Текущее время: март-апрель 2017 г.
организационные новости:
21.06 - И мы снова с поздравлениями. С днем рождения, Шторм!
18.06 - А мы обновили дизайн и поздравляем нас с 6-месяцами! Читаем новости: форума.
20.05 - Списки на удаление очень хотят быть чистыми!
20.05 - Списки на удаление ожидают реакции!
13.04. - Списки на удаление уже готовы и ждут вас!
08.04. - Апрельский номер MARVEL PULSE: SUNDAY NEWS уже доступен!
07.04. - Немедленно поздравьте Хелу, что Богиня Смерти с Днем Рождения!
24.03 - Новая новая жертва в пяти вечерах Сэм Уилсон!
20.03. - Новая акция, новые сюжеты и новое голосование в пяти вечерах Глас Администрации!!
08.03. - Милые, очаровательные, порой невероятно брутальные и сильные девочки, с международным женским днем Вас, милые!!
04.03. - Свежий номер наших Marvel Pulse: Sunday News!
03.03. - А мы поздравляем Джонни Блейза с Днем Рождения!!
01.03 - Весна идет, весне дорогу! С Новым Дизайном Вас!
28.02. - Ищите свое имя в списке навылет!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
И пока Танос спешит к Земле, Апокалипсис уже почти собрал своих Всадников и начал свое шествие по планете.

28.01.2017 Нью-Йорк пережил нападение и довольно серьезно разрушен.

01.03.2017 Первое выступление Всадников Апокалипсиса в этом мире.

01.02.2017 Мстители готовятся к вылету в Ваканду - ждите новый сюжетный эпизод!
нужные персонажи
лучший пост
"Она умерла у него на руках, и тем ужаснее, что самым страшным было не это. Самым страшным было другое. В момент ее смерти он, Директор Филлип Джей Коулсон, впервые ощутил то, чего никогда не позволял себе ощущать прежде — он свободен, действительно свободен, свободен по-настоящему — для мести.
И, черт возьми, это чувство было великолепным. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » The present days » [2.04.2017]: [Обратная сторона монеты]


[2.04.2017]: [Обратная сторона монеты]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s9.uploads.ru/sQPAS.gif

http://sd.uploads.ru/D9qCc.gif

Дата, время: 2 апреля, день. Место: Заброшенная ветка метро близ Оскорп
Участники:
Erik Lehnsherr, Anna Marie.

Описание событий:
Чтобы не вызывать подозрений у хозяина, Эрик отправляется по приказу Сабах-Нура за очередным артефактом, все еще поддерживая образ обезумевшего всадника, хотя даже мысли не допускает что вернет повелителю эту вещь. Сейчас единственное чего он хочет, это помочь иксменам. Но, похоже, не все поверили словам профессора. Шельма не верит Эрику, а Эрику нужна не вера, просто смысл двигаться дальше, возможность искупить хотя бы малую часть грехов, ведь он единственный кто отлично помнит каждый свой шаг в качестве всадника. Почти сознательный. Хуже, когда это оказывается последним днем для одного из них.

+1

2

Существует мнение, что физический труд или просто хотя бы смена деятельности помогает  человеку перестроится и на какое-то время забыть о проблемах, что донимают разум каждую секунду существования, забыть о проблемах, которые приходят во сне, забыть о проблемах, что фоном звучат в голове даже тогда, когда голос озвучивает совершенно иную информацию. Существует такое мнение, но сколько бы не проверялось оно, все время возникает вопрос: кто же придумал эту чушь? Тот, у кого никогда не цеплялась когтями дикой кошки за стенки разума одна и та же мысль, поражающая мозг, как опухоль, расползающаяся, пожирающая все внимание, как его не отвлекай? Вероятнее всего так и было, сколько деятельность не меняй, легче от этого если и станет, то на какие-то считанные мгновения. Но стоит остановиться, выдохнуть, опустить уставшие руки, воздеть глаза к небу, взглянуть на звезды и... И все начнется с начала, все вернется в тот момент, где любая мелочь провоцирует главную мысль, уничтожающую нервную систему и изматывающую, изматывающую, изматывающую. Стоит воздеть глаза к небу и вот они снова ищут в прозрачном воздухе ответы, зная, что не найдут их, сколько не старайся. Ответы на подобные проблемы приходят или из самых неожиданных источников или рождаются только тогда, когда удается отвлечься хоть на мгновение.
Анна надеялась, что именно такое отвлечение ей пойдет на пользу. Уставший в постоянной беготне мозг настойчиво требовал переключения. И мир так удачно подкинул ей новую цель, новую идею, к которой очень хотелось найти доказательства: она не верила в то, что Эрик, будучи Голодом, лоялен к их команде и жителям планеты именно в том ключе, при котором никто не пострадает. Она не была с этим согласна пару дней назад, не переставала быть несогласной и сейчас, пока осматривала затянутый полосатой лентой полиции вход в метро. Когда читаури обрушили свои силы на Землю в первый раз, когда Мстители выступили против них, принимая бой посреди Нью-Йорка на свои плечи, эту станцию разрушили одной из первых. Много людей тогда погибло здесь и пострадало, власти не взялись за реконструкцию этого участка, лишь вытащили инопланетный мусор, увезли куда-то, а все обещания про мемориал в честь погибших так и остались обещаниями. Конечно, возможно не на ровном месте власти заморозили этот проект?
Промозглый апрельский ветер так и норовил закрыть лицо южанки ее же каштановыми кудрями, пока она критично осматривала видавшую виды предупредительную ленту. В нескольких местах она была перевязана узлами, но не обновлена, цвета потускнели, выцвели, вымылись. Переломанные пластиковые цветы, привязанные к грязному, пропитанному водой плюшевому зайцу, лежали вперемешку с разлагающимся бумажным пакетом из магазина. Всюду мусор, принесенный дождевой водой и весенними ветрами к этим разрушенным вторжением ступенькам. И никто, никто не хочет приближаться к этому месту, все стараются обойти спуск к станции метро хотя бы в паре метров, по дороге. Прикрываются опасением за разваливающуюся конструкцию, за поврежденный бетон под ногами, но все, как один прокручивают лишь детские страхи у себя в голове, дополняя их фантазиями и рисуя в воображении страшных монстров, что поселились там, в глубине, среди искореженных рельс, заброшенных вагонов, в пустынном вестибюле. Там, откуда по ночам раздаются крики, нечеловеческие, тихие, тонкие, но заставляющие предательские мурашки бегать по телу и ускорять шаг.
А что же правительство? Правительство туда не лезло, откладывало всеми правдами и неправдами проекты, устраивало волокиту, находило сотни несуществующих нарушений в отшлифованном до блеска проекте по возведению мемориала здесь, на самой дорогой земле во всех штатах - в центре Нью-Йорка. И люди, которые в это усиленно верили и не задавали вопросов.
А что же герои? А героям было не до этого. Народные герои, остановившие вторжение были заняты какими-то своими проблемами. Возможно, они просто и не знали о том, что здесь происходит. Кто же будет копаться в мотивах?..

Старательно обойдя последние лужи, Шельма рукой приподняла ленту, пролезая под ней и аккуратно спускаясь вниз. Тихо. Стараясь не шуметь. Ведь слухи и легенды не берутся на ровном месте, ведь, если их придумали, значит был повод? Конечно, только если это не чья-то глупая шутка в твиттере, которая привела к таким последствиям. В прочем, ей было все равно сейчас, откуда росли ноги у этих мифов и легенд. Ей было важно сейчас понять, что именно тут забыл Магнето.
Как она ясно дала понять на собрании, ей казалось, что ясно, она не собирается доверять этому человеку. Молод он, стар, какого цвета на нем плащ и кто сидит у него в голове - ей плевать. К некоторым людям перебить свое отношение было практически невозможно. Одних невозможно забыть, другие будут всю жизнь вызывать умиление, а третьих... Их хочется придушить собственными руками. Нет, не из нежности. От ненависти. За все жизни, которые он и его шайка уничтожили, за то количество душ, что они отправили на тот свет, за всю политику, за все. И сейчас хотелось только одного - доказать всем, что он не тот, за кого себя выдает. Выдернул ли его Апокалипсис из прошлого, выдернул ли Чарльз из его головы самого Апокалипсиса, двойной ли он агент, не двойной - плевать. Она могла смолчать в нужный момент, но не отказаться от своих мыслей ради того, чтобы поддержать кого-то в данной конкретной ситуации.
Шаги эхом отражались от стен, темнота ее не смущала, подарок от Саймона в виде особенностей зрения не давал ей затеряться в хаосе из осколков бетона, покореженных металлических конструкций, отбитой плитки и свисающих обесточенных проводов.
Она выследила его до входа в это метро. Оставалось только найти здесь. Найти и схватить за руку. Если получится - не сломать эту руку. В идеале хотелось еще абсорбировать, просто так ей не дадут проникнуть к нему в душу, а здесь - вся душа наизнанку, сколько же в ней может быть сокрыто того, что он никогда в жизни не расскажет про своего господина.

+1

3

Он знал, что так будет. Сложно, на грани, что никто ему не поверит и теперь весь мир против него. Эрик заслуживал этого, вспоминая все те жизни, которые он успел забрать, не задумываясь о том, что это повлечет за собой. Хотел бы он вернутся назад чтобы отказать Сабах-Нуру в его предложении? Да, да, и еще раз да. Но это было бы малодушием желать вернуться назад и стереть себе память, не понеся ответственность за все, что он сотворил. Унесенные жизни стоили гораздо больше, чем его муки совести и нарастающее чувство вины. Эрик ощущал его почти физически, оно росло огромным камнем с каждой минутой уже перевалив за вес целого материка. Он уже оказался на самом дне своей бездны и сам из нее смотрел на весь мир красными глазами, налитыми отчаянием и отвращением к себе. Силы никуда не ушли. Семя Апокалипсиса навсегда поселилось в нем, словно в назидание, показывая, смотри, Эрик, смотри, твои руки могут так много, ты настоящий разрушитель, только ради этого ты был рожден и не будет мира ни в твоей душе, не от твоих деяний.
Было больно. Но он старался держаться, показывая «повелителю» призрение и гнев, как и всегда делал Голод. Было не сложно, сила действительно вибрировала в нем, но ее нельзя было использовать против Апокалипсиса.
- Эрик, ты должен служить ему дальше. Оставайся всадником, он не должен понять что лишился и тебя, - В словах Чарльза смысл, если Апокалипсис заподозрит что его предал один из самых преданных всадников, вряд ли Эрик сможет выжить после этого боя. А уж какие разрушения за собой они повлекут. Достаточно жертв, его жизнь все равно ничего не стоит.
«Эрик, пожалуйста, не думай так о себе»
«О, Чарльз. Прости, друг мой, но ты единственный, кто на моей стороне…»
Они спорили об этом все чаще, но мало, Эрик не желал отвлекать профессора от дел, прекрасно понимая, как тому досталось после столь сложной процедуры изгнания Голода из его разума. И…вина, вина перед Чарльзом, она была такой же сильной, что он даже говорить с ним стыдился. Он едва его чуть не убил. И снова бросил. Бросал так много раз, а Чарльз все прощал и ждал.
Эрик закусил губу и несколько минут так и стоял перед полуразрушенным спуском в подземку. Правительство так и не взялось за эту ветку, множество тел не вытаскивали из-под завалов, разве что исправно находили только инопланетные железячки, а вот тела людей…Эрик догадывался сколько здесь скелетов оставили, и сколько добавил смертей сам артефакт, потерянный Апокалипсисом. Еще один. В этот раз отдавать его Сабах-Нуру Леншерр не собирался, но изъять его из такого места необходимо. Как же все-таки бывшей башне Мстителей везет на опасные вещи, сначала наручи у основания здания, а теперь диск бессмертия в заброшенном метро, прямо под самим зданием. Очаровательно.
Эрик тяжело вздохнул и решительно нырнул под желтую ленту пропадая в темноте заброшенного провала. Первые несколько метров встречались забытые бомжами картонные коробки, даже чьи-то остатки скарба и одежда, а потом Эрику пришлось двигать бетонные плиты, чтобы пройти дальше. Проход был прочно завален. Здесь все еще встречался какой-то мусор, остатки все тех же чьих-то вещей, инструменты рабочих, которые, кажется, начинали разбор завалов, а потом…Эрик остановился у покорёженных путей и поднял руку, чувствуя металл. Он снова пел, гудел до самого основания Оскорп, и расходился в множествах направлений бывшей ветки метро. Где-то там должен быть диск, у пересечения дорог, но именно там самые заваленные и опасные места.
В этот раз все нужно было провернуть максимально тихо и незаметно, никаких свидетелей, никаких компаньонов и перемещений в другой мир. Эрик должен найти артефакт и спрятать его, а потом передать в руки людей Икс.
- Сказать легче, чем сделать, - Магнето хмыкнул, представляя, как ему достанется от Сабах-Нура за провал задания. Эрик раньше не ошибался. Никогда. А теперь начнет, и будет это делать методично, и так же сильно получать, пускай наконец ослабит этот чертов поводок и решит, что Эрик бесполезен.
Эрик бы умер. Действительно умер, если бы его отпустил Чарльз. Ему нечего было терять, кроме жизни этого человека, которого он все еще любил. Прошлое не вернуть, будущего у него нет, есть только Ксавьер. И сердце полное осколков, заколотое иглами убитых Эриком людей.
- Где ты? – Разговаривать с темнотой бесполезно. Эрик порылся в кармане плаща доставая фонарик и провел по рельсам, чувствуя точно куда они ведут. Там еще несколько завалов, взорванные трубы и….кто-то. Довольно крупных размеров для обычных крыс и даже заблудших котов. Эрик насторожился, не понимая каким образом сюда могла забраться такая крупная собака, но особого значения не предал, только уверенным движением дернул одну из стен поднимая ее плитами. Из темноты на него сверкнули два огромных красных глаза, а потом послышалось рычание. Громкое, оглушительное. Эрик вздрогнул и почти автоматически дернул пальцами, прокалывая тварь остатками труб со стен туннеля. Раздался пронзительный визг, рычание и чавкающие влажные звуки. Крови было много, Эрик сделал шаг назад вздыхая и отшвырнул крысу одной из балок, намереваясь пройти вперед.
Он даже не подозревал что идет в самое логово, улей, мать его, состоящих из смертоносных крыс. Чем больше он стен подымал, тем больше вскрывал проходы для тварей. Шорох множества лап стал заметен не сразу, за скрежетом камней и металла его было почти не заметить. И шаги, человеческие, он тоже их не слышал. Только когда пронзил трубами очередную тварь, поражаясь тому что ее размеры были больше прежней, Эрик наконец-то ощутил еще одного человека.
Быстро стучащее сердце, кровь, насыщенная не только лейкоцитами, тромбоцитами и эритроцитами, но и чем-то еще. Не совсем человек. Мутант? Эрик обернулся, ища в тени туннеля преследователя и нахмурился, ощущая, как с другой стороны туннеля приближаются хищники. Все больше и больше, они словно шли на запах крови убитого товарища, и Эрик нервно сглотнул, ведя руками ощущая разом весь метал в радиусе десяти километров. Он бы мог пронзить каждого трубами, рельсами, всякой мелочью, стержнями в плитах, проводами, но все равно в безопасности себя не чувствовал.
Я не должен убивать, не стоит, но…так просто я не сдамся. У Эрика есть миссия, и, если кто-то из недоброжелателей всадников его раскрыл, что же, придется принять бой. Эрик дернул рукой, вырывая из земли рельсы, окутывая себя ими на манер защиты, а заодно используя колья, шурупы, куски проводов и гвозди как будущие заряды. Он даже не заметил, как медленно поднялся в воздух, и именно это послужило для тварей сигналом. Они бросились на Магнето, будто не замечая как все металические обломки тут же вонзились в их тела. Эрик выругался громко на немецком, а потом попятился в полете, как раз туда чтобы…выхватить светом фонаря в темноте женскую фигурку. Шельма. Она уже дралась с какой-то крысой, и Эрик автоматически пронзил тварь куском арматуры, пригвождая к земле.
- Что…ты здесь делаешь? – На девушке была форма людей Икс, и Эрик озадаченно замер, не зная, что делать, - Чарльз послал тебя? Я же просил не мешать! Это опасно! Сабах-Нур убьет меня сразу, если увидит кого-то из вас. Почему Чарльз не дождался пока я сам принесу артефакт? – Эрик даже заподозрить не мог, что Шельма была здесь совсем ради другого. Раз она была здесь, значит профессор ее послал, и она в курсе их общих планов. Но Эрик же сильнее, зачем усложнять посылая своих учеников в такое опасное место?

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-06-09 14:05:14)

+1

4

Темнота не была ей преградой, не скрывала в углах ничего, никаких Бугименов не таилось там, среди обломков разрушенной читаури станции метро. Южанка шла смело, старалась не шуметь, но ее самоуверенности сейчас хватило бы на целый отряд. Это потрясающее чувство, когда конечная цель представляется четко, когда в голове уже проложена дорожка из желтого кирпича, когда осталось только дойти до конца и взглянуть в лицо своего неприятеля. Это не что-то абстрактное, из серии "Мы должны победить Апокалипсиса, иначе всем людям придет конец", это конкретная личность, не внушающая доверия. Конкретное желание. И конкретный набор действий, отрабатываемый годами на тренировках в модулях виртуальной реальности. Конечно, тягаться против на столько сильного мутанта могло бы выглядеть, как самоубийство чистой воды, но сейчас, сегодня, не страшно было и голову тут оставить, лишь бы хоть как-то повлиять на будущее планеты и открыть глаза Профессору, что не всегда наши лучшие друзья говорят нам правду, не всегда они те мирные блеющие овечки на лугу, какими могут прикидываться. Это волк в шкуре агнца. С глазами хищника. С глазами убийцы.
Аккуратно обходя весь мусор, стараясь не наступать лишний раз ни в лужи, ни на остатки одежды, коробок, инструментов, она шаг за шагом пробиралась в темноте, отмечая то и дело следы на пыльном полу старого холла этой станции. Человеческие, свежие следы служили ей дополнительным ориентиром, как и шум, раздававшийся впереди. Скрежет, лязг металла, но ни слова, во всей проклятой тишине этого забытого всеми места. До определенного момента, стены гулким эхом разнесли слова Эрика, раскатывая их по темному коридору доводя до острого слуха женщины. Хотелось победоносно ухмыльнуться, она нашла его, но это был только крошечный шаг в предстоящей победе. Он говорил с кем-то, искал кого-то, всего пара слов прозвучали в тишине этой старой ветки метро. Нет, Шельма не могла даже допустить мысль, чтобы поверить в то, что сам Сабах-Нур мог оторвать свою синюю божественную задницу от трона и перенести ее сюда, в грязь, вонь от застоявшейся воды и экскрементов, в разрушения ради встречи со своим Голодом. Конечно, если только отсюда не начнется какое-либо их совместное мероприятие. В данном случае, она, конечно, сможет сказать, что она молодец и все ее опасения относительно Эрика были не напрасны, но, сколько бы южанка не храбрилась, а подобное задание могло грозить ей только смертью. Не факт, что быстрой и безболезненной. Однажды Апокалипсис уже подобрался к ее мозгам довольно близко, кто знает, в какой рог он сможет из закрутить при желании уничтожить женщину?
Но, к счастью для нее, ответного голоса она не слышала. Шорохи, металлический скрежет, лязг, но никаких ответов. Привычка все просчитывать на пару шагов вперед любезно подсказала слово: телепатия. Нельзя списывать ее со счетов. Казалось, прошло всего полтора месяца с начала всех событий, а она уже готова была с неестественной остротой и резкостью реагировать на весь окружающий мир. В каждой тени она пыталась разглядеть Апокалипсиса, в каждом мутанте - предателя или жертву, обладающую хоть какими-то знаниями. Эта тварь насолила не только тем homo sapiens, которые погибли от рук Всадников, эта тварь насолила Людям Икс, эта тварь насолила персонально ей, а это было хуже всего.
Шельма поднялась над полом на несколько сантиметров, предпочитая не пачкать обувь в мусоре от отходах неизвестного происхождения. Все-таки не стоило забывать о том, что именно читаури в тот роковой день разрушили эту ветку метро. Что оставалось под ногами инопланетного, какое воздействие оно может оказать на мутанта?.. После туманов, после гибели мутантов от заражения, вещества внеземного происхождения сразу трогать голыми руками уже не хотелось.
И вот: они снова спасают этот мир, а мир то и дело подкидывает их виду новые угрозы. Может Апокалипсис не так уж и не прав?..
Приглушенное рычание, не похожее на привычный рык бродячих собак или диких кошек, заставил Шельму прекратить неспешное движение вперед и обернуться. Красные глаза мелькнули в паре сантиметров от плеча южанки, острые желтые зубы щелкнули прямо у уха. Она успела дернуться в сторону от неожиданности, позволяя огромной крысе пролететь мимо и ловко приземлиться на пол. "Да  откуда же вы такие откормленные?" Анна быстро закрутила головой, на пару мгновений теряя из виду и Магнето и его след. Со всех сторон к ней приближались потрепанные и рычащие крысы, каждая была размером с крупную собаку. Голыми руками таких придется раскидывать очень долго, следовало бы найти хоть какое-то оружие...
Зубы скользнули по лопатке, снимая полосу костюма, острые коготки задних лап зацепились за ремень на поясе. С шипением выругавшись, Шельма зацепилась пальцами за морду крысы, вытаскивая ее из-за спины, но не успела приложить агрессивное животное о пол, как крыса, пронзенная куском трубы, затрепыхалась, издавая предсмертный визг. С отвращением женщина бросила труп животного на пол и резко перевела взгляд на приближающегося Эрика.
- Артефакт? - Прищурилась она, склоняя голову на бок, - Какой артефакт? Не бойся, сладенький, Чарльз не в курсе. Пока что.
Почуяв запах крови, крысы стали рычать чуть громче, приближаясь, медленно, шкура на холках вставала дыбом. Животные подергивали головами, втягивая воздух.
- Вопрос тот же: что ты тут делаешь, Эрик? Или вернее сказать "Голод"? Где же твой господин? - Проговорив свой вопрос, она резко дернулась в сторону, отлетая от подпрыгнувшего животного, хватая крысу в полете за хвост и откидывая со всей силы в стену. - Я слышала, ты говорил с кем-то... Сзади!
Впиваясь острыми коготками в стены, монстры спускались из щелей под потолком, лишь красные глазки мелькали то тут то там. "Ну вы еще летать начните, без вас проблем хватает".

+1

5

Эрику кажется, что хуже уже быть не может, но оно есть. Эта девушка ему незнакома, но он точно знает, что она из команды иксов, и…она его ненавидит, как минимум. Вина начинает давить на грудную клетку почти физически, ведь есть за что ненавидеть, но по-прежнему не понимает почему она обращается к нему так странно.
— Вопрос тот же: что ты тут делаешь, Эрик? Или вернее сказать "Голод"? Где же твой господин? Я слышала, ты говорил с кем-то... Сзади!
- Что? – Эрик машинально разворачивается и выставляет руку, волну прыгнувших крыс буквально разрывает на части, кровь в их жилах кипит, и Леншерр непроизвольно морщится от количества кровавого месива. Тварей слишком много, особенно для этого туннеля, и их размеры…Находиться здесь просто опасно.
- Я не Голод. Больше нет. Не знаю, что ты слышала от Чарльза, но он полностью промыл мне мозг. Да, я раньше был под его влиянием, его силы еще у меня, и теперь навсегда останутся, но…я не он. Больше нет, - Эрику хочется сохранить твердость голоса, но он все равно предательски дрожит, когда перед глазами мелькают вспышки боли на чужих лицах. Для Эрика каждый момент его жизни, включая потерю дочери, все еще слишком ярок, Чарльз вывернул его сознание наоборот, заставляя вспоминать каждую прожитую минуту. И это было ужасно. От одной только мысли об этом у Эрика мурашки бегут по коже, он тяжело выдыхает, словно задыхаясь, это приступ паники, с ним еще удавалось справляться, но, если он не решит, что делать с собой, он не справится. И, честно говоря, он не очень хочет справляться, тогда у него будет почти честный повод умереть.
Чарльза это расстроит. Да что там, это его разобьет. Эрик знает, потому что видел все его чувства в его сознании, тогда, когда они были едины и…без этого чувства единения он бы точно разбился на мелкие осколки, потерял бы свой разум и свой дух. Он совсем не железный, не такой, каким представляют его другие.
- Не знаю зачем ты, но пытаться отомстить мне сейчас, в этом месте, не самая удачная идея, - Эрик снова отбрасывает волну лезущих крыс и морщится, теперь взрывать их просто нет смысла, они все ползут, прыгая и нападая, а стоять на месте чистое самоубийство.
- Нам нужно убираться. Ксавьер мне не простит если ты пострадаешь, - Эрик думает так, и плевать что эта девушка настроена враждебно, он другого отношения от иксменов к себе и не ожидал, но не хотел бы сталкиваться с ними напрямую. Не сейчас, по крайней мере, он должен сделать что-то, что-то достойное чтобы заслужить хотя бы шанс на прощение, или принятие, вряд ли они смогут его простить. Где-то там, в самой глубине, Эрик очень надеется, что сможет вернуться к обычной жизни, он хочет, иначе у него и правда нет смысла жить дальше, и все что ему внушает Чарльз – бесполезно? Не имеет смысла? Ради чего ему жить? Он раздавлен, снова, под целой толщей металла, и, придет ли кто-нибудь к нему на помощь? Вспомнят ли про него? Ведь он не хотел тех смертей. Ни мутантов, ни людей. Те были невинны, они не заслуживали, они….Боже, ну почему он все портит? Как вообще в его жизни можно избавиться от проблем, если он самая главная проблема?
- Артефакт. Я должен забрать отсюда артефакт, который потерял этот урод. Но я отдам его Чарльзу. Я больше никому не служу, - В голосе Эрика сталь, он решается. Решается ради того, чтобы хотя бы смерти всех тех, кто погиб были не напрасными. Раз ему оставили жизнь, заставили очнуться, он попробует сделать хоть что-нибудь. Он просто должен.
Он не ожидает что твари начинают лезть даже с потолка туннеля, и теперь их ну слишком много. Несколько особо крупных крыс кидаются на Анну-Мари и Магнето автоматически кидается к ней, закрывая своим плечом от массивных челюстей. Металла рядом для защиты почти нет, все кинуто в оборону, и если Эрик вызовет магнитные щиты, туннель метро просто обвалится.
Плечо обдает болью и Эрик тихо выругавшись отбрасывает животное, тут же располовинивая его каким-то металлическим тросом. Крыса еще дергается, истошно пища, а потом затихает. Они продолжают лезть, несмотря ни на что.
- Надо уходить. Дальше. Назад пути нет, - Леншерр автоматически хватает девушку за руку, он даже не представляет, как ему везет, потому что на ней перчатки. Он расчищает дорогу отбрасывая тварей, некоторых приходится распылить, кровь брызгает на куртку и лицо, но Эрик кое как заслоняется рукой. Выглядит сейчас он более чем хреново, синяки под глазами, взлохмаченный, волосы в крови, на лице пятна крови, куртка порвана крысами, как и штаны, по плечу струйкой стекает кровь(теперь уже его), а взгляд серо-синих глаз откровенно затравленный и уставший. Он человек, очень чертовски задолбанный человек, и именно ему приходится справляться со всей той хренью что натворил Голод.
- Там есть развилка, и….ни с кем я не говорил, - Эрик тяжело дышит, оглядываясь назад, а потом отпускает руку девушки, наконец касаясь раненного плечо. Остается надеется что эти твари не заражают каким-то жутким вирусом, и, ну, вряд ли Хэнк согласится его лечить.
- Я тебя не знаю. Кто ты? Ты давно знаешь профессора? – Сколько ей? За 25ть? Если все, то что рассказал Чарльз правда, то большинства приемников школы он не знает, возможно знал тот Эрик, но Чарльз сказал что он исчез. Может и погиб? А может его убил Сабах-Нур? Эрик не хочет думать, что стало со своей копией из будущего, потому что хватает того, что случилось с ним из прошлого. И это, блять, полная адова херня.
- Что тебе конкретно от меня надо? Я в курсе что весь мир меня ненавидит, - Эрик скалится, обнажая зубы, ему сейчас не до споров и оправданий, им нужно выбраться отсюда так, чтобы он не задел соседние здания, а ведь здесь столько металла, он бы мог его призвать, но тогда под землю рискуют уйти высотки наверху. Он не дожидается ответа девушки, и собирает вокруг себя снова все что может. Драться в присутствии того, о ком должен теперь думать каждую минуту – гораздо сложнее.
Зачем ты только пришла, девочка? Можешь меня ненавидеть чуточку позже?Эрик вздыхает и оглядывается за спину Анны-Мари и хмурится. Твари идут, издалека снова сверкают их красные глаза.

+1

6

Крыс разрывает на части от одного движения его руки. Крыс не жалко, крыс никогда не было жалко, даже если этими крысами были люди. Но Анна не ожидала такого уровня сил от Эрика, хотя, это было логично, Апокалипсис поднимал силы своим верноподданным до таких высот, которых они бы никакими тренировками сами бы не достигли. На своей шкуре она это уже испытала, к сожалению, не в иносказательном смысле. Но сколько бы Леншерр не разрывал крыс, сколько бы дерьма не выливалось на пол, заставляя задерживать дыхание, чтобы не терпеть эту вонь, сколько бы крови не хлестало по всем поверхностям, самих тварей меньше не становилось, они лезли, лезли и лезли, без конца и края. Глаза горели, как маленькие рубины, облитые кровью их же собратьев. Голодные акулы. Они рычали, с шумом втягивая запах крови своих павших собратьев. Шельма была готова поклясться, что слышит их мысли и все они сводились к жажде мести. Или человечины.
- И почему я не верю тебе? - Она шипит сквозь зубы, хватая крысу, летящую в сторону ее лица. Церемонится было некогда, животные наступали, как сумасшедшие. Пойманная крыса была переломана об колено и откинула в сторону, смерть ее поймала в свои объятия мгновенно, но кого бы это сейчас волновало? - Скажи мне, и как же дышится тебе после этого? С облегчением? Ну раз ты больше... не он. Что же ты почувствовал такого, что понял про себя... - сапог впечатался в еще одно животное, откидывая тушку на пару метров. Целилась южанка в группу крыс, остановившихся понюхать мертвого собрата. Попала... - Что ты больше не Голод, ха?
Она делала это специально, ходить вокруг да около уже не было никаких сил, а, как показывала практика, эмоциональная раскачка будет только на пользу... И пускай Чарльз сейчас сидит в голове Эрика, пускай видит все, слышит, пускай потом он выскажется или многозначительно промолчит, пускай, ей было на столько плевать, что Шельма была готова распослать к чертям всю команду. Иксмен - не нашивка на рукаве формы, это - состояние души. Это желание сделать мир чуточку лучше, даже если страдаешь сам. Даже когда страдаешь сам - так было правильнее. Ее слова здесь и сейчас ей еще аукнутся, но Шельма была готова отстаивать свою позицию, все-таки подобное поведение не на ровном месте взялось, как ни крути.
- А кто сказал, что я тебе мщу? - Она на мгновение остановилась, пристально глядя на мутанта. Стальные, на сколько она могла помнить цвет его глаз. Серые. Здесь было темно, оттенков она не различала, видела прекрасно, но не до тонкостей, к тому же кто бы дал ей возможность думать над такими вещами посреди внезапного хаоса из крови, шерсти, трупов и грязи? - О, я не пострадаю, - смешок получился довольно агрессивный. Иначе она сейчас и не могла, ситуация не располагала к типично женским улыбочкам, смущенному смеху, кокетливому убиранию локона за ушко. Нет. Сейчас она покрывалась кровью и шерстью нападающих животных, сейчас она была готова уподобиться Росомахе и оскалиться. Откуда же взяться доброму и ласковому настрою? К тому же, цели у нее тут были отнюдь не самые мирные...
В прочем, как и всегда, в последнее время.
- Никому? Тогда почему я тебе опять не верю?.. - Успевает спросить она прежде, чем Эрик закрывает ее своим плечом от огромных ядовито-желтых зубов нападающих крыс-переростков. Анна по инерции делает несколько шагов в сторону, спотыкаясь о труп одного из животных, и останавливается, резко оборачиваясь. Что это было? Он закрыл ее собой, подставился под укусы? В голове не возникает вопрос "Зачем", в голове отбойными молотками стучит по вискам кровь, смешанная с раздражением, смешанная с чувством драки, убийств, защиты и нападения. - Кретин, - шипит она, дергая головой и откидывая волосы назад, и кивая на раненую руку,  - Если ты хочешь что-то мне доказать таким поведением, не лучшая стратегия.
Ей не жалко, у нее даже не возникает мысли помочь или сказать спасибо. Она не просила ее защищать, сильная женщина, всегда сама справлялась и крысы, размером с крупную собаку, это не самое страшное, что южанка видела в своей жизни. Монстров без мозгов бояться глупо, они все - лишь неизвестные природе твари, которые атакуют незнакомцев на своей территории. Мутанты сами полезли в их дом, и теперь получают от матушки-природы по полной. Нет, это не означает, что им надо извиниться и смириться со своей судьбой, им надо убегать отсюда. Какой бы артефакт не искать тут Магнето, пока в этом тоннеле есть хоть одна тварь - он не сможет найти что-либо, они просто будут продолжать нападать, защищая свое гнездо.
Казалось, что он разделял ее мнение, когда схватил ее за руку и потащил за собой. Первые несколько шагов она даже не сопротивлялась, инстинкт самосохранения гнал ее вперед, а раз цель ее вылазки в этот тоннель была рядом с ней, так зачем сопротивляться и поворачиваться к ситуации спиной?
Через несколько десятков метров он отпустил ее руку, Шельма же отдернула ее в этот момент с негодованием. Она пришла сюда готовая оторвать его голову, а не спасаться бегством, держась за ручки, как друзья или любовники.
- И в какую сторону ты собираешься? - Спрашивает она, складывая руки на груди, но все равно глядя на окровавленное плечо мужчины. Зубки у этих паразитов оказались слишком уж остренькими, - потому что от меня ты не отделаешься, Леншерр.
С нескрываемым презрением она сняла с рукава прилипшие к ткани останки животного и откинула их подальше от себя. Как эти создания вообще умудрились так вымахать? На сколько хватало знаний женщины, крысы ну полуметра в длину могли достигать, чаще - вместе с хвостом, но что бы быть на столько огромными?
- Я - Шельма, я - Иксмен и, да, я знаю профессора уже больше пятнадцати лет, - закончив с рукавом, она подняла глаза на Магнето и сложила руки на груди, - От тебя? От тебя мне нужно понять, какого черта Профессор считает, что тебе можно доверять. Ты не знаешь меня, Эрик, но я тебя знаю очень и очень хорошо. Я знаю на что ты способен, я знаю, что ты делал... Или будешь делать, плевать.
Она закипала. Перед глазами проплывали картинки прошлого, возрождающееся из пепла Братство Злых Мутантов, трупы людей, трупы мутантов. Он не слушал никого, он шел своей дорогой, но раз за разом Чарльз верил ему, а подставляли свои головы его солдатики - команда Икс. Раз за разом кто-то оказывался на больничной койке. Раз за разом остальные волновались: выживет ли их товарищ?.. И что они получили в итоге? Молодой. Всадник. Якобы бы исправившийся.
Она не верила. Не верила ни слову.
- И я хочу понять, в чем твой секрет? Как ты убедил Профессора, что ты больше не служишь Апокалипсису, как тебе это удалось, - она повернулась в сторону глухого рыка, раздающегося из тоннеля. Их загоняли в угол. - Можешь не стараться и больше не подставлять свою шкуру, спасая мою. И мою трогать не советую, не пробьешь...
Она наклонилась, поднимая кусок какой-то железки с остатками бетона, несколько раз качнула ее в руке, выискивая наиболее удобное положение по балансу веса.
- Так в какую сторону ты собирался на развилке?

+1

7

Секрет? Она что издевается над ним? Впрочем, Эрик бы не удивился. Иксмены его ненавидят, но когда было иначе? Кроме профессора практически никто его не принимал и не стремился понимать. Методы Эрика всегда были радикальными и резкими, прямо как сейчас, но менять себя ради каких-то представлений ученицы профессора не имеет смысла. Как это поможет ему искупить вину?
- Дура! И ты решила, что сможешь получить так просто ответы на свои вопросы?! Просто отправившись за мной сюда? А если тебя найдет Сабах-Нур? Ты думаешь я смогу тебя спасти от него?! – У Эрика не хватает терпения, особенно на то, чтобы договариваться с совестью этой Шельмы, которая решила, видимо, что может на что-то повлиять. У них нет времени на подобные разборки, но голос Эрика заметно дрожит. Его вскрики привлекают только еще больше крыс, подсказывая им направление и Эрик не скупиться на ругательства, а на немецком это звучит особенно грязно.
Крысы ползут опять, Эрик четко слышит шорох их ног и раздраженно скрипнув зубами собирает волной металл, призывая его теперь из стен, потолка, всего что только может зацепить. Туннель заметно скрипит, под ногами даже землю трусит, но Эрик не останавливается, собирая еще больше металла, выходит целый огромный пласт с толщиной в метр. Крысы долго будут грызть это своими зубами, но теперь у них хотя бы есть время оторваться и поговорить. 
- Я не собираюсь тут изливать тебе душу, только потому что я натворил дел, - Раненная рука Магнето подрагивает, но он словно делает вид что ничего такого не произошло, и замечание Шельме о геройстве, он тоже решает оставить без ответа. Да ему плевать, в частности, за что она это примет. У него теперь вместо одной проблемы целых две, и ему необходимо сберечь ее жизнь, просто потому что этого Чарльз ему точно не простит. Хотя, видят боги, только живого воплощения совести еще не хватало.
А Шельма, которая знает профессора целых пятнадцать лет, весьма подходит под это. Только все равно никакого эффекта не будет. Эрик не очень хочет жить, но и сдохнуть так легко тоже не имеет право. Он должен сделать что-то. И он это прекрасно помнит.
- Чарльз знает меня достаточно, Шельма. Больше чем вы все можете представить. Не будет человека на этой планете, в этом мире, в всей вселенной, наконец, который бы понимал и принимал его таким, какой он есть. Вы все видите в нем икону, а я человека. Как и он во мне, - Эрик слышит теперь крыс с другой стороны туннеля и не сдерживаясь громко фыркает. Там их гораздо меньше, но там же находился развилка, которая выведет их к пересечению всех туннелей.
- Может быть я и чудовище, и до Голода был им, но сейчас я должен сделать хоть что-то, чтобы смерти тех людей не были напрасны, - Эрик отмахивается от нескольких прыгнувших на них крыс и ныряет прямо в толпу, буквально прорубая им дорогу. Крысам иногда удается вцепиться в его штанину, куртку, в какой-то момент Магнето вообще остается без нее, и теперь царапины и кровь заметно проступают через ткань серой футболки. Эрик их не замечает одним взмахом руки отбрасывая волну бегущих им навстречу крыс. Они снова взрываются, кровавыми ошметками разлетаясь по стенам и земле. Запаха мертвой плоти Эрик почти не слышит, он привык. Это незабываемые ощущения Голода, еще со времен Китая, и он прекрасно знает, что подобное должно вызывать у него тошноты и отвращения, и не из-за запахов. Сколько смертей нужно было чтобы его тело привыкло к этому смраду?  Он не дает себе зацепиться за это мыслями, не время и не место, и не та компания.
- Вперед, живо! Я не смогу сдерживать их долго! – И он прав. Металла вокруг становится все меньше. Если бы он был один, он бы смог призвать все что есть в почве, не боясь, что туннель обвалится, да и крыс бы задавило, вот только может пострадать город и Шельма. О ее бессмертии Эрик не знает.
- Там. Дальше. Есть пересечение туннелей. Там, в одном из туннелей должен быть артефакт. Может он и создал их, - Слова даются с трудом, дыхание сбивается, а по вискам течет пот. Он заметно напрягается чтобы не разрушить город, и при этом не призвать слишком много металла. Эрик только мельком оглядывается назад, цепляясь взглядом за Шельму и ее порванный костюм. Кожа на ее теле выглядит чистой, никакой крови, и это его немного удивляет.
- Регенерация? – Знавал он одного мутанта который обладал удивительными регенерирующими способностями и не менее мерзким характером. Логан.
Впрочем, уверен, о тебе он того же мнения, друг мой. Да уж, голосом профессора трансляция собственный мыслей выглядит жутко и до ужаса осуждающе. Эрику опять хреново. Стоит подумать о Чарльзе в такую минуту и вина всерьез душит его за горло, так, что он кажется начинает задыхаться. Приехали, только панической атаки ему не хватало.
Чарльз предупреждал что так может быть.
Нет, нет, не время и не место.
Эрик только одной силой воли запрещает себе вдаваться в эту никому ненужную истерику, приказывает себе не сдаваться и упрямо бежит вперед.
Думай об искуплении, говорил ему Чарльз. Только чем и как он может искупить все то, что успел натворить? Он бы не хотел. Он и сейчас не хочет. Никому. Никогда. Не подчиняться. Это так, словно он снова вернулся в свое жуткое детство, где есть эта гребанная монетка, и смерть матери.
Монетка теперь в голове Эрика всегда. Стоит ему подумать о том, что он избавился от этого кошмара, как все возвращается снова. И Эрик снова творит хрень. Он пытается что-то кому-то доказать, он верит что справится, он верит что других методов нет, потому что Чарльз всегда опасно мягок, а потом снова случается это.
Гребанная монетка.
Воспоминания о смерти Шоу до сих пор свежи, потому что Чарльз выпотрошил его полностью. И Шельма после этого думает что можно оставаться в чьей-то власти? Да он себе даже принадлежать не хочет. Они убили Голод, вместе с Чарльзом, тогда, за эти бесконечно долгих, длинную в его жизнь, пять дней.
Анна... Меньше всего Эрик хочет вспоминать лицо убитой дочери. Сейчас особенно сложно, это тот самый спасительный камень, за который бы мог зацепиться Голод.
- Развилка! – Они неожиданно врезаются в темноту. Фонарик Эрик посеял, дальше дорогу подсказывает только металл и Магнето качает головой, - Здесь десяток железнодорожных путей. В одном из них нужный нам и там не должно быть крыс. Но у нас нет времени…- Потому что там, из глубин норы, откуда они пришли, раздается страшный скрежет. Крысы проломили заслонку, и теперь защиты почти нет.
- Я не чувствую металл артефакта. Он зачарован, но там живых быть не должно, - И как обьяснить девчонке что теперь они должны защищаться в полную силу? При этом каким-то образом среди других десяти развилок надо выбрать одну единственную? И, разумеется, не разнести город?

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-06-17 09:28:34)

+1

8

Шельма сцепила зубы, как породистая овчарка, оскаливаясь и поворачивая голову в сторону Леншерра:
- Никто не смеет называть меня дурой, сладенький, - она покачала головой. Если бы он только мог сейчас видеть ее глаза в полном свете, он бы многое смог понять только лишь по ним, по прищуру, по обиде, по ярости, которая молниями прокатывалась по зелени радужки. Это оскорбление она ненавидела больше всех на свете. Она могла быть кем угодно, распоследней сволочью, негодяйкой, упрямицей, не важно, но дурой она оставаться не любила. Это определение не несло в себе ничего особенного, нельзя было с гордостью согласиться и сказать, что, да, дура, но зато какая! Нет, "какой" можно было бы быть сволочью.
Но нельзя было допускать сейчас, чтобы эмоции захлестнули южанку сверх тех, которые уже проявились. Они замуровывались силами Магнето под землей, в тоннелях метро, которые проходили под жилыми и бизнес зданиями. Малейшая неосторожность и люди могут пострадать. А этого допускать никак было нельзя.
- Тебя никто не просит меня от него спасать, - фыркнула южанка, - К тому же, с ним мы уже познакомились лично... Не могу сказать, что было приятно, но, как видишь, я жива. А душу свою можешь оставить себе, как и ее изливания, я спросила конкретную вещь: как ты смог оказаться на стороне Иксменов? Давай только без вот этого всего про "я никому не служу", меня интересует техника, а не философия.
Времени оставалось все меньше, шорох, скрип, писк и даже рык, они все давали понять мутантам, что на долго преграда не защитит их, не даром люди не ходили в эти тоннели, здесь было слишком много монстров. Интересно, скольких они успели загрызть и вообще, на каких харчах так отъесть себе морды?..
Они на разных сторонах этой игры, они не враги друг другу, был бы Эрик ей именно врагом сейчас - она бы давно оставила от него именно воспоминание и ничто бы ее не удержало. Он говорит, что он монстр? Не он один тут, увы, не он один. Смотря кого они сейчас считают монстром. Если того, кто служит Апокалипсису и уничтожает поселения людей - то да, он самый настоящий монстр, если просто того, чьи руки запятнаны чужой кровью... Что ж, они все, все Люди Икс, ничуть не меньшие чудовища. У всех свои секреты, и сейчас ей безразличны его самокопания и безразлично, что он делал, чего он не делал и как он собирается с этим жить. Пусть живет, как хочет, до той поры, пока она не выяснит правду. Пока она не поймает его за руку, тогда то она сможет показать этому миру, что он не просто монстр, что он - самый опасный монстр, тот, который прикрывает совестью свои дела и отдает себе отчет за то, что творит.
Они разворачиваются, опять бегут дальше, в темноту, в неизвестность, в которой на каждом шагу может поджидать опасность. Женщина храбрилась, когда говорила про Апокалипсиса и встречу с ним, ту боль, которую она ногтями выскребала из своей головы, ей пока забыть не удалось. Она боялась, что там, за развилкой тоннелей, она вновь увидит синее лицо древнего мутанта, она вновь услышит его убаюкивающий голос, полный спокойствия и размеренности. Она боялась его, но бежала вперед. Волком бояться - в лес не ходить, ха?
- Как он выглядит? - Спросила она, останавливаясь и оборачиваясь по сторонам, - Артефакт. Как он выглядит и что он умеет?
Иначе, как они будут его искать? Зная юмор магов, артефакт может выглядеть, как половая тряпка или крошечная иголка... Никто не предупреждает о том, что его будет легко отыскать, никто не говорит, что это точно будет не светящийся фэнтезийский шарик с лепестками роз. Никто не говорит, что будет просто.
- Ну, - Шельма склоняет голову к плечу, пространственно ими пожимая, - И регенерация тоже.
Она не собирается ему открывать душу, у них вообще получается крайне замкнутая система общения. Зачем Эрику знать, что ее тело - уже не совсем человеческое, что ионная форма позволяет ее тканям быть гораздо, гораздо плотнее, чем обычным.
-  В прочем... Не имеет значения. Просто повторюсь: можешь не геройствовать, меня защищать не надо.
Они бегут все дальше и дальше, она слышит, как коготки этих тварей сзади все еще скребут металл, как клацают их зубы, она слышит рыки, смешанные с визгом, когда кто-то кусает в приступе гнева своих сородичей. Она чует их запах, никак не может перестать дышать, привычка не дает ей этого сделать, пока они бегут. Она понимает, что попала в такую задницу, из которой будет трудно выбраться просто так. Если не на прямую, так морально. Она шла сюда за одним, а в итоге получает совершенно иное. Есть еще шанс, что когда Эрик столкнется с артефактом, который хочет получить Апокалипсис, то в нем снова взыграет Голод. Но если нет... Что ж. Если нет, тогда мир в голове южанки перевернется еще раз. И не в самую лучшую сторону, к сожалению.
- Живых быть не должно... Значит в инфракрасном свете должно быть не видно... - Она судорожно оборачивается вокруг своей оси, перед ними - десяток дорог, перед ними задача - выбрать один. Это не должна быть лотерея, если они не угадают - времени уйдет в несколько раз больше, если они не угадают, то могут попасть в ловушку. Если они не угадают, то обратный путь им преградят сотни монстров с острейшими зубами. - Я не знаю, что это и на сколько зачарованно, но я могу попытаться рассмотреть этот твой артефакт. Или хотя бы тоннель, где нет никого живого. Темнота мне не мешает, и... Берегись, - арматура с куском бетона откидывает огромную крысу, разбивая ей морду на куски. Монстры приближались, пришлось активнее расталкивать их, а они цеплялись когтями, подпрыгивали, пытались вгрызаться в кожу, погибали и уступали место своим товарищам, - Тут потолки... Потолки метров пять. Как думаешь, на сколько высоко они могут подпрыгнуть? Черт, если тебя тут сожрут, я, конечно, не сильно расстроюсь, но Чарльз, он меня убьет вслед за тобой. Нам придется полетать, если ты хочешь поскорее выяснить, какой из тоннелей нам нужен, и мне придется побыть твоим поводырем, судя по всему.

+1

9

Черт-удар-бы-удар-побрал-удар-этих-удар-гребаных-удар-крыс-удар! Эрику катастрофически везет на всяких кусаче-ползущих тварей с тех пор как он стал освобождаться от Голода. Сначала Уэйд и тот мерзкий мир, теперь эти крысы и Анна. Замечательные компании. Эрик разумеется злиться. Что вообще от него сейчас хочет эта девчонка? Она приперлась ему мешать, он из-за нее старается быть осторожным, и даже осознание регенеративного фактора у девушки, никак психологически не облегчает процесс. А вдруг ее уничтожит артефакт? И что тогда Эрик будет делать?
Он итак в крайне паршивой ситуации, и без понятия насколько хреново воспримут его остальные иксмены, а если еще и ученица Ксавьера пострадает, то Эрик…Эрик потеряет доверие единственного человека, который стал его целью жизни.
- Технически? Тебя интересует процесс? А сразу ты сказать не могла? – Магнето отбивается еще от одной кучки крыс и все-таки взлетает в воздух, кружась в попытках сбросить с себя вцепившуюся за ботинок тварь. Она почти прокусила ему ногу, но Эрик держится. Да, он не обладает чем-то подобным как Шельма, но он все же всадник, а значит регенерация куда лучше обычной и выносливость. О, Эрик и раньше был крайне выносливым, а сейчас все эти царапины и укусы он почти не ощущает. Главное не подцепить какую-нибудь инопланетную заразу, или магическую. Если эти твари дело рук артефакта, то, ох, нет, лучше об этом не думать.
- Телепатия. Чарльз телепат, он просто вскрыл Голод. Но не без моей помощи. Я без понятия что ты обо мне знаешь, у меня вражденная защита от телепатии, но я не сопротивляюсь на подсознательном уровне Ксавьеру. Эрик. Я. Тот, кто человек. Голод погреб меня под моей же силой, у меня не было воли, я даже вздохнуть не мог. Но постепенно стал просыпаться. Упрямство. Непримиримость. Называй как хочешь. Я ненавижу подчиняться. Эта черта передалась и Голоду. Ее и расшатывал. Позже, когда Голод основываясь на моих воспоминаниях пришел к Чарльзу, меня и вскрыли. Если бы это кто-то был другой. Другой телепат, не уровня Чарльза. У него бы не получилось. Я бы просто умер вместе с ним, - Эрик знает, что это правда, от того еще сложнее об этом говорить. То, что Чарльз решил его спасти это целый подвиг. Если бы на его собственном месте был кто-либо другой, не Чарльз, Эрик бы позволил ему умереть. Да, в своих руках, провожая в последний путь, с сочувствием и прощением, но подарил бы только смерть. А ради Чарльза горы свернет, шею Апокалипсису и уничтожит целый мир. Лишь бы спасти.
- Я люблю Ксавьера. Это помогло. Если бы я его не любил, тоже бы не освободился, - И это тоже правда. Без сильной эмоциональной связи, без чувств, без протянутой руки у них бы обоих ничего не вышло. У Эрика хватило сил только чтобы просыпаться, по чуть-чуть, но без телепатии профессора он даже вдохнуть не мог. Настолько Голод был силен. Сабах-Нур посадил в него самую сильную и безумную заразу. Если у остальных всадников были хотя бы преданность, увлеченность, чувства, и вера, то у Эрика не было ничего. Он вообще все сожрал. Этот чертов Голод. Он даже начинал жрать воспоминания Эрика, поэтому за Ксавьером и пришел. Ему было мало. А иксы даже не поняли, что их обожаемая икона доброты и понимания пропала. Как можно быть столь беспечными?
Теперь Эрик на полном серьезе думает, что надо сменить весь периметр охранной сигнализации в школе иксов. Они там как слепые щенки, выходит. И чем только Хэнк занимается?
- Не думаю, что высоко. Они тяжелые и у них короткие лапы. Крысы не прыгают практически, - По крайней мере Эрик очень сильно на это надеется. Они с Шельмой оказываются у самого потолка, Эрик почти жмется в него спиной, тоже чувствуя трубы теперь не только силой. Крыс становится все больше. Они как море, расползаются под ними, лезут по стенам и действительно прыгают, но не достают, с писком падая под лапы своих сородичей, где их давят свои же. Эрик морщится, слыша влажные чавкающие звуки, где-то он подобное уже видел, только там запах был ужасный, влажно, и в целом мерзко. А тут просто пыль, Шельма и крысы. Гораздо лучше же, ну.
- Я не собираюсь сдыхать так просто, даже не надейся. Если воспользуюсь магнитным щитом сейчас, туннель обвалится. Под нами несколько домов, и улица, где ходят живые люди, - Эрик закрывает глаза, вдыхает, и чувствует их. Эта часть города не так населена, как прежде, пусть центр и восстановили в короткие сроки, но людей здесь приличное количество. Они ходят по тротуару ничего не подозревая, пьют, едят, наверняка смеются и говорят. Эрик не чувствует этого, но слышит металл на их одежде, украшения, машины, трубы, сваи, даже колокольчик на ошейнике собаки или кошки и…кровь. Она пульсирует. Ее очень-очень много. Так что нельзя горячится с масштабом своей силы, и он будет очень-очень осторожным.
- Я почти ничего не вижу тут. Кроме металла. Если ты можешь смотреть в другом спектре, ищи туннель в котором крыс нет. Он должен быть. Какой-то из них, - Эрик понятия не имеет какой из них именно, его глаз хватает только на то, чтобы уловить копошащееся пискливое месиво из шевелящихся тел мохнатых тварей. Крысы клацают своими зубастыми пастями, прыгают, и Эрик слышит это даже сквозь тяжелое дыхание и рваный ритм сердца в ушах. Металла тут немного, ему удается призвать стену оставленную позади, он настойчиво тянет ее к морю с крысами, придавливает какую-то часть, а потом начинает катать кусок пластины просто раздавливая их тельца, но даже этого оказывается мало. Они ползут из каждых щелей, в бешеных количествах.
Охренеть. Сколько их тут? Тут без артефакта точно не обошлось.
- Я без понятия как он выглядит. Мы сразу поймем, как его увидим. Ищи туннель без крыс, - Его резко и болезненно дергают в сторону и Эрик почти задыхается, когда они ныряют в очередную темноту. Лететь в никуда еще хуже, чем отбиваться в полете от прыгающих хищников. Эрик старается обвить их остатками проводов, а потом….Их с Шельмой словно обрубает от внешнего мира. Эрик пораженно опускается на землю, не чувствуя…ничего не чувствуя вокруг. Только несколько метров шпал, раскуроченный кусок вагона и…ничего. Ни крови людей над ними, ни зданий, ни породы в стенах. Вообще ничего, кроме того, что они видят своими глазами. Даже трубы в этом туннеле на самом деле не существуют, потому что этого металла нет. Эрик подходит касаясь пальцами одной из труб и…она расплывается сизым дымком принимая форму обратно стоит отнять пальцы.
- Если это какое-то пространство, то лучше к краю этого туннеля не подходить. Я не уверен, что тут есть что-то, кроме этого, - Он кивает в сторону вагона, который виден издалека. Каким-то образом сюда пробивается освещение, но оно идет отовсюду, и в тоже время ниоткуда. Просто приятное зеленоватое свечение, будто отражение воды на стенах. Но это гораздо лучше той тьмы с крысами за пределами этого туннеля.
- У каждого артефакта есть испытание. Не уверен, что у этого только крысы. В мой последний раз мне пришлось пережить несколько стадий, прежде чем я его забрал. У этого может быть так же. Это диск Бессмертия. Вроде вечной регенерации и чего-то подобного. Он никогда не рассказывает все, когда посылает меня на задание. Ему нравится, когда я сам преодолеваю трудности. Пытался учить смирению, - О Сабах-Нуре Эрик говорит с неприкрытой ненавистью и отвращением. Если бы у него была возможность, он бы сам убил господина, но не сейчас и не в этих условиях. Остальные всадники тоже иксмены, и их Сабах-Нур может использовать против своих же. Чарльз бы не простил.

Отредактировано Erik Lehnsherr (Вчера 11:51:36)

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » The present days » [2.04.2017]: [Обратная сторона монеты]