бы такая вакансия была открыта.

— А ничего, у тебя уютненько тут, да. Миленько. - ловко соврал паучок, потому что квартира Кейт Бишоп была далека от такой характеристики. Лишённая какой-либо мебели квартира была крайне пустая и даже холодная, и голос Питера, ударившийся о стены, словно бы перечеркнул всё сказанное. Кейт посмотрела на него как на полного придурка и Паркер решил не продолжать оду обстановке в квартире. Лучница проковыляла вперед, а Питер продолжал стоять в дверях, неуверенно мялся и не знал : стоит ли ему идти дальше? Она кажется не горела желанием видеть его тут. Бишоп занялась своими делами, чем-то начала греметь на кухне, переворачивать банки-склянки, и Питер наплевал на правила приличия, прошёл вперед, застав девушку на месте преступления. Сурово (как он надеялся) сведя брови, Питер не успел даже задать ей вопрос, как Кейт тут же пояснила цель своей инъекции и Паркер вынужден был расслабить лицевые мышцы. Тони как-то рассказывал о том, что они работали с Доктором Беннером над формулой, ускоряющей регенерацию, Питера все волновало, как они так быстро восстанавливались после одной битвы и выходили на другую как новенькие, а ведь очень часто все эти битвы были буквально в пределах нескольких дней. Ладно, с Тором всё было яснее ясного, Халку тоже не требовалось медикаментозное вмешательство, но Клинт, Наташа Романофф, даже Тони и Кэп? Броня не всегда защищала от переломов, Клинт и вовсе не обладал никакими сыворотками в своей крови, и даже те вряд ли могли излечить суперсолдат от переломов за сутки. Энтони в двух словах поделился, что специально для таких случаев они разработали сыворотку, часто и регулярно пользоваться ей не рекомендовалось, но иногда, в форс-мажорных случаях (как раз всё случаи, что касаются Мстителей) можно.
Лучница доползла по стеночке до дивана и буквально упала туда. Хоть девушка и сидела с открытыми глазами и говорила, но казалось, что совершенно отсутствует. Питер присел рядом, чтобы проконтролировать ее состояние, которое было очень странным. Можно было бы сравнить это с алкогольным или наркотическим опьянением, но алкоголь чаще делал из людей активных, а как выглядят наркоманы, Питер, честно говоря, не знал. Но наверное так: Кейт уставилась не видящим взглядом в одну точку, ее грудь часто вздымалась, а сердце, подозревал Пит, билось часто, рану наверное жгло, потому что периодически, нога самопроизвольно дёргалась, а руки Кейт были опущены и как бы даже брошены. Она начала медленно съезжать на бок, и так и упала бы на диван, если бы не Питер. Парень осторожно устроил Хоукая на диване, укрыл ее пледом и положил ее голову себе на коленки. Паркер чмокнул Бишоп в макушку и усмехнулся.
— Куда ты денешься, Бишоп, теперь эта тайная повязала нас. - иначе Клинт, коли узнает об этом, прирежет сначала ее, а потом снимет его с паутины прямо из своего окна, или во время прогулки с Лаки так, что никто и не поймет, почему Паркер помер. Небось ещё так подгадает, что бы Пит оказался в каком-нибудь озере или фонтане, короче избавится от него без суда и следствия. Под мягкой точкой Питера оказался джойстик, а на подлокотнике - пульт. Пит включил приставку и телек, и принялся рубиться в гонки, стараясь особо не шевелиться, для этого он откинулся на спинку дивана и вытянул ноги, крутя в порывах эмоций ступнями в одну или другую сторону. Высунув язык, Питер старательно пытался обойти гонщика номер пять. Так прошло несколько часов, пока Паркер не обнаружил себя совершенно голодным и взъерошенным. Кейт спала как сурок.
Извлекая из кармана джин смартфон, Питер заказ три пиццы с разными начинками - гавайскую, сырно-ветчинную и нечто, под загадочным названием «Марокко». В ожидании курьера, Паркер оставил Кейт, заменив ей свои коленки на подушку и принялся искать что-нибудь на кухне. Аптечка не подходила, консервы, заморозка и быстрорастворимый кофе тоже. А вот несквик и не початое молоко самое то. Питер, как взрослый мальчик, вскипятил молоко и как раз пришёл курьер. Чуть не залив всю плиту, Паркер чудом не обжегся и залил себе какао, оставляя вторую кружку наготове. Он расплатился за еду, и тут же съел по одному кусочку от каждой пиццы. К этому моменту как раз проснулась Кейт, вернее, Питеру так показалось, потому что он услышал движение. Не успел он захлопнуть дверь и появиться на пороге гостиной как в его сторону со звучным "вжжууух" полетела острейшая стрела.
— Эй, ты что? - Питер поймал стрелу у своего лица и скривился. — Не получишь пиццу! Смотрю, чувствуешь себя гораздо лучше, но небольшая паранойя беспокоит, да? - Питер нёс в другой руке три упаковки той самой, вышеупомянутой пиццы, которые от его поимки стрелы, стали опасно раскачиваться из стороны в сторону, планируя упасть. Паркер бросил себе под ноги стрелу, обращая всё своё внимание на драгоценную пищу.
— Хорошо, что в другой руке у меня не было какао, иначе была бы у тебя картина в духе современного искусства - гедонистическое распятие. - Покачивая головой, паук сгрузил все на маленький столик напротив дивана, а потом сходил за какао, залив молоком и вторую чашку. Лучница была явно голодна, не дожидаясь Питера, она принялась за дегустацию, но он не был в обиде, ведь уже попробовал все пиццы ещё при обмене еды на деньги. Плюхнувшись на диван, Паркер взял себе кусочек.
— Ну и где там твой жучок?

+1

8

Но отчаянно щекотал вкусный запах, хотелось невероятно сильно жрать, не кушать или есть, а именно жрать, но Кейт Бишоп упорно лежала в сторону лука, который уже в следующее мгновение, схватили ее проворные пальцы. Точный расчет, она не промахивается, не любит этого просто делать, и вот стрела уже летела вперед, а Бишоп даже не подумала, что там может быть кто-то свой. Но опять же, никто не знал про эту квартиру, еще даже Бартон не был  в курсе, так что никаких своих – только злостные нарушители, маньяки, убийцы или соседи, что впрочем, одно и тоже. Но тот, кто предстал перед ее глазами, вообще не отвечал перечисленным эпитетам, и даже стало обидно, особенно после того, как Паркер ловко поймал стрелу, отклонившись в последний момент.
- Какого хера, Пит! Я же могла тебя пристрелить, - Бишоп все также лежала на полу, упираясь локтями в пол, запутавшись ногами в ворохе пледа, и сверля Паука взглядом. – Ну, конечно, чисто в теории могла бы. Ведь ты весь такой ловкий, классный, сильный, аж бесишь! Чего ты тут делаешь? Что ты тут ходишь, откуда ты вообще узнал про это место?! – Бишоп, видимо, после сна еще не пришла в себя, но уже в следующее мгновение после тысячи и одного «почему», как у маленького ребенка, к ней вернулась память, и даже то, что не должно было возвращаться. Отчего Хоукай покрылась красными пятнами смущения, понимая, что то, что она слышала вовсе не было сном, и то, что она вообще-то, на секундочку, спала с ним в одной постели, тоже не было! От осознания всего происходящего, Бишоп даже не смогла произнести ничего внятного, лишь бормотание, мычание, как у коровушки, и совершенно возмущенный взгляд, мол, а что такого, я ранена и все вот это. Наконец-то, Кейт удалось выпутаться из одеяла, как раз вовремя. Пока Питер наливал еще одну чашку горячего какао, Бишоп достала из рюкзака свой ноут, водрузив его на столик, и беспардонно скинув все лишнее, пицца, конечно, лишним не была. Хоукай сидела на диване, поджав под себя ноги, держала в одной руке кусок пиццы, от которого уже откусила большую часть.
- Отвали, Пит, нет у меня никакой паранойи, я вообще, рыцарь без страха и упрека, - едва прожевав ответила Кейт, открывая программу, которая помогала отслеживать жучок, прицепленный к одному из грабителей. Они, конечно, могли уже тысячу раз сменить местоположение, но вот незадача, есть вещи, которые люди не любят менять, как, например, наручные часы. Когда она схватила одного из них, то незаметно прицепила маленькую пластину именно на них, понимая, что любое другое – может быть бесполезным. – Если что, я бы сфоткала тебе и отдала бы эти фотографии в музей современного искусства, - совершенно не отвлекаясь от просмотра карты местности, где находились грабители.
- Окей, ситуация в целом удивительно хорошая, - Кейт даже нахмурилась, не веря своим глазам. Она водила мышкой по экрану, все время следя за красной точкой, которая также передвигалась, не стоя на одном месте. – Они в доках, как банально, неужели во всем Нью-Йорке и его пригороде нельзя найти что-то более интересное. А то как ни сунешься – все в доках, им там медом, что ли намазано? – Бишоп бормотала все это, протягивая руку за кружкой с какао, и не обращая внимания, сделала большой глоток, тут же заорав раненным бизоном, высунув язык.
- Твою мать! – Она буквально подорвалась на месте, но все же осталась сидеть, лишь мучительно щурясь, какао оказалось горячим, даже несмотря на молоко. Кейти высунула кончик языка, обиженно смотря на Питера, будто он специально хотел над ней поиздеваться, и принес горячий напиток.
- Шволошь, - прошипела девушка, раздувая ноздри, но потом уселась назад, отставив кружку, и воззрилась на ноутбук, а затем на Паркера. – Ладно, переживу. Но мог бы и предупредить, что оно горячее! – Она все еще возмущенно фыркала, но кусок пиццы, который буквально сунул ей в рот Питер смог победить плохое настроение.
- В общем, так. Они все еще там, но не знаю, надолго ли. Подключиться к их телефонам я отсюда не могу, я, конечно, классная, но не настолько, и не смей об этом никому распространяться, все равно не поверят, - Кейт активно жевала уже третий кусок, облизывая губы от томатного соуса, которым была покрыта пицца, - так вот. Значит я сейчас пойду соберусь, а ты… не знаю, ты вообще можешь поехать со мной, если, конечно, хочешь. О, и черт, совсем забыла, я сейчас! – Кейт отложила кусок, вытирая руки о штаны, совсем неприличным образом, и подхватив свой телефон, направилась в дальний конец комнаты, к окну, набирая номер Клинта.
- Приве-е-е-ет, Клинт! Как дела? Все хорошо? Как работа? – ее голос совсем был не похож на тот, которым она обычно общалась со своим бро, и зря. В ответ она выслушала все, что он о ней думает, что думает о Паркере, сказал вкратце, что ее ждет, если она не приедет к нему в ближайшее время, и даже если приедет.
- Воу! Стоп! НЕТ! Я не приеду сейчас, я не могу! Я занята… я…делаю домашнюю работу! И ЧТО ЧТО Я В АКАДЕМИЧЕСКОМ ОТПУСКЕ, НЕ ОРИ НА МЕНЯ, Я ТОЖЕ УМЕЮ ОРАТЬ! – Кейт взбесилась, как обычно, перестраивая правила игры. И как обычно разыгрывая из себя обиженную невинность.
- Хорошо. Ладно. Как скажешь, Бартон! – Она положила трубку, возвращаясь на место, и обиженно сопя. – Мы едем через полчаса, еще я буду слушаться Клинта, который приказал ехать к нему. Ну, уж нет, я достаточно самостоятельная, чтобы справляться с проблемами в гордом… - Кейт посмотрела на юношу, сощурив глаза, - дуэте.

+2

9

Кейт точно страдала лёгкой формой амнезии, иначе объяснить её агрессивную попытку пристрелить Питера было невозможно. Точно, как и объяснить почему она не поняла сразу же, что именно тут делает Питер. Или она думала, что её сталкерит?! Ну тоесть, в этом ничего такого и не было бы, девчонка она интересная, да и выслеживать подозрительную, остроглазую Кейт это как лишний раз прокачать свой шпионский скилл, но Питеру было не до этого сейчас.
— Я привёз тебя сюда, аууууу... - пропел Пит, игнорируя остальные высказывания Бишоп. Он подумал, что будет невежливо намекать ей, в каком именно мире она может его убить (компьютерном, разве что, и то не точно), да и про то, какой из неё вышел рыцарь Питер уточнять тоже не стал, хотя очень хотелось ткнуть пальцем в простреленную ногу, чтобы напомнить, ну типа как упрёк. Паркер вытянул ноги, поедая пиццу. На некоторое время, в комнате повисло молчание, прерываемое разве что синхронным жеванием и отхлёбыванием из уже подостывших кружек. Какао и пицца — сочетание не для слабонервных, но Питер был практически не привередлив в еде, и легко мог вливать в себя сладкий напиток и острую пиццу и при этом чувствовал себя замечательно. Кейт насытившись, уже принялась порхать ловкими пальцами над ноутбуком - обязательным атрибутом всех героев от мала до велика, и открывать программу, которая рисовала в 3D улицы и дома города Нью-Йорк. Питер перегнулся через диван, чуть наваливаясь на Кейт и заглянул ей за плечо.
— О, а тут я живу. - глубокомысленно пробубнил парень с набитым ртом, и для достоверности (будто она не знала) потянул масляной палец к экрану, что юная Хоукай тут же с шипением, как подгорающая яичница, предотвратила, пообещав засунуть ему этим пальцы пока что в рот, а если и дальше будет так делать - кто знает. Паркер обиженно надулся, отворачиваясь от Кейт, а потом принялся неистово вытирать руки влажными салфетками. Когда руки стали достаточно чистыми и сухими, он мстительно начал водить ими у Кейт перед глазами как сущий ребёнок, нажимать на кнопки ноутбука и водить ими по чистому столу, не оставляя уже никаких отпечатков, но раздражая этим не меньше, вызывая у неё несомненно ощущение, что она за помощью обратилась не туда. Намстившись всласть, Питер стал таки слушать лучницу, которая уже вычислила необходимую группу подозрительных лиц, засевших в доках. Он почти сразу принял вид серьёзный и сосредоточенный, что могло показать напускным, с учётом того, что он только что дурачился, но Паркер и правда был предельно серьёзен. К каждому своему заданию он на деле подходил со всей ответственностью, жизнь уже успела научить его, что если дело кажется плёвым, на деле может проявиться второе дно, и если не быть к этому готовым - худо может стать не только ему (что не так страшно), а другим - что действительно плохо.
— Нам не обязательно подключаться к их телефонам, достаточно приблизиться настолько близко, чтобы я запустил разведовательного паучка и мы узнали, какие у них дальнейшие планы. Брать их в доках нет смысла, сомневаюсь, что именно там они хранят всё своё добро, думаю, это их подготовительная платформа, так что окажется, что мы схватили добропорядочных граждан. Возможно, они планируют целую серию налётов, во всяком случае, они были достаточно грамотны, чтобы прижать тебя и сбежать, до появления полиции. Запустим жучка? Пока он будет их слушать, ты можешь и к телефонам подключиться, лишним не будет. Захвати ноутбук.  - Питер уже во всю рассуждал о том, как можно за ними последить и послушать. Идеально было бы поставить прослушиваемый маячок на каждого из них, но тогда необходимо будет ходить за ними хвостиками, и потратить на это несколько дней, а у него завтра учёба.
— Хорошо бы они напали на какой-нибудь банк сегодня! - жизнерадостно объявил Пит, а Кейт взглянула на него как на полного придурка: ей не понять, что такое первый год в Институте!! Пока Бишоп отошла позвонить своему наставнику, который высказывал ей всё что думает о горе-преподавателе Питере Паркере, и о горе-студентке Кейт, и обо всём, что он приготовил для вчерашнего ужина, о жизни в целом, и о своей судьбе в частности, Питер продолжал изучать карту города, на которой были отмечены все движения и действия маячка: передвижения были выделены пунктирными линиями, а места, где маяк задерживался - звездочками. Ни одного жилого дома или официального учреждения в списке не было, за исключениям супермаркета, в котором была остановка, наверняка для пополнения провизией, так что Питер просто потратил время, пока Бишоп не освободилась. А освободилась она на весьма повышенной ноте, переходя чуть ли не на ультразвук - Паркер вытаращился на неё, хлопая глазами. Пахло проблемами с Клинтом Бартоном, и Паркер не хотел таких проблем на свою паучью головушку.
— Знаешь, Кейт, - осторожно произнёс Питер, когда её щёки перестали пылать, а глаза метать молнии. — Ведь квартира Клинта, если я не ошибаюсь, находится вообще по пути. Может ты покажешься ему на глаза, а? Я не думаю, что будет здорово, если Бартон решит убедиться, чем ты занимаешься и не обнаружит тебя ни тут, ни у меня, ни в башне.. Он тогда попробует тебя поискать. И найдет. или спросит у Тёти Мэй, а она видела повязку и всё такое. Заедем, а? - в словах Паркера была доля истины — получить на хвост Хоукая - старшего перспектива обрекающая на крах их карьеры супергероев. Питер зашёл после Кейт в ванную, и там быстро переоделся в костюм Человека-паука, натягивая поверх джинсы и толстовку, было тесновато, но что поделать. Кейт как раз пересчитывала стрелы и проверяла маячок, наблюдение за которым перевела с ноутбука на приложение в телефоне. Питер цапнул ключи, которые висели на крючке и решил, что если он поведёт, Кейт всё таки не отмажется от того, чтобы не заглянуть к Клинту.

+1

10

Иногда Паркеру хотелось ушатать, ну, вот прям так, чтобы он улетел к стенке, размазался по ней, как тапком прижатый, а она бы стояла с видом победителя. Но Кейт не могла этого по многим причинам, и нет, первой не была та, что он мог ей ответить, да еще в несколько раз больнее, скорее тут главной причиной было то, что ей просто стало бы жаль бить такую очаровательную мордашку. В связи с этим Бишоп старалась дышать, как можно глубже, чтобы ее левый глаз перестал дергаться, а кулаки перестали чесаться. Несомненно, в его словах было зерно истины, о том, что можно заехать, что все это, дескать по дороге, но херь состояла в том, что Бартон был в состоянии сразу же определить по одному лишь внешнему виду: чем занималась его протеже, где она была, и из какого пистолета ее ранили в ногу. Но делать было и впрямь нечего, если Кейти не посетит товарища старшего Хокая, то он сам посетит ее, скорее всего Бартон уже знает о том, что у нее есть квартира, где именно она куплена, и как долго до нее ехать. Кейти провела ладонью по лицу, что изначально должно было быть похоже на фейспалм, но превратилось в жест отчаяния и боли, девушка уткнулась носом в локтевой сгиб, почти рыдая, она ужасно не хотела никуда ехать, в том плане, что ехать к Клинту. И она не поедет.
- Нет, Паркер, к Клинту нельзя ни при каких обстоятельства, будет очень жестко то, что я собираюсь сделать, но ты смирись. Ты попал, просто потому что общаешься со мной, подписался на эту заварушку, - Кейти подтащила к себе телефон, открывая вкладку сообщений, и быстро запорхала пальцами над дисплеем, набирая короткое сообщение: «Когда смогу выбраться из кровати, тогда и приеду. К сожалению, мне еще Питера надо закинуть домой, а то его тетя будет волноваться, почему племянник отказывается ночевать в собственной кровати». Она нажала отправить, пожала плечами, и засунула в рот еще один кусок пиццы, который радостно согревал пищевод, давая понять, что она все еще живой человек, что все это правда. Одновременно с этим Кейти с напряженным выражением лица скидывала в колчан стрелы, проверяя каждую из них особенно тщательно. Рваные на коленках джинсы и футболка слабо подходили для того, чтобы отправляться на задание, поэтому на смену им пришел постоянный костюм, который Хоукай обычно носила на задание; волосы она забрала в хвост, что темно-каштановой волной завивался вокруг шеи. 
- Машину придется бросить в паре кварталов, скорее всего, радиус действия твоих паучков сильно ограничен? – Фиолетовый жук уже ехал по относительно свободным дорогам Нью-Йорка, и Кейт краем глаза провожала мчащиеся навстречу машину, они все дальше уезжали от основной части, туда, где запах от рыбы и нечистот был сильнее, чем что бы то ни было. Бишоп едва заметно морщила носик, сворачивая в очередной проулок. Она была здесь от силы второй раз, и поэтому ощущение некоторой тревоги разливалось по телу, не желания никаким образом исчезать. Хокай, притормозила возле относительно спокойного, на первый взгляд, магазинчика, что было даже странно в таком-то месте, и они с пауком двинулись пешком. Точнее, он двинулся вперед, а она, запахивая полы длинного бежевого пальто, и поднимая ворот, спасающий от ветра, последовала за ним, передвигаясь аккуратно, стараясь действовать, как можно бесшумнее. Через плечо была перекинута сумка, со сложенным луком и стрелами, ноутбук Кейт сменила на телефон, который вполне себе выполнял те же функции, что и лэптоп, но места занимал значительно меньше. Наушник в ухе слегка потрескивал, возвещая, что Паркер на связи, и находится недалеко от нее.
- Эй, членистоногий, как там обстановочка наверху, поговори со мной, а то мне кажется, что сейчас откуда-нибудь выползет дерьмодемон и сожрет меня, - негромким тоном Кейт пыталась разрядить обстановку, и снять собственную нервозность, ныряя в тень от многочисленных баков. Они медленно приближались к той точке, откуда можно было запускать дронов. Бишоп ударом ноги выбила рассохшуюся от времени дверь, и скользнула внутрь здания, что было явно заброшено. Впрочем, судя по запахам мочи и рыбы, здесь порой обитали те, кого жизнь не наградила состоянием в несколько миллионов долларов, да и, вообще, отняла все, что у них было.
- Ищи меня по следам блевотины, - пробормотала Кейти, поднимаясь на последний этаж, и направляя на каждый темный угол заточенный край стрелы, натянутой в лук. Но чистота этого помещения от лишних людей не вызывала никаких сомнений. Бишоп выдохнула, занимая подоконник, с заколоченным на половину окном, и включила телефон.
- Эй, Паучок, Хокай в гнезде, выпускай опасного зверя, и давай ко мне, - Кейти видела, как маленький дрон направляется в сторону, где предположительно были замечены те самые грабители. Тем временем Бишоп пыталась пробить хотя бы какую-то информацию про них, перед уходом, Питер долго ковырялся в ее телефоне, и в итоге Кейти выяснила, что он частично выполнил синхронизацию систем своего костюма и ее телефона, тем самым расширив его функции. И сделал это молча. И наверное, именно поэтому, Хоукай сейчас сидела с полыхающими щеками, думая, как бы так ему сказать «спасибо».
- Может сходим в кино? – Это что, только что было сказано ею вслух?! Кейт в ужасе поперхнулась, ее лицо тут же приобрело тот особый землянистый оттенок, который бывает с похмелья и от ужаса, ну и с которым ходил Пеннивайз. Кейти глубоко вздохнула, сдерживая рвотный позыв, и выдохнула, надеясь, что Питер не услышал этого предложения, которое вообще звучало в ее голове. – В плане, по-дружески. Ничего такого, - кажется, ее язык продолжает говорить, вне зависимости от того, какие импульсы и сигналы посылаются к мозгу.

Господи, что я несу, Кейти, ты можешь просто заткнуться. Вот так, хорошо, запускай программу взлома телефонных данных. А дальше тебе надо будет просто передать информацию в полицию, и самоустраниться, пока тебя не убили. И не факт, что грабители.. А ты всегда так много думаешь, когда чувствуешь себя неловко, да?

Мысли скакали по ее голове, как взбесившиеся блохи, и Кейт с видом побитой собаки трясла волосами, получая на свой телефон иформацию с гаджетов грабителей, и перекидывая ее на компьютер. Паркер молчал, но прошло всего десять секунд, а не двадцать четыре часа, как показалось Кейти, и она старалась глубоко дышать, и не пачкать потными ладошками костюм.

+1

11

Питер был уверен, что сообщение от Бартона придёт и придёт очень скоро, а ещё он был уверен, что в том сообщении будет обрисованы все перспективы их будущего, и не исключено, что с участием нецензурных выражений, которые, как ему рассказывали, Стивен Роджерс очень не любил слышать от команды. Но телефон Кейти молчал, как и Питер, напряжённо сверливший его взглядом, пока девушка задорно рулила по улицам города, хоть не смотря на это мучительно медленно добираясь до нужного им места. На паутине было бы гораздо быстрее, в раз быстрее, но это было бы удобнее только в том случае, если бы у Кейт с собой не было бы сумки с её стрелковыми штучками. Навигатор, в типичной манере, водил их кругами, пока они не достигли цели. Питер снова взглянул на телефон Кейт, вопросительно поднял брови, но она лишь отрицательно покачала головой, как будто бы угадывая, о чём беспокоился паук. Паркер стянул с себя верх одежды и принялся, не выходя из машины, снимать джинсы, кряхтя и выкручиваясь в жуке таким образом, что бедный автомобиль начал раскачиваться из стороны в сторону, Бишоп внимательно наблюдала за тем, что происходит и как ни странно, молчала. Когда паучок добился желаемого, он довольный собой ухнул, и нацепил маску, окончательно превращаясь в Человека-паука. Связь между ним и Кейт была уже установлена, так что он открыл дверь, убедился, что никто любопытный за ними не наблюдает и с места запрыгнул на стенку дома, а потом быстро-быстро начал карабкаться наверх. Он остановился лишь раз, когда достиг середины дома, чтобы взглянуть на Бишоп, которая как раз доставала из багажника машины сумку, и оправляла волосы. Она не оглядываясь на него, зашагала вперёд на разведку, а Питер, пружинистым рывком бросился на стенку соседнего дома, а оттуда на крышу, вдоль которой провожал лучницу до тех пор, пока она не скрылась в одном из бараков.
Однотипные низенькие бетонки, с пустыми глазницами-окнами и местами крест-накрест заколоченными дверьми были тут повсюду. Низенькие, мрачные, с верху они казались забытыми коробками. Печальное и зловонное зрелище. Маска спасала Питера от неприятного запаха, который мог бы чуть ли не в обморок его заколотить, с учётом его чувствительно рецепторов, и даже находясь на верховине, он был уверен, что ветер бы донес до него эту вонь. Питер прищурился, навёл фокус и принялся сканировать местность. Местечко было неподходящее, чтобы шариться тут в открытую — множество местных обитателей прекрасно знали, кто такой Человек-паук, и чем занимается, так что ему было бы лучше лишний раз не светиться, дабы не схлопотать пару пуль в коллекцию к тем, от которых он увернулся. Да и они ту были инкогнито. Паркер даже подумал на миг, что возможно стоило прикинуться обычными подростками, решившими хапнуть адреналинчика, но потом вспомнил, какой тут стоит смрад и шустро выбрал личину ЧП.
— Все заброшенки в радиусе слышимости от тебя пусты, ближе к воде компашка бомжей греется у бочки, не исключено, что они тут играют роль наблюдателей, дальше всё тихо. - Питер пригнулся, проползая по фасаду здания и сделав кувырок, прыгнул на крышу и его действие отдалось глухим «вуух», к счастью, не привлёкшим ничьего внимания.
— К пристани подходит судоходка. - Паркер прилепился руками и ногами к очередной стене и взобрался наверх, потом сделал ещё несколько прыжков и приземлился достаточно близко к логову. Карен все время держала у него перед глазами флажок на карте и теперь он был всего в одной крыше до.
Эта коробка, в отличии от той, в которой засела Кейт, не выглядела так отвратно, зарешеченные окна были целы, но плотно завешаны темной тканью. Дверь также крепко держалась на петлях, и была не как большинство рассохшейся и покосившейся, а железной и на вид весьма крепкой. Скорее всего и устроено у них там всё было куда уютнее.
— Карен, запускай разведовательного дрона и выводи две картинки - одну мне, вторую отправь Бишоп. А еще запиши всё на всякий случай. - паучок, вжухнув, отсоединился от груди Питера, и облетев вокруг него круг почета, отправился на поиски максимально незаметного места для проникновения. Ему удалось сделать это достаточно быстро - он проник сквозь щель между полом и дверью. Оказавшись на месте, паучок пополз по полу, потом поднялся по одной из стен, перебрался на потолок и завис, выискивая наиболее выгодное место.
— Включаем рыбий глаз и.. - крохотная линза среднего миллиметра забралась внутрь паучка и на несколько секунд была темнота, а после картинка стала широкой и выпуклой, фокус елозил туда-сюда еще с мгновение, а уже через пару секунд Питер и Кейт могли наблюдать во всю ширину помещения всё, что происходит. Свисающая с потолка лампа и ещё одна настенная - вот и весь свет, так что Кейт и Питер лишились возможности рассмотреть всё в деталях, но зато аккуратный рядок оружия на приделанной прямо к стене полке и старенький телевизор им открылись. Мужики играли в карты, изредка поругиваясь и почёсываясь.
Дело было сделано. Вместе с обзором, Кейт получила доступ к их мобильникам, которые лежали там же на столе, и сейчас им оставалось только ждать, да внаглую рыться в поисках полезной информации. Питер напоследок уточнил расстояние от себя до Кейт и от дрона до Кейт, убеждаясь, что расстояние допустимое и отправился обратно, к Кейт. Он старался быть незаметным: выбирал более длинные маршруты или ползание по стенам, вместо высоких прыжков, не использовал паутину и не светился перед местными, шастающими то тут то там. А пока он добирался к Хоукаю два ноль, в динамике звучал её несколько встревоженный голос. Похоже, мужчины не занимались ничем интересным настолько, что Кейт решила обсудить их будущие планы.
— Кино? Хм, - залезая в окно позади нее по стене с крыши, произнёс Паркер и поморщился: Кейт выбрала самый загаженный заброс на свете! Грязное тряпье, загнивший мусор и остатки человеческой жизнедеятельности, банки - бутылки - шприцы и какие-то черные, странного вида пакеты, хранившие в себе наверняка такие тайны, о которых Питер даже думать не хотел. Паркер сначала хотел было снять маску, но потом взглянул на лицо Кейт, цвет которого было нежно зеленоватого оттенка и передумал.
— Меня ещё никогда не приглашали в кино в таком романтичном месте, Кейт. - он завис над её головой, заглядывая в монитор, но с момента запуска дрона, кардинальных изменений не было. Присесть тут было решительно негде, если только они не планировали в будущем торжественно сжечь всю свою одежду, а Питер не планировал, этот костюм был ему дорог не только как память.
— Надо было захватить с собой бутылку вина и плед! Ты не против? - Питер обхватил девушку за талию, удерживаясь ногами за потолок (наименее грязное место тут) и потянул её на себя. Не успела Бишоп решить, против она или нет, как Питер уже крепко обхватил ее руками и прижал к себе. Ему одинаково легко было ходить как по потолку, так и по полу, и законы гравитации - не для него! Паркер зашагал в сторону окна, продолжая крепко держать Кейт, зарываясь в ее волосы, а когда они добрались, он помог ей подтянуться и выбраться на крышу. Сам ныряя следом за ней и зависнув на секунду, выпустил таки паутину, подхватывая сумку с вещами Бишоп. На крыше было не на много чище, да и пахло по прежнему не приятно, однако ветер с воды разбавлял свежестью, влагой и водорослями. Пит соорудил некое подобие подстилки из паутины, усаживаясь рядом с Кейт и наконец снимая свою маску. Вместо маски, он извлёк из сумки свою куртку, которую Кейт догадалась захватить и нацепил поверх костюма, чтобы скрыть таким образом свой яркий окрас.
— А знаешь, я бы сходил в кино. - он легонько толкнул лучницу плечом, улыбаясь. Из рук она ни на секунду не выпускала телефон, который транслировал картинку с дрона, и за время их перемещений кое-что наконец изменилось. Мужчины перестали играть в карты, а в дверь постучались так громко, что Пит и Бишоп невольно подпрыгнули на месте, оглядываясь, будто бы это в "их" дверь стучались. Один поднялся и схватился за оружие, второй - подошёл к двери. Он хрипло уточнил, кто ломится к ним, а после впустил гостя.

— Эх вы, двоё! Что это вы там забыли??

+1

12

Если честно, то все задание сейчас пошло насмарку, просто потому что, единственное, о чем сейчас могла думать Кейт Бишоп – это ответ Паркера. Она сотни раз в голове пыталась проиграть ответы на этот вопрос, свое поведение, дерзкое и бодрое, но вместо этого, язык словно обкололили лидокоином, словно ее лишили возможности связно выражать свои мысли, и поэтому Кейти даже не сразу сообразила, что Питер сейчас опускается за ее спиной в окно, что его несколько удивленное согласие она слышит за своей спиной, а не где-то еще в наушнике. Хоукай вздрогнула, отрываясь от экрана, и посмотрела на Паркера осуждающим взглядом, ругаясь про себя на то, что у нее такой отличной маски нет, и что Паук видит все эмоции.
- Это не романтическое свидание. Это просто предложение вместе провести время, - опять звучит, как приглашение на свидание, да, что же такое. Но ведь это и есть свидание, это и есть приглашение провести время не просто вместе, а будто бы это может значить что-то большее, чем обычные игры в плейстешн, или поедание пиццы за фильмами. Будто бы кино – это повод коснуться руки, это повод положить голову на плечо, вытянуть ноги на ноги; словно это возможность занять задний ряд, и не запомнить ничего из того, что идет на экране, лишь утягиваясь дальше в водоворот из поцелуев, неловких пальцев под футболкой.
Кейти почувствовала, как румянец все сильнее заливает ее щеки, а во рту высохло все, как в пустыне Сахара.
- Что? В каком плане не против? Ой, Питер! – Кейти невольно вскрикнула, она неловко обняла Паркера за талию, подтягиваясь на руках, и пытаясь не упасть. Это была довольно интересная поза, которая одновременно вызывала и смех, и странное, томительное ощущение, о котором обычно не говорят вслух, всего лишь задерживают дыхание, а затем выталкивают воздух из легких, сдувая легчайшие прядки с лица. Руки Питера нежные, он аккуратно помог ей подтянуться к краю крыши, чтобы она зацепилась и перебралась на покатую поверхность, где можно было бы занять выгодную позицию для наблюдения. Кейти смотрела на свои ладони, спрятанных в перчатки, и невольно вздрагивала, вспоминая, как Питер зарывался носом в ее волосы, вдыхая аромат шампуни. Он думал, что она не замечает, а она все видела, и эти случайные прикосновения, и то, как шевелятся его ноздри, когда она находится рядом, как он ведет кончиком носа, следуя за ней. Но Бишоп искренне надеялась, что молодой человек не замечает ее действий. Как это вообще возможно.
- Да, вино бы мне сейчас точно не помешало, - пробормотала Кейти, вытирая испарину со лба, медленно выдыхая. Ее длинный плащ, обвивался вокруг щиколоток – бегать в одном костюме супергероя в такую погоду, такое себе удовольствие. Она присела на паутину, которая больше напоминала тонкий и изящный плед, и устремила свой взгляд на соседнее здание. Кейти пребывала в том состоянии, в котором надо запретить выходить на улицы, на задания, в таком состоянии надо запирать дома, запрещать даже близко подходить к людям. Телефон молчал, показывая примерно одну и ту же картинку, а Бишоп внезапно медленно подняла взгляд на Паркера, даже чуть подалась вперед, ее губы приоткрылись, то ли в желании что-то сказать, то ли поцеловать.
- Черт, что за, - она не сделала ни того, ни другого, резко дернувшись на месте, словно это могло что-то изменить. Девушка опустила взгляд вниз, туда, откуда доносился противный голос одного из бомжей, которые ошивались тут неподалеку, те самые, прячущиеся под мостом. Грязные, вонючие, выброшенные на помойку жизни, туда, куда даже любители острых ощущений не забредают. Этот бомж смотрел на них двоих внимательным взглядом, но Бишоп отметила, что у него явные проблемы со зрением, мужчина щурился, а едва пробивающееся солнце слепило, не давая возможности сосредоточиться, перед ним были два ярких пятна. Но этого было вполне достаточно.
- Это частная территория, вам нельзя тут находиться, а ну пошли вон! – Бомж размахивал руками, его громкий голос приковал к себе слишком много внимания со стороны других таких лишенных прав и возможностей недолюдей.
- Маску накинь, - через плечо произнесла Кейти. Ее рука вновь была тверда, крепко сжимая лук, что уже, как по мановению волшебной палочки, разложился. Возле ноги Бишоп лежал колчан со стрелами, те самые, о которых на первом занятии говорил Клинт – без наконечников, она сама выбирает, что будет дальше делать с людьми. – Мы уже уходим, не надо так кричать, - произнесла Хоукай, отходя к двери, ведущей с крыши на лестницу. Но эти слова не остановили мужчину, он прищурился еще больше, и следующие слова заставили Кейт и Паркер бежать.
- Бегите за Маркосом, тут нарушители! – Он верещал, как проклятый, как больной. Кейт лишь успела перекинуть через грудь ремень колчана, доставая стрелу, и высылая ее в сторону бомжа, который уже пытался забраться вверх по пожарной лестнице. Будучи на половине пути, он все же поймал один из подарков от Кейт Бишоп. Стрела врезалась в поручень лестницы, мгновенно взрываясь, и раскурочивая металл. Осколки от него полетели на бомжа, а Кейт вместе с Питером в обнимку, уже спускались с крыши здания, минуя любые двери и лестницы, где судя по всему, уже раздавались голоса.
- Вот теперь бежим, - Хоукай держала в одной руке лук, в другой руке телефон, что передавал ей картинку из того самого здания. – Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! Они услышали шум, эти бомжи были их связными, они бегут в нашу сторону. Пора вызывать полицию! Сможешь их отвлечь? – Кейти уже набирала знакомый до боли номер телефона. – Алло, полиция? Здравствуйте, тут в доках спряталась группу грабителей, ну, тех самых, которые тут недавно опустили парочку десятков банков на несколько лямчиков долларов. Доки номер 34, заброшенные склады компании «Фиш энд Мит», помещение 24Н, и они вооружены, - Кейт повесила трубку. Она знала, что полицейский не могут не проверить эту информацию, но сейчас самым сложным было то, чтобы задержать преступников до приезда полиции. Выдохнув, вдохнув, чуть не сблевав, Кейти вышла из-за угла, совершенно и эпически спокойная, возводя лук, с заряженной в него первой стрелой. Оказывается, здесь было не так уж мало людей, готовых разорвать их в клочья.
- Это та самая девка из банка! – Возорал один из преступников, он поднимал свой автомат слишком долго, в этот раз Кейт Бишоп чувствовала себя, как рыба в воде. Она совершенно не боялась, ей было плевать. С тихим свистом стрела сорвалась с тетивы, врезаясь в бедро мужчине, причиня невероятную боль. Вторая стрела оказалась вогнанной в руку второго преступника, уже собиравшегося разродиться автоматной очередью в двух подростков, не скрытых ничем, кроме собственного чувства собственной важности.
- Я не девка, а ты вот ублюдок – это точно! – Кейти дернулась вперед, но Паркер успел быстрее, еще бы один шаг, и вместо Кейт Бишоп, Хоукая, был бы дуршлаг. – Вот это я понимаю дерьмо… что будем делать?

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [20.10.2016]: [Ты что, серьёзно?]