Текущее время: октябрь-ноябрь 2017 г.
организационные новости:
22.01 - Подводим итоги недели, голосования и прошедших недель, читаем результаты : В теме "Глас Администрации"
31.12 - С Наступаюшим, MarvelPulse! Свои поздравления оставляйте в разделе: С Новым Годом, Пульс!
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
30.11 - С Днем Рождения, Пульсовцы! Читайте наши новости, их много в теме Глас Администрации
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
27.10 - Как установить "плюсик" в нашей колонке новостей Глас Администрации
02.10 - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
>
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Люди возвращаются на Землю, жизнь постепенно начинает входить в прежнее русло. Становление политической, экономической и финансовой ситуации по всему миру.

31.08 - Возвращение людей из "Города на Краю Вечности".

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" акрепив наушник, чтобы в любой момент связаться с Эшелоном, Михаил вышел вперёд, до конца не уверенный стоит ли толкать какую-то воодушевляющую речь. Казалось, все они из одного теста и должны понимать ситуацию и друг друга уже без слов. Все формальности со знакомством и стандартными любезностями уже были выполнены, поэтому сейчас разговор был лишь по делу. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [02.04.2017]: [Welcome to the Hotel California]


[02.04.2017]: [Welcome to the Hotel California]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2HRr5.gifhttp://funkyimg.com/i/2HRr6.gifhttp://funkyimg.com/i/2HRr7.gif

Дата, время: 02.04.2017  Место: Заброшенное помещение завода компании "Эссекс".
Участники:
Yelena Belova; Clint Barton;

Описание событий:
Щ.И.Т получает информацию, что в Нью-Йорке участились случаи странных убийств, за которые не хотят браться, ни полиция, ни спецслужбы. Трупы находят с разодранными глотками или же полностью обескровленные с укусами, сродни укусам вампиров. Блейда никто не засекал уже давно, все решили, что охотник на вампиров прост ушел на покой. В связи с этим Щ.И.Т. принимает решение отправить на разведку своего адаптоида, который может успешно мимикрировать под своего.
Спустя два месяца Елена точно знает, где будет поставка оборудования для формирования лаборатории по производству нового вида биологического оружия, превращающего людей в вампиров, лишь только этот химикат попадет на кожу или слизистую человека. Пока испытания проводились лишь на случайных жертвах, но химикат совершенствуется и пора бы уже прекратить этот балаган, а данные передать в Щ.И.Т. Белова решает, что неплохо бы найти себе подмогу, и решает позвать Клинта - Мститель и Агент Щ.И.Т.а он обязан прийти на выручку. Клинт зовет Сэма. И вот уже два Мстителя зависли на соседней крыше, ждут, когда же грузовик с оборудованием заедет на территорию некогда заброшенного завода.
И вроде бы все идет весело, с огоньком, вот только Танос вмешивается в планы.

+4

2

Лена проводит ладонью по лицу, протирает глаза, широко зевая. Она не спит третьи сутки, сидит над планами и чертежами, вокруг стопки бумаг с информацией, которая уже перенесена на электронные носители. Во всем этом дерьме она варится уже два месяца – спасибо способностям. Щ.И.Т.у был нужен человек, который может совершить невозможное – стать частью вампирской тусовки. Белова смогла. Но теперь она одна отдувается за все это. Шею нещадно ломит от неудобной позы, спину сводит судорогой – надо немного размяться. Лена топает босыми ногами по холодному каменному полу – в этой квартире везде плитка – никакого паркета, он легко впитывает кровь, а вот плитка – нет, убираться проще. Кофемашина отвечает писком, а Вдова наливает себе чашку двойного эспрессо. Перед ней стоит сложный выбор – все же ответить человеку, который за последние пару месяцев написал ей уже больше четырех раз, а позвонил больше десяти и попросить у него помощи, но вместе с тем ее будет ждать весьма серьезный разговор, скорее всего на повышенных тонах, или сдохнуть одной? Тем более, что новости, доносящиеся из кулуаров про огромного фиолетового парня, не приносят счастья, поэтому, скорее всего Клинт будет занят на миссии. А там… Неизвестно, сколько у них у всех вообще осталось времени.

Ее отослали на это задание достаточно давно, чтобы сейчас Лена могла понять, какой масштаб бедствия, так что, возможно, что нападение странного чувака из космоса будет даже в какой-то степени спасением. Лена сама себе пожимает плечами в ответ на мысли, берет чашку кофе и отправляется назад к бумагам. Рядом разбросаны карандаши и ручки, а гаджет посверкивает черным блестящим боком, маня к себе – «тебе нужна помощь».
- Мне нужен коньяк, а не помощь, - бормочет под нос Лена, обводя языком губы. Под верхней явно заметны два выпирающих клыка – забавная штука, к слову. Отлично помогает в поедании стейков любой прожарки. Правда, справляться с жаждой крови бывают сложновато. Но она перебивает ее сигаретами и кофе, которые употребляются просто в грандиозных количествах. Беловой везет, что в этой квартире отличная система вентиляции, иначе бы она жила в дыму, как ежик в тумане. Лена присаживается на высокий табурет, зацепляясь пяткой за перекладину внизу, и все же протягивает руку к телефону, набирая первый номер в записной книжке, помеченный звездочкой – избранное.
На третьем гудке она готова повесить трубку и внести номер в черный список, но не успевает.
- Клинт, я… Я хочу попросить о помощи. Раз ты сотрудник Щ.И.Т.а, - Лена говорит быстро и четко, знает, что нельзя сбиваться с этого ритма, иначе вся ее смелость уйдут туда, куда бы и она сама с радостью сходила, но времени нет. – То я имею на это права. Я уже два месяца занимаюсь одним вопросом, который требует скорейшего вмешательства. Я могу справиться одна, но не уверена, что выживу в конце, - Вдова неловко ухмыляется. Она сама не замечает, как уже ходит по квартире, сжимая в зубах тлеющую сигарету, а во второй руке чашку с кофе. Женщина останавливается напротив огромного окна, из которого открывается прекрасный вид на ночной Нью-Йорк. – Если ты откажешься, я пойму. Просто больше мне не к кому обратиться. А потом… мы можем поговорить. Если ты захочешь, - черт возьми, ну, Белова, ну еб твою мать, ну, почему ты такая размазня, как только дело касается отношений. Ну, что за хрень. Лена удивляется ответу, хмурит брови, затягивается сигаретой, выпускает дым через нос и говорит в конце, - подмога не будет лишней. Информацию получишь по каналу Щ.И.Т.а, там будет все необходимое. Я буду на месте и буду двигаться вместе с грузом, - Лена отключает телефон, даже не прощаясь – это ни к чему. Бледный Паучок тушит сигарету в пепельницу, разгоняя дым рукой, и возвращается к столу. Она умеет заметать следы, она умеет действовать скрытно, так что к ней нет никаких вопросов.

- Так ты говоришь, что тебя зовут Хэнк? – Лена садится на переднее сиденье большого грузовика, направляющегося с одной части Нью-Йорка, на другую. И пожимает руку водителю, который приятен на вид, и довольно скромен.
- Да, мэм. Я так понимаю, что вы сопровождающая?
- Именно так, Хэнк. И я была бы рада, если бы мы не опаздывали. Все на месте? – Она подносит рацию к губам, и в ответ получает утвердительное «Да» от каждого из пяти водителей пяти грузовиков, содержимое которых опасно только в двух. Первый – тот, в котором едет она, второй – тот, который должны взять ее напарники. Но делать это надо явно не в этой части города – слишком много глаз. Лена в черном парике, с темно-красными зрачками глаз, надевает очки, наглухо застегивая кожаную куртку. Даже, если она не настоящий вампир, то все равно болезненно реагирует на свет. Белова достает телефон, открывает защищенный канал и отправляет сообщение: «Встречайте через 24 минуты на перекрестке. Третий с конца – ваш. В первом еду я. Будьте осторожны, там будет много охраны».

+2

3

И на звонки она не отвечала. И на смски. В какой-то момент Клинт просто плюнул на все попытки выйти на связь и забил. Ну не трепать же себе нервы лишний раз, будто заняться ему больше нечем. На голову Мстителей валились все новые и новые проблемы, то асы налетят дружною толпой, как цыгане, захороводят местных, обуют в лапти и свалят обратно, будто Земля им тут двор проходной или мотель придорожный. То камни Бесконечности. То Танос. То мутанты со своими разборками, а Щ.И.Т.у потом убирай за ними, да лови идиотов, заикающихся от испуга. Правительственные правоохранительные органы такими вещами не занимаются, им бы вандалов с баллончиками краски ловить, да тех, кто сахар в кофе не докладывает. Они сами так считали. А вот что посерьезнее, что  имеет отношение к чертовщине, так это сразу лапки вверх подняты и никто ничего не знает, не понимает, давайте, агенты, вперед. И они шли вперед, а телефон предательски молчал. Белова на связь не выходила, видимо, и ему стоило бы прекратить ждать каких-то весточек от Паучка. Было и было, будет о чем вспомнить. От Вдов так просто мир не избавлялся, рано или поздно она появится хотя бы в самой организации. Конечно, времени пройдет уже слишком много для того, чтобы предпринимать какие-то попытки поговорить или что-то поворошить в куче старого грязного белья...
- Черт, - процедил сквозь зубы лучник, отдергивая пальцы от острого, как бритва Сатаны, наконечника стрелы. Наконечник, выпавший из рук, с веселым звяканьем покатился по крышке стола, смешиваясь в инструментами. Телефон зазвонил слишком резко под самым локтем, заставляя Бартона вздрогнут от испуга и промахнуться мимо древка. Обычно стрелы делал не он, да и механизм в колчане помогал сразу прицеплять тот наконечник, который нужен, но эти... О, эти малышки были ему дороги и как память и как добыча. Эти не полетят в мишень ради тренировки, не разнесут голову случайного террориста и не попадут ни за что в цепкие лапки Бишоп. Это - его добыча. Только звонящему было все равно, видать, чем он тут занят. Еще раз выругавшись, Клинт перевернул телефон, стараясь не запачкать экран кровью, капнувшей с пореза на подушечке пальца, - Лена, - тянет он имя, слушая речитатив Беловой, что-то там про помощь и два месяца... В голове информация заполняет как раз пробел из серии "Я два месяца пытаюсь тебе дозвониться". - Погоди, не так все сразу, ладно? Ты во что там вляпалась? Что значит "не выживу"? - Вопросов было многовато, хотелось спросить еще, что за дело, почему он, кого еще брать, а в курсе ли руководство, а как больно потом его звезданет по башке Хилл, или это будет сразу Фьюри, и вообще... Но они были агентами, это въедалось в мозг. Поэтому он коротко кивнул трубке, отворачиваясь лицом от стола и нахмуриваясь, - Понял. Присылай информацию, буду на точке.
А потом они поговорят. Может быть, если будет желание, хотя это и были какие-то подростковые попытки прояснить дела давно минувших дней, а что она имела в виду, а что он имел в виду, а чем дорога дальняя обернется, да дом казенный сердце успокоит.
Данные пришли довольно быстро, судя по всему у нее все давным давно уже было готово. Оставалось только найти того, или, вернее, тех, кто сможет пробраться в одну из машин сопровождения прямо на ходу... Клинт глазами пробегал по информации, присланной на почту. Странно, что за подобную работенку взялся именно Щ.И.Т., куда логичнее было бы найти охотника на вампиров, Блейда того же. Выкоси он их ряды и не пришлось бы закапываться в остальное, внедрять человека, подвергать опасности агента. Но чем дальше Бартон рассматривал данные от Беловой, тем сильнее вникал в суть операции: эти кровососы подошли к порогу открытия нового биологического оружия, а когда это Щ.И.Т. упустит возможность почти на халяву разжиться подобными разработками? Да никогда. Вот и сейчас они будут брать лабораторию в почти готовой комплектации вместо того, что придушить все упырей в самом начале и оставить все, как есть. Нет, за головастиков конторы всю работу сделали головастики-кровопийцы. Или люди, но доподлинно было не известно.
- Сэм? - Он набрал номер Уилсона  сразу же после того, как ознакомился с данными, - Дело есть, надо помочь агенту одному. Дело тихое, опасное, не противозаконное, от руководства шоколадку потом получим. Одной ей просто не вывезти всю массу, прикрытием пойдем. Ты со мной?

Примерный маршрут они знали с самого начала, но лишняя информация, подтверждающая местоположения - не будет лишней.
- Двадцать четыре минуты, - кивает Хоукай, пряча в карман штанов телефон, - Двадцать четыре минуты и они будут тут. Всего пять машин, с первой - аккуратнее, там Белова, она сопровождает сама, нам нужна та машина, что в середине. Ну что, коллега, есть у вас опыт в угоне грузовиков с оборудованием на полном ходу? - Клинт усмехнулся, глядя на Сэма, - Вот у меня как-то не сложилось. В открытую - нападал, а что б никто не заметил и среди белого дня, вот это будет впервые.

+2

4

В последние пару недель Сэм погряз в откровенной рутине, каждый день был похож на предыдущий, выцветший, словно старая кинопленка, и оттого казавшийся неимоверно скучный, и изредка разбавляемый встречами с ветеранами, на которые Сокол все-таки до сих пор еще ходил. По правде говоря, он слишком привык к быстрому ритму жизни, когда в любой момент мог оказаться на другом конце земного шара с очередной миссией по спасению мира, или, в конце концов, не такой уж и глобальной, но с обязательным наличием спасения кого-нибудь. Иначе, просто не получается.
И сейчас, как назло, ни одного задания, ни с одной, ни с другой стороны. Как назло. И Сокол прекрасно знал, что чуть расслабишься, то в нужную колею будет не так уж и легко войти. Да и вообще, такая временная передышка сродни затишью перед бурей. Обязательно вылезет чего-то такое, чего совсем не ждешь. Некое экстраординарное событие, последствия от которого затянутся еще на долгие недели, если не месяцы. И это не могло не напрягать.
Всего лишь второе апреля показывает календарь, от этой новости Сэм недовольно кривится. По его расчетам должна уже быть середина, но нет всего лишь начало. Весна приносит не только тепло в город, но и периодическую сезонную мигрень, от которой бывший пилот США спасается большими количеством обезболивающих таблеток. Иногда, даже они не помогают. Но все-таки случается редко. Шанс один из ста.
На фоне тихо бухтит ноутбук с включенным сериалом, для него это лучше, чем просто стерильная тишина, которая дает в голове болезненным эхо. Периодически Сокол отсылает какие-то смешные до нелепости картинки на телефон Стиву, посчитав, что их, вот прям сейчас должен увидеть капитан, потому что в другой раз они уже потеряют свою актуальность. Где-то на другом конце, Стивен наверняка хоть как-то реагирует на это. Он либо хмурится, либо все-таки выдавливает из себя улыбку, а это уже результат.
Когда Уилсон в очередной раз думает, что просто прозябает, что именно от безделья у него и мигрень, мобильник оживает, высветив на экране номер Клинта. «А вот это уже что-то», - мелькает мысль, прежде чем Сэм нажимает на зеленую кнопку приема.
- Если надо помочь одному агенту, то почему бы и нет? – в голосе у Сокола слышится небольшое воодушевление. Не то, чтобы Сэм каждый раз с огромной радостью летел на очередное задание, будь то оно  в качестве мстителя или в качестве агента Щ.И.Т.а, но в этот раз все было как-то иначе. Да и очень хотелось испытать в настоящем бою его усиленный стараниями Тони Старка реактивный рюкзак. Сэм не сомневался, что джетпак в рабочем состояний после всех усилий Тони, но именно в что в бою рюкзак так и не был по-настоящему протестирован. Да и другу помочь – святое. – Когда у нас были тихие и неопасные дела? – Сокол делает на предпоследнем слове акцент, специально выделив его. – От шоколадки, пожалуй, откажусь.  А вот с остальным соглашусь. Говори, куда лететь. И я буду.
Уилсон дослушивает необходимую информацию, а уже после нажимает отбой. Н-да дело странное, но лучше, чем совсем ничего. Да ничего, бывало и хуже. Сэм собирается достаточно быстро, все, что необходимо у него практически под рукой. Кроме, Рэдвинга, находившегося в другой комнате. Пред вылетом из дома, Сэм закидывается еще двумя таблетками обезболивающего, чтобы голова совсем прошла.
Сокол пользуется своими крыльями, а как иначе, не ехать же место важной миссии на метро? Смешно. Зато  хорошо экономится время. Клинт уже как раз его ждал.
- Знаешь, никогда не доводилось, - Сэм попытался вспомнить, было ли такое в его «практике» от Мстителей нечто подобное, но хоть убей, он никак не мог припомнить такого. Может что-то приблизительное. – Ничего, первый раз у всех бывает. Будем импровизировать. Импровизация наше все.
Сокол дружески хлопнул по плечу Бартона.
- Думаю, Рэдвинг нам в этом поможет, - продолжил Сокол, выпустив из реактивного ранца дрона. Время еще оставалось в запасе, так что, почему бы и не протестировать его, так, на всякий случай? – Могу докинуть тебя до грузовика. Надеюсь, ты неплотно позавтракал?
Сэм в очередной раз вспомнил Стивена и этого « я просто плотно позавтракал» в ответ на шутку про то, что Роджерс очень тяжелый.
Дрон плавно взмыл в небо, завис над дорогой. Изображение с него без задержки передалось на очки. Отлично поработал Старк.

Отредактировано Sam Wilson (2018-08-26 01:57:52)

+2

5

32 минуты 13 секунд до Щелчка.

Лена нервничает, но не показывает этого. Маршрут меняется, об этом ее предупреждают в последний момент. Тот, которым они поедут сейчас – короче, покупатель требует, чтобы товар привезли раньше. В мире сейчас неспокойно – кругом слухи, домыслы, но работа у контрабандистов кипит полным ходом, особенно у таких. Водители ее боятся, потому что считают главной в той иерархии, которые занимают они все. Не самой главной, но все же. Лена отстукивает по браслету для Клинта шифровку – их планам тоже суждено поменяться. Придется действовать едва ли не напролом. Сердце блондинки неспокойно, интуиция уже не просто что-то там бормочет, она орет благим матом сразу же на трех языках, предрекая все возможные неприятности, которые только существуют в мире.
Что же, придется действовать жестче. Лене не нужно сейчас никакое оружие, она просто кладет ладонь на колено мужчине, проникает в его сознание, вытаскивает страхи, которые будят его по ночам, и водитель резко жмет по тормозам, хватается за сердце, что-то бормочет, а Белова продолжает смотреть перед собой совершенно равнодушным взглядом. На радиоволнах паника, все спрашивают – что случилось, что происходит, какого черта они остановились?!
- Клинт, ты все понял? Я в пяти минутах от тебя, - Вдова не шифруется более, к чему такие сложности? Ее задача теперь – это забрать товар, покупателя будут накрывать другие люди. Тем более, что тут совсем недалеко, а все данные у нее уже на руках – дальше только дело техники, да, и серьезно, в случае необходимости, она сама достанет того, кто на это подписался.

Звук летящей стрелы застает ее, когда Лена выходит из грузовика, привинчивая к пистолету глушитель. Держит пистолет возле бедра, идет плавно, будто нехотя в сторону оставшихся четырех грузовиков. Клинт сделает все правильно, а Паучок поднимает глаза к небу, где парит неизвестный ей аппарат, ну, отчасти неизвестный – определенная расцветка, форма в виде птицы – не уж то Уилсона позвал на подмогу? Отчаянный парень ты, Клинт Бартон. Сердце снова екает. Каждый раз, когда Белова вспоминает про Хоукая, у нее туго сводит живот, а в голове становится совсем дурно. Как она могла так поступить, почему опять сбежала? Потому что не верит, что между ними может быть что-то серьезнее умопомрачительного секса на шелковых простынях в дорогих отелях. Ее прихоть, куда деваться. И подумаешь, что они даже пиццу одинаковую любят, и что на поверку Лена оказывается не такой уж пафосной стервой, и в состоянии стебать с утра до вечера, даже если ходит в соболиной шубе, показушно затягивается сигаретой и предпочитает дорогой виски любому сорту пива.
- Виктория, что проис… - водитель и охранник не успевают договорить. Пуля в лоб всегда превосходно справляется со своей обязанностью вечного кляпа – никакого сожаления. Бартон и Уилсон заходят с тыла, чтобы оборвать все пути отхода для оставшихся трех грузовиков.
- Ничего, просто планы меняются, - Лена пожимает плечами, встречается взглядом с еще одним водителем, тот подносит рацию к губам, но опять же не успевает – еще один труп, что поделать. Белова добирается до последнего грузовика, где уже разбираются с охранниками Клинт и Уилсон. Паучок же молчит, старается не пересекаться взглядами, кусает нижнюю губу. Ну, не сейчас же выяснять отношения, правда, ведь?
- Если мы не закончим в ближайшие пять минут, то нас будет ожидать отряд из более опасных ребяток, - произносит блондинка, выныривая из-за грузовика, и останавливаясь рядом с мужчинами. Она снимает очки, морщится, но ничего не поделать. Ловит на себе удивленный взгляд Бартона, пожимает в ответ плечами, мол, а ты что хотел – шпион сложная работа. Надо проверить все грузовики, есть вероятность, что они могли поменять их местами, будьте аккуратны – ни в коем случае химикаты не должны контактировать с вашей кожей, последствия будут непреодолимыми, - Лена мажет взглядом по лицу Клинта, собирается уйти, чтобы последовать примеру Уилсона, что уходит проверять первые два грузовика, но крепкая хватка Бартона на предплечье не дает ей этого сделать.
- Давай потом, обещаю Хоукай, я все объясню.
И все. Белова пропадает окончательно. Не надо было вызывать его сюда, не надо было просить о помощи. Сама бы справилась, скорее всего, смогла бы. Всегда же могла. Ан нет, посмотрите на нее, против воли подается вперед, касается губами губ, вздрагивая от того, как крепко пальцы жмут на плоть, не желая отпускать. И ее ладонь скользит по скуле Бартона.
- У нас все время мира, Клинт.
Лена выворачивается, уходит к грузовику, старательно прячет довольную улыбку, проводя кончиками пальцев по губам. В ее голове тысяча и одна мысль, как все может быть дальше, как можно все устроить. Но дело не ждет. В последнем грузовике совсем пусто – болванка. А вот в четвертом первая часть оборудования, подписанная, рядом планшет, но он заблокирован. Придется все забирать с собой.

17 минут 01 секунда до Щелчка.
Она слышит голос Сэма с улицы, он кричит, что к ним приближаются. Вот черт, как же так вышло? Почему так быстро? Лена спрыгивает с грузовика, плотно закрывает двери, прячась за ним. Цепким взглядом осматривает крыши – там пусто. Но это только пока что. Ну, что же, теперь в общем-то понятно, зачем она на самом деле позвала сюда Клинта. Ей нужна его помощь, и помощь Сэма.
- Они быстрые, но не слишком умные. Это не вампиры, точнее как, новообращенные. Люди, на которых испытывали сыворотку, она прошла не совсем удачно, - коротко поясняет Белова, хрустит шеей, предполагая дальнейшие свои действия. В ее запасниках способностей сейчас один свободный слот, остальные четыре нацелены в первую очередь на атаку, лишь потом на защиту. – Действуйте хитро, но не позволяет вас поцарапать или укусить. И если увидите в руках оружие, заряженное голубоватыми ампулами – уворачивайтесь.

+1

6

- Плотно, - хмыкнул Клинт, с опаской поглядывая на Рэдвинга, - если бы такой малыш мог выдержать меня, от меня б избавились совсем в команде. Нет уж, дудки, своим ходом пойду, - лучник покачал головой, возвращаясь к наблюдению за дорогой.
Не то, что б он не доверял дрону, но это уже был перебор, да, вот еще его за шкирку, как котенка не таскали посреди поля боя. Позорно будет, если в "птичку" попадут вместо самого Клинта, а лучник в итоге сломает себе шею, пока будет лететь вниз и материться на все лады на всех известных ему языках.
Передатчик оживает и шипит на тонкой частоте сипловатым голосом Елены.
- Так точно, - отвечает он, всматриваясь в дорогу, на которой в течении ближайших пары минут должна появится колонна грузовиков. Нет времени на разговоры, как и в любом задании. Есть четкие цели, должны быть четкие указания, и если следовать не отвлекаясь на мелочи, вся лирика, которую так хотелось бы вставить, придет в самом конце. Смахнут агенты пот с лица, вызовут зачистку, уйдут в закат отчитываться начальству, а вот тогда-то и начнется вся эта болтовня. В конце концов, разделять задания на "Очень серьезные" и "Мстители опять во что-то вляпались" вошло в итоге в привычку. Вот это задание было из категории "Очень серьезных".
- Так, они подъезжают, - сказал Клинт, выпрямляясь в полный рост и киваю Сэму, - следите с Рэдвингом за периметром, я вниз. Проще будет разделиться.
Мнение напарник разделил, собственно, ничего нового в подобном планировании операции не было. Один прикрывает, второй ломится вперед с грацией слона в посудной лавки. Тонкого, изящного, и крайне аккуратного слона. Потому что спугнуть чужую операцию, тем более, в которой задействован не просто шпион агенства, а шпионка, которой Клинт не мог дозвониться столько времени и был... Крайне этим расстроен. Ну, если не сказать грубее.
Грузовики останавливаются, как по сигналу, один за одним, тут и говорить нечего - операция в полном разгаре и первый грузовик уже явно не принадлежит компании, которая не то доставляет груз, не то производит, в эти тонкости его не посвящали, ясно было только одно - пора действовать.
Зря многие соратники по шпионской конторе не обращали внимания на лук. Стрела беззвучно дернулась, слетая с тетивы и устремляясь в сторону вышедшему из последнего грузовика охранника, водитель предусмотрительно оставался на месте. Не на долго, остальная охрана делает ровно точно такую же ошибку, не замечая вовремя подлетающий дрон. Еще пара стрел и приглушенные звуки выстрелов: несколько со стороны Рэдвинга, управляемого с крыши дома Фальконом, несколько совсем глухих - Клинт видит шагающую около остановившихся машин Белову, видит и отпускает куда-то себе под нос ухмылку. Кажется, по окончанию операции ей нужно будет долго объяснять, что происходит. Не только тут, подробности операции будут касаться только ее и ее руководства, а вот что творится в ее прекрасной белой голове, вот тут да, хотелось бы услышать что-то конкретное, а не очередное "Извини, некогда говорить". В конце концов, они оба давно не дети, убегать от проблем и разговоров надоело.
- Живых тут больше нет, - кивает Бартон, складывая лук и окидывая взглядом с ног до головы шпионку, отвлеченно кивая на ее предостережения. Когда работаешь с самыми страшными умами этого мира, например, рядом с Беннером, волей-неволей учишься не только не совать пальцы в розетку, но и не подходить к лабораториям без приказа или личной просьбы ученых. Иначе гамма-излучение и последующие прелести окажутся в итоге всего лишь детской игрой.
Сэм берет на себя первые два грузовика, им остаются оставшиеся три. Пять минут, времени в обрез, но успеть надо, вариантов нет. А успеть хочется все и сразу.
- Ты ничего рассказать мне не хочешь? - Он выключает наушник и придерживает Белову за руку, дожидаясь, пока Фалькон отойдет на приличное расстояние и не будет слышать разговор хотя бы своими ушами, уши его дрона - совсем другое дело. - Отвлекающий маневр, - поцелуя, даже долгожданного, мало. Отпускать ее не хотелось, хотя и требовалось для завершения операции, ничего не поделать, - Нет, у нас всего пара минут, чтобы найти химикаты и убраться отсюда, - лучник покачал головой, глядя в глаза Паучку, и отпустил ее руку, хмыкая и включая наушник обратно, - Надеюсь в этот раз ты не сбежишь так далеко, агент.

Третий грузовик оказался пуст, как и первые два, если верить Фалькону. Никаких скрытых ниш, никакого оборудования, никаких сюрпризов от тех, за кем шпионила Белова. Как-то скучно ребятки работают, могли бы хоть ящиков для вида накидать, что б вот такие вот агенты, внезапно устроившие на них нападение, поковырялись подольше. Разнообразили свои серые будни.
А вот Елена, кажется, нашла то, что искала.
Он обегает грузовик, приваливается плечами к стенке контейнера и округляет глаза, глядя на женщину.
- Сэм, воздух, - но, кажется, тому даже и подсказывать не надо было, умудренный опытом службы солдат взмывает в небо и устремляется куда-то в сторону, оставляя Хоукая с Пачуком у объекта. - Чего?! -Переспрашивает он, - Кто? Какие вампиры, Лена? Что это за херня? Мы тут не в "Ван Хельсинга" ли играть собрались? - Он качает головой, сдергивая с плеча лук и зажимая пальцами стрелу с овальным разрывным наконечником. Немножко шума им уже не повредит, все равно тихо стащить и свалить им не удалось. Народ в панике разбегается с улицы, машины со свистом сваливают с парковок, кто-то верещит на ультразвуке, явно уже и трупы приметили. И скоро к охране химикатов еще и полиция присоединиться, красота. - Надо было звать Блэйда... Это по его части, вампиры, упыри, - в полголоса ворчит лучник, выглядывая из-за угла грузовика и подмечая высаживающихся из бронированного минивэна людей в глухих черных костюмах, - Или надо было сказать: Клинт, а захвати осиновые стрелы, у тебя же наверняка есть! - Тетива звенит, отпуская в полет снаряд. Но не долго, звук взрыва, раздавшийся посреди выползающей толпы этих... Обреченных? Обращенных! - И чеснок. Захвати чесно... Сзади, - быстрая команда и еще одна стрела устремляется за спину Беловой, взрываясь прямо в грудине человека, заходящего с тыла. Где-то рядом слышится стрекот автоматов Фалькона и крик в наушник, предупреждающий, что к ним приближается еще один минивэн с другой стороны улицы. - Да, бронированный, - отзывается Хоукай, выпуская пару стрел и выбивая из рук "упырей" то самое оружие с синими ампулами, о которых предупреждала Белова.
Бронированный или нет, но взрыв, раздавшийся под машиной (умница, Рэдвинг, чисто сработано), откидывает грузовик на обочину, блокируя двери солдатикам.
- Да во что ж ты вляпалась-то, а. Бери химикаты и иди, - на Лену он даже не смотрит, прекрасно зная, что она наверняка сейчас пошлет его подальше, да, и брови к переносице сведет, видел он уже такое выражение ее лица. - Не спорь только, мы прикроем.

+1

7

Белова бросает на Клинта почти недоумевающий взгляд, разводит руками, и в завершении этого маленького представления «невиноватая я» выдает:
- А что тебе не нравится-то? Все, как всегда, ничего нового. Ну, подумаешь вампиры. У Морбиуса очередной загон случился, захотел поработить часть населения, чтобы собрать свою маленькую армию, что в последствии поможет ему захватить часть преступного бизнеса, а заодно разобраться с бедным Паучком, - Елена смотрит так невинно, алый рот расплывается в шикарной улыбке, которую ни с чем никогда не перепутаешь, и слегка проводит кончиками пальцев по руке Клинта. Очень тяжело работать с ним рядом сейчас, невозможно хочется прижаться плечом к плечу, но военные действия подразумевают совсем иную стратегию, да, еще и наличие несчастных недовампиров, которым придется совсем скоро отойти в мир иной, а еще и Сэм, впрочем, тот со своей задачей почти справляется, ну, почти. Хотя Белова предпочитает работать в паре, никак не в команде, где больше двух человек, так сложнее следить за ситуацией и контролировать процесс, но сейчас уже ничего не поделать.
- А как ты себе это представляешь?! – Огрызается блондинка, оказываясь лицом к лицу с Клинтом, который выпускает стрелу, что задевает тонкий локон, устремляясь в грудь нападавшему. Белова отцепляет с пояса небольшую гранату, кидает ее в сторону одних из нападавших, выводя из строя небольшим взрывом сразу нескольких. В этот же момент она прижимает Бартона к грузовику, не позволяя ему и двинуться. И его шипение, точнее приказной тон, буквально выводят ее из себя, она никуда одна не пойдет, пока тут все не будет подчищено, как следует. И нет, дело вовсе не в том, что она ему не доверяет, как раз наоборот, Клинт единственный, кому Лена верит даже больше, чем самой себе, а в том, что Паучок переживает за Хоукая. Им и впрямь есть что обсудить, о чем поговорить долгими весенними ночами.
- Чеснок не поможет, осиный кол тоже – пробовала, знаю. Можешь даже не пытаться. У меня другая идея, Бартон! – Лена прикладывает палец к наушнику, вызывая Сэма, как можно ближе подобраться к ним. Лена хватает небольшой кейс, по сути именно он ей был нужен, и вырывается вперед, совершенно не обращая внимания на то, что в ее сторону стреляют. Она отходит буквально на три метра, когда к ней подлетает Уилсон, всовывает ему в руки кейс и что-то проговаривает, тот лишь кивает, понимая, что спорить с блондинкой бесполезно, и взмывает ввысь.
- База? Это Паучок, я отправляю к вам человека с грузом, остальную часть оборудования получить не удалось, при нападении сами владельцы подорвали грузовик, тем самым лишив нас возможности забрать все необходимое. Кто-то проговорился об операции, так быстро сработать нельзя. Мы остаемся для зачистки территории, конец связи, - Лена в два прыжка добирается до Бартона, что продолжает отстреливаться.
- Я все равно сделаю все по-своему, Клинт, ты можешь хоть что со мной делать. Разрешаю даже после наказать, как следует, - Лена смотрит пристально, глаза в глаза, голубое небо и лазоревая гладь воды в Карибском море. Ей хочется сказать слишком много, объяснить все, но времени именно сейчас нет совершенно. – Осталось пятеро, обходят аккуратно, хотят напасть внезапно. Нам надо их уничтожить, и тогда все будет в порядке. Базу они уже очистили, ребята боятся явно чего-то.
Паучок хмурит брови, они с Клинтом коротко друг другу кивают, вырываясь из своего укрытия. Белова действует четко, пользуясь способностями – ударная глухая волна сносит троих, оглушая, но не убивая. Лена подбирается ближе, уничтожая все образцы той дряни, которая делает из людей вампиров, шарит по карманам, в поисках чего-либо, что может помочь в будущем, Бартон же легко расправляется с остальными. Через минуту они уже стоят посреди горы почти трупов, слышат, как издалека доносится вой сирен, и понимают, что пора уже уходить.

5 минут 20 секунд до Щелчка.
Заброшенный на первый взгляд склад встречает тусклым светом, кругом разбросаны вещи, оборудование. Ребята собирались явно впопыхах, захватив с собой только расчеты, но ничего конкретного. Формулы никогда не доставляли в места производства, только их часть – зелье варилось сразу на нескольких объектах. Остальные уже были зачищены, они не представляют особой опасности, в этом же происходит заключительная фаза. Уничтожить все документы невозможно, особенно, если ты знаешь, где искать. Лена стягивает с себя куртку, очки давно уже выброшены, парик где-то валяется. Тут они совершенно одни, больше никого. Место настолько глубоко в доках, что вряд ли сюда доберутся в ближайшие полчаса, а этого достаточно, чтобы разобраться со всем необходимым.
- В следующий раз не пытайся от меня избавиться, - бурчит себе под нос Белова, потирая лоб – белокурые локоны рассыпаются по плечам, покрасневшие глаза приобретают привычный вид, и женщина может дышать чуть свободнее. Она не выдерживает, поддается внезапному порыву, Бартон стоит слишком близко, чтобы этим не воспользоваться. Кончиками холодных пальцев Паучок касается лица Хоукая, проводит по скулам, спускается к плечам, и с долей секунды промедления, касается губ губами. Мелкая дрожь проносится по телу, когда жар опаляет не только губы, но и щеки, Лена не хочет отпускать Клинта, не может больше этого делать, хватит уже скрываться и убегать от самой себя. Другой вопрос, хочет ли он этого.
- Прости. Не сдержалась. Слишком уж велик соблазн. Слишком сильно соскучилась, - отодвигается в сторону, дергает уголком губ. То даже не улыбка, так, лишь кроткая тень, показавшаяся и тут же исчезнувшая. Лена чувствует что, что-то надвигается, становится не по себе. Дело не в этом месте, не в этом задании, просто воздух слишком тяжелый, давит на грудь, мешает думать. Белова покачивается, впивается пальцами в спинку стула на колесиках, но вовремя поднимает руку, показывая, что все в порядке – видимо, последствия долгого пребывания в стане вампиров сказываются. Женщина делает глубокий вдох, пытается избавиться от мошек перед глазами, но это получается у нее слабо.
- Надо все здесь проверить до конца и уходить. Через пару кварталов у меня машина. Подброшу, куда скажешь, - глухо роняет, закрываясь в свою непрошибаемую броню, и пытается сделать шаг вперед, не отпуская спинку стула. Становится все хуже.

0

8

Все, что ему приходило на ум, помимо хаотично разносящихся мыслей про вампиров, про то, что он как всегда сунулся в передрягу, даже толком не разобравшись в том, что происходит, на чьей он стороне, за что они воюют и кто в итоге победит, кому уйдет приз. Помимо этого судорожно приходилось вытаскивать из подкорки все знания о вампирах, хотя до этого Клинт с ними сталкивался ну от силы пару раз и не сказать, что был от этого просто на седьмом небе от счастья. И раз Белова сейчас отмахивалась, ворча, что ни кол, ни чеснок тут не помогут... Тогда ситуация еще хуже, чем казалась.
- А ты Блейду скажи об этом, и про чеснок, и про кол, и про серебро и дневной свет, - мотнул он головой, выдергивая из колчана стрелу и пуская ее в сторону приближающихся бойцов этой мини-армии сегодняшнего их врага, - Хотя, Морбиус... Слышал о нем, но лично с ним не сталкивался. Не буду ничего утверждать.
Немного разрядить обстановку тянуло всеми силами, напряжение в воздухе витало вместе с окровавленной пылью, запахом гари и смерти. Еще и Белова крутилась, как юла, то и дело задевая его и пытаясь припереть спиной к грузовику прямо в разгаре боя. Не о том сейчас были мысли, и поговорить бы следовало бы, и прижать ее к этому грузовику надо было бы, а и плевать на зевак, Сэма, он не видел блондинку столько времени, что думал позабудет, ан нет, не выходило никак. Но упырей слабо волновали желания простых смертных. Даже такие низменные и плебейские. Они шли в атаку, зомбированной армией прорываясь к агентам. Кого-то накрывало выстрелами, кого-то нет, и, хоть их и становилось все меньше и меньше, поток не сбавлялся.
- Вижу, с мясом у них проблем нет, - он резко отодвинул Елену, выпуская стрелу в того упыря, что решил зайти с новой для остальных отрядов стороны. Чеснок, не чеснок, а древко, торчащее между глаз отлично останавливало любого противника. - Это добровольцы? Или зомбированные? Или как их там, кусают...
Клинт даже не успевает вздохнуть и покачать головой. Упертая женщина делает все сама, отправляя Уилсона с образцами в штаб. "Прикроем тебя" для нее пустой звук, полное отсутствие синхронизации и координации действий, полное неприятие плана, а ведь что Сэм может сказать на базе? А ничего. Вот, возьмите, вам тут передали.
- Накажут тебя вот эти парнишки, если еще раз надумаешь капризничать, - еще одна стрела взгрызается в лоб наемнику. Упырю или нет, Бартон в целом плевать, это такие мелочи, о которых лучник не задумывается. Это солдаты, они нападают, он защищается. Все законно, совесть чиста. - Ты здесь - ценный груз, Белова. Не Сэм с образцами, не я, все, что мы знаем, что тут дохренища упырей, которые на нас нападают. Ты должна была валить на базу с пробиркой.
Даже ее приемы, эти женские штучки: заглянуть в глаза, мазнуть губами, оставить на нем свою помаду, да знает он, как она сногсшибательна, но они посреди поля боя столкнулись с полным отсутствием плана и сейчас он не хочет променять момент их победы над врагами даже на ее алые губы. Она игнорировала его несколько месяцев, все справедливо - работа под прикрытием, но после такого еще несколько минут можно и подождать.
Пятеро обходят, пятеро - всего ничего, если у них в арсенале нет гранат. Пятеро - это по два выстрела на каждого, а последнего получит самый шустрый из них двоих. Может быть, конечно, Клинт пойдет на уступки и отдаст шанс на упокоение последнего недотрупа Елене.
Но, нет, стрелы летят без остановки, лучник только и успевает выдергивать их из колчана за плечом и припадать на колено, уходя с линии ответного огня. Вот, что было странно: армия-то была так себе в плане военной подготовки, упыри ложились штабелями, подставляясь, как дети во взрослой лиге вышибал. Приходится снимать всех с максимальной скоростью, сирены воют так, что эхо отражается от бетонных коробок домов и проникает вибрациями под кожу. Не надо обладать идеальным слухом, чтобы почувствовать задницей: подрывы и мини-армия были всего лишь цветочками на фоне спецназа правительства. А доставать сразу удостоверение агента ЩИТ не всегда было наилучшим выходом. Пора было двигать с места происшествия и как можно скорее.

Она отчаянно молчала, не выдавая ни одной детали происходящего, он стойко молчал, понимая, что при их работе любое лишнее слово может стоить не только карьеры и свободы, но и жизни. Не метафорически, за лишнюю информацию головы снимали свои же, по сугубо политическим соображениям, разумеется. Политическим, антитеррористическим, прикрывались всем, чем могли. И сейчас, посреди склада, он только и мог, что стоять, молча крутить головой и наблюдать за шпионкой. Все равно, чем помочь, что искать, что может быть полезным в данной ситуации, Клинт не знал. А она... Она профессионально молчала. Молчала до тех пор, пока не приблизилась, позволяя ему сжать пальцы на ее точеной талии и с жадностью отреагировать на молчаливый поцелуй, позволила притянуть ее к себе, насладиться тем ощущением, к которому он готов был возвращаться раз за разом и по которым так скучал. И все-таки была в подобных женщинах особая чертинка, несдержанная страсть, которая кружила голову и оставляла послевкусие паучьего яда.
- Не извиняйся, - он с неохотой отпускает ее из объятий, но не отпускает взглядом, бесцеремонно скользя глазами по фигуре, без стеснения задерживаясь на упругих ягодицах и лишь спустя пару секунд добавляет, - Хотя, три месяца не малый срок. Выберемся отсюда как можно скорее и тогда посмотрим, кто и на сколько сильно соскучился. А утром пойдем на отчет. Теперь уже тебе от меня не избавиться, раз ты втянула меня в это дело.
Он то усмехается, а вот Лене, кажется не до смеха. На ее поднятую руку Клинт реагирует хмурым взглядом. С ней явно что-то произошло. На ранения не похоже, в ту дрянь она вроде тоже не вляпывалась, хотя, да черт ее знает, попробуй уследи за Черной Вдовой и ее секретами. И только раскрывая один за одним, будто отрывая лепестки у пластиковой розочки, становишься на шаг ближе к заветной игрушке, спрятанной в сердцевине, только тогда сам не осознаешь, как втягиваешься, влюбляешься в эту опасную заразу, как мальчишка, готовый идти хоть к упырям в логово, хоть на край света, лишь бы только не терять больше из вида соблазнительный изгиб ее шеи, прикрытый белоснежными локонами.
- Да в таком состоянии я тебя за руль не пущу, - бубнит он, подходя ближе и приобнимая ее за талию. Лишь бы не грохнулась прямо здесь молча, - Лена? Давай-ка вот что: не ври мне сейчас, я вижу, что что-то не так, ты ранена? Это отрава? Шок? Что болит, симптомы, агент, - пальцами свободной руки он проводит по ее щеке, отмечая не только неестественную бледность, но и совершенно ледяную кожу, - Давай-ка ты присядешь, Паучок, погеройствовала и будет. Говори, что требуется найти и сиди спокойно.
Усадить бы только ее на стул, хотя на пол было бы, наверное, безопаснее - не упадет в случае чего. Только тяжелеет в руках, и вот уже Бартон не придерживает ее, показывая беспокойство, а почти полностью держит в руках. И в первый раз ему это совсем не нравится, в первый раз дело пахнет опасностью.

+1

9

- С чего ты взял, что я вообще когда-либо хотела от тебя избавиться, Клинт? Ты моя главная находка в этой жизни, за столько-то лет, - Лена силится улыбнуться, и у нее это даже получается. Лена опускает взгляд в пол, который отчего-то мелкой рябью покрывается, Паучок проводит языком по губам, замирая на мгновение. У Бартона особенный вкус губ – чуть горьковатый, а после наступает сладость. Лена каждый раз после каждого поцелуя проводит языком по верхней губе, чтобы чуть больше насладиться этим послевкусием. А еще у него голубые глаза и светлые волосы – дети от такого настоящая арийский мечта, право слово. Ладная фигура, специфичное чувство юмора, острый ум – он для Беловой просто находка, но от такой находки Лена постоянно сбегает, не потому что хочет, потому что так получается, как сейчас. Когда пальцы все сильнее сжимают спинку стула, в голове молоточками перестукиваются сотни разных мыслей, сбиваются в крохотные стайки, чтобы потом вновь вразлет устремиться по своим насестам. Паучок опускает голову, тяжело вздыхает, она не хотела разговаривать с Клинтом таким тоном, она, вообще, часто делает то, чего не должна, и неимоверно этим раздражает окружающих. Синдром жертвы, недолюбленная, недооцененная, синдром отличницы – такие качества мешают жизни зрелой шпионки, но они слишком глубоко засели еще со временем Академии. И сейчас выливаются в неприятные последствия.
Ладони Клинта теплые, а дрожащей Лене этого только и надо – тепла от человека, в которого влюблена, как дура, школьница и последняя фантазерка. Приложится головой к плечу, вдохнуть его запах, и сделать вид, что вовсе не падает в глухое небытие, не ищет во тьме выход, лучик солнца, что сможет привести ее назад к Хоукаю. Белова не замечает, как колени начинают гнуться, совсем не держат ноги, и это странно – ей пробежать двадцать километров без одышки не проблема, а тут уж как-то совсем тяжко становится. Мурлыкающий голос Госпожи Сатаны в голове что-то пытается прокричать, но его совсем не слышно под звуками бьющегося сердца, подступающего ударами к горлу.
- С тобой хоть на Голгофу, Бартон, ты же знаешь, - хрипло отвечает, старается держаться, хотя это становится все сложнее и сложнее. Лена обнимает Клинта за шею, но не чтобы притянуть для очередного жадного поцелуя, что демонстрирует всю степень ее сожаления об утраченных днях, а чтобы окончательно не рухнуть на пол. Вдовы не падают, не встают на колени и не теряют сознание от слабости. Они стоят до последнего, а то неловко перед Наташей будет, высмеет еще за подобное. Как странно, почему она про Ташу вообще подумала?
- Что-то не так. Да, ты и сам видишь, - каждое слово дается с таким трудом, выталкивается буквально из горла, скрежещет по пересохшему рту, одеревеневшим языком скрипит по нёбу, Белова обводит мутным взглядом лицо Клинта, что совсем близко к ее, и ловит едва уловимое касание пальцев на щеке – почему они такие горячие?
- Ты весь горишь, кстати. Или это я замерзаю? Не похоже на яд, - ресницы дрожат, смыкаются веки, чтоб в следующий миг вновь распахнуться. Лена реагирует иначе, но на что именно? Будто магия той, с кем у нее заключена сделка, никак не дает уйти Паучку куда-то, но куда именно? – Не понимаю, что со мной. Меня точно не кусали, точно не соприкасалась я с заразой. Я бы знала, это же действует иначе, симптомы другие, Клинт.
Ее глаза обычно голубые, с темными прожилками, с парой родинок на зрачке, такое бывает, это не страшно. Но сейчас они едва держат свой цвет, смотрят внимательно на любимое лицо, Белова никогда не признается вслух, что Клинт на самом деле ей дороже всех, потому что, ну, вряд ли этот повеса такое примет. Проще же играть в шпионов и в одну ночь, которых было куда больше, чем даже у простой пары. Проще говорить и отшучиваться, чем хотеть быть чем-то большим, но и это вряд ли выйдет – они же все верноподданные Щ.И.Т.а, как ни крути, куда ни беги. Вся жизнь под Дамокловым мечом, что вот-вот рухнет и голову снесет с плеч, даже не успеешь понять, что это было.
Пол жесткий, но хотя бы дает ощущение опоры, не настолько сильно, как руки Клинта, но все же. Лене кажется, что все отступает, стоит только сесть. Она не замечает, что дрожит в руках мужчины, сглатывает, и голос в голове все настойчивее – умереть просто так ей не дадут, но что это тогда?

Минута до Щелчка.
- Озноб, ощущение холода внутри, дрожь по всему телу, сухость во рту. И в голове голос, я знаю, кто это, но не могу понять, почему именно сейчас. Клинт, что-то происходит, не только со мной, в мире. И что-то очень плохое, - Вдовы не поддаются панике и испугу. Обычно. Но только не сейчас в белесых глазах застыл ужас, Белова не понимает, что происходит, но знает, что это конец. Но, как так-то? Она же только к Бартону пришла, переступила через свою боязнь быть с кем-то рядом и любить, только собралась варить ему кофе, и даже готова была попросить почистить лук и стрелы, и вот на тебе. Почему сейчас именно? От отчаяния и разочарования в этом мире, Лена почти стонет, закрывая глаза, и это похоже на стон боли.
- Мне жаль, Бартон. Правда. Что я так поступила. Ты извини, если сможешь, - ресницы замирают, на губах почти настоящая улыбка. Белова поднимает ладонь, которой касается щеки Клинта, задерживаясь большим пальцем на губах. И в этот миг Лена видит, как кончики ее пальцев начинают исчезать, превращаются в легчайший пепел, словно их никогда и не существовало.
- Клинт. А я ведь люблю тебя.

+1

10

Да ладно, за столько лет жизни и за столько лет работы агентом, Бартон худо-бедно, да мог определить, когда человеку действительно плохо, но он всячески старается это не показывать. Вот, как например, Белова сейчас. Лопочет что-то про "искала всю жизнь", улыбается, то ли шутит, то ли правду говорит, а у самой руки ледяные и пальцы ходуном ходят, пока она пытается цепляться то за стул, то за самого Клинта. Нет, тут к гадалке не ходи, а дело явно не чистое. Он старается молча смотреть ей в глаза, ловить затянутый дымкой взгляд и понять, что же на самом деле то происходит? Отравление, а может быть последствия действий ее сил?
- Да вот хрен тебе, я на Голгофу ни ногой, - он подхватывает ее, держит за талию, прижимая к себе и хмурясь еще сильнее. Хрупкое, но он знаешь, что лишь на вид, тело Вдовы, вот-вот и обмякнет, он просто знает это, улавливает какие-то незримые и еле ощущаемые порывы чужого организма, как говорится: понимает это мозжечком. И пусть в данном случае анатомия мозга человека не была коньком лучника, но именно так он себе и представлял подобные ощущения. Огрубевшими от тетивы пальцами он провел по шелковым белокурым локонам, пока Елена прижималась к его плечу головой. Чувство тревоги лишь нарастало в сознании Бартона, билось и стучало молоточками по барабанным перепонкам изнутри. - Оставь Голгофу для мифов, сейчас ты присядешь, а я вызову медиков, потерпи немного, Лен. Совсем чуть-чуть, - Хоукай попытался подбодрить ее широкой доброй улыбкой, хотя может ей это и не надо было, в откровенно хреновом состоянии люди обращают внимание на что-то лишь тогда, когда становится заметно легче. А там хоть улыбайся, хоть нет, панику только не разводи, да кругами не бегай.
Лучник отрицательно покачал головой в ответ на ее проскользнувший вопрос.
- Не, - он несколько раз сжал руку в кулак, трогая собственные пальцы, удостоверяясь, что с ними все в порядке. Максимум, что - легкая усталость после боя, да плечо гудело - приложился маленько, наверняка синяк расплывется, но это ж разве новости для его вечных переломов и сотрясений? - Пальцы у меня нормальные, это у тебя щеки ледяные совсем. Да что ж с тобой случилось-то, Белова, на три месяца пропала, а теперь пугаешь меня так? - Он коснулся губами ее лба, проверяя, и к своему страху удостоверяясь, что это не ледяная испарина, как при высокой температуре, она действительно была вся пронзительно холодная. - Давление? Дай-ка я пульс проверю на всякий случай, - медик из Бартона никудышный, но хоть что-то надо сразу отмести. Версию с ядом Елена отметает сразу.
Перечисление симптомов не дает ему никакой информации. Ровным счетом круглый ноль. Отравление, давление, сердце, шок, черт же знает, что из всего этого могло происходить с Еленой. Ему остается только нажать кнопку вызова медиков на передатчике. Сигнал они поймают, минут пять наверное, не больше, и они будут рядом со зданием.
- Так, знаешь что, - он подхватывает ее поудобнее, продолжая поддерживать за талию и локоть ей в подмышку, давая шпионке точку опоры в виде собственной руки, - Дело сделано, я вызвал отряд, они зачистят все и соберут необходимые сведения. Отбой, агент, поработала на сегодня. Пошли-ка на воздух выйдем.
Ему б хоть на шаг ее сдвинуть в нужную сторону, вывести в целости и сохранности. Это не простое чувство поддержки раненого, не обычное восприятие того, кто попал в беду. Он понимает и четко осознает, что лишиться этой женщины не хочет. Ни тогда, три месяца назад, не хотел ее отпускать, ни сейчас не позволит ничему отнять ее, если надо - сядет у больничной койки и будет сидеть, как верный пес, только лишь бы она опять не исчезла. Что это было: магия какая-то заставляла привязаться, или просто женщины такого характера и красоты встречаются на пути мужчин всего пару раз в жизни и надо только найти в себе смелость и не стушеваться перед пронзительными голубыми глазами, заднюю не включить и не пойти искать себе кого-то попроще, поглупее, побеззащитнее. Или просто Клинт на столько уже отбил себе мозги, что позывной, в котором содержится слово "Вдова" его привлекает и манит, как пламя свечки мотылька. Чтобы там ни было, глядя сейчас на бледнеющие щеки Елены, Хоукай знал лишь одно: лишаться ее еще раз он не хочет.
- Ты что такое говоришь? - Взгляд бегает по ее лицу, ладонь взметнулась, перехватывая ее пальцы и впечатывая в них поцелуй за краткий миг до того, как на губах остаются серые хлопья пепла. - Лена! Лена, стой, что происходит? Белова, да какого ж черта, что с тобой?! - Не выпуская ее из рук, он медленно оседает на пол, словно так будет легче и придет осознание происходящего. А она... Она рассыпалась. Прямо в пальцах, рассыпалась, опадая на пол, как сгоревшая бумажка, легчайшим пеплом разлетаясь от любого движения и выдоха. - Да куда ты, куда, да как...
Все.
Все кончилось. Она исчезла. А он остался. Остался сидеть на полу, поджимая под себя ногу, вот как садился с ней, так и сидит. Только уже без нее, а все, что осталось - это мягкий серый пепел, устилающий его штанины и ботинки, пол вокруг, перепачкавший ему руки и застывший на губах.
Вокруг входа  бункер прогремело несколько взрывов. Нелепых каких-то, по большей части даже бытовых - за приборами не уследили.
Карета медиков так и не доехала. Пуская машина прокатилась по улице добрую сотню метров, да и встала, тревожно тарахтя мотором.
Заходя на посадку в местный аэропорт, разбился самолет. Никто не выжил. А еще один самолет не смог взлететь, он оторвал шасси от земли всего на метра три и тут же шлепнулся обратно на брюхо. К счастью, выжила половина салона, кто-то отделался легкими ушибами и испугами, а кто-то - осел мягким серым пеплом на велюровых сиденьях.
А Клинт так и продолжал сидеть, время вокруг не имело значения, он сидел и рассматривал собственные ладони. Не обращал внимание на мозоли, его не заботил внешний вид его рук или их физическое состояние. Он сидел и смотрел, как женщина, которой он не успел сказать, что полюбил ее, просто исчезла. От чего, почему - не понятно. Что делать дальше Клинт не думал. Только запоздалая мысль: надо было найти ее раньше. Гораздо раньше.
Он провел перепачканной ладонью, которой только что гладил ее волосы, по своему лицу, безучастно глядя в пространство перед собой.
Надо было сказать. Надо было найти ее раньше. Опять ты опоздал, Бартон.

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [02.04.2017]: [Welcome to the Hotel California]