Текущее время: май-июнь 2017 г.
организационные новости:
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Танос щелкнул перчаткой: одна половина вселенной осталась на своих местах, а люди, исчезнувшие с Земли, перенеслись в таинственный Город на Краю Вечности

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" — Привет, а кто же будет охранять Клинта от посягательств соседей? Кто будет ему приносить пиццу, если мы тут с тобой? Лаки, хороший мой, любимый пес, — Бишоп зарылась носом в густую шерсть, все же не выдержав напряжения. Этот день был слишком долгим, слишком болезненным. Первоначальная радость от встречи с Питера сменялась на безумный, совершенно звериный страх за своих родных. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [02.04.2017] [CITY]: [ashes to ashes, dust to dust]


[02.04.2017] [CITY]: [ashes to ashes, dust to dust]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[ashes to ashes, dust to dust]

http://funkyimg.com/i/2HQ1E.gif

http://funkyimg.com/i/2HQ1F.gif

Дата, время: Второе апреля по времени Земли Место: Город на краю вечности
Участники:
Peter Parker and Kate Bishop

Описание событий:
Когда произошел злосчастный щелчок, Кейт и Питер были разделены. Они не ожидали, что все повернется таким образом для них. Когда Танос только совершил свой замысел - им обоим казалось, что вот она - смерть. Пришла. Резко и безошибочно. Воздуха не хватало, но боли не было. Просто самочувствие, словно ты болеешь. Кейт закрывала глаза, не осознавая; Питер держался дольше. А потом забвение. Но, что, если это не конец? Что, если есть место, где они снова могут встретить друг друга?
Кейт просыпается не в своей квартирке, а в доме своего отца. Она не понимает - где она, что происходит. Но первое, что она начинает делать - это искать Питера, срывая голос. И у нее одна надежда, которой не суждено сбыться - лишь бы он не погиб.

+5

2

Питер в силу своего возраста совершенно оправданно никогда не задумывался о смерти всерьёз. И хотя этот пугающий и безысходный факт чуть ли не ежедневно ходил бок о бок с Паркером, он никогда не думал о себе в таком смысле. Как о том, с кем это могло бы случиться. Юноша считал, что жизнь будет крутить своё колесо, что он ещё тысячу раз попадёт в глупые ситуации, изобретет что-нибудь важное, нужное, полезное, что он спасёт целый город, победит дракона, и его принцесса будет всегда с ним. Ведь он был молод, только начинал свой путь, и пускай порой ему не везло, не могла судьба сыграть с ним настолько жестокую шутку. Он так думал, беззастенчиво, дерзко и вопиюще самоуверенно. Питер столько раз играл со смертью никогда не задумываясь о том, что его шансы на победу не бессчетны, что рано или поздно везение может отвернуться от него, но все равно каждый день он вступал в этот бой и выходил гордым победителем.
Возможно за это злополучный щелчок Таноса и наказал его, возможно за эти мысли, за это юношеское безрассудство он превратился в горсть пыли, легко подхваченной апрельским свежим ветерком одним, казалось бы, ничем не примечательным деньком.

Паучье чутьё пронзило затылок молодого человека и волосы встали дыбом на всём его теле, зашевелились на голове, призывая его за пару мгновений до неминуемого скорее спасаться. Да вот только что он мог сделать? На высоте птичьего полёта никуда не забиться, никак не предупредить кошмарное грядущее, остаётся лишь лететь и цепляться взглядом за последнее, что он увидит: бликующий Эмпайер, прекрасный и изящный в своём великолепии, оживлённый людской поток, и чистое-чистое, удивительно высокое, голубое небо. Такое пронзительно красивое, как в последний раз.
Питер Паркер ощущал, как силы покидают его тело, как их высасывает незримым магнитом, как суставы становятся слабыми, руки тяжелыми, ноги свинцовыми. Он чувствовал, как его хребет костенеет, а молодая сила, неуемная энергия ставшая его неотъемлемой частью, ускользает. Все это происходило несколько секунд, растянувшись для Питера на долгие мучительные часы. Целое столетие, долгие годы он летел свой последний полет. Кожа его становилась сухой, безжизненной, лишней, вот-вот желая отслоиться. Ему стало холодно и тяжело дышать, будто в легкие и горло насыпали мелкого, зудящего песка, а сил совсем не осталось. Задыхаясь, Питер почувствовал, что кожа его, пергаментом, шелестит на ветру и последнее, что заметил паучок, как его ноги прямо на глазах, растворялись, рассыпались и улетали, в то время как он сам мчался вперед против ветра, оставляя позади себя шлейф из не то пыли, не то мелкого песка..

- Вот так и умирают? - нелепо подумал Питер и потом наступила тишина.

Паркер ничего не чувствовал. Ему стало гораздо лучше, чем когда все это началось: тело его было лёгким как пушинка, оно парило и парило, не обременяя его необходимостью что-то делать. Глаза юноша держал по прежнему закрытыми, и широко раскрыл их лишь тогда, когда его спина явственно отреагировала на приземление. Мягкое и приятное. Но приземление. Все это время Питер не чувствовал своего тела как такового, но приземление отдалось отчетливым ощущением в хребте. Возможно, это была и не смерть вовсе? Питер осторожно пошевелил своими пальцами на руках и они ответили своему хозяину.
Он уставился в потолок, который ему был совершенно не знаком. Потом пробежался глазами по комнате. Может быть, это такое своеобразное похищение? Но почему тогда Питер не привязан, а лежит на кровати? Паркер порылся в карманах, нашёл свой телефон: нет сети.
Первый номер, по которому он хотел позвонить, был, как ни странно, не Тётя Мэй — единственный родной и близкий человек; не Тони Старк — покровитель и авторитет; не парочка его хороших друзей Гарри и Нэд, а Кейт Бишоп — сайдкик Клинта Бартона, Лучница с большой буквы, язвительная, взбалмошная и потрясающая девушка, единственная, для которой в жизни у Питера всегда есть время. Он хотел позвонить ей, съедаемый тревогой, хотел сказать ей, что всё в порядке, всё хорошо, чтобы она не волновалась, что он не далеко, пока не знает где, но точно не далеко. Сказать ей.. да неважно что, просто хотя бы услышать её голос, чтобы у него немного отлегло от сердца. Но он не мог набрать ей, и тревога внутри юноши росла и росла, превращаясь в панику.
Питер вскочил с кровати и заглянул в окно, где его встретил совершенно не знакомый вид. Спокойнее от этого не стало, как и от незнакомой, вычурной, чужой обстановки, в которой он ни разу не бывал. Этот дом не был похож на дом Тони, хотя и выглядел неприлично дорого, и на дом Озборнов, где Питер разок побывал одним глазком не был похож, а других богатых домов Питер Паркер не знал, так что он сразу почувствовал себя пойманный в капкан. Кто мог схватить его прямо в воздухе и притащить в незнакомый дом, где глушится связь? И что это было с его ногами, он точно помнит, как они словно рассыпались на ветру. Пит опустил глаза, а затем пощупал собственные ноги руками, убедился, что они целы.
Это была какая-то проекция? Тогда что это за чувство было у него в груди? Это не было похоже на обморок, Пит много раз падал в обморок когда был маленький, он помнит это чувство, ничего такого с его дыханием не случалось, становилось просто темно и он проваливался. А сейчас.. сейчас всё было по другому. Питер вспомнил, какие чувства и эмоции его сопровождали — страх, ужас, безысходность, не желание мириться с этом и отчаянье. Мурашки вновь побежали у него по спине, и он замотал головой, не желая находить ответа, что же это такое было. Сейчас гораздо важнее было понять, где он и что делать дальше.

+4

3

- Франклин, что происходит?.. – Она находилась рядом с ним в тот момент, когда весь погрузился в темноту. Так вышло, Кейт сама этого не ожидала. Вечером они с Питером договаривались пойти в кино, или остаться дома, поиграть в приставку, съесть пиццы и просто отдохнуть. Но жизнь решила, что все будет иначе. Не немножко или чуть-чуть, а кардинально. Последнее, что помнила Бишоп, исчезая рядом с другом – это странное ощущение жжения по всей коже. Будто солнечный ожог от палящего светила на Мальдивах, где они оказались с Ричардсом. Сначала это была легкая, колющая боль, но постепенно она переросла в нечто, что почти сравнилось с агонией. Голубые глаза Кэтрин широко распахнулись, вглядываясь в красивое лицо молодого человека перед ней, а затем закрылись, чтобы больше никогда не открыться. Во всяком случае, именно так Кейт и думала.
Она никогда не задумывалась о смерти, это все было слишком далеко, ей слишком мало лет. К тому же Хоукай планировала подвинуть бедром старшего Хоукая, когда тот станет совсем уж немощным и старым, а еще ей хотелось побывать на его свадьбе прежде, чем замуж выйдет она. Это было бы, как минимум очень смешно. Но неужели, это конец? Мутная пелена закрывает глаза, пепел разносится повсюду, а Кейти не понимала, что это ее пепел, ее тело рассыпается, и ничего более не останется в этом мире. Лишь гнетущая пустота в сердцах людей, которые ее любили. Мысль о Клинте билась в разуме Бишоп, пока не пришла другая, еще более страшная – Питер. И на этом моменте пришла тишина. Она окутала своими мягкими сетями разум девушки, проникла в самую глубину, отключая все посторонние звуки, все то, что могло бы на нее как-то повлиять, разбудить или дать понять, что все будет хорошо. Кэтрин уплывала на баюкающих волнах бесконечности, не понимая, где она, что она. Наверное, именно так и приходит Смерть. И у нее совсем не те глаза, которые ей хотелось бы видеть. Кейти не ощущала ничего, кроме покоя, снизошедшего откуда-то свыше, все ушло на второй план, до тех пор, пока…

…яркий солнечный свет бил в окно, что занимало большую часть стены, наполовину занавешенное легкой тканью цвета лаванды. Кейти медленно открыла глаза, вглядываясь в потолок, и по щербинкам, которые остались от ее дротиков, она поняла, что очнулась у себя в комнате, в особняке отца, где провела большую часть своей жизни. Бишоп долгое время лежала, совершенно обездвиженная, осознание того факта, что она жива приходило к ней очень долго, очень медленно – это было невозможно? Хоукай видела, чувствовала, как она умирала, как тело рассыпалось на песчинки, пепел, но то, что сейчас – не поддавалось никаким объяснениям. Кейти пошевелила пальцами на руках, ногах, затем резко села на постели, понимая, что на ней футболка и шорты, но не те, в которых она была, а чистые и новые. Девушка спустила ноги с кровати, ощущая мягкий ворс ковра такого же цвета, как и шторы, недоуменно поднимая брови – что за чертовщина. Телефон, что стоял на прикроватной тумбочке, молчал, даже никаких гудков, будто провод был перерезан, но Бишоп все проверила – все в порядке. Кейти сорвалась с места так быстро, как никогда в жизни. Она перерыла всю спальню в поисках своего телефона, но так и не смогла. Он пропал, куда-то, мать его пропал без вести. Бишоп пребывала в отчаяние, которое было больше похоже на паническую атаку – сердце захотелось в истерическом припадке, Кейт дрожала так, что казалось, будто земля уходит из-под ног. Где она, что происходит, куда все делись, почему телефон не отвечает?! Кэтрин выбежала из своей спальни, заглядывая во все подряд комнаты, но голос не слушался ее. Кейти думала, что кричит, но изо рта вырывался только сдавленный хрип, глаза слезились, координация была полностью нарушена, до такой степени, что брюнетка пару раз врезалась в угол, в тумбочку, и через мгновение, не выдержав, слезла по стенке возле винтовой лестницы, рыдая навзрыд. Она хотела к Клинту, хотела обнять его, сказать, что он лучший старший брат, о котором она и мечтать не могла, что будет чаще гулять с Лаки и мыть посуду, и не будет трогать больше его лук. Но еще больше Кейти хотела к Питеру. Это та самая влюбленность, которая переросла в нечто значительно большее, нечто, что заставляло ее быть девочкой, льнуть к жилистому плечу, высчитывать родинки на спине, смеяться глупо от шуток, смотреть глазами, в которых было столько щемящей нежности, что ее саму от этого тошнило. Кейти боялась вставать со своего места, куда-то идти, потому что она понимала – не в том мире она больше, нет. А этот ей не знаком, даже если каждый сантиметр особняка – с детства впечатался в сознание.

Бишоп уловила краем уха какой-то странный звук, доносившийся из гостевой спальни – она давно была закрыта, ей мало пользовались, но всегда поддерживали чистоту и порядок. Медленно поднимаясь по стенке, держась за нее одной рукой, девушка продвинулась в сторону двери; дрожащие пальцы коснулись ручки, поворачивая робко, несмело, толкнули дверь вперед. Та поддалась легко, без каких-либо видимых усилий.

Кейт замерла на пороге, жадно впиваясь глазами в видение, которое привело ее в ступор. На кровати, утопая в подушках, сидел Питер Паркер. Живой. Кажется, что невредимый, смотрел на нее чуть хмурым взглядом. Хоукая медленно выдохнула, сама не понимая, откуда у нее такая прыть, ей бы стоять, да вопросы самой себе задавать, пытаясь отмахнуться от галлюцинаций, вызванных истерикой, но нет. Девушка рванула вперед, увлекая Паркера, или того, кто им был, на кровать, сминая под собой в объятиях, находя губами щеки, нос, подбородок.
- Это же ты, да, это же ты, Паркер? Прошу, скажи, что это ты, а то я сначала умру от неловкости, а потом умру от разочарования, - исступленный шепот срывался с ее губ, перемежаясь с быстрыми поцелуями, которые точечно оставлялись на лице молодого человека. И уже в следующее мгновение Кейт почувствовала, как родные, любимые, сильные руки крепко сжимают, заставляют перевернуться на спину, а лицо изучается серо-голубыми льдинками, что тают с каждой секундой.
- Привет, любовь моя, - дрожащим от слез голосом произносит Кейти, понимая, что по вискам уже катятся слезы. Пожалуйста, пусть это не будет обманом.

+3

4

Питер был в ужасе на самом деле. А что он мог испытывать ещё, мальчишка, который едва ли видел этот мир? Он ещё не сталкивался с подобным, ни с чем, опаснее преступников-любителей или гениальных ученых, изменивших себя с помощью сыворотки. Их силы были почти равны друг-другу, а что же тут? Настоящая непостижимая разуму сила - без объяснений, без спроса, без комментариев, вот он тут, а теперь его уже нет. Он чувствовал себя настоящей букашкой, крошечным насекомым, бессильным ребенком. Питер отступил назад к кровати, не глядя упал назад, прислушиваясь к собственному организму. Обычно, если у него были какие-то проблемы, он легко мог найти их - регенерация работала старательно заштопывала все его как внутренние, так и внешние ранения, так что Пит легко определял что с ним, даже если не испытывал болевых ощущений. Сейчас же казалось, что он абсолютно в порядке. Все было с ним в порядке, кроме того, что он по прежнему чувствовал, будто его собственная жизнь больше не принадлежит ему. 

Затем Питер поднялся на кровати, усаживаясь, и вновь осмотрел комнату, но уже теперь без того прежнего торопливого истеричного метания по стенам и тумбочкам, а с придирчивой наблюдательностью и оценкой, витиеватые узорчатые потолочные галтели, декоративные книжные полочки, два прикроватных светильника. Ничего. Никаких намёков на то, где он может быть, или хотя бы к кому именно он попал. Зато послышались шаги, и Питер напрягся: вот возможно сейчас он таки разберется, что происходит. Молодой человек и не пошевелился, но руками он упёрся в мягкую кровать таким образом, чтобы бросить себя в случае необходимости вперед, в атаку, или же отклониться, если атаку будет произведена на него. Он напряг мышцы спины, немного ссутулился, исподлобья всматриваясь в дверь и ожидая появления того, кто мялся по ту сторону. Ручка зашевелилась, повернулась и дверь легко поддалась, открывая перед взглядом Питера.. Кейт. Образное мышление работает именно так? Смутившись, Пит даже не шелохнулся, когда Кейт набросилась на него, и так и продолжал бы сидеть с нею поверх себя, если бы девушка не повалила его, а он, от неожиданности и полного ступора, не поддался бы ей. Тепло её дыхания обожгло шею, виски, щеки и Пит зажмурился, задержал дыхание, не веря своим ощущениям. Сердце забилось в груди нетерпеливой пичужкой, в горле запершило словно перца насыпали, в заднюю часть головы больно-больно ухнуло чем-то, а потом голова пошла кругом. Пит почувствовал такое умиротворение, такое блаженство и счастье, расслабился всем телом, позволяя кровати утопить его ещё больше, и пока Кейт беспорядочно целовала его, он только и мог что наслаждаться.
Вскоре, его руки зачесались пощупать девушку, убедиться, что с ней всё в порядке и он, незаметно для Бишоп, но прицельно для самого себя, принялся осматривать её сквозь одежду, осторожно выискивая возможные повреждения, которых, к счастью, не было. Он остановился как раз в области её попы и слегка замешкался, потому что ровно в этот момент Кейт подняла на него вопросительный взгляд, полный надежды и тревоги. Он перевернул её без раздумий, оказываясь поверх девушки. 
— Это правда я, Кейт. Ты не представляешь как я рад тебя видеть..  - юноша завис над Бишоп, рассматривая её щечки, мокрые от слёз, её глаза, на мокром месте, но такие счастливые и искрящиеся, её улыбку: смущённую и заразительную. Неужели Кейт Бишоп испугалась? Она ведь самая смелая девчонка из всех, кого он знал! Питер прижался к её губам горячим поцелуем.
— Я думал, что умер. - просто сказал Питер так, будто это была не самая чудовищная и отчаянная мысль в его жизни, будто его не разрывало на кусочки от осознания невозможности никак повлиять на ситуацию, от своего слабеющего непослушного тела, от чувства, что вся его жизнь оборвалась и прошла совершенно впустую. Он не успел сделать ничего важного, ничего толкового, он даже любимой девушке не успел сказать, как его сердце болит по ней.
— Думал, больше никогда не увижу тебя. И это было ужасно! Ужасно не увидеть тебя ещё раз, или ещё миллион раз. - глаза Питера заискрились как и у Кейт не прошенными стыдными слезинками, которые замерли в глазах, собрались в уголках. Его горло вновь перехватило, но на этот раз не от счастья, а от горечи, которая вновь посетила его после сказанных слов. Паркер зажмурился на секунду, и поморщил нос, который зачесался, так, словно бы он собирался вот-вот чихнуть. Ему стало легко, когда он почувствовал крепкое объятие Бишоп, он зарылся носом ей в волосы, потом в шею, затем замер на какое-то время, вдыхая и выдыхая запах её волос. И стало так тепло, и спокойно, и всё получится, он уверен, всё получится, если они будут рядом, идти рука об руку, они разберутся со всем, что на них свалилось уже, и с тем, что свалится ещё, разберутся, и не важно, как долго, но — разберутся. Потому, что вдвоем и вместе, потому что он никогда не замерзнет рядом с этой девочкой, в которой столько огня, столько света и внутренней силы, от которой и Питер становится силачом.

— Скажи мне, Кейт, ты знаешь где мы? Знаешь, как ты оказалась тут? У меня не работает телефон, я не знаю, что это за дом, и не помню, как в итоге попал сюда. Как будто просто прилетел из ниоткуда. Странно звучит, знаю. - он покачал головой, виновато пожал плечами  - такого просто не могло быть в природе, физически невозможно подобное перемещение в пространстве, он ведь быть ученым, и кое что знавал о таких вещах. Но с другой стороны - бог грома и молний Тор тоже раньше считался самый обыкновенной выдумкой..

+3

5

Он под ее руками, под ее губами, Кейти так жалась к Питеру, хлюпала носом, крепко обнимая, не в силах отпустить даже на крохотное мгновение. Казалось, что мироздание решило пойти на попятный, все же возвращая в жизнь юного Хоукая хотя бы одного любимого человека. Бишоп лежала на кровати, глупо улыбаясь сквозь слезы, разглядывая несколько потеряное лицо Питера, и не могла ничего сказать, совсем ничего. Буквально несколько минут назад она разрывалась от истерики, которая ей несвойственна, боялась сойти с ума, как было тогда, в ее четырнадцать, но сейчас все резко изменилось. Пусть она не понимает, что происходило в мире, пусть ей казалось, что мира больше нет, но вот сейчас… Вот же он – ее мир. Нависает над ней незыблемой горой, такой юный, но такой сильный и смелый, и Кейти утонула в глазах Питера, став обычной девочкой-подростком, которая получила самого классного парня в школе, которого она любит той самой, непосредственной первой любовью, и втайне ото всех постит дурацкие песни и цитаты из пабликов, улыбается, как дурочка и думает, что это навсегда.
- Я не верю, я совсем не верю в то, что это ты, - ее пальцы прошлись по его спине, по ребрам, спустились на тазобедренные косточки, крепко сжимая. Кейти, вдавленная в кровать, не могла перестать улыбаться. Боль от потери, первоначальный шок постепенно отходили на задний план, уступая место теплу и нежности. Они смогут выбраться, понять, все решить, просто потому что они вместе, потому что здесь и сейчас не могло быть иначе. Кэтрин Бишоп бесстыдно, совершенно нагло целовала Питера Паркера, и пусть в их поцелуях уже давно не было робости, невинности, а порой горели нешуточные страсти, этот поцелуй отличался от всех остальных – Кейт словно хотела выпить Паркера досуха, почувствовать его на кончике своего языка, ощутить, что она живая, что он живой, и кажется, ей это с лихвой удавалось. Не-воз-мож-но. Это было нельзя описать словами, как Кейт ломало от прикосновений Питера, ей казалось, что они не виделись столетия, что все это спустя миллионы лет, на протяжении которых она его безуспешно пыталась отыскать. Они вдвоем шли сквозь вселенную, искали друг друга, умирали, оживали и вновь умирали, и лишь ради того, чтобы найти друг друга. Юношеская любовь – она очень сильная, она безумная, ненормальная. И Кейти ощущала это в полной мере. В Питере было все то, что ей так нравилось – ум, чувство юмора, сила, смелость, честность, храбрость, пофигизм, в конце концов. Он был – ее любимым и нежным мальчиком, под руками которого Кейти Хоукай становилась, Котей-Китти, и млела, млела, млела, не задумываясь, что могли бы сказать другие. Они еле оторвались друг от друга, понимая, что подобное поведение в сложившейся ситуации, хотя и будет нормальным, но все же несколько странным. Ведь необходимость разобраться в ситуации еще присутствовала.
- Питер, прекрати, пожалуйста. Я сейчас снова разревусь, как тупая школьница, - Кейти гладила Паркера по волосам, крепко сжимая затем в объятиях. Его запах не давал ей потерять контроль над эмоциями, она видела, что и он от облегчения почти заплакал, но мужественно прятал лицо в ее волосах. Они лежали на кровати, прижавшись друг к другу, не желая прерывать этого невинного единения двух потерянных душ, брошенных судьбой на произвол. Неизвестность поджидала за каждым углом, она смеялась над ними, тыкала пальцем, как бы говоря – все только начинается, ребятишки. И Кейт не переставала дрожать, даже когда Питер крепко прижал ее к себе, устраивая удобнее на кровати, между своих ног, сжимая бедрами, обнимая руками в теплое и защищенное кольцо. Неизвестно, сколько они просидели вот так, пока Кейти целовала его руки, прижималась к ним щеками, чувствуя тепло, что разливалось по ее телу, и не желая прерывать молчания. Питер, Питер, Питер – ее любимый мальчик, он был рядом, он был с ней.
- Я не знаю, где мы, - ее голос был глухим, даже немного отрешенным. Кейт запрокинула голову назад, положив ее на грудь Паркера, прикрыла глаза, лишь слабо улыбаясь, - я очнулась в своей комнате. Если ты об этом, то сейчас мы в моем доме. Том, каким я его помнила, пока росла здесь. Он изменился с тех пор, но тут остался в первозданном виде. Я понятия не имею, что это за место. Я не рискнула выходить за порог, мне просто было… страшно, - признаваться в страхе – это сложнее всего, особенно для той, что всегда была самой смелой в команде, самой отчаянной и дерзкой. И Кейти именно поэтому сидела с закрытыми глазами. – Телефоны не работают, стационарные в том числе. Интернет не проверяла, но скорее всего, он тоже. Мы будто попали в информационный вакуум, но я задаюсь другим вопросом… - Бишоп резко открыла глаза, пронзая Питера ясным и чистым взглядом голубых глаз, - одни ли мы такие?
Кейт развернулась в объятиях Питера, беря его лицо в свои ладони, касаясь губами губ в легком, почти воздушном поцелуе.
- Сколько бы мы ни пытались тут прятаться, Пит, нам надо будет выйти за двери этого дома. Попытаться понять, что произошло. И возможно… найти кого-то из наших, но мне ужасно страшно, - в ее глазах плескался неподдельный ужас от осознания того, что никого из «их» могло больше не существовать. Паркер подгреб Бишоп под себя, целуя в макушку каштановых волос, и успокаивающе укачивая. Он знал, что она была права, они должны были выбраться на улицу. И сделать это было необходимо, как можно скорее.
Улицы встретили их потерянными людьми, которые озирались вокруг себя в поисках кого-то знакомого. Судя по местности, они были где-то в Лос-Анжелесе, но через пару кварталов стало понятно, что это совсем не так.
- Это что, Эмпайер Стейт Билдинг? Но, как это возможно? – Кейт с силой сжала руку Паркера, хмуря брови, кусая нижнюю губу. Погода была…странной. Солнце с одной стороны палило нещадно, но жара не ощущалось, ветер был холодным, но кожа не покрывалась мурашками. И Бишоп отметила про себя тот факт, что она совсем не хочет есть. А вот это уже было точно странно. – Ты хочешь есть?

+2

6

Возможно сейчас, Питер Паркер был самым счастливым парнем на планете земля, или где они там были? Можно сомневаться в этом или оспаривать, приводить множество аргументов против и поджимать губы, ведь казалось бы, что они двое, совсем юные, толком не знающие жизни, могли понимать в счастье? Но они понимали сейчас то, что неизвестно, дано ли будет постичь другим. Даже сквозь расстояние, время, пространство, даже сквозь неизвестность, странное и пугающее одиночество, в котором они висели прежде чем оказаться тут, даже сквозь боль,  ощущение невесомости и слабости, сквозь всё эту беспомощность и пустоту, они пришли в конечном итоге друг к другу. И если это была некая версия посмертия, то им посчастливилось тут встретиться вновь, опровергая все законы религии, науки и жизни.
Потребовалось достаточно времени, чтобы успокоиться и поверить в друг-друга, вся опустошённость, засевшая внутри Питера сменилась вихрем эмоций, что прошлись по нему от затылка до кончиков пальцев, смывая все его подозрения о том, что он умирал, ведь не может умерший чувствовать так ярко и сильно, не может его сердце стучать так в груди и биться веной на шее, не могут руки так гореть и губы требовать ответа. Так что Питер где-то внутри себя отмел всё подозрения о смерти. Причина была в чём-то другом, и им ещё предстоит выяснить это.
Усевшись с Кейт в объятиях, Питер задумчиво поглаживал её кончиками пальцев, размышляя и стараясь уложить в голове все события последних часов. Воспоминания были фрагментальными и слабыми, они скорее формировались за счёт его внутренних ощущений, основанных на страхе, неприязни, холоде и невесомости. Мозг не желал проецировать происходящее с Питером в его память посредством картинок, не желал принимать эту информацию и давать Паркеру возможность анализировать её, скорее всего, это была защитная реакция от чего-то, что могло помутить рассудок простого человека, и паучку оставалось ориентироваться только на свои эмоции.
— Первой моей мыслью было, что меня так неудачно похитили, и я даже подумал, что это кто-то страшно богатый решил меня похитить, ну может суперзвезда какая-то. - Пит рассмеялся, в надежде разрядить обстановку. — Моя популярность растет ни по дням, а по часам, так что я наивно понадеялся, что это все ради хайпового селфи. - Пит покачал головой: он конечно же так не подумал, слишком живыми были воспоминания о том, как его тело рассыпается в пыль в считанные секунды, длящиеся в его истерично орущем мозгу вечность, но разрядить Кейт как-то нужно было, она передернув плечами затихла, признавшись в своём страхе, будто Пит собирался высмеять ее за это, хотя у него и в мыслях не было. Осторожно прикоснувшись губами к её виску, Паркер обнял её сильнее, чтобы хоть таким образом создать видимость защиты и безопастности, чтобы она немного расслабилась.
— О, так значит это твой дом? - удерживая рвущиеся с языка эпитеты, Питрер встретил взгляд Кейт, который говорил о том, что дом не её, а её отца, и это разные вещи, но он ведь понял о чём говорит Кейт. Питер не стал продолжать мысль, ухватившись за другую мысль, брошенную Кейт как спасательный круг. Ему необходимо было схватиться хоть за что-то, потому что собственные теории разбивались о научные знания, вдолбленные в его голову множеством книг, и разбивались о собственные ощущения.
— У меня была теория.. но она ужасная. - негромко произнёс Питер, сглотнув. — И у нее много разных белых пятен. Я подумал, что я в коме. Тогда понятно, почему тут ты, но не понятно, почему твой дом. И понятно, почему не работают никакие телефоны, или связь, понимаешь? А что, если нас похитили, и усыпили, и присоединили нам к головам специальные радиостимуляторы, и транслируют это нам в голову, а мы лежим неизвестно где, обколотые транквилизаторами? Хотя моё тело блокирует яды, но.. я никогда не пытался влить в себя литры.. - мысль за мысль возникали в голове Питера все более и более безумные теории, словно после слов Бишоп внутри него прорвало дамбу с безумными вариантами происходящего, и какими бы безумными изначально они не казались, это было не более безумно чем то, что последовало дальше.
Выбравшись на улицу, Питер окончательно убедился в том, что они находятся где угодно, но точно не на земле. Его организм словно заснул, и от этого Питер испытывал пугающую пустоту и сосущую тревогу. Солнце палило так, что по спине должен был давно течь пот, но ему было совсем не жарко, руки были холодными, хотя обычно организм выстраивал его температуру тела так, что никогда он не был холодным. Вдохнув воздух, проходя мимо деревьев, Питер почувствовал.. ничего. Ни запаха листвы, ни свежести, ничего. Воздух был бесцветным и безвкусным, таким же ровным и равнодушным, как ощущения собственного тела Питера. Они шли вперед и встречали людей, которые смотрели на них с надеждой и вопросом, но встречали лишь такой же вопрос в глазах.
— Это.. нет.. хотя, да, похоже. - Питер осмотрел прекрасно знакомое ему здание, удивившись, почему засомневался. Он тысячу раз лазал тут, прыгал отсюда, и даже обедал, но такое знакомое и почти что родное здание сейчас показалось ему каким-то другим, чужим.
— Я не только не хочу есть, Кейт, я с трудом чувствую свой организм, как будто внутри меня стоит какая-то заслонка и я только очень-очень сильно испугавшись или глубоко сосредоточившись, могу почувствовать свои паучьи инстинкты. А ещё моя рука, Кейт. Тебя не смущаешь моя рука? - он выразительно взглянул на девушку, а потом провел пальцами другой руки по её скуле, чтобы она ощутила, какие холодные у Питера пальцы.
— При этом мне совсем не холодно. - уточнив это, Питер растеряно огляделся снова. Небо было не такого цвета как обычно, оно было не голубым и не серым, оно было совершенно непонятного цвета, такого Питер даже и не видел никогда, но при этом оно было естественным, натуральным, не таким, словно это нарисованная мультяшка. Рядом с ними остановился какой-то мужчина очень сильно напоминающий бомжа и задрал голову вверх, рассматривая Эмпайер и тоже удивляясь, потом он отправился прямо внутрь, легко пройдя сквозь охрану, что Питер и Кейт поняли, когда его не вышвырнули спусти мгновение, после того как он зашёл. Обычно охрана не пускала никого без своего личного пропуска или выписанного временного пропуска, и уж точно не пропускала бомжей.
Паркер вновь огляделся — по улицам не ездили машины, не гудели такси, светофоры не мигали красным/зеленым, да и не было ни одной вывески со скидками на кофе с собой. Было очень тихо: не было пения птиц, музыки из динамиков, рекламных объявлений, приглашений на экскурсию, уличных музыкантов тоже не было. Одна гнетущая тишина.
— Этот город какой-то не город. - выдохнул Питер.

+2

7

Питер был полностью прав в том, что этот город не был городом. Странное место, где собирались воедино разные уголки мира, который был известен им. Словно этот Город соткан из воспоминаний, одна сплошная всечеловеческая иллюзия, в которой никогда не знаешь, куда попадешь, и что делать дальше. Первоначальный шок прошел, сейчас мозг наполнялся вопросами, на которые у Кейт Бишоп не было ответов, и это, если честно, немного сводило ее с ума. Она хмурилась, почесывала переносицу, пыталась подобрать слова – но они никак не шли. Девушка в недоумении смотрела на Питера, то открывая рот, то закрывая его. Странно, когда это она не хотела есть? Постоянные тренировки и растущий организм заставляли ее потреблять несметное количество калорий, отчего Клинт ласково прозвал ее – черная дыра, потому что пиццу они заказывали на двоих – коробок пять, три из которых легко помещалось в Бишоп.
- Я могу понять, если бы ты вдруг не захотел есть… Хотя нет, не могу. Учитывая, как мы обычно на двоих объедаем Папу Джонс, то это совсем нонсенс, и если честно – мне это не нравится настолько, что я хочу куда-нибудь уйти, но не могу, потому что мой природный кретинизм заставляет меня хотят идти вперед, туда, в самую гущу событий, - Кейти поджала губы, внимательно разглядывая Питера. У него не было костюма, у нее не было лука. Но это, наверное, не проблема, верно?
Ладонь Пита была почти ледяной, но суть в том, что Кейти не обладала паучьими инстинктами, поэтому не могла в полной мере оценить их отсутствие, ну, или вдруг неожиданное наличие. Девушка отошла в сторонку, присаживаясь на ближайшую лавочку под огромным раскидистым дубом, и это в центре номинального Лос-Анжелеса. Внимательный взгляд голубых глаз вперился в парня напротив, заставляя Кэтрин Бишоп начать соображать еще более лихорадочно. Возможно, что они попали в сон, в какую-то иную реальность, а их тела сейчас валяются где-нибудь в подвале. А возможно, причиной этому всему стал…
- … Танос, - выдохнула Кейт, уронив лицо в ладони с самым протяжным стоном, который только могла выдать. Как можно было сразу не догадаться, не дойти до этого, не понять. Слишком долго этот чувак выдерживал паузу, которая теперь аукнулась вот таким образом. – Так, стоп, Пит. Давай восстанавливать события прошедших минут, все, что только ты сможешь вспомнить. Все до мелочей, что ты видел, что было. Может это хотя бы немного нам поможет, - Кэтрин сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, крепко при этом сжимая ладонь Паркера, и совершенно не замечая этого.
- Я была с Франклином. Он приперся утром, забрал меня на Мальдивы, потому что проиграл спор. Мы с ним долго и методично выясняли отношения, и я требовала вернуть меня назад. Затем мы сидели на пляже, он рассказывал мне про Таноса, потому что остальные все скрывают. И в какой-то момент я заметила, что Ричардс дергается, и через секунду он уже пытался поймать меня, когда я…начала рассыпаться? – Кейти удивленно округлила глаза, оборачиваясь к Паркеру. – Я просила найти тебя, последнее, что я помню, это как я говорила: найди Пита и Клинта. И краем глаза я заметила, как часть людей на пляже тоже рассыпались в песок ли, в пепел. Что-то такое, непонятное. Знаешь, когда старая бумага совсем становится трухлявой и вдруг рассыпается на кусочки – просто хоп и все, - Бишоп не знала, как толком обозначить то, что видела, чувствовала. Это было слишком сложно. Она не могла сидеть на месте, она хотела действовать, мчаться вперед, нельзя было сидеть сложа руки – слишком сложно, голова начинала работать, мысли не давали покоя.
Выслушав сбивчивый рассказ Питера, Кейти лишь кивала головой, что-то бормоча под нос. Кэтрин понимала, что им необходимо раздобыть оружие, но только то, в чем они действительно хороши.
- Пит, Пит, нам надо идти, пойдем. Пойдем быстрее, надо быстрее идти. Потому что неизвестно, что может быть дальше, - она утягивала его за собой, крепко сжимая протянутую ладонь, утягивала по узким улочкам с низкими домами, что были отличительной чертой спальных районов города Падших Ангелов, утягивала вперед и вниз. До тех пор, пока они внезапно не повернули за угол, сталкиваясь нос к витрине с местом, где обычно завтракали по утрам. Нью-Йорк был солнечным, обласканные ветрами и мелкими лучами полуденного солнца.
- Что за херня? – Невольно спросила вслух брюнетка, оборачиваясь к своему спутнику, рассматривая его во все глаза. – Мы же только что были в Лос-Анжелесе, как это возможно вообще?!
Страх вкупе с раздражением на все происходящее заполнял Кейти с головой, она начинала задыхаться, хватаясь пальцами за куртку Питера, испытывая очередной приступ паники. Совсем как в детстве, совсем как тогда, когда ее мир перевернулся с ног на голову, выбивая твердую почву. В ушах шумело, сердце стучало слишком быстро. Где они, как они сюда попали, что происходит, и где, черт возьми, ее лук?!

+1

8

Питер всё ещё прислушивался к своим ощущениям, которые были непривычны, неприятны, как-то пугающе реальны. Чутье не уснуло, оно действительно пропало! И от этого у Паркера мурашки бежали по спине, о чём конечно говорить Кейт он пока не собирался. Настораживать её ещё больше не было никакого смысла, да и к тому же отсутствие у него этих инстинктов никоим образом не даст им ответ на более важные вопросы - где они вообще, что происходит, какого черта! Паркеру конечно было неприятно, но в его личной цепочке проблем - паучье чутье занимало хоть и не самое последнее, но далеко и не самое первое место.
В Лос-Анджелесе Пит не был никогда, но полагал, что город не совсем должен так выглядеть. Какие-то подозрительно знакомые здания и заведения напоминали ему больше родной Нью-Йорк, который ему бы так сильно хотелось бы сейчас увидеть. Да и к тому же башня точная копия Эмпайр вроде бы не была никогда воздвигнута в городе Ангелов
— Танос? - очередной новый игрок на шахматной доске показался ему подозрительно знакомым. Лихорадочно Паркер начал вспоминать, где бы мог услышать это имя и в голове мигом возник эпизод, когда Питер в очередной раз пробираясь в лаборатория через окно, ненароком подслушал разговор обеспокоенного Тони. Обсуждение прямо касалось Заноса - угрозы, которая неминуема вскоре обрушиться вновь на землю, и возможно с куда большей разрушительностью, чем в прошлый раз. Замерев на месте, паучок не смел оторваться от разговора, жадно впитывал те крупицы информации, которые не раскрывались перед ним, а выдавались только в качестве сжатых и сухих фактов, и внутренне укорял себя за такое поведение.
— Да я кое что слышал о нём, он вроде как самая большая угроза всем нам. Но мы ведь ещё живы, верно? - это было не глупой бравадой, как можно было подумать со стороны совсем не зная Питера, а скорее врожденная вера в лучшее. Студент ободряюще улыбнулся Бишоп и слегка сжал её пальцы своими холодными руками, в подтверждение своих слов.
— Что ещё за Франклин? - Питер невольно поморщился, испытывая неприязнь к незнакомцу уже начиная с его вычурного и больно пижонского имени и заканчивая Мальдивами, куда Питер не мог "забрать" Кейти ни в счет проигрыша спора, ни для того, чтобы просто порадовать её — противное чувство ревности и обиды кольнуло Паркера в область селезёнки и он передернув плечами, сделал над собой усилие, чтобы совсем уж по ребячески не вывернуть руку из пальцев Кейт.
— Я бы в Нью-Йорке и собирался спасти кому-нибудь жизнь или надрать кому-нибудь зад в зависимости от ситуации. Но прямо в полёте посреди двух небоскребов я начал испытывать отвратительное чувство, все моё тело стало неподвластно мне, ноги стали тяжелыми, руки и пальцы не слушались, я цеплялся за паутину, а время замедлилось и в этот момент я опустил взгляд вниз, увидел как раз то, что ты описала.. и всё. Потом я оказался сама знаешь где. - рассказчик из Питера был не самый лучший, да и времени на то, чтобы делиться впечатлениями у них не было. Оба хотели поскорее начать действовать, решать эту проблему, да хотя бы просто не сидеть не месте, от чего их волнение и тревога возрастали в разы.
— То, как мы сюда попали не слишком важно! Это не поможет нам выбраться. И не подскажет, где мы. Надо заняться исследованием... - не успел Питер договорить, как Бишоп вскочила с места и потащила его вперед, она тянула его за собой, почти бежала и Паркеру пришлось подстроиться под её скорость. Ему показалось, что девушка даже не слушала последнее, что он ей сказал, а поймав свою какую-то идею, гнала за ней.
Это в Кейти была прекрасно — вцепившись во что-то, она уже не отпускала пока не добавилась необходимого. Как бульдозер она добивалась задуманного и не взирая на страх, который стал тут их постоянным спутником, она шла вперед не позволяя этому чувству завладеть ею. Она тащила его по улица, быстро-быстро минуя кафешки и ресторанчики, ускользая от потерянных взглядов редких людей, поворачивая по направо, то налево, то пересекая широкие, лишенные машин, бульвары.
— Куда ты тащишь меня, кудааа.. - уже даже не спрашивал, а скорее кряхтел Питер, оглядываясь по сторонам и вдоволь налюбовавшись Лос-Анджелесом, загрустив по Нью-Йорку. Вот бы сейчас вновь оказаться там, встретить мистера Старка, который объяснит им всё, ведь у Тони всегда находятся ответы даже на самые сложные вопросы..
Уткнувшись носом в вывеску знакомой кафешки, Питер почувствовал себя на секундочку властелином мира, но потом нахмурился. В этом была некоторая последовательность: как только он хотел видеть Нью-Йорк, именно он и представал перед его глазами, а как только за дело бралась Кейт, перед ними возникал ЛА. Пока Кетрин не успела в очередной раз потянуть его куда-то, Питер опередил её, перехватывая движение на себя. Город он знал как свои пять пальцев что с неба, что с земли, и поэтому знал, куда им надо и двигался вперед уверенными шагами. Он думал только об этом месте, он представлял его в своей голове максимально чётко, максимально детально и ярко. Вот тут был главный вход, тут нужна идентификационная карточка - другой рукой, Питер залез к себе в карман толстовки и нащупал заветный бейдж; тут находится тренировочные зоны; тут общая гостиная, диванчики, несколько пуфиков, оно обожает засесть в углу. Жилые этажи - вот они, живо нарисовались в воображении паучка и он резко с маленькой улочки свернул на перерез через проулок и.. База Мстителей предстала перед ними в полном своём великолепии, красивое огромное здание, гостеприимно светилось огнями и приветливо мигнуло зелёным цветом, когда Паркер на входе приложил карточку.
— Я думаю, тут мы найдём все необходимое, тут уж точно должны быть наши вещи.. и может что-то прояснится.  - на пустынной базе было непривычно тихо и шаги Питера и Кейт отдавались эхом. Но зато их не встретили никакие препятствия, они спокойно добрались до гостиной, где было было в точности так, как Питер себе представлял. Потом они поднялись по лестницы на жилые этажи, и комнаты, которые принадлежали им - легко поддались. Все вещи, которые Питер оставил так и лежали там: несколько тетрадей с описанием опытов, парочка заряженных вэб-шутеров, немного личных вещей, рюкзак и скейт. В шкафу Питер своего костюма не нашёл, но тот мог быть где удобно на базе, может, в лаборатории Тони, где тот мог бы дорабатывать что-то? Да вот только Тони тут не было.

+1

9

Бишоп обладала удивительной, почти супергейроской способностью – пропускать мимо ушей то, на что не хотела отвечать. Именно так и произошло в ситуации с вопросом про Франклина, Кейти просто сделала вид, что ничего не слышала, и вообше, не понимает, о чем идет речь. Они с Питером довольно бодро передвигались по улочкам, в поисках… а вот чего именно, так до конца и не было понятно. Просто теперь проводником стал именно Паркер, который с Нью-Йорком был на ты, в отличии все от той же Кейти, которой куда проще было ориентироваться или в Сан-Франциско, или в ЛА. Хоукай лишь оглядывалась по сторонам, подмечая ошалевших людей. На лицах некоторых из них застыло удивление, кто-то был почти в восторге, но большинство просто не понимали, что произошло, готовые в любой момент разрыдаться от страха и ужаса. Но что было приятно, так это то, что большинство помогали друг другу. Совершенно незнакомые люди, жители разных городов, а порой и даже стран, держались за эту возможность, они хотели верить в то, что еще живы.
Кейти чуть было не врезалась в столб, если бы Пит вовремя не дернул ее на себя за талию, заставив отскочить в сторону. Только в этот момент Бишоп соизволила поднять взгляд, искренне удивляясь – они пришли на базу мстителей, которая, вообще-то, должна была располагаться за городом. Но, как говориться – все чудесатее и чудесатее. – Ты просто гений, Питер Паркер, - восторженно прошептала Кейти, запечетлевая на щеке смущенного Питера звонкий поцелуй. Они едва ли не наперегонки устремились к своим комнатам, что располагались друг напротив друга. Кейти перерыла все вещи – впрочем, в последнее время она появлялась тут все чаще, оставаясь под надзором Клинта, который отказывался отпускать ее одну, искренне опасаясь за то, что творится в мире. И именно поэтому часть снаряжения, а также старый лук оказались здесь, как и костюм, в котором Кейт обычно гоняла по городу. Но сейчас Бишоп предпочла всему этому обычный тренировочный спортивный костюм, состоявший из плотных тренировочных леггинсов, спортивного топа и толстовки на замке. За спину Хоукай тут же повесила колчан со стрелами, которые внезапно обзавелись теми самыми модными наконечниками, что ей всегда хотелось выкрасть у Клинта.
И снова Клинт. Клинт. Клинт. Кейт невольно остановилась посреди своей комнаты, где творился настоящий хаос, и зажмурилась, представляя себе, как сейчас в комнату входит этот вечно недовольный, но безумно любимый наставник, брат, и отвешивает ей леща за что-нибудь. Кэтрин медленно открыла глаза, но дверной проем был пуст, не было никакого Бартона, Тони или Наташи. Никого не было. Хотя…Где-то вдалеке раздался цокот ноготков по полу.
- Что… - Кейт вылетела из комнаты в коридор, чуть не врезавшись в дверь комнаты Питера, который как раз выходил, абсолютно задумчивый, почесывавший затылок. А Бишоп уже лежала на полу, практически рыдая от счастья, утопая в золотистой шерсте, облизанная с ног до головы. Ее руки потонули в объятиях с Лаки, который оказался здесь вместе с ними.
- Пес, чудесный, славный, пес! Как же ты тут оказался, мой хороший! – Кейти сидела на полу в неудобной позе, вытянув ноги, колчан мешался за спиной, но все это не имело значения. В глазах брюнетки застыли слезы, которые она то и дело вытирала, пока Лаки облизывал ей щеки, виляя своим пушистым хвостом. – Привет, а кто же будет охранять Клинта от посягательств соседей? Кто будет ему приносить пиццу, если мы тут с тобой? Лаки, хороший мой, любимый пес, - Бишоп зарылась носом в густую шерсть, все же не выдержав напряжения. Этот день был слишком долгим, слишком болезненным. Первоначальная радость от встречи с Питера сменялась на безумный, совершенно звериный страх за своих родных.
- Пит, а что если он умер? – Кэтрин все же сдалась, задавая этот вопрос. На Паркера смотрела пара огромных голубых глаз, подернутых прозрачной пеленой слез, что тут же скатывались по щекам. Лаки не мог этого терпеть, он улегся на ноги Кейт, жалобно поскуливая, этот пес, как и его вторая хозяйка скучал по Клинту, волновался, переживал. Паркер присел рядом с Кэтрин корточки, прижимая ее голову к себе, и легко поглаживая, изредка касаясь губами макушки.
- Ладно. Все. Не хочу думать. Ты почему без костюма? Не нашел? Пойдем поищем в мастерской Тони, - Питер помог подняться Хоукаю, и они вместе с Лаки отправились на верхний этаж, где распололагась одна из мастерских Старка.
Кейт проводила кончиками пальцев по изящным инструментам, почти с восхищением разглядывая все то, что до этого трогать строго воспрещалось. Питер носился по помещению, в поисках необходимого, и наконец-то раздался победный вопль, кажется, они смогут выйти на улицу.
- Знаешь, а это хорошо, что мы смогли найти костюм. Просто люди будут чувствовать себя в большей безопасности, когда увидят, что ты здесь. Что ты будешь помогать им, пытаться сохранить порядок, - Кейт подошла к Паучку, ее ладони легли ему на пояс, чуть сжимая. Она улыбнулась юноше, убирая вихры с его лба, и ласково коснулась губами губ, в этот же момент ревнивый Лаки стукнул ее хвостом под коленку.
- Ну, что, переодевайся и пойдем выйдем, пробежимся по Городу, посмотрим, как обстановка в целом? А может попробуем найти кого-нибудь из наших.

+2

10

Кейт на некоторое время отключилась от происходящего, утопая в собачьей шерсти, и Паркер не мог её за это осуждать. Если бы он внезапно встретил бы како-нибудь любимого пса, то наверное тоже бы предпочёл нырнуть ему в шерсть, нежели чем разбираться со всем этим Но собаки у Питера никогда не было, как и кошки — тётя Мэй горела на работе, Пит старательно учился, и за псом следить было бы некому. Да и какой пёс в панельном доме? Питер взглянул на собаку, отрицательно покачав головой.
— Никто не может быть мёртвым с таким хвостом. - активно вырабатывая электричество своим вилянием, собака явно демонстрировала здоровый дух и активную любовь к Кейт, и Паркер слегка задумался: если тут есть собака, куда делись всё птицы, и другие животные, хотя бы бродячие коты? Очередная загадка происходящего, над которой подумать у него не было времени, ведь Бишоп потащила его в мастерскую к Тони.
Святая святых, куда допускались редкие Мстители и Питер лишь под строгим присмотров мистера Старка. Переступал порог Пит нерешительно, он не был уверен, что ему дозволено беспокоить установившийся в этом творческом хаосе особенный и понятный лишь Старку, порядок. Впервые Питер оказался тут не так уж и давно, приехал в гости хвастаться новой формулой паутины и они с Тони прикончив полторы коробки пиццы, чуть ли не прожгли пол. Но всё закончилось хорошо. Паркер осторожно раскрыл ящики, в которых хранились инструменты, планшеты, гайки и ключи, потом открыл пару шкафов, где были выдвижные ящики, на которых были установлены различные платы, камеры и тяжелые конструкции. Покачав головой, Пит задвинул всё обратно и оставив Кейт рассматривать безумную мастерскую, углубился дальше, и дальше.
— Ох, как же не хватает пятницы.. Ужасно не хватает. - пожаловался Питер в воздух, тайком надеясь, что ИИ откликнется на его призыв. К сожалению, этого не произошло, поэтому Паркеру пришлось самому дальше копаться в личных вещах Тони. Прорывшись сквозь завалы - обрезки труб, кусков металла и проводов, паучок наконец таки добрался до того места где по его предположению, должны были храниться костюмы Тони. На самом деле, он совсем не знал, где Старк хранит свои образцы, и поэтому место, где должны были стоять костюмы выглядело как будто неумело вклеено в рабочую зону. Почувствовав во всём этом подвох, Паркер отказался пытаться найти его и рванув вперед, нажал на кнопку. Шторки, прикрывающие хранилище раскрылись, и Питер увидел свой собственный костюм, который был поверх манекена в полный рост. Костюмов Тони не наблюдалось, но он вообщем-то и не их искал. Осторожно открыв дверь, Питер стал стягивать костюм по кусочкам - сапоги, перчатки, трико.
— Хорошо, - согласился Питер, охапкой удерживая в руках костюм. — Только жаль, что костюмов Тони тут не оказалось. Думаю, что можно было бы нарядить тебя в один из них. Или вместе бы нарядились, когда ещё нам бы выпал такой шанс? - он ужасно не хотел произносить вслух то, что у него вертелось на языке - когда они ещё могли бы пощеголять в костюмах Тони, если когда его нет и он не сможет им запретить? Питер вовремя прикусил язык прекрасно понимая, что его это расстраивает, а вот Кейт может в очередной раз напугать и вывести из состояния равновесия.
— Ох, нет! Нет, фу! Плохой пёс!! - Лаки появился за спиной у Кейт с репульсором, явно вырванным откуда не следует, собака вцепилась в добычу ещё крепче прежнего и стала пятиться назад, натыкаясь своим задом прямиком на стул, который ее вовсе не смутил, а стал эдакой бронёй. Со стулом на спине и репульсором в зубах, пёс продолжал медленно курсировать в неопределенную сторону, снося все движимые препятствия на своём пути, и отказываясь подчиняться даже Кейт.
— Боооо-о-о-о-оже, - Питер не был уверен, стоит ли гоняться за собакой, чтобы она разнесла тут всё окончательно, уходить или попробовать навести порядок? Кейт явно считала, что им лучше уходить — пёс последует за ними в страхе оказаться запертым, и и разрушения минимизируются хотя бы таким образом.
— Сомневаюсь, что я смогу кому-то помочь, да и не уверен, что мне стоит переодеваться. Мои способности барахлят, мягко говоря. Я прихватил с собой вэб-шутеры, и они заполнены паутиной, так что в случае чего я смогу выполнять роль Человека-паука, но вот прыгать по стенам и крышам я не решился бы, у меня такое чувство, что внутренний паучий компас сходит с ума. - Питер и Кейт вышли из мастерской и Лаки, заприметив их у выхода вынырнул из под стула, вылетая сквозь дверь. Пит усмехнувшись, перебросил через плечо трико и в одной руке удерживая перчатки и сапоги, взял другой руку Бишоп. Лаки пристроился рядом с Кейт и гордо вышагивал, пуская слюни на свою добычу. Поднявшись в гостиную, Питер и Кейт включили телевизор, чтобы убедиться, что не работает не только связь, но и спутниковое ТВ.
— Думаю, проверять Вай-Фай нет никакого смысла.. - усмехнулся Пит и бросив костюм паука на диване, выглянул в окно. База должна была стоять на огороженной территории вдали от города, защищенная и закрытая от глаз посторонних, но сейчас под её окнами бродили из стороны в сторону множество людей, глазели на огромную букву "А", щурились и разглядывали фасады. Питер поморщился, пытаясь сфокусироваться на своих способностях - они, как сбившийся радиосигнал, пытались достучаться до него, но доходили до него лишь жалкими отблесками, рваными помехами и слабым жужжанием. Он напряжения, от чувство собственной беспомощности, и от огромного снежного кома вопросов, пальцы Питера стали непроизвольно трястись выдавая его волнение. Кейт возможно почувствовала это, и подойдя со спины, крепко обняла его, безмолвно поддерживая его.
— Это прозвучит просто ужасно, но я рад, что ты тут со мной. что поддерживаешь меня, и что ради тебя я не позволяю себе опустить руки. - Пит развернувшись к Кейт, слегла улыбнулся, проведя кончиками пальцев по скуле Кейт и чмокнув её в нос, взглянул на навострившего уши пса, который внимательно наблюдал за Питером, пока не определившись стоит ли снова им мешать или пусть себе обнимаются.

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Foretime » [02.04.2017] [CITY]: [ashes to ashes, dust to dust]