Текущее время: май-июнь 2017 г.
организационные новости:
02.10. - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
20.08 - Еженедельные новости как всегда по понедельникам.
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Танос щелкнул перчаткой: одна половина вселенной осталась на своих местах, а люди, исчезнувшие с Земли, перенеслись в таинственный Город на Краю Вечности

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" Несмотря на то, что людей в плену объединяет одна цель — выжить, взаимовыручка не частое явление в таких местах, как лагерь. Да и лагерь едва ли можно назвать классическим военным пленом, с его полным отсутствием морали и уважения к своему противнику. Дело было вовсе не в равнодушии друг к другу... [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [06.08.2007]: [Верните мне мой 2007]


[06.08.2007]: [Верните мне мой 2007]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sa.uploads.ru/t/7Rf95.gif http://s4.uploads.ru/t/e2E0l.gif http://sf.uploads.ru/t/Yr0HA.gif

Дата, время: 06.08.2007    Место: Нью-Йорк, гастроли Мюнхенского цирка
Участники:
Kurt Wagner, Ororo Munroe, Anna Marie

Описание событий:
Афиша гастролей Мюнхенского цирка толкает Анну на идею, что нужно бы встретиться с Куртом и поговорить: вдруг мутант захочет присоединиться к команде Икс?..

+2

2

Рывок, прыжок, сальто, нырок в туман. Он двигается как настоящий, хвост змеей извивается в воздухе, а потом все исчезает. Спецэффекты сработали на славу, заполнив темное пространство под куполом цирка синим дымом. Зал охнул, музыка выжидательно замолчала. Где же синий черт? Люди рыскали взглядами по всему манежу, высматривали его среди публики, искали за плотным занавесом, даже на оркестровой площадке; прожектора блуждали всюду, ни на ком не задерживаясь. Воцарилась гробовая тишина, а затем музыка заиграла туш. Посреди арены в облаке рассеивающегося тумана стоял артист, так умело загримированный под неведомое существо.
Восторженные выкрики и хлопки хлынули водопадом на фронтмэна Мюнхенского цирка. Синий черт совсем по-человечески выпрямился на своих трехпалых ногах и согнулся в почтительном поклоне.
- Nach links abbiegen, rechts abbiegen, прямо, поклон назад, снова nach links abbiegen... - шептал себе под нос немец заученную инструкцию, будто бы боясь забыть поклониться какой-то из восторженных сторон.
Отовсюду на громком английском доносилось его имя. Нет, они совсем не кричали ему "Курт Вагнер!", все чествовали веселую зверушку "Удивительного Попрыгуна". Но синему артисту это нравилось. Они любили акробата, а многие из них даже и не думали, что он вовсе не загримирован чьими-то умелыми руками, а дым - не спецэффекты. Но какая разница, если это его единственная возможность быть среди людей без страха? Смотреть им в глаза своим желтым пронзительным взглядом и не отворачиваться.
Шоу продолжилось. Курт опустился на четыре конечности, махнул лохматыми темными волосами, оскалил острые зубы и кинулся вперед, прямо на зрителей. Раз-два, раз-два, прыжок, рывок... И не долетев до уже пригнувшихся первых рядов, он исчез в темноте. Туман рассеялся, а его нигде не было. Вспышка, тяжелое облако в другом конце арены, стремительный прыжок на огромное кольцо, висевшее под куполом. Девочка из первых рядов воскликнула, повернувшись к своей матери: "Он перемещается как по волшебству!", а Курт, услышав обрывок фразы в гуле манежа, ухмыльнулся уголком рта.
Он выпрямился в полный рост, держась руками за края кольца, а затем расставил руки в стороны и отправился в свободное падение. В зале раздались крики, но цепкий хвост в последний момент обвился вокруг стального обруча, и Курт повис вниз головой, сильно раскачиваясь. Он закрыл глаза и наслаждался овациями.
- Du bist ein exzellentes publikum... - довольно промурлыкал он себе под нос, качнулся сильнее, отпустил хвост в полете, сделал кувырок и зацепился руками за кольцо.
Он вытворял разные фокусы: висел вниз головой, болтался на хвосте, падал вниз и исчезал в облаке тумана в последний момент, даже ползал по стенам цирка, невесть чем цепляясь за отвесные поверхности. Оркестр надрывался, зрители ликовали.
- Nach links abbiegen, rechts abbiegen, прямо, поклон назад, снова nach links abbiegen... - повторил Попрыгун заученную инструкцию, сделал сальто на ровном месте и растворился в воздухе.

В небольшой комнате, отведенной для него в этом здании Нью-Йоркского цирка, было темно. Она всегда была заперта изнутри, с самого приезда немецких артистов в этот город. Иногда из-за нее доносился монотонный шепот на немецком, разобрать который было сложно. Некоторые американцы пытались увидеть синюю диковинку, подсмотреть в замочную скважину, разгадать секреты таинственного Попрыгуна, но он оставался затворником. Никто его не видел. А многие пытались угадать в других мюнхенских циркачах не загримированного акробата. Как бы он выглядел без своей синей маски? Одному Господу известно.
Курт растянулся на небольшой софе в своей комнате. Он тяжело дышал, перед глазами мелькали еще вспышки прожекторов и другая цирковая иллюминация.
На сегодня все.

+2

3

Она просто проходила мимо. Проходила мимо, уткнувшись носом в свежий выпуск газетки, лавируя между людьми и пытаясь не опрокинуть на себя стакан кофе со льдом и лаймом. Адская смесь, но в жару помогала просто отлично, не давала испечься заживо и покрыться ароматной корочкой. Метафорически, конечно, ей так бы ничего не было, никаких тепловых ударов, но факт оставался фактом, а при наличии хоть и тонких, но длинных рукавов летом, страшно хотелось все время закидывать в себя что-то холодное. И вот пока у нее это активно получилось, ледяная жидкость приятно охлаждала организм, а кислый сок лайма не давал мозгу расплавиться от такой жары и перестать соображать. В прочем, мыслительный процесс пошел куда быстрее, когда после очередного толчка в плечо от случайного прохожего, Анну развернуло в сторону проезжей части лицом и та, вместо того, чтобы отпустить пару колкостей в спину неуклюжему бегемоту с манией величия, она замерла, открыв рот и уставившись на огромную афишу. Мысли забегали в голове, как испуганные тараканы, южанка изменилась в лице, невольно улыбаясь и не сводя глаз в яркой картинки. Мюнхенский цирк! Не то, что бы она была поклонницей цирковых представлений, так сказать, они не удивляли ее своими номерами, потому что за каждый акробатом и воздушным гимнастом она видела их командные тренировки в Комнате Страха, за каждый фокусником она видела мутанта, а дрессировщики вообще не впечатляли, все тигры на качелях сразу напоминали зооморфов, которым просто очень скучно жить. И была во всем этом некая доля правды, на самом деле, потому что именно на представление этого цирка она пойдет с удовольствием, хоть и будет точно знать, что невероятный акробат с синим гримом, вытворяющий чудеса и скалящий острые зубы с афиши - не плод фантазии гримеров, а, как раз-таки, мутант. И не просто мутант, а человек, которого она так давно не видела, хоть и так сильно любила. По-братски.

Дорога до дома заняла почти час, применять силы ей не хотелось, пришлось по старинке пользоваться метро и автобусом, к тому же, на сколько Анна видела на билетах, времени до девяти вечера у нее полным полно, спешить было совершенно некуда, однако, оставалось решить пару вопросов из насущных: билетов у нее два, в Школе почти никого нет, но найти себе компанию стоило. Не потому что билет мог "пропасть", а потому что ну кто посещает такие мероприятия в одиночку, к тому же имея намерения пройти за кулисы?
- Ро! - Она увидела мелькнувшие в конце коридора белые волосы Грозы и кинулась вслед за ней, - Ро, подожди!
Южанке удалось перехватить подругу только возле следующего поворота в этом огромной пустынном старинном особняке. Женщина прекрасно знала, что никаких занятий или летних тренировок сегодня нет, по такой жаре многие предпочитали сваливать подальше к водоемам, кто-то в кемпинг, кто-то в отели, кто-то так - одним днем или ночью, без остановки где-то конкретно, так что пустые коридоры сейчас напоминали больше декорации фильмов про привидения.
- Эй, - она догнала красавицу-мулатку, осторожно останавливая ту за плечо, - Смотри, - в руки жестом заправского фокусника мелькнули два билета с серебристым тиснением на линии контроля, - Скажи мне, милая, как давно ты была в цирке? Ну или так: мне крайне надо попасть на это представление, чтобы встретиться кое с кем в районе гримерок после финала. Ты же составишь мне компанию, а? Миссия строго секретная, форма одежды - парадная, - она подмигнула Грозе, мысленно умоляя ту согласиться, потому что искать кого-нибудь еще, а в школе наверняка остались еще Хэнк да Чарльз, очень не хотелось. А так, две красавицы в коктейльных туалетах, мировое шоу и дивный мир закулисья. Вечер обещал быть прекрасным.

Несколько раз она от восторга сжимала ладошку Грозы во время выступления, не сводя глаза с синего дьявола на арене цирка. Зрители ахали, строили догадки, рассуждали о чудесах техники и как же умело выстроено шоу, но... Но кто бы мог догадаться изв сех сидящих тут, что светотехники лишь скрывали его, а не помогали выстроить шоу, что музыка глушила звуки, а не создавала эффекты. Кто бы знал, что гримеры даже не притрагивались к синему лицу артиста?
Как только все было закончено и основная масса разошлась, Шельма утянула Ороро к служебным входам, и, воспользовавшись обещей суматохой, которая началась среди зрителей, желающих получить автографы у звезд, она протащила мулатку к плотно закрытой двери с одиноким листком бумаги, обозначающим сценическое имя обитателя "Удивительный Попрыгун". Столько теплоты давно не разливалось по душе Шельмы, как в тот момент, когда она аккуратно постучала в дверь:
- Курт? Ты здесь? - Она надеялась, что "братец" узнает ее голос и откроет, потому что, зная его, вряд ли он пускал всех подряд в свою обитель. Она повернулась к Грозе, которую ввела в курс дела заранее, прошептав, - Только не удивляйся ничему. В прочем, кому я это говорю?

+2

4

[AVA]http://s16.radikal.ru/i190/1712/db/d13a35e85d34.jpg[/AVA] - В Цирк? Анна, ты серьезно? Ро ждала всего, но такого... У них в Школе каждый день "цирк" да и только! Дети такие "номера" выкидывают, после чего закатывают такое "представление", что "овации" сдержать трудно! Но надо! Поэтому просто стоя аплодируем их находчивости и умению пощекотать нервы всему преподавательскому составу! И это еще цветочки, ведь сейчас каникулы. Большинство детей сейчас отрываются вдали от Нью-Йорка и, наверняка, ни в чем себе не отказывают. Что же будет когда эти "артисты" вернутся и выйдут на сцену полным составом? Даже думать об этом страшно. Молодая девушка совсем недавно пополнила стройные ряды преподавателей школы для одаренных, и пока не привыкла ни к ученикам, ни к тому, что на уроки нужно одеваться...ну, скажем так, скромнее. Топы с довольно откровенными декольте, ровно как и мини, совсем не способствуют концентрации внимания на "нужном" предмете. Именно это ей объясняла Джин... Тогда она проходила мимо и случайно заглянула в приоткрытую дверь... На пару секунд она реально зависла в дверях и даже приоткрыла рот. Слова подобрались только через секунду-другую, когда мисс Монро с полным непонимания видом пыталась объяснить ей, что произошло. Она действительно не понимала, почему дети так реагируют. И только потом, еще раз оглядев себя, что называется, со стороны, поняла причину столь акцентированного и строгого взгляда подруги. Ро реально покраснела. Ей было очень стыдно... Но только тогда и в тот момент. Сейчас же ее не сдерживало ничего, кроме присутствовавшего в стенах школы мужского пола. Легкая майка, короткие шорты и распущенные волосы. Нет больше рамок и запретов! Каникулы!!!
Август. Нью-Йорк. Плюс двадцать семь. Почти так же жарко, как дома, на равнине Серенгети, только воздух сухой. Слишком сухой, даже какой-то неуютный, чужой. Он словно царапает кожу. Ей, бедной, и так плохо, увлажняющий крем на глазах впитывается, а тут еще этот ветер! Эту проблему Ро быстро устранила одним движением руки, так что до заветных ступенек и тяжелых массивных дверей они добрались без лишнего мусора в волосах.  Увидев афишу, Монро на секунду остановилась. Огромные желтые глаза смотрели на нее сквозь клубы дыма, а снизу красовалась надпись "Удивительный Попрыгун".
-Вау! - только и смогла промолвить изумленная мулатка. Просто поразительно, грим выглядел более чем натурально! От настоящей кожи просто не отличить. Как же далеко шагнула наука... Все представление она не отрывала взгляда от арены, тщетно пытаясь угадать, когда и где появится этот темный гимнаст. Они с Шельмой по очереди то сжимали ладони друг друга, то ни с того ни с чего вздрагивали и дергались. Но кто на это обращал внимание? Все смотрели только туда, вниз, где в лучах софитов купался молодой парень, так напоминавший демона.
Но вот музыка стихла, погасли софиты, а изумленные зрители устремились к выходу, делясь впечатлениями. Шельма же потянула подругу совсем в другую сторону. Они каким-то чудом скользнули за кулисы, миновали бешеную толпу фанатов, и тихонечко подошли к довольно внушительной (кажется, дубовой) двери и постучали. Монро редко нервничала, и сейчас был как раз тот случай, ведь о цели их визита сюда Шельма не сообщала, так только, парой слов обмолвилась. Надо заглянуть, мол, поговорить, а с кем? о чем? Монро и подумать не могла, что с ним...
- Только не говори, что мы за автографами? - это было первое, что пришло на ум, но как только Анна назвала имя...-Ты его знаешь?
Раздался щелчок замка. Монро замерла...
Надо было синее платье одевать...

Отредактировано Ororo Munroe (2017-12-08 15:27:44)

+2

5

Стук в дверь показался громом среди ясного неба. Курт резко сел и уставился огромными желтыми глазами в дубовую массивную дверь с резным рисунком. В полумраке комнаты, в которой были завешаны окна и горели несколько лампочек около типичного огромного театрального зеркала для грима, он отлично все видел. Мальчишка тяжело сглотнул и подпрыгнул на ноги, согнул колени и очень воинственно нацелился на дверь, как если бы вот-вот в нее ворвется вооруженная охрана.
- Show endete! - хрипло фыркнул немец, а затем поискал на языке подходящие английские слова и произнес медленно, с клокочущим акцентом. - Лучше попросите автограф у герра Хоффманна, он был сегодня на высоте, - Вагнер говорил медленно, делая длинные паузы между словами. В какой-то степени его огорчала невозможность выйти к людям после шоу, насладиться восторженными похвалами и горящими глазами. Ведь чем ближе к нему люди, тем яснее тем становится - Удивительный Попрыгун на самом деле отвратительное чудовище. - Ich bin zu beschaftigt!..
Так что незваных посетителей приходилось отваживать от своей двери.
Обычно у него не бывало гостей. Кое-кто из цирковых неплохо с ним общался, владелец цирка - отличный немец в летах, который бережно берег секрет Курта, ценил его как звезду своего шоу, а так же относился к нему как к родному сыну. Или же как к домашнему ретриверу, который слишком добр, чтобы укусить руку, кормящую его. Курту, впрочем, было все равно, ведь он получал здесь главное - возможность хоть изредка не бояться никого и быть собой. Одним словом, навещать Вагнера было практически некому.
Тонкий женский голос назвал его по имени. Оно четко прозвучало по-английски, и хвост синего черта, который до этого нервно гулял из стороны в сторону, резко замер. На согнутых лапах Попрыгун подошел к двери медленно, готовый мгновенно нырнуть в темный туман и выпрыгнуть из пустоты в старой католической церкви. Это было единственное место, которое раз за разом всплывало в памяти мутанта, если ему нужно было спланировать капитуляцию. Там было тихо, спокойно, там бы никто не стал искать беглого чертика из табакерки. Там он был вне всего мира, предоставленный сам себе и Господу.
Ладонь с тремя синими пальцами, облаченными в причудливые перчатки потянулась вперед и дотронулась до дерева. Курт приблизил лицо к двери, и нос его задергался как у кота, который пытается разобрать съедобность той или иной находки. Запах был смутно знакомым, но вокруг него еще был запах цирка: людей, пыли, песка, дыма, сладкой ваты, грима, животных. Да и голос ему казался таким, будто он слышал его прежде. Много ли у него было знакомых американцев?
Замерев, Вагнер долго думал, стоя неподвижно около входа и навострив нечеловеческие уши. Хвост его подрагивал, а в душе было полно нерешительности. Слух его уловил другой голос, а позже и тот первый, обратившийся уже не к нему. Вторая фраза девушки выудила из памяти синего черта старые воспоминания, почти растворившиеся в череде новых гастрольных впечатлений.
- Аnnа? - позвал он хрипло и по-немецки, от удивления распахнув желтые глаза. Нет, ему не могло уже показаться. Или ему очень хотелось, чтобы это была она, чтобы голос действительно принадлежал Шельме, а не ее злобному двойнику, какой-то иллюзии или бог знает еще кому или чему. Но Курт не был бы самим собой, если бы не развесил уши и не вообразил мигом, что именно "семья" собственной персоной пришла его навестить.
Замок в двери звякнул, но ручку Попрыгун не тронул, а сделал шаг назад и растворился в темном плотном тумане. Перед дверью повисла завеса, не позволяющая увидеть темное помещение. Курт устроился под потолком в противоположном конце, где его сложно было разглядеть и стал ждать, когда гости окажутся внутри.
- Anna! - воскликнул немец вновь, когда в свете дверного проема показалась знакомая мордашка, выплывающая из остаточного дыма. Вслед за ней вошла еще одна молодая девушка. - Bitte schliebe die tur! - произнес Курт, все еще находясь в темноте, а затем опомнился и произнес уже по-английски: - Дверь... Закройте дверь, прошу, - и прежде, чем дубовая дверь оборвала пробивающийся через нее свет, Попрыгун уже одним прыжком преодолел расстояние до широкой люстры, зацепился за нее задними лапами и свесился вниз головой. - Я так рад видеть тебя, schwester! - счастливый чертик раскинул руки в стороны. - Willkommen! 

+1

6

[AVA]http://s16.radikal.ru/i190/1712/db/d13a35e85d34.jpg[/AVA] Монро не знала немецкого, и потому о смысле сказанного могла догадываться лишь интуитивно, однако одной интонации хватило, чтобы понять - гостям тут не очень-то рады. За дверью началось движение, аккуратное, еле уловимое слухом, словно кто-то с другой стороны крадется и с таким же любопытством, как и она сама, пытается понять, кто стоит с другой стороны. Девушка не спешила обвинять его в невежливости и грубости. Первое впечатление может быть ошибочным. Хотя, какое там первое впечатление, она же еще не видела его. Но насторожилась она однозначно, глаза заволокла белая пелена. В голове мелькнула мысль, быть может, ей остаться здесь, снаружи? Хозяин явно затворник и не большой любитель разговоров, а причинять человеку неудобства не в ее правилах. Пускают внутрь только "своих", Монро же VIP статусом не обладала. Она украдкой взглянула на Шельму и тихонько спросила - Может мне...тут подождать?

Ключ в замке повернулся почти сразу, как хриплый голос произнес имя Шельмы. Значит, они точно знакомы. Однако дверь им никто открывать не спешил. Эта почетная миссия выпала Шельме, которая, кажется, такому повороту ничуть не удивилась. Ах да, она же говорила, ничему не удивляться. Ладно, фокусница, посмотрим, что еще у тебя в рукаве припрятано.

 Яркий свет из коридора тут же проник в помещение. Сделав робкий шаг за порог, Ороро, как ни странно, не обнаружила никого ни за дверью, ни рядом. Только голос, на сей раз откуда-то сверху. Монро не успела даже поднять глаза, как дверь за ее спиной с шумом захлопнулась. Кроме самой Шторм врятли кто-то уловил в этом что-то зловещее. Для нее этот звук сработал как пусковой механизм. Очередной приступ клаустрофобии. Не столь сильный, к счастью, как неделю назад, в метро. Тогда волей-неволей пришлось ввести Джин в курс дела, а вот Шельма...Шельма о ее слабости не знала, и скорее всего даже не догадывалась, ведь в Опасной комнате они тренировались бок о бок и ничего. Но Опасная комната это одно, а тесная темная комната с закрытой дверью и окном - совсем другое. Внутри все похолодело. Сердце забилось чаще, а зрачки расширились. Но она все равно держалась, держалась изо всех сил, стараясь ни единым своим движением не выдать охватывавшую ее панику.

Дыши, дыши Ро... вот так, медленно...медленно... Нужно переключиться на что-нибудь...

В этом полумраке обычный человек с трудом мог видеть даже собственные руки, а для Ороро это не помеха. Она быстро отыскала обладателя ярко выраженного немецкого акцента и...не смогла отвести глаз. Загадочный циркач повис вниз головой, держась за люстру ногами и размахивая...хвостом! Теперь все встало на свои места. Напускная грубость, попытки напугать, все что угодно, лишь никто и ничто не приближался. И причина тому не назойливость поклонников, а банальная попытка защититься, ведь он такой же как они - мутант, изгой. Это не грим, не маска и не спецэффекты, это - истинное лицо. Дыхание, наконец, нормализовалось, пульс практически пришел в норму...но вот глаза. Она ведь знала, что неприлично так долго задерживать взгляд, но поделать ничего не могла. Стояла как вкопанная секунд пять, не меньше, и только потом моргнула. Она и раньше видела мутантов с необычной внешностью, но этот парень ни в какое сравнение с ними не шел. Монро и сама была чем-то вроде "белой вороны", и прекрасно знала, какого это, идти по улице, спиной ощущая взгляды, полные презрения и брезгливости, и вполне могла понять его. Такие взгляды ей бросали вслед давным-давно, еще в Каире, и проклинали не только как воровку, грязную оборванку , но и как "паршивую овцу" в своем стаде. Грустные воспоминания.
- guten... аbend, - кое-как выдавила из себя мулатка, собственно, это было единственное, что она помнила по немецки, но сказала это так...смешно, скорее всего, и с жуткими ошибками. Да, лучше бы она молчала.

Отредактировано Ororo Munroe (2017-12-11 16:29:04)

+1

7

Анна в душе не представляла, кто такой "герр Хоффманн" и зачем ее к нему посылают за автографами. Она и не пошла бы, даже если бы ей посулили кругленькую сумму, в конце концов у нее тут было свое, персональное, можно даже сказать - отчасти семейное дело. И раз она уже тут, дошла, отсидела представление, Ороро притащила для компании, сейчас уж она точно никуда не пойдет. Шельма прекрасно понимала, что Курт просто опасается, всегда опасался новых людей, незнакомцев, не мутантов, которые способны прекратить его жизнь в эталон издевки судьбы над человеческим видом. Оно так-то и мутанты друг друга не сильно стеснялись, особенно, что касалось внешних мутаций, даже самых простых, как, скажем, ее глупая прядка волос. Ерунда, да, но одно время она ее даже закрашивала, не приятно было ловить взгляды и вопросы про "Так модно что ли?" Фырчки, насмешки, демонстративное поведение, призванное всеми силами показать,что окружающие ее люди помнят о том,что ее нельзя трогать, все это... Все это убивало,раздражало, только природное упрямство заставляло девушку не убирать с лица ухмылочку и мысленно убирать веревку с мылом в шкаф. И даже если такое сводило с ума, то внешний облик Курта... Что ж, все они тут не без изъяна.
Наконец из-за двери послышалась приглушенная речь, она смогла уловить собственное имя, хоть и произнесенное с жутким немецким акцентом, но различимое. Ключ в замке повернулся, но сама дверь не открывалась. Благоразумно, ведь рядом могут находиться или недоброжелатели, или надоедливые репортеры, фанаты, да кто угодно, со стороны ее названного брата это было отличным способом самообороны.
- Идем, - она взяла Грозу под руку и потянула вперед, - Никаких "подождать", познакомлю тебя кое с кем.
Вообще она всегда говорила, что семьи у нее нет. Фактической или духовной. Не везло ей в жизни с каким-то родственными или около того связями, видимо судьба отгораживала ее, как могла, сначала забрав настоящую семью, потом наделив Анну мутацией, а потом и вынудив уйти от "приемной" матери. Может действительно ее миссия в этой жизни заключалась в чем-то другом? Понять бы в чем, тогда многое стало бы легче.
Однако, все потом, все потом, сейчас она аккуратно толкнула дверь, попадая в полу-темное помещение, фактически врезаясь головой в плотную завесу потустороннего тумана и морща носик.
- А в зале на запахи не жаловались, видимо, тоже думали, что это - часть представления, - она говорила беззлобно, зная, что никто не обидится на этот факт, будто бы Вагнер не знал, что его сопроводительные элементы с серным привкусом оставляли на долго память о себе. Южанка потянула за собой Ороро, осторожно проходя внутрь и, повинуясь просьбе, закрывая за собой дверь.
Туман рассеивался довольно быстро, но за это время Курт успел добраться до люстры и повиснуть на ней вниз головой, раскинув руки.
- Это, о... Это как-то не удобно, - она торопливо подошла ближе, раскидывая руки и стараясь хоть как-то обнять мутанта, чтобы случайно не коснуться того щекой или подбородком, - Слезай уже!
Она дождалась, пока звезда Мюхненского цирка спустится с люстры на пол и еще раз крепко его обняла.
- Сколько лет мы не виделись? - Тихо спросила она, отпуская брата и разворачиваясь к мулатке, - О, забыла представить. Ороро Монро, моя подруга и один из преподавателей в Школе для одаренных, а это - звезда, о которой так шепчутся тут в коридорах - Курт Вагнер, - представив мутантов друг другу, с чувством выполненного долго, она счастливо улыбнулась и развела руками, - Я боялась, что к тебе будет не пробиться, между прочим многие мечтают увидеть у себя на билетике твой автограф, а ты все затворничаешь. Но раз мы уже вломились к тебе, расскажи хотя бы, как твои дела? Как долго вы еще планируете оставаться в Нью-Йорке?
Они не виделись лет восемь, если Анне не изменяла память. Она довольно давно сбежала из-под опеки Рейвен, предпочитая обратиться к Профессору за помощью, чем сходить с ума от многоголосия своих жертв в голове, а Курт, а Курт, кажется, сбежал и того раньше. Она уже боялась, что после пары-тройки телефонных звонков и писем они уже никогда не увидятся, не встретятся и потеряются навечно. К счастью, знаменитый цирк добрался и до Большого Яблока.

+2

8

Давно, чертовски давно Курт не испытывал чувства, похожего на искренний восторг. Часто он наслаждался выступлениями в цирке - впрочем, а зачем бы еще они ему нужны были, если не за этим? - но по-настоящему радость ему мало что приносило. Постоянно он жил в опасениях, постоянно прятал свое лицо за высоким воротом или в темноте, так что у него не было времени чему-то радоваться или чем-то наслаждаться. И сейчас, когда перед ним стоял человек, способный не пялиться на синюю кожу и хвост, воспринимающий его ровно таким, каков был Вагнер, Попрыгун испытывал неописуемый восторг.
Давным-давно они с Анной жили под одной крышей, даже называли одну женщину своей матерью, но жизнь развела их, и только редкие письма от сестры продолжали поддерживать в Курте чувство, что он далеко не одинок. Хвост вился змеей, улыбка его была, что называется, до ушей, обнажая острые клыки. Он стоял перед Анной, быстро спустившись с люстры, совершенно уверенно и спокойно.
- О, я думаю лет восемь, не меньше, - на ломанном английском произнес Вагнер, обнимая сестру трехпалыми руками.
Отойдя в сторону, Анна представила его девушке, чей запах для синего черта был чужим. Тогда он еще не знал, что всего через пару лет это будет тот запах, который он будет чувствовать сквозь толстые стены и бетон. Знать, когда таинственная еще для него незнакомка будет входить в особняк, когда она будет менять духи. Но сейчас этот новый запах еще ничего для него не значил, а встретившись глазами со взглядом мулатки, Курт ощутил смущение. Она так мило попыталась поздороваться на его родном языке, что глаза Попрыгуна засветились признательностью и радостью.
- Freut mich dich kennen zu lernen*, - произнес он на немецком, а его хорошие манеры потянули его взять девушку за руку и коснуться синими губами тыльной стороны ее ладони. Только завершив заученный манерный жест, Курт спохватился и поспешил отпустить руку новой знакомой. - О, прошу простить меня, - он виновато тряхнул ушами. - Наверное, мой вид вас... смущает, - немец часто делал паузы, подбирая слова на английском. - Боюсь, мне сложно сдержать... как это? - он посмотрел на Анну, будто ища поддержки в его скудных познаниях языка, а затем радостно дернул хвостом. - Точно! Восторг. Мне сложно сдержать свой восторг от встречи с сестрой... Меня переполняют эмоции, - пояснял Вагнер. - О, прошу, - улыбнулся он на слова сестры, вновь обнажая острые зубы, но тут же посмотрел на беловолосую девушку, которая не отводила от него взгляда, и стеснительно прикрыл зубы ладонью, а затем опустил глаза в пол. - Я далеко не звезда, Анна. Звезды живут... В роскоши и достатке, - засмеялся он, глядя на Анну и сверкая желтыми глазами. - Я лишь дрессированный зверь, по счастливому случаю не нуждающийся в дрессировщике, - усмехнулся он. - А вы... Преподаватель. Grobartig!* Такая почетная миссия... Учить детей чему-то важному, - он искоса смотрел на Ороро, еще стесняясь своего внешнего вида. Его от этого чувства отвлекла Анна. - О нет, meine liebe Anna*... Люди хотят автограф от артиста. Они не хотят автограф от синей обезьянки, не хотят после шоу подойти ко мне ближе и увидеть не грим, а кожу. Не линзы в моих глазах, а настоящие зрачки. Разве кому-то это нужно? - грустно поинтересовался Вагнер.
Уж кто-кто, а Анна знала о боли его жизни. Сколько они говорили в былые времена, сколькими словами обменивались в письмах, сколько обсуждали свои жизни, что уж точно знали боль друг друга наизусть. Разве что за несколько лет ее добавилось еще больше. Но уж Анна точно помнила того синего грустного подростка, боящегося каждого шума извне, опасающегося открытых мест, людей, света, прикосновений. Дикая тварь из дикого леса.
- О! - Вагнер быстро вынырнул из своих печальных мыслей, взмахнул хвостом, немного присел на ногах-лапах и добрался мгновенным прыжком до выключателя. В комнате, в которой долгое время царил мрак, зажглась люстра. Да, порядка там практически не было. На полу лежал открытый чемодан, из которого торчала пара вещей, на широкой ширме, разделившей комнату надвое, висели брюки. - Раз уж вы пришли, - продолжил свою мысль Курт, практически по-кошачьи закрыв глаза лапами и медленно привыкая к свету. - Я обязан проявить себя как gastfreundlicher gastgeber*! - он улыбнулся и жестом пригласил девушек присесть на большую софу.
Курт растворился в темном облаке.
Где-то минуту спустя он появился вновь, держа в руке большой поднос с горячими круасанами. От резкого перемещения, рука с подносом слегка наклонилась и лакомство чуть не выпало на пол, но грациозно с цирковым "Алле-оп!" Курт все-таки удержал поднос и выпечку на нем.
- Французские, - самодовольно произнес он и поставил рядом с девушками, а затем пододвинул себе стул, забрался на него с ногами и огромными желтыми глазами уставился на девушек. Если бы они спросили откуда эта выпечка, то получили бы занятную историю об одной булочной в Дижоне, где регулярно недосчитываются булочек и круасанов. - Мои дела? - спохватившись вспомнил он про вопрос Анны. Курт так редко принимал гостей, тем более настолько важных, что смущался и терялся, пытаясь вспомнить, что должен сделать тот самый gastfreundlicher gastgeber, а еще ответить на все вопросы. И задать свои. - О, я... Знаешь, все хорошо, Анна, - усмехнулся синий. - По-старому. Гастролирую от одной каморки к другой. Признаться честно, не видел ни одного города, в котором приходилось побыть в цирком. Сама понимаешь, - Курт пожал плечами. - Из Нью-Йорка выезжаем через два дня. Нас ждет вся Америка. Но как ты? Как твои дела?
Услышав ответ, Курт какое-то время молчал, изучая свои лапы, а затем по его лицу стало мгновенно понятно, что он что-то придумал или что-то пожелал срочно узнать. Глаза его сузились, улыбка стала хитрой.
- А вы, - он обратился к Монро. - Вы тоже... Mutante*? - хрипло выдохнул он с надеждой. Вряд ли бы Анна привела сюда обычного человека посмотреть на синего циркача.

*Рад познакомиться
*Прекрасно!
*Моя дорогая Анна
*Гостеприимный хозяин
*Мутант

+2

9

[AVA]http://s16.radikal.ru/i190/1712/db/d13a35e85d34.jpg[/AVA] Маленькая тонкая ручка  Монро несмело потянулась вперёд, кажется, так в этом Нью-Йорке принято здороваться, и тут же попала в приятный тёплый плен немного шероховатых ладоней Вагнера. Что он ей при этом сказал бог его знает, но наверняка что-то вроде "приятно познакомиться". По крайней мере это она прочитала в робком смущенном взгляде и искренней улыбке. А завершивший их приветствие по истине джентльменский жест и саму Ороро заставил немного покраснеть.
 Какой же ты ....чудной, необычный, улыбаясь, думала про себя Ро, все также не сводя глаз с Попрыгуна. 

 Подобная уникальность всегда привлекала её, даже более того, она искренне восхищалась людьми, обладавших такими особенностями. Её буквально тянуло к ним, и это легко объяснить - Ороро была из тех, кто считал мутацию даром, во всех ее проявлениях, как внешних, так и внутренних. Не все разделяли ее точку зрения, но в одном человеке она была уверена. Это ее учитель и наставник Чарльз Ксавьер. В команде Икс каждый первый хоть чем-то да отличался от остальных, у каждого как говорится, была своя "фишка": белая челка Шельмы, черно-красные глаза Гамбита,  синяя шерсть Хенка,  зелёные волосы Лорны. Никто ни на кого не похож, каждый единственный в такой на планете, уникальный. И этой уникальностью нужно гордиться, а не скрывать её. Иначе общество никогда их не примет.

 -Сестрой? Тонкие чёрные бровки Монро стремительно поползли вверх, а удивленный взгляд небесно-голубых глаз со скоростью ветра унесся на южанку. За все это время, проведённое в стенах школы, Шельма ни слова не говорила о своей семье. Дождик никогда не бередила ей душу ненужными и неприятными распросами, это только её, личное. Возможно, эта тема в их разговорах не поднималась из-за болезненных воспоминаний, со стороны Монро так уж точно. Эту свою боль Погодная  ведьма ни с кем не делила, прятала поглубже и поневоле вспоминала с каждым новым приступом клаустрофобии. А у Шельмы и без этого проблем хватало. Так что слова, сказанные Попрыгуном стали для неё настоящим открытием. И как, спрашивается, тут не удивляться?

 Пару мгновений спустя она все же вернулась к разговору, а уже завоевавший её внимание объект вновь стал целью номер один. Теперь её манили бездонные жёлтые глаза, то и дело сверкавшие в её сторону.

 Однако как только до её уха донеслись слова о дрессированном зверьке, Ороро словно поникла. Улыбка соскользнула с лица и не спешила возвращаться. Горькая правда жизни так и резала слух. Его правда. И говорил он об этом как о чем-то привычном, само собой разумеющемся. Словно так и должно быть, словно он смирился. Все её естество бунтовало, как так?! Как вообще возможно принять такое отношение к себе? В её голове такое не укладывалось. Адресованный ей вопрос  очень вовремя заставил отхлынуть волну негодования, которая вот вот должна была ударить о берег разума. 

- Да, скорее пытаюсь учить. Я преподаю только первый год, постигаю азы этого мастерства. Монро и правда была только в начале пути, кое что давалось ей с большим трудом, например такой, казалось бы пустяк, как обращение. Ребята звали её мисс Монро и все время "выкали". Собственно, это нормально, это подчёркивает статус и положение в обществе. Шторм было не комфортно тогда, да и сейчас все эти выканья придавали беседе совершенно ненужной официальности. - Прошу, давайте без этих мисс и фрау, просто Ро. А то я себя чувствую лет на сорок, не меньше. Ороро снова улыбнулась.

Неожиданно зажегся свет, потом ещё более неожиданно Попрыгун покинул своих гостей. Воспользовавшись моментом, Ороро подсела ближе к подруге- Интересная у тебя родня, циркач, а к тому же иностранец. Ты бы хоть намекнула, я бы хоть пару фраз освоила! Что он сказал только что? Девушка изо всех сил старалась держаться, все что угодно, лишь бы не залиться румянцем у всех на виду. Это ж надо так опростоволоситься... - Боже, как мне стыдно! Я выгляжу глупо, да?
Вернулся гостеприимный хозяин уже с угощением, с пылу с жару, как говорится. Дождику достался с ванильным кремом, что уже было большим везением - ее любимый. Уплетая лакомство, она едва не пропустила уготованный ей вопрос. Быстренько дожевав отправленный в рот кусочек, Монро кивнула, а потом добавила, - Могу показать. Вот только в помещении демонстрировать свои силы было немного не с руки, разве что... Взгляд мулатки внимательно осмотрел комнату и наткнулся на единственный чахлый цветок, стоящий на подоконнике. Она встала, заботливо взяла горшок в руку, второй рукой принялась за демонстрацию. Прямо под ее ладонью из воздуха возникла маленькая грозовая тучка, точно под размер цветка. Пару раз сверкнув молниями, тучка прохудилась и досыта напоила иссохшуюся землю.
- Ну, примерно так,- улыбнулась Ро и поставила горшок на место.

Отредактировано Ororo Munroe (2017-12-24 19:40:14)

+2

10

Искреннюю радость всегда до одури сложно замаскировать другими эмоциями, она пробивается через любое хладнокровие, через любую серьезность момента или напускное пренебрежение, как упрямая весенняя трава сквозь снег. Как бы ни сжимались зубы и не поддергивалась губа, а глаза все равно будут смеяться. А сейчас даже напускных эмоций не требовалось, в конце концов, они не на пафосном приеме или среди чужих людей, где надо держать голову прямо, а язык за зубами (хотя, когда это все ей удавалось? никогда, особенно та часть про язык, который она считала порой своим самым страшным врагом и вовсе не зря).
Анна пожала плечами на вопрос Ороро, хитро улыбаясь, надувая губы:
- Мы не кровные, - о семье она вообще не любила говорить, считая, что у нее нет никакой семьи. Ее семья исчезла из жизни южанки давным давно, возвращаться в Миссисипи не хотелось, а мысли, что сопровождали воспоминания, были не самыми легкими и приятными. Что ж, разве это хоть кому-нибудь могло бы быть интересно, что происходило там, в те далекие времена? У нее был миллион причин не вспоминать, и одна из них - ее мутация. Там, в те времена, когда у нее еще была настоящая семья, у нее была и возможность жить нормальной человеческой жизнью, без риска убить кого-то случайно, просто дотронувшись ненароком. Без постоянных насмешек со стороны мира и людей, что мутантов ненавидели всей душой. Без мутантов, что боялись к ней подойти ближе, чем на метр, без всего этого маскарада, без черного пятна на репутации, которое теперь не смыть, казалось, и каждый член команды продолжал в ней видеть не Иксмена, но подручного Мистики. Вот так и не хотелось говорить ни о себе, ни о семье, ни о прошлом, слишком много боли и слез там было, чтобы вспоминать за вечерними чаепитиями. Поэтому она прекрасно понимала Курта, видела его грустные желтые глаза, почти такие же, как у его матери, знала точно, что за ними скрывается. Хороший же тандем: девочка-недотрога и зверушка из кошмаров.
- Люди хотят автограф от тебя. Но, чем дольше ты скрываешься, тем сильнее набиваешь себе цену, наверняка уже столько сплетен в газетах про тебя разошлось - не сосчитать, - она махнула рукой, зная точно, что Курт поймет всю ее браваду. Она ни в коем случае не считала его монстром или обезьянкой, понимала его страхи и опасения, но искренне хотела поддержать. Хоть как-нибудь, обнимать было слишком опасно, а проявить теплое отношение как-то иначе не получалось пока. Или, может быть, они просто слишком давно не виделись?
И свет был зажжен, наконец-то, как-то в сумраке было тяжеловато, и вроде хорошо, если бы не новый виток запаха серы и новый хлопок, раздавшийся посреди комнаты.
- Я же говорю, мы не родные, даже по документам, просто... Считай, что просто так получилось, - Анна пожала плечами, - Ну не кричать же мне на всех углах школы, что у меня есть странный синий брат-циркач, Ро. Эм, что-то про хозяина, прости, прости, я почти не знаю немецкий, пока мы были младше я что-то еще понимала, даже ответить могла, но сейчас вообще ориентируюсь скорее на интуицию. И нормально ты выглядишь, да и как я могла предупредить, я только сегодня совершенно случайно увидела афишу! Не заводись, расслабься, все отлично, поверь.
Не было ей неудобно, она вообще не думала о ситуации с этой стороны. Ну встретились, ну что, они так давно не виделись, что мелкие изъяны прически или макияжа Шельму не волновали вообще. Ороро же, как женщина, так же пыталась выглядеть безупречно, это ясно, как белый день, но все и так было хорошо, к чему волнения?
Девушки как раз только успели присесть, как синий вновь появился в комнате, но на этот раз с угощением. Анна нехотя стянула перчатку, как и всегда - с опаской оголяя кожу. Вроде же все при всем, и руки были аккуратные, но следить, чтобы случайно ее пальцы не соприкоснулись с пальцами той же Ро или Курта около тарелки с угощением - всегда проблема, всегда стресс.
- Это немного грустно. Каждый город и ничего не видеть, кроме арены и стен, это не правильно как-то. Нет, я не осуждаю, не подумай, но как быстро тебе это надоест? - Она откусила круассан, не без удовольствия отмечая, что такие тут точно не встретить нигде, подобное чудо явно было телепортировано издалека. Пока Гроза демонстрировала свои силы, показывая, что она тоже мутант, в голове южанки пыталась сформулироваться мысль. Аккуратно, чтобы не ранить никого, не задеть чьи-то чувства, чтобы звучало это именно так, как она хотела, а не так, как это можно было бы понять.
- Ты же наверняка помнишь, из-за чего я ушла, - тихо спросила она, нерешительно заглядывая в глаза брата, - Все эти голоса, Кэрол, все, что тогда сводило с ума. Мне помогли, Курт. Не обрести контроль, вернуть самой себе себя. Жить среди подобных. Я... Я не хочу ничего сказать, я знаю, как важен тебе этот цирк, но, может быть, пока ты здесь, в Нью-Йорке, я смогу пригласить тебя в гости к нам, в Школу?

+2

11

Раздались одинокие, но радостные хлопки. Это Курт, завороженный магией погоды, аплодировал Ороро, даже слегка привстав на задних лапах на стуле, на котором сидел. Настоящий восторженный ребенок, как те, что приходят в цирк поглазеть на синего чудака, прыгающего под куполом цирка, падающего вниз синей головой и растворяющегося прямо перед самым приземлением на манеж. Он привык быть в центре внимания, заставлять людей охать, визжать, хлопать в ладоши, но никак не привык сам чему-то поражаться. Давно, когда жизнь его была куда более непредсказуема, Курт видел многих мутантов, например, свою мать и сводную сестру, а так же многих других, но в цирке... В цирке была его собственная небольшая тюрьма, в которую Курт попал добровольно, буквально самостоятельно выстраивая эти стены вокруг себя, чтобы никто не смог пробраться в его крепость и навредить ему. Тихое существование затворника... Уже сколько лет? Может быть, лет десять. Вишенка на торте и без того успешного цирка, где были дрессированные львы, акробаты, жонглеры, фокусники, какие-то клоуны и бог знает кто еще. Курт ни разу не видел их выступлений, даже репетиции проходили зачастую без него. А номер Удивительного Попрыгуна - всегда импровизация, так что двух одинаковых не было никогда.
Но повидав разное, Курт сейчас искренне удивлялся творившейся магии. Грозовая тучка прямо в его скромной комнате проливалась дождем на засохший цветок. Признаться честно, синий даже понятия не имел, что у него в комнате стояло какое-то растение. Просто не обратил внимания, зато сейчас испытал легкое чувство стыда и совести, что ни разу не удосужился полить это изголодавшееся растение. А растению крайне повезло с визитом фройляйн Монро.
- Wunderschon! - воскликнул Вагнер и хлопнул еще раз в ладоши. - В таких руках любой сад будет цвести на зависть konigliche garten! Вы божественно прекрасны, - выдохнул синий и впервые практически без страха посмотрел в глаза беловолосой девушки, улыбаясь во все свои неприглядные клыки. Но быстро опомнился и плотно сжал губы. Нечего, Курт, пугать девушку. Да с ее красотой и твоим синим уродством, вряд ли ты вообще имеешь право с ней в одной комнате находиться. Как и с другими людьми...
Неприятные мысли заставили немца нахмуриться и потупить глаза, разглядывая собственные пальцы на ногах. Хвост его опустился вниз, но дернулся, когда мутант услышал слова сестры.
- В гости? - переспросил Курт, перекатывая во рту эти слова и пытаясь понять их истинное значение. Да, конечно, он помнил, почему Шельма когда-то покинула их. Как и многие из мутантов, которые срываются с одного места и переезжают в другое. Кто-то ищет убежища, кто-то помощи, кто-то просто бежит от всех и от себя. Кто-то ищет приключения, кто-то пытается умереть, кто-то хочет нормальной жизни. Но всех мутантов объединяет всегда одно - вечное бегство. И не имеет значения от кого или чего. - Я искренне рад, что тебе помогли, liebe schwester, но... - он покачал головой и вдруг усмехнулся, зарывшись трехпалой лапой в свои и без того всклокоченные волосы. - В гости, да? Ты хочешь, чтобы и мне там помогли, верно? - он грустно улыбнулся, брови его изогнулись, Курт уставился желтыми глазами на Шельму. - Ты хоть представляешь... Вы, - он перевел взгляд на Ороро и обвел их обеих широким жестом синей руки, - вы хоть представляете на сколько вы wunderschön? - Курт пошарил глазами по потолку, словно бы на нем могли быть написаны необходимые ему английские слова. - Прекрасны, - наконец вспомнил он нужный аналог. - Вы прекрасны. Каждая из вас. И ты, сестра, всегда была прекрасна, - хотя он знал, с чем Анне приходилось жить, но не мог не завидовать ей. По-доброму, но все-таки завидовать. У каждого мутанта всегда была своя боль, свои триггеры-крючки. - А посмотри на меня, - Курт соскочил со стула и выпрямился. Ноги его были немного согнуты, как у вставшей на задние лапы мартышки, руки свисали по обе стороны, спина сгорблена. Он походил на зверушку, какой, собственно, и был. - Да даже среди мутантов, в этой вашей школе, в которую ты зовешь меня в гости, я буду выглядеть не ко двору, - усмехнулся Вагнер и развел руками.
Ты... Ведь ты смотришь на меня как на чудака, на зверя, как на диковинку. Так и положено, мне не в чем тебя обвинить. Это все цирк, тут так должно быть. Сестра давно привыкла к моей синей коже, хоть и в ее глазах я вижу любопытство. А что уж говорить о тебе, увидевшей меня впервые? Такой же будет реакция всех остальных. И дай бог, что она будет такой же... А не во сто крат хуже.
- Я рад, что ты можешь жить среди подобных, среди мутантов, рад за вас обеих, что вы нашил свой дом. Но мне подобных попросту не существует.

Wunderschon - восхитительно!
konigliche garten - королевский сад
liebe schwester - дорогая сестра
wunderschön - прекрасны

+2

12

[AVA]http://s16.radikal.ru/i190/1712/db/d13a35e85d34.jpg[/AVA] Вскоре из пояснений Анны сложилась более менее ясная картина, что-то вроде неофициально сводных брата и сестры. Из чего Монро сделала вывод - Курт, возможно, родной сын Мистик. Дальше выяснять девушка ничего не стала  - сейчас не время и не место для подобных разговоров, да и копаться в чужом прошлом без разрешения, выпытывать что-то считала поступком дурного тона. Шельма в этом плане тоже была девушкой довольно скрытной, и потому её приглашение в цирк и посвящение в эту семейную тайну мулатка расценила как проявление доверия с её стороны. И тут Шельма может быть спокойна - Ороро не из болтливых. Когда надо - промолчит, когда спросят - ответит, посоветует, выслушает. Слушать Монро умела, пожалуй, лучше всего. Вот и сейчас, закончив представление, "раскланялась" и поспешила удалиться за кулисы, то есть обратно на кушетку. Обстановка здесь и правда немного давила, если бы не окно, Ро стало бы совсем худо. Стены снова начинали давить, и чтобы хоть как-то абстрагироваться от этого удушающего чувства, она внимательно слушала разговор ребят, то и дело поглядывая в окно. К сожалению, осознание того, что Курту не очень приятно столь пристальное внимание к его персоне пришло в белоснежную голову позже, чем должно было.
 Жили бы мы в древней Спарте, нас бы обоих в пропасть сбросили. Она знала как к ним относится общество, ненавидит и боится, знала как за глаза её  и ей подобных называют уродами, дефективными и другими гадкими словами. Она жалела их, точнее убогость их мышления и зацикленность на единственном и верном для них собственном мнении - мутанты - враги человечества, болезнь, раковая опухоль, которую нужно срочно удалить. Со временем эта жалость в ней умрёт, место её займёт злость, а затем и гнев. Но это потом, сейчас она могла понять их отношение к ним, но не могла принять его отношение к себе, категорически отказывалась. Монро отвернулась от окна и направилась прямиком к Попрыгуну. Она ни коим образом не собиралась давить на него или обидеть, просто иногда нужно немного подтолкнуть. И говорила она мягко, с присущей ей теплотой и деликатностью. Конечно, парню с такой внешностью было нелегко, она не винила его за это и не упрекала. Непросто вот так в одночасье взять и решиться, не каждому под силу. Тем более такому затворнику. А протянуть руку помощи - это к ней. Да, пусть это выглядит несколько фривольно, даже бесцеремонно, но по другому она не умеет. Только открыто и искренне. Она уверенно кладет руку на плечо Попрыгуна и попутно отыскивает печальные жёлтые глаза.

 -Ты не прав, Курт. Почему ты считаешь себя хуже других? Ты не зверушка, и уж тем более не монстр, ты просто особенный. Мы все особенные, - Монро сейчас имела ввиду внешние отличия, - кто-то чуть больше, кто-то чуть меньше. Вот и все. Мы с Анной тоже не очень-то похожи на обычных людей,  - мулатка усмехнулась и посмотрела на Шельму, - Особенно когда в плохом настроении. Просто не все это понимают. Кто-то не хочет, а кто-то не может. Но со временем все изменится, такие как мы будут без опаски идти по улице, вести в школу детей, ну в худшем случае внуков... Это моя мечта, Курт, и я костьми лягу, но сделаю её явью.
 Люди жестоки. Их агрессия и злоба обусловлены обычным животным страхом, страхом к появлению более сильного конкурента. Их боятся, потому и притесняют. Монро искренне хотела мира, потому, собственно и приняла приглашение Чарльза стать частью команды Икс. Вместе они смогут объяснить этому миру - мутанты людям не враги. И мирное сосуществование на планете Земля - это не миф, не сказка, и не чья-то фантазия. Это реальность, которая обязательно наступит. Нужно просто приложить к этому усилия. Люди Икс - это первый шаг к этому миру. Команда мутантов, которые вышли на свет и не боятся, которые говорят - мутация - это дар, дар, помогающий людям, а не проклятие, хоть многим и нелегко даются эти мысли. Монро прекрасно знала как тяжело приходится Шельме, но не смотря ни на что она не сломлена. Никому ее не сломать. Она видела эту силу в ее глазах, видела и верила в нее.
 - Ты же не собираешься всю жизнь провести в четырёх стенах? Один вечер, это же не так много, ну? - мулатка нежно улыбнулась, все также не убирая руку с его плеча, - Соглашайся. Не понравится - уйдешь, мы никого насильно не удерживаем, а так будет что вспомнить. Поверь, наш цирк не хуже твоего. Девушка подошла поближе к Анне, аккуратно взяла ее под руку (естественно за ту, что в перчатке), переглянулась с ней, после чего вопросительно посмотрела на вновь смущенного Вагнера.
- Что скажешь?

Отредактировано Ororo Munroe (2018-01-31 15:01:59)

+1

13

Вообще-то Анна-Мари не так представляла себе встречу с названным братом. Спустя столько лет она хотела увидеть его повзрослевшим, счастливым, вот он - звезда Мюнхенского цирка! Удивительный Попрыгун! Раздает автографы поклонницам, шлет им воздушные поцелуи, оставляя их след на своей трехпалой руке, улыбается своей очаровательной зубастой улыбкой, желтые огоньки глаз горят, как маленькие солнышки. Она видела много раз, как он улыбался, как смеялся, как щурился, растягивая губы и обнажая клыки. Это было так мило, хоть и совершенно не человеческий вид приближал его скорее к фантастическому существу из сказок. Она мечтала его увидеть таким, но не подавленным затравленным зверьком из цирковых клеток, когда их выпускают только лишь на арену, да на репетиции. Он не выглядел по-настоящему счастливым, или просто ей так показалось? Или она всего лишь эгоцентрично примеряла на себя вот эти рамки и тяжелую дверь, сухой цветок и полумрак гримерки? Маршрут арена - коморка? Он - звезда, а сидит, как папа Карло, не хватало только начать вырезать себе друга из деревяшки.
- Прекрасна? Как посмотреть, зеркало может тоже так считает, но вот они так не позволяют думать, - Хмыкнула Анна, поправив высокие перчатки на руках, и опуская на мгновение глаза,  - Здорово было бы, если бы это было так. Мне нельзя помочь, Курт. Что бы не говорила Ро, нельзя. Но я смогла с этим немного примириться, нашла в команде место для себя, или не так - мне позволили это сделать, позволили поверить в чьи-то мечты и идеалы о лучшем мире и лучших временах. И зря ты так, ты просто не видел остальных.
Она усмехнулась, кидая аккуратные взгляды на Грозу и на Курта. Кажется, ее подруга почти нашла общий язык с немцем и поняла, что в целом Шельм не собиралась утягивать насильно брата из его стихии цирка, просто приглашала в гости. Тихо, спокойно, пока он не уехал из Нью-Йорка, она хотела провести просто капельку больше времени с ним, поговорить за чашечкой чая не в мрачной тесной комнатке, но пройтись, у них же на территории Школы есть чудесный парк, где им никто не помешает. Спросить, как он попал сюда, рассказать, что произошло с ней. Не в сухих письмах, над которыми проливались слезы грусти, нежности и тоски, а шагая рядом и слыша голос с чудным знакомым акцентом.
- Гроза права, я ни на чем не настаиваю, считай, что просто хочу показать маленький мир мутантов, - она пожала плечами, утаскивая с тарелки еще один круассан, - Выпьем чаю, вот с такими чудными сладостями. Потом уедешь дальше. Какой город следующий? Ну, вдруг я все-таки еще раз захочу к вам на выступление попасть.
Она вздохнула, склонив голову на бок и внимательно посмотрела в глаза брата, мягко улыбаясь. Согласится ли он? В прочем, она будет рада любому ответу, лишь бы ему самому было комфортно и уютно. Даже в таких условиях, даже прячась за тяжелыми дверями, обращаясь каждую минуту в молитвах к Богу. Она не могла его уговаривать, не могла предлагать варианты, это было не в ее силах, не в ее власти. Они - взрослые люди, со своими потребностями, со своими привычками, со своими зонами комфорта, как модно было говорить. Ей хорошо там, в команде, где она может показать себя, где она точно принесет пользу, где она может свободно общаться и дружить, не смотря на тонкую ткань, отгораживающую ее от внешнего мира. Ей хорошо там, где Чарльз оградил ее демонов в разуме от внешнего мира, научил ее строить эту стену, показал ей, что всем есть место в этом мире и не стоит корить судьбу за то, что она поступила с Мари именно таким образом, наградила ее тем, что девушка имеет сейчас. Если не получается исправить, значит надо полюбить себя с этим даром.
- Я думаю, - она повернулась к мулатке демонстративно заговорчески подмигивая и качая головой так, что бы Курт точно обратил внимание, - Если мой дорогой братец все-таки согласиться приехать к нам в гости, то перед чаем мы покажем ему нашу тренировочную комнату. Подберем режим поярче и полегче, скажем так - похвалимся, да?
Она понимала, да, что нельзя на него наседать, но в ту же секунду понимала, что была бы абсолютно счастлива видеть его рядом каждый день, а не раз в восемь лет и то, потому что так удачно совпали обстоятельства. А в следующий раз они когда столкнуться? Когда их мамаша в очередной раз решит уничтожить какой-нибудь правительственный объект? Или подорвать финансовую биржу во славу мутантам? Да, а потом эти же самые мутанты и будут разгребать последствия и ловить тумаки от общественности. Вроде как один за другого не в ответе, но кто когда об этом задумывается, если надо свалить вину?

+1

14

- Чикаго... Следующий город - Чикаго, - отрешенно пробормотал Курт, выслушав обеих женщин.

И в Чикаго, оказавшись там несколькими днями позднее, синекожий немец уже совершенно не думал о выступлении. В голове его крутились и крутились картинки прошедших дней, когда он все-таки согласился отправиться в авантюру с сестрой и ее новой подругой. Несколько раз его посещали сомнения, а в школу он прибыл глубокой ночью, перемещаясь прыжками и ориентируясь по карте, выданной сестрой. Он так боялся, что просидел на дереве почти до рассвета, прижав хвост к себе и задумчиво наблюдая за тишиной особняка. Курт совершенно не мог поверить, что за этими стенами десятки таких же как он мутантов нашли свое спокойствие и спят в своих постелях без страха.
Рано утром он виновато постучал в окно Шельмы, свешиваясь вниз головой на кирпичной стене. Поворчав, та все-таки встала с постели, и маленькое, но самое волнительное в жизни приключение началось. Вскоре Вагнера ждала долгая беседа о том, что не стоит в теплый день кутаться по самые острые уши в плащ и надвигать на глаза шляпу. Ороро и Анна разоружили его, заставив предстать перед этим миром таким, какой он есть. Что буквально делала его обнаженным и максимально беззащитным, поэтому Курт какое-то время брел за спинами девушек, избегая взглядов и опустив голову вниз.
К концу его пребывания там это чувство прошло. Он впервые увидел столько мутантов в одном месте, а те, хоть и пялились на него, не выглядели враждебными. Что-то из слов Ороро и Анны было правдой, но до конца все еще Курт не мог принять, что этот особняк - оплот мира и спокойствия.

В Чикаго Попрыгун вспоминал то недолгое время, что провел в школе. Он даже долго не мог уснуть, таращась в потолок и освещая темную комнату своими клыками-улыбкой, не понимая что вызвало в нем такой восторг. Но этот адреналин не давал покоя. Вдруг все так, как они рассказывали? И вдруг глаза его совсем не обманули? Там было нечто прекрасное... То, чем для него раньше был цирк, но во много, во много раз лучше. Эта мысль не давала ему сосредоточиться на выступлении, поэтому Курт прозевал свой выход. Но громкий крик вывел его из раздумий и заставил мгновенно телепортироваться под купол цирка. Тогда еще Удивительный Попрыгун совсем не знал, что это будет его последнее шоу. Но прыгал и скакал он действительно как в последний раз, оставляя за своим хвостом арену, застеленную синем дымом.
Когда все закончилось, он даже не попрощался. Вагнер знал, что цирк без него проживет не долго, если не найдет новую звезду, способную на диковинные выходки. Возможно кого-то, кто по своим способностям мог сделать такое же шоу, как он или, например, Ороро с ее маленькими грозовыми облаками или же бушующим ураганом, который он успел наблюдать в той странной тренировочной комнате, посетить которую позволила сестра. Или шоу, которое может сделать летающая Шельма. Или как некоторые из тех, кого успел увидеть в школе Курт. В общем, цирку просто нужно было найти нового мутанта на роль гвоздя программы.
Взамен тому, который быстро собрал свой чемодан.

Это дерево могло действительно ему понравиться. Пышная крона не позволяла никому увидеть его в темноте, а вот сам зоркий мутант прекрасно всматривался в многие окна особняка. Он не подглядывал, скорее уж просто скользил глазами по стеклам, кирпичу, замечая где и когда выключился или включился свет. Какое-то время очередные сомнения снова лезли в его голову, но тот детский восторг, накрепко засевший внутри него, вытеснял всю панику. Место, где он не будет одинок. Одна эта мысль сейчас делала его счастливым.
И настолько, что Вагнер просто уснул в ветвях огромного дерева, словно кот. Курт проснулся тогда, когда кто-то дернул его за свесившийся хвост, и он вместе с чемоданом полетел вниз. Не долетев до земли, с перепугу он распахнул глаза, увидел приближающийся газон и телепортировался мягко на землю, чтобы не сломать себе ничего. А упавший следом чемодан придавил ему синий хвост, что вызвало сдавленный рык у черта и приступ смеха у его сестры.

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Case closed » [06.08.2007]: [Верните мне мой 2007]