Текущее время: май-июнь 2017 г.
организационные новости:
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Танос щелкнул перчаткой: одна половина вселенной осталась на своих местах, а люди, исчезнувшие с Земли, перенеслись в таинственный Город на Краю Вечности

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" — Привет, а кто же будет охранять Клинта от посягательств соседей? Кто будет ему приносить пиццу, если мы тут с тобой? Лаки, хороший мой, любимый пес, — Бишоп зарылась носом в густую шерсть, все же не выдержав напряжения. Этот день был слишком долгим, слишком болезненным. Первоначальная радость от встречи с Питера сменялась на безумный, совершенно звериный страх за своих родных. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [04.04.2017]: [Long Walk Home. Part III]


[04.04.2017]: [Long Walk Home. Part III]

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

https://s19.postimg.cc/ozcbrpzer/lwh1.gif

https://s19.postimg.cc/fesp4u2cz/lwh2.gif

«Welcome to the Lighthouse, the world's last bastion against the encroaching darkness. If you're here, you understand the gravity of the situation. The world as we know it has come to an end».

Дата, время: 4 апреля 2017, утро   Место: база «Маяк» под озером Онтарио, США
Участники:
Leopold Fitz, Phillip Coulson

Описание событий:
Продолжение истории о том, как важно не оставлять попыток спасти мир, даже если он сам отчаянно сопротивляется тому, чтобы его спасали.

P.S. Возможны пршельцы.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-07-22 18:50:39)

+4

2

2 часа назад

— Пошевеливайтесь! И помните: первородный Тариан из благородного дома Касиус ждать не любит! — высоко вздернув подбородок, максимально претенциозно сообщил легат М’Тарек, прекрасно понимая — никакая дополнительная мотивация его людям не требуется, каждый из них, двенадцати отборных воинов, был истинным профессионалом своего дела, и все же. Оставаться хотя бы час сверх необходимого на этой гадкой, жалкой, примитивной планете лично ему, легату М’Тареку из благородного дома Ва-релл, хотелось ничуть не больше, чем, одурев от одиума, подохнуть на гладиаторской арене.
«А ведь именно так и может случиться», — нисколько не сомневался М’Тарек, потому что первородный Тариан славился не только удивительным отсутствием терпения, он был безгранично жесток и вполне открыто наслаждался этим.
— У нас шесть часов, затем возвращаемся на корабль.
Корабль, ко всему прочему, полный кристаллов терригена.

Сейчас

— Обожаю классику, — развел по сторонам согнутые в локтях руки агент Филлип Джей Коулсон, разглядывая суровый антураж подземного, точнее — подводного взлетно-посадочного ангара. — Все-таки раньше умели строить.

«Маяк», колоссальных размеров бункер, выстроенный под озером Онтарио в 70-х на случай угрозы тотального истребления человечества, судя по неполным, даже слишком не полным сведениям, почерпнутым из тайных архивов Директора Фьюри, пустовал уже более сорока лет. «Тем лучше», — отметил про себя Коулсон, атмосфера тут царила покруче, чем на «USS Ковентри», — что-то среднее между атмосферой «Стальных пещер» Азимова и практичным декадансом «Бегущего по лезвию».
К слову, о пещерах и лезвиях. Первая, пока еще не совсем проблема, но это вопрос времени, заявила о себе буквально в считанные минуты после приземления — было что-то такое то ли в самой породе, то ли в обшивке стен, что не позволяло провести полное сканирование на предмет наличия каких бы то ни было форм жизни, органических или не очень — в конце концов, благодаря знакомству с синтетическими коммунистами Иванова и, собственно, Аидой — Коулсон навсегда запомнил: жизнь — это не обязательно то, что нуждается в перерывах на обед, отпуске или — он не проверял, но мало ли — в нижнем белье умилительной расцветки.
Вдобавок, несмотря на автоматическую активизацию всех систем жизнеобеспечения, из многочисленных информпанелей «Маяка» давным-давно вышли из строя, к сожалению и по всей видимости, все.
«Но это как раз не проблема», — бодро решил про себя Коулсон, потому что Фитц — чертов гений, потому что у них обязательно всё получится, потому что на вчерашний вопрос Фитца:
— Обещаете? — спросил тогда Лео.
Пожал плечами. То есть с одной стороны — да, конечно; с другой — конечно нет.

— Разделяться не будем, — продолжил Фил, вслед за ангаром с не меньшим интересом разглядывая коридоры, ведущие к жилым отсекам.
Всего их, агентов, на «Маяк» прибыло четверо, не считая, самого Коулсона и Фитца, на миссию вызвались агенты Оливи (пилот), в качестве огневой поддержки — Пайпер.
— Фитц, ты можешь поколдовать над внутренними системами? Потому что без карты поиск Монолита может занять дни. Может быть, недели.

— Легат М’Тарек!
— Слушаю.
— У нас гости.
— Очень интересно, — улыбнулся М’Тарек, проводя узкой ладонью по гладко выбритому черепу.
На самом деле нет, интересно не было, он ожидал нечто подобное.
— Хроникомы уничтожены?
Солдат не ответил.
— Ваша ошибка. И цена работы над ней, даже не сомневайтесь, будет высокой. Очень высокой.
Впрочем, не все так скверно. У них еще оставалось время.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-07-18 11:45:21)

+3

3

Лео был обижен и зол. Преимущественно на то, что на его вопрос «Обещаете?» Коулсон лишь пожал плечами. Равнодушно и, складывалось впечатление, бездумно пожал плечами. То ли связывать себя обещаниями не хотел, то ли ответа просто-напросто не знал. В любом случае, не на такое поведение Директора рассчитывал Леопольд.
Зефир был подготовлен уже за несколько часов до обозначенного времени вылета. Лео не спалось. И вовсе не потому, что буквально литрами потреблял не самый вкусный кофе, что удалось раздобыть на «USS Ковентри». Дело было в Коулсоне и в его словах о работе на пределе человеческих возможностей. Фитц прекрасно знал свои возможности. И пара часов сна — нормальное явление для его организма. В любом случае, после своего заданного вслух вопроса и после полученного в ответ молчаливого пожатия плеч, Фитц старался как можно реже пересекаться с Филом. В целом это было не так уж и сложно. Лео натаскал техники и всякой разной электроники в серверное помещение и с головой ушел в настройку всевозможных приемников и передатчиков сигналов. Стараясь предусмотреть все и разом, Лео совершенно забывал о потребностях своего организма. И отвлекался лишь на то, чтобы сделать себе новую порцию кофе и простеньких бутербродов.
Под утро пришлось засуетиться и побегать между Зефиром и серверным помещением, настраивая удаленный доступ. Сколько они пробудут на «Маяке» сложно было предугадать, поэтому Лео пытался оставить для себя как можно больше возможностей для доступа к различным элементам управления. С подготовкой Зефира ему помогли другие агенты, точно так же страдающие бессонницей и жаждущие хоть какого-то действия.
В самолете Фитц тоже старался как можно меньше пересекаться с Коулсоном. Свое желание отдалиться и абстрагироваться объяснить бы не смог, но чувствовал — так надо. И ему, и самому Филу.
— Да, неплохо, — отозвался Лео, подпрыгивая на месте и поправляя съехавший куда-то в бок заполненный до отказа рюкзак, и вслед за Коулсоном разглядывая ангар «Маяка». Может, внутри будет получше? Впрочем, что-то подсказывало Фитцу: вряд ли. На «Маяке» была не совсем та атмосфера, к которой привык Леопольд. Ему нужны были современные технологии и новейшее оборудование. И «USS Ковентри» все это вполне предоставляло.
«Ладно», — решил Фитц, — «в конце концов удаленный доступ он настроил на совесть». И если удаленный доступ вдруг навернется, то это могло значить только одно: база «USS Ковентри» уничтожена. Фитц мысленно понадеялся, что подобное не произойдет. Не может ведь все время быть плохо? Когда-то же должна наступить и серая, переходящая в белую, полоса?
— Да, логичное решение, — отреагировал на желание Фила не разделяться. Мало ли что могло их поджидать на «Маяке». Сканирование на наличие живых форм не удалось и это, признаться, настораживало.
— Нет проблем, — заверил, сбрасывая с плеч тяжелый рюкзак, облокачивая его о стену и подходя к первому попавшемуся на глаза рубильнику. Ни секунды не задумавшись, переместил рубильник из нижнего положения в верхнее.
Где-то что-то угрожающе зашипело, где-то что-то агрессивно засвистело. Раздался громкий хлопок, с немногочисленных светильников посыпались искры.
— Мда, — глубокомысленно изрек Лео, когда в коридорах вновь воцарилась тишина. — Все хуже, чем я думал. На всякий случай гляну карты в сохраненных данных на моем накопителе, — похлопал по нагрудному карману, в котором так и хранился жесткий диск размерностью иоттабайт и... да, обручальное кольцо.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-14 19:01:21)

+3

4

А что это такое противное в воздухе? Ах, да. Напряжение.
Напряжение, которое ничего общего с так не вовремя вышедшими из строя внутренними системами базы, разумеется, не имело, потому что исходило от людей; поправка: от конкретного человека — на то, как Фитц старательно, можно сказать, демонстративно его избегает, Коулсон обратил внимание еще на «USS Ковентри», но сделал вид, что нет — не обратил и, за исключением конца света, дела у них обстоят лучше некуда.
Потому что до одури не любил это чувство — чувство на корню загубленной инициативы, причем не просто загубленной, загубленной по твоей вине.
Это он ляпнул о рыбалке, это он в очередной бесплодной попытке «сделать как лучше» заговорил о стейках, и вроде бы прекрасное начинание, увы, когда наступил черед конкретики, осознал с ужасом — врать он больше не может и не потому, что для лгунишек, обеими ногами по колено застрявших в могиле, наверняка в аду приготовлено какое-нибудь свое особенное местечко; потому, что дать Лео обещание, которое он все равно не сдержит, было бесчестно, низко, подло и — лжи во спасение не бывает — абсолютно не по-отечески.
Но это не значило, что он отказывался от мечты о рыбалке, о дне рождения, даже от мечты об изумительных стейках, приготовленных на открытом огне или — всего-то и нужно: раздобыть форель — на сковородке «USS Ковентри», это значило одно, только одно, не больше, но и не меньше — сам для себя неожиданно остаток дней Филлип Джей Коулсон твердо намерился прожить честно.
Вот Мелинда наверняка оценит.
Нужно верить.
— Неужели и правда все так плохо, Фитц? — на всякий случай уточнил Коулсон, активируя сканер протеза. Конечно, похуже, чем в квинджете, зато какое-никакое занятие:
— Если да, то, пожалуй, забираю свои слова обратно. Раньше строить не умели.
— Позволите озвучить общее мнение, шеф? — подала голос Оливи, поглядывая на один из искрящих светильников, лицо у нее было бледное. А когда-то их, машинально отметил про себя Коулсон, агентов Оливи, было двое — мистер и миссис…
Половина вселенной…
И миссис Оливи — еще одно живое доказательство правоты Лео: в этом мире не осталось никого, для кого бы жизнь текла, как прежде.
— Вперед, агент.
— Эта дыра больше напоминает не базу, а какой-нибудь склеп.
— Боишься призраков, Оливи? — улыбнулся Коулсон, продолжая сканировать коридор и стены. — Хотя после истории с «Даркхолдом» я их тоже немного побаиваюсь. Но опять же, на наше счастье, книги нет и, поскольку она единственная в своем роде, думаю, призраки — последнее, что стоит наших опасений, — добавил Директор, то ли в спешке, то ли в шутку проводя сканером и по агенту Оливи.
— Стоп, а вот это уже интересно, — добавил Фил куда серьезнее. Потому что вместо «рентгена» тридцатипятилетней женщины среднего роста, среднего телосложения сканер показал пустое, то есть абсолютно пустое место.
— Ты это видишь, Пайпер?
— Вы хотели спросить, вижу ли я ничего, Коулсон?
— Ну или так, — наморщил лоб бывший Директор. — Фитц, тут тебе еще работенка. Версий у меня две: либо все мои протезы прокляты, либо…
— Это вторжение, — голос принадлежал тени, точнее — худощавому мужчине в черном, строгом костюме, с прической агента Маккензи. — Я опоздал. Вы можете в это поверить? Агент Коулсон, это моя ошибка, я…
Не договорил. Упал плашмя, чтобы продемонстрировать дымящую дыру в спине. А вот крови не было. Человеческой крови. По крайней мере с расстояния шагов в тридцать, разделяющего команду Коулсона и человека-тень, никакой крови он, Фил, не заметил. Странно, потому что никогда не жаловался на зрение.
— А я только понадеялся, что на сей раз обойдется, — выдохнул Коулсон, рефлекторно извлекая из кобуры Смит&Вессон.
— Шутите, Коулсон? — саркастически заметила Пайпер. — Только не в нашу смену.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-07-20 18:40:30)

+3

5

Вот только, чтобы глянуть на сохраненные на носители данные, необходимо было разобраться для начала с проводкой и, очевидно, с подачей электрического питания. Заряд персонального лэптопа у Фитца сдох еще за пару часов до посадки на «Маяк» и Лео, признаться, заленился искать в своих сумках зарядное устройство, решив, что вполне сможет это сделать и на базе. Досадно, конечно, что так вышло, но кто живет, никогда не совершая ошибок?
Сама база у кого-то ассоциировалась со склепом, а на Фитца она нагоняла тоску и какое-то иррациональное чувство безысходности. Все вокруг казалось хоть и сделанным на совесть, но старым. Честно, Лео совершенно не удивился бы, если бы обнаружил вместо привычных быстродействующих десктопов какие-нибудь «Amiga 1000» 1984 года производства.
Фитц мысленно себя укорил: может, все не так уж и плохо. Иногда первое впечатление бывает обманчивым.
— Сложно сказать, — после некоторого мгновение отозвался. — Я бы сказал, что да — и правда все так плохо. Но тогда я, вероятно, солгу — мне не известна вся картина.
А вдруг база «Маяк» — не то, чем кажется?
— Мне здесь не нравится, — заявил как-то по-юношески капризно.
«Топнуть ногой не забудь».
В подсознании вдруг возник голос Мэй. Неожиданно.
А почему не нравилось — объяснить бы не смог. Не нравилось и все. Разве для этого необходимы какие-то объективные причины? Вернуться бы обратно на «USS Ковентри», или хотя бы на Зефир. Увы, суровая реальность не позволяла ни того, ни другого.
На упоминании «Даркхолда» Фитц отвернулся, чувствуя, как вспыхивают щеки от стыда и негодования. А.И.Д.а, «Даркхолд» — его персональная кара, или камень, что привязан к его шее и призван для того, чтобы утащить Лео на самое дно.
Настроение итак было на нуле, а после невольного тыканья в совершенные ошибки и вовсе начало пробивать новые уровни дна.
— Не будем торопить события, — с вымученной полуулыбкой. — Возможно, это просто у меня кратковременные упаднические настроения.
Фитц рефлекторно подошел поближе на коулсоновское «а вот это уже интересно» и тоже недоуменно уставился на результаты сканера.
— Это еще что за чертовщина?!
Нет, результату сканера Фитц очень даже верил. Как и верил собственным глазам. А, значит, дело не в протезе и его работоспособности, а в чем-то ином. Таки чертовщина, не иначе.
— Нет, Фил, это не проклятье, — категорично. — Если, конечно, вы что-нибудь не размозжили этой самой кибер-р...
Договорить он не успел, сконцентрировав свое внимание на появившейся тени.
Вслед за Коулсоном Лео вытащил свой пистолет и взял человека — о, несомненно, человека — на прицел.
... или все же не совсем человека?
— Да, — фыркнул, впрочем, как-то безрадостно, — покой нам только снится.
Фитц первым двинулся на исследование объекта.
В нос ударил запах паленого пластика и полимерных изделий. Но никак не поджаренной человеческой плоти.
Фитц остановился рядом с объектом и в задумчивости уставился на обширную рану объекта.
— У меня три очевидных вывода. Первый: это не человек, но и не порождение А.И.Д.ы и ее извращенного разума. Второе: поскольку он назвал вашу фамилию, Фил, и даже почти извинился, а затем был уничтожен... не нами, он был нам не врагом. И, третий — самый очевидный, на базе есть кто-то еще.
Подозрительно оглядевшись по сторонам и не найдя явных признаков угрозы Фитц, присев на корточки, придирчиво осмотрел зияющую рану, затем схватил объект за подбородок и повертел по сторонам; скользнул ладонью за шею, прощупывая наличие входных отверстий.
Раздосадовано хмыкнул.
— Робот, но неизвестного мне производителя. Возможно, я смогу вытащить какую-либо информацию из его мозга. Конечно при условии, если информация хранилась в голове, а не в районе сердца.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-18 17:49:17)

+3

6

«Разве я прошу о многом? Всего лишь спасти мир и тихо умереть».
Или не тихо. Если повезет — после бурной ночи в объятиях любимой женщины.
А еще Фитц. То, как Лео поспешно отвернулся, стоило Коулсону упомянуть Даркхолд, не укрылось бы даже от слепого.
«Ну да ладно», — выдохнул почти-Директор, беготня с сачком за очередным, так не вовремя рванувшим наружу роем болевых точек — и, собственно, без разницы, чьих именно: его или Лео, — явно не входила в число задач с пометкой «выполнять немедленно!», а вот беготня с пистолетами — входила, причем на все сто процентов.
— Фитц! Осторожнее, — тихо произнес Коулсон, опускаясь на корточки рядом с Лео. Зря он все-таки вспомнил об Азимове:
— Ну привет, Жискар Ревентлов, — невесело улыбнулся Фил, разглядывая лицо, так похожее на человеческое. — Готов поклясться, никогда прежде его не видел. А у меня, между прочим, фотографическая память на лица. И не припомню, чтобы в архивах Фьюри упоминалось о роботах. Посмотри, как он одет. Костюм, галстук, должен сказать, с каждой секундой происходящее нравится мне все меньше и меньше.
— Чисто, — произнесла Пайпер.
— И у меня, — поддержала Оливи.
Еще до того, как Фитц и Коулсон сосредоточились на человеке-тени, команда разделилась: Пайпер отправилась исследовать правый рукав коридора, левый, соответственно, Оливи.
Обе выглядели взволновано и, несмотря на отсутствие явной угрозы, не спешили расставаться с оружием.
Коулсон тоже:
— О-о-окей, — поднимаясь на ноги, выдохнул почти-Директор, пожимая плечами и разводя руки в стороны. — Во-первых, все не так уж плохо — допустим, если я вдруг размозжу что-нибудь этой самой кибер-рукой, у меня будет резервная; во-вторых, мы по-прежнему живы и, знаете, я решительно намерен продолжать в том же духе. Фитц, помогай.
Не дожидаясь ответа Лео, вновь склонился над роботом, беря под мышки, осторожно поднял над полом.
— Прогуляется с нами. Потому что мы уходим, — принять подобное решение было непросто. Очень непросто.
Стыдно признаться, он верил: Монолит поможет — спасти вселенную, мир, человечество, улыбнуться очаровательной улыбке Джеммы; крепко, никого не стесняясь, целуя, обнять Мэй и наконец-то предложить съехаться.
И каждую секунду его такой уже недолгой жизни проводить вместе.
«Фил!».
«Да, да, да».
«Меньше мыслей, больше дела».
— Фитц, свяжись с базой, сообщи, что мы возвращаемся, и у нас тут… 0-8-4. Пусть подготовят оперативную группу, нам нужно больше людей. Больше людей и больше оружия. Вопросы есть? Вопросов нет.

Вопросы появились позже. Семь вооруженных до зубов — от фантастического вида алебард до еще более футуристичных бластеров — синекожих вопросов, перекрывших доступ к квинджету.
Во взлетно-посадочном ангаре их ждали. И, что-то подсказывало, не для того, чтобы пожелать счастливого пути и чистого неба.
— Уже уходите? — шагнул вперед высокий, худощавый крии в длиннополом одеянии серо-стального цвета, с высокими скулами, антрацитовыми глазами, гладко, до зеркального блеска выбритым черепом. Широкая полоса белой краски — от правого виска, через переносицу до левого — выдавала в нем лидера.
— Вообще-то, да, — улыбнулся Коулсон. — А вы, надо полагать, пришли с миром?
— О, поверьте, м-мистер Коулсон — или предпочитаете обращение «Щит Земли»? — определенно нет.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-07-21 22:11:00)

+2

7

Так много вопросов, так мало ответов.
Фитц смотрел на павшего робота и пытался сообразить, чтобы все это могло значить, помимо того очевидного, что он уже озвучил вслух. А ведь дамп памяти мог храниться не только в мозге, да и в целом не только в искусственном организме. С одной стороны, Леопольду весьма хотелось здесь и сейчас вскрыть объект и покопаться, так сказать, в кишках. С другой стороны, не хотелось совершенно.
— Жискар Ревентлов... а ему идет, — хмыкнул Фитц. — Помнится, Азимов прописал ему не самый завидный конец. Хотя робот и успел перед кончиной все-таки сделать что-то полезное на благо человечества. Это я про нулевой закон.
Фитц, как всегда в моментах глубокой задумчивости, закусил изнутри губу.
— Но он говорил о какой-то ошибке и, быть может, тоже пытался поступить правильно... на благо нашего человечества.
Желание вскрыть электронные мозги робота вновь начало зудеть на кончиках пальцев.
Про роботов Фитц тоже не помнил. В смысле про роботов, созданных не по его чудовищной вине.
— А вот это не факт, — покачал головой Лео, поднимаясь с корточек вслед за Филом. — Чтобы рука робота стала резервной копией, мне необходимо провести тысячу тестов и внести определенные изменения для тканевой совместимости и, собственно, для сцепляемости с тканью вашей руки. Плюсом необходимы сенсоры, которые настроены на передачу импульсного возмущения в мозг и с помощью которых и осуществляется управление кибер-рукой.
«А еще для всего этого мне нужна Джемма, потому что кибер-рука — это наш совместный проект, и заслуг в нем поровну».
— Словом, — огорченно вздохнул Фитц. — Ставку на руки Жискара я бы делать не стал.
А мысль забрать объект с собой Леопольду показалось годной.
Не задавая вопросов, он обошел робота и, склонившись, ухватил за щиколотки. Плохо то, думал Фитц, что на полноценные исследования времени у них нет, совсем нет.
Или...?
Или.
Заключение Коулсона о возвращении на базу его удивило. Стоило ли лететь сюда так долго, чтобы пробыть буквально пять минут и засобираться обратно? Пусть и с трофеем. Но, разумеется, спорить не стал. Время в полете и выйдет тем необходимым временем для подробного изучения объекта.
Перехватив ноги робота одной рукой, Фитц щелкнул по внешней сенсорной кнопке беспроводного наушника и снова перехватил щиколотки объекта двумя ладонями, параллельно отдавая активированной программе в микрофоне голосовое приказание связаться с базой и, когда связь установилась, обрисовывая ситуацию и раздавая указания уже вышедшему на контакт оператору.
— Готово, — отчитался. И слегка сконфуженно добавил: — Вообще-то вопросы были.

Однако задать вопросы Фитц не успел.
Устроившие в ангаре засаду крии ввергли Лео в кратковременный ступор.
Но... как? Как они здесь оказались? Да еще и на сверхзасекреченной базе.
Ответы плавали где-то на поверхности подсознания, но мозг Лео отказывался их отлавливать.
— Неловко вышло, — прошептал, осознавая, что с ношей в руках защититься они не смогут. С другой стороны — Лео обвел взглядом каждого из синих пришельцев — без ноши в руках вероятность защититься примерно такая же, что и с ношей.
Фитц медленно, очень медленно опустил ноги робота на пыльный пол ангара, тут же поднял руки в примирительном жесте и так же медленно сделал пару шагов по направлению к Филу.
— В моем рюкзаке, — тихо-тихо, чтобы расслышал только Коулсон, — осколочные бомбы.
Каких-то других вариантов спасения Лео не видел. Впрочем, вариант с бомбами тоже был весьма и весьма сомнителен. Но он хотя бы был.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-21 17:18:15)

+2

8

— Суй в дырку, — одними губами произнес Фил, старательная не сводя глаз со зловещего Мистера Индиго. Ну а поскольку иных дырок, кроме той, что украшала спину робота, поблизости видно не было, оставалось надеяться на смекалку Фитца, и верить — невзирая на трагическую кончину, что-то полезное во благо человечества «Жискар» все-таки сделает. Например, не разнесет тут все к чертям собачьим раньше времени.
А вообще, твердо решил Фил, если они только выживут — так и быть, он убедит шотландскую версию доктора Сьюзен Кэлвин имплантировать в протез что-нибудь такое приятное и полезное — миниатюрный метатель миниатюрных ужасно ядовитых сюрикенов или, чисто в теории, здоровый-прездоровый энергетический трезубец.
Щит — это, конечно, вау, понимал Фил, однако же с учетом их нынешнего, во всех смыслах интересного положения меч — вот, что было действительно жизненно необходимо.
— Пайпер, Оливи, без глупостей, — уже значительно громче произнес Коулсон, когда обе девушки в едином порыве сняли оружие с предохранителей. — А вы… извините, мы знакомы?
— Лично? Нет, — в свой черед показал зубы Мистер Индиго, зубы у него были белые, ровные и мелкие, сама улыбка — какой-то липкой.
«Шагов восемь, может быть, десять», — мысленно подсчитал расстояние от себя до большущих синих человеков «Щит Земли» (что это за прозвище такое, он подумает потом, опять же, если выживет, но звучало восхитительно), подождал, не скажет ли Мистер Индиго еще что-нибудь, желательно, более-менее осмысленное, когда не сказал, продолжил:
— Но раз мы живы, — улыбался Фил, не выпуская из рук останки робота, — осмелюсь предположить, на личное знакомство вы все-таки рассчитывали?
Кажется, я становлюсь очень популярным.
Сперва робот, потом смурф-убийца.
«Смотри не зазнайся, Фил».
Хотя, что плохого в еженедельной автограф-пати?
С другой стороны, все эти безумные фанатки в коротких шортиках… Мэй вряд ли оценит. И уж тем более — вряд ли присоединится. При всей своей суперсексапильной фигуре короткие шортики она не любила.
— Можно и так сказать, — подал голос Мистер Индиго, тоже не сводя глаз с Коулсона. — Вот только конкретно вы мне не нужны.
— Звучит немного обидно, а то, знаете, в воображении я уже представил, как буду бороздить космические просторы на гипер-реактивном скутере. Не уверен, правда, есть ли у вас гипер-реактивные скутеры… Если все-таки есть, должен сообщить: красный цвет — мой любимый.
— Что за бред вы несете? — нахмурился Мистер Индиго, впрочем, всего на мгновение. — Мне нужна Разрушительница Миров или, как вы ее называете, Дейзи Джонсон. Кстати, где она?
— Понятия не имею, о чем вы, — ни один мускул на лице не дрогнул, сердце билось размеренно и тихо. — Зато у нас есть кое-что другое… это же ваша вещь? — наморщил лоб почти-Директор, скашивая взгляд на робота, делая первый, осторожный шаг в сторону большущих синих человеков:
— Если ваша, то, представляете, нам она совершенно ни к чему, возвращаю потерю владельцу, — еще шажочек.
— Легат? — подал голос высокий, широкоплечий крии, по виду — из рядовых. — Прикажите убить его!
— Заткнись. Спрашиваю последний раз, мистер Коулсон, где она, где Разрушительница Миров? И не сомневайтесь, о том, что она не растворилась, я знаю не хуже вашего.
Бум-бум-бум!
«Спокойнее, Фил, спокойнее».
— Тут соглашусь, вы осведомлены гораздо, гораздо лучше меня, потому что я, допустим, вообще ничего не знаю, — поджал губы Фил, опуская робота на пол, не слишком быстро, не слишком медленно пятясь. Назад. К Фитцу.
— Фитц, действуй. Бежим.
Пока все просто — выжить.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-07-21 19:26:06)

+2

9

Не сразу Фитц сообразил, о которой дырке говорил Фил. Может, сказывалась давняя травма, полученная на дне океана. Может, проблема была в ступоре, в котором пребывал Фитц, широко распахнутыми глазами глядя на внушительных крии. Или, возможно, все дело было в том, что мысли Лео уже лихорадочно метались в поиске ответа на вопрос: как всадить в вену одного из них иглу и откачать хотя бы пол литра крови — волшебной, вне всяких сомнений.
Беглый взгляд по ангару дал понять, что подходящих дырок было не так уж и много, а те, что были, располагались не в самых стратегически важных локациях.
И только когда Фитц боковым взглядом зацепил робота, к нему пришло то самое понимание.
«Хитро».
Вот только как провернуть миссию, чтобы семь инопланетных джиннов не отследили действие Фитца?
Щелчок предохранителей заставил Леопольда вздрогнуть. Будь его воля, он бы тоже предпочел держать в руках оружие. Но свой пистолет ему пришлось уложить в задний карман штанов, чтобы высвободить руки для переноски объекта. Конечно, он мог бы сгруппироваться и в мгновение ока вооружиться, но что-то подсказывало, что то не самое верное решение. Ко всему прочему, есть вероятность, что это решение могло оказаться и последним.
Пока Коулсон отвлекал внимание крии, имитируя важные переговоры, Фитц думал о том, как выполнить поставленную перед ним задачу. Были сложности. Осколочные бомбы располагались по обоим боковым карманам с заклепкой. Содержимого одного кармана вряд ли хватило бы на то, что задумал Фил, значит, нужны оба кармана без вариантов. Однако Лео хорошо просматривался крайними представителями крии. Плохо дело.
Радовало одно: рюкзак висел на одном — правом — плече.
А Коулсон тем временем сделал шаг вперед.
«Черт».
Беспроигрышных вариантов вообще не было. По вискам скатились две крупные капли пота. Фитц прислушался к переговорам. Как ни странно, решение подсказал сам Коулсон.
— Думаю... — не так, чтобы громко, но и не так, чтобы тихо сказал Фитц, деловито сбрасывая с плеча рюкзак на пол и нагло засовывая руки в обои боковые карманы. — Думаю, раз возвращать, так все и сразу.
Все так же деловито Леопольд выложил большую часть бомб, сделанных в виде тонких «шайб» размером в диаметре 2 дюйма, на пол, затем собрал в аккуратную пирамидку. При этом не забывая на каждой из бомб провести указательным пальцем по сенсору-активатору.
При упоминании Скай Фитц застыл, обняв обеими ладонями пирамидку из осколочных бомб. А ведь ему так и не удалось с ней — с Дейзи Джонсон — связаться. И даже не удалось выяснить: жива ли, или рассыпалась, как и многие остальные. Но крии была доступна эта информация, и Лео счел ее достоверной. Иначе к чему все эти их усилия?
Дейзи была живой, и это не могло не радовать. Фитц медленно выдохнул и мельком глянул на Фила.
А тем временем Коулсон начал потихоньку пятиться. Лео крепче сжал пирамидку и как только раздалась команда «действуй», пирамидку буквально швырнул в дыру на грудине робота, никоим образом не заботясь о сохранности порядка. Какая разница, если это бомбы и они призваны стереть помещение в труху.
Швырнул и побежал вслед за Коулсоном, на ходу вновь касаясь сенсора на наушнике.
— Активировать протокол «Bombarda». Фил, — на выдохе. Впрочем, какое к черту подтверждение? Времени совсем нет.
И еще одна команда:
– БУМ!

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-21 21:46:03)

+2

10

— Подтверждаю! Вперед! Бум!
«Умница, Фитц», — искренне восхитился Фил, оборачиваясь, тормозя на мгновение, чтобы схватить Фитца за локоть пальцами левой, протезированной руки, толкнуть в сторону бойко давших дёру Пайпер и Оливи, чудом — как есть чудом, успевая активизировать щит…
БАБАХ!
…и, вальяжно пролетая над гнездом кукушки, подумать о том, как фантастически непредсказуем мир.
…удариться лопатками, прикусить язык, тяжело, шумно выдохнуть.
«Дейзи».
Да, само собой, крии — поголовно лицемерные ублюдки, холоднокровные убийцы и — а это вообще запредельная низость — патологические вруны, но Мистер Индиго не спрашивал, не просил, он требовал выдать Дейзи, а значит либо они оба — командир крии в желаниях, Фил – в надеждах — ошибаются, либо оба правы…
«Фил!».
«М-м-м».
«Фил!».
«М-м-м!».
«Очнись!».
Кажется, гулко приложившись об пол затылком, на секунду он вырубился. И все-таки. Дейзи выжила, несмотря на отсутствие способностей, Дейзи выжила… так, собственно, с чего бы Джемме и Мелинде должно повезти меньше?
— Шикарный взрыв, — закрывая глаза, на собачий манер тряся головой из стороны в сторону, не то чтобы изящно, но тут скорость в приоритете, поднимаясь на ноги, констатировал Фил, через секунду-другую фокусируя взгляд на команде, все целы: Пайпер, Оливи, Фитц.
Их не преследовали. В ангаре — он прислушался — было тихо:
— Семь шинкованных крии из семи, — добавил почти-Директор, в глазах двоилось. — Убираемся отсюда. Нет, я не о квинджете, слишком рано. Дадим ему остыть. Я прав? Скажи, что мы не остались без транспорта, Фитц… А, впрочем, мы знали, на что шли. Ну и, по всем очевидным признакам, крии явно не из породы Мэри Поппинс, следовательно, прилетели на чем-то, превосходящем габаритами зонтики. Осталось выяснить, на чем именно и как это пилотировать. Оливи!
— Да, сэр?
— Когда-нибудь сталкивалась с инопланетными шаттлами?
— Боюсь, нет, сэр.
— Ну, тоже нестрашно. В конце концов, у меня есть… была летающая машина, а это почти то же самое. Уходим. Живо-живо!

Для начала — выбрать безопасное место, перевести дыхание, обсудить случившееся, выжить.
И любой ценой отыскать Монолит. Потому что пока что его чутье, их чутье, Коулсона и Фитца, ни разу не ошиблось — выводы?
«Мы лучшая команда в мире».
Правильно, главное — это позитив.

— Какое счастье! — издалека начал высокий, худощавый некто, чем-то неуловимо похожий на «Жискара». Ну как неуловимо? Тот же рост, то же телосложение, такой же костюм и, конечно же, эти, одинаковые на двоих, черные, «безликие» галстуки. — Выходит, теории Инака верны?
— Извините? — недоверчиво произнес Фил, с момента побега прошло минут двадцать, отсеки, куда их занесло в поисках спасения себя и мира, были техническими.
— Инак… Антрополог-хроником… Ох, — грустно вздохнул Некто, в отличие от — это же было очевидно — коллеги-робота куда более разговорчивый и куда менее лысый. — Он умер? Какая потеря! Какая невосполнимая потеря! Оплакивать будем после. Прошу за мной, пожалуйста.
— Кто вы?! — без всякой улыбки задал такой банальный, но такой необходимый вопрос Фил: «Роботизированная фея-крестная? Ангел-предохранитель?».
— А я не представился? Прошу прощения! Ной, антрополог-хроником. А вот вас я знаю: вы, — указательный палец уставился в грудь Коулсона. — Филлип Роберт Коулсон.
— «Джей» вообще-то.
— О, честное слово, это неважно! Если хотите спасти мир, повторю еще раз, за мной! Очень, ну очень прошу — поспешим!

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-05 18:45:22)

+2

11

Осколочные бомбы дистанционного управления были сделаны на совесть. На самом деле, Леопольд Фитц гордился ими. Один из немногих проектов, доведенный до ума. В левом кармане рюкзака оставалось еще несколько бомб. Лео подумал о том, что они еще могут пригодиться. Вряд ли ведь те семеро синих были единственными на базе, хотя, разумеется, верить в это хотелось.
Фитц тоже упал. Не так тяжело и грузно, как Фил, конечно. Но кожу на ладонях и коленках до крови стереть умудрился. И, кажется, таки царапнул и щеку. Но его падение — это мелочь. Ему-то что? Встал, отряхнулся и дальше в путь. Падаль Филу было противопоказано от слова «совсем».
Смотря на поднимающегося Коулсона, Фитц боролся с негодованием и злостью, которые так и просились выплеснуться наружу.
«Нельзя, Фитц, нельзя, нельзя, нельзя. Нужно быть снисходительнее».
Мысленные увещевания охладить злость не помогли.
Лео в два больших шага пересек расстояние, разделявшее его и Директора, схватил Фила за плечо непротезированной руки и хорошенько встряхнул.
— Не смейте. Впредь. Так делать. Вы. Нам. Нужны. Живым.
Фитц выдохнул, уложил вторую ладонь на плечо другой — протезированной — руки и буквально повис на Коулсоне, смотря куда-то в пол и переводя дыхание. Сердце оглушительно стучало. Злость нашла выход, и Фитца начало потихоньку отпускать.
— Конечно, взрыв шикарный, — через несколько мгновений отозвался Лео, убирая руки с плеч Фила и выпрямляясь. Следом смотря поверх правого плеча Директора.
Семь из семи?
С губ Фитца сорвалось непечатаемое ругательство. А ведь осколочные бомбы, сделанные на совесть, наверняка не оставили от представителей синей расы и пяти дюймов адекватного биоматериала. Крови для Коулсона добыть не выйдет. Лео мысленно понадеялся, что на «Маяке» все же найдутся и другие представители крии. Потому что не может быть постоянно плохо, должна ведь начаться когда-нибудь и светлая полоса. В это Фитц верил, очень верил.
— Я не знаю, — Фитц все также поверх правого плеча Директора смотрел в сторону ангара. Квинджет выглядел... плохо. Если не сказать — плачевно. — Но ставки на него я бы ставить не стал.
Пойти бы внимательнее глянуть, но живо-живо уходить — так живо-живо уходить.
Да и идея с инопланетным шаттлом Лео тоже нравилась. На подобных шаттлах наверняка есть запасы синей крови.

Что? Еще один робот? Фитц машинально запустил руку в задний карман штанов, нащупывая рукоятку своего пистолета. В памяти еще было живо воспоминание о встрече с первым роботом. И обзаводиться такой же дырой в грудине, как у того первого павшего, как-то совершенно не хотелось.
«Антрополог-хроником?»
Брови Фитца поползли вверх от удивления.
— Счастье какое-то сомнительное, — недовольно пробормотал Фитц, озираясь. Отчего-то казалось, что за ними следили. Вот только ни чужих глаз, ни камер взгляд Фитца не находил.
— Вообще-то важно, — огрызнулся Лео. — Какой из вас хроником, изучающий биологическую природу человека, если вы столь невнимательны к деталям? А наша история и строится из деталей. Это как если отправить хроникома наблюдать за человечеством и забыть снабдить его, скажем, картой памяти. Деталь? Деталь. И кстати, где у вас хранится дамп памяти, Ной?
Фитц разволновался — и из-за упавшего Фила, и из-за поврежденного квинджета, и из-за повстречавшихся крии — и начал предсказуемо и преступно много болтать.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-22 18:52:07)

+2

12

2 апреля, через полтора часа после Щелчка

— Танос, конечно, мудр, могуч и настоящий монстр, но у него есть свои маленькие слабости, — многозначительно изрек первородный Тариан из благородного дома Касиус, опуская на стол недопитый кубок с вином. Рука дрожала.
«Еще бы», — нисколько не удивился М’Тарек, высокой волей приглашенный в капитанскую каюту отпраздновать начало триумфа их благородных домов — дома Касиус и Ва-релл, соответственно.
Вот только праздничным настроение не было.
Полтора часа назад экипаж «Н’Арады» насчитывал четыре сотни отборных воинов, сейчас — сто девяносто.
— И какие же, мой капитан? — догадываясь, что и так молчит слишком долго, вежливо улыбнулся легат М’Тарек, к собственному глубокому разочарованию замечая, что и его руки дрожат тоже.
— Танос азартен, с одной стороны это делает его непредсказуемым, с другой — как всякое пресыщенное охотой примитивное чудовище, он крайне быстро теряет интерес к жертве, стоит бедняжке прекратить дергаться в его когтистых лапах. Понимаешь, о чем я? — загадочно выгибая брови, наморщил лоб первородный Тариан из, пожалуй, чересчур благородного дома. Во тьме иллюминатора позади него ярко сиял некрупный пока голубой шарик — Земля.
«Планета мертвецов».
Как и миллионы миллионов помимо.
— Если честно, не совсем понимаю, мой капитан, — честно солгал М’Тарек, потому что, разумеется, понимал всё.
— Ах, это же банально! — довольно усмехнулся Тариан.
«А ведь и ты, Касиус, — против воли подумал легат, — такое же пресыщенное охотой примитивное чудовище. Нет, хуже. У Таноса хотя бы есть подобие чести, у тебя — ничего».
— Прошу прощения, мой капитан, боюсь, я недостаточно умен.
— Что ж, справедливо. Видишь ли, мой дорогой М’Тарек, Танос — завоеватель, он — полководец! Не отрицаю, великий и даже величайший, однако… Полководцы живут битвами, судьбы побежденных народов волнуют их мало, в большинстве своем — не волнуют вовсе. И это, мой дорогой М’Тарек, просто замечательно. Насколько я знаю, наместником Земли Танос должен назначить Эбони Мо. Тот еще фанатик, безусловно… на наше счастье, не в пример остальным сыновьям и дочерям Титана, человек неглупый, я бы сказал — предусмотрительный и очень смышленый. В этом мы с ним похожи…
«Вот кто бы сомневался».
— Продолжайте, мой капитан, я заинтригован.
— Во времена Великих Войн и Великих Героев весьма не многие помнят о том, что в любое время, в любую эпоху, независимо от того, кто сегодня восседает на троне, по-настоящему ценно и по-настоящему важно…
— Да, мой капитан?
— О доходах, мой дорогой друг, я говорю о доходах. Несмотря на полное отсутствие цивилизованности, Земля — невероятно богатая планета. Наши предки давно это поняли.
— Абсолютно согласен. Те же металлы…
— И нелюди, М’Тарек. Настало время забрать своё.
— Позволите вопрос?
— Конечно!
— Вы уверены, что…
— …у нас всё получится? Само собой, уверен, — нервно отмахнулся первородный Тариан из феноменально амбициозного дома. — Не забывай, в моем распоряжении — кто знает! возможно — могущественнейшее оружие во вселенной.
— Пророк.

Сейчас

— Хм-м-м-м, — пристальный, изучающий взгляд Ноя, антрополога-хроникома, сосредоточился на Лео. — А вот вас в списках Инака определенно не было, — полностью игнорируя вопросы о дампах памяти, их расположении и трудностях вычленения наиболее важных, может быть, судьбоносных деталей из общего историко-информационного потока, щурясь, продолжил робот:
— И я определенно уверен, на «Маяк» вас должно было прибыть гораздо больше. Посчитаем, — начал загибать пальцы антрополог-хроником: — Агент Филлип Джей Коулсон — вот вы. Дейзи Джонсон, Разрушительница миров, к слову, где она?
— Не имею понятия, о чем вы, — уже по привычке ответил Коулсон.
— Мелинда Мэй?
— Тоже не то.
— Джемма Симмонс?
— Промах.
— Альфонсо Маккензи?
— А нас, по-вашему, сколько? — изо всех сил пытаясь сохранить самообладание, еще недовольнее, чем в тот момент, когда — он запомнил — Фитц хватанул его за плечо и вычитал за неосторожность, раздул ноздри почти-Директор:
— Вы же робот!
— Хроником!
— О, честное слово, это неважно! Но считать-то вы хотя бы умеете?
— Дело не в счете. Дело…
— Извините, что вмешиваюсь, — подала голос Пайпер. — Мы, кажется, куда-то спешили.
— Ох! — охнул антрополог-хроником. — Прошу проследовать за мной!
При всей своей эксцентричности, опасным Ной не выглядел, взгляд, предназначенный команде, говорил «ок».

— Это Хранилище, — полным благоговейного трепета голосом начал антрополог-хроником, когда они, минуя пару-другую ветвистых коридоров, скрылись за тяжелой металлической дверью, с порога имея счастье полюбоваться…
«Так вот, где ты прятал свои настоящие сокровища, Директор».
Длинный, узкий ангар от пола до потолка заставляли стеллажи, на них — тысячи артефактов различной степени защищенности — от обыкновенных картонных коробок до свинцовых ящиков, помеченных бирками вроде «0-8-4, Кентукки, 19.03.1994, потенциально радиоактивно».
— Ого, — изумился Коулсон.
— И я о том же, — довольно скрестил руки на груди Ной. — Я знал, вам понравится, агент Коулсон.
— И вы не ошиблись. Тем не менее, что здесь происходит?
— О, это вы должны мне рассказать, агент Коулсон! Например, как же так вышло, что вы вернулись из будущего, а крии здесь и… — голос стал тише, машинным, почти мертвым. — У вас ничего не вышло? Земля погибнет? Бедный Инак! Бедный Инак! А я говорил ему — обратись к Мстителям! Но он… он верил в вас. Верил в пророчество.
— Фитц! Ты видишь то же, что и я? — кажется, давно уже не обращая внимания на робота, тыкнул Лео в бок почти-Директор.
В самом конце коридора, под прозрачным куполом, томился в ожидании спасителей мира он — Монолит. На сей раз белый. В красную полоску.
— И да, Фитц, ты понимаешь, о чем говорит наш новый друг робот? Вот я, честно признаюсь, нисколько.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-06 12:09:37)

+2

13

Под пристальным, почти препарирующим взглядом Ноя Фитц стушевался. Не очень-то и приятно было осознавать, что на «вечеринке жизни» его совершенно не ждали. Это и раздражало, и пугало. Раздражало потому, что какой-то робот-антрополог-хроником позволял себе небрежность в голосе и некоторый сарказм, а пугало — потому что Фила Коулсона здесь как минимум ждали. Значит, происходящее было заранее просчитано или банально предугадано. Вопрос: с какой целью?
На вопросы хроником не ответил. Лео задумался: что за самосознание было записано в его электронном разуме? Или все куда проще и Фитц просто-напросто не имел доступа к подобной информации, потому что его не ждали?
Дейзи, Мэй, Мак... Джемма. Фитц ощутил себя так, словно бы этот весьма странный хроником провел острием лезвия по его — Фитца — горлу.
— Точно неважно, — оскалился Леопольд вслед за Филом. Хроником ли, робот ли, какая разница как назвать, если вместо качающего кровь сердца — несколько сотен проводков, да разнообразные механизмы? Суть-то не менялась.

— Во-оу, — изумился Фитц, и снова след в след за Коулсоном. Лео доводилось бывать в хранилище павшего инопланетного оборудования читаури, забегать в другие хранилища Щ.И.Т.а. разной секретности и, соответственно, допусков... но именно это удивляло настолько, насколько это вообще было возможно.
Взгляд Лео блуждал от одного короба к другому. Большей частью текст на бирках гению-инженеру мало о чем говорил. И это бесконечное «0-8-4»... Попасть бы сюда раньше, взять бы под анализ вообще все, что находилось в хранилище. Возможно, можно было бы избежать столько нелепых смертей...
«А если бы отсюда вырвалось древнее зло?»
Фитц ненавидел, когда его внутренний голос вдруг начинал жить своей какой-то совершенно непостижимой жизнью. Причем жизнью рациональной и очень правильной. Нет, Лео прекрасно понимал и осознавал, что во всех этих ящиках могли храниться, быть может, самые опаснейшие артефакты Земли. Или, возможно, целой Вселенной. Достаточно вспомнить тот же тессеракт.
По спине побежали мурашки — настолько Фитца страшило и одновременно влекло это место. А голос Ноя, сделавшийся, как и полагается у роботов, неодушевленно-синтетическим, и вовсе будоражил инстинкт самосохранения, принуждая ныть в чертогах сознания и неудобно ворочаться где-то в районе солнечного сплетения, вызывая головокружение и легкую тошноту.
Хотелось позорно и банально сбежать.
Блуждающий взгляд Леопольда остановился. Как и застыл сам Лео. Как и замерло его дыхание.
Монолит. Манящий. Притягивающий. Индуцирующий.
Фитц ощутил, как неконтролируемо затряслись руки. Пришлось сбросить рюкзак на пол и спрятать ладони в карманы штанов.
— Да, — громким шепотом, — вижу.
По ощущениям — совсем такой же, как тот, что забрал Джемму. По внешнему виду — совершенно иной. Лео не слышал ни того, что внушал им антрополог-хроником Ной, ни последнего вопроса Коулсона. Мстители? Пророчество? Возвращение из будущего? Нет, все пронеслось мимо сознания, ни на мгновение не задержавшись для осмысления. Фитц вдруг обнаружил себя вплотную стоящим у прозрачного купола и вовсю сражающимся с колотящимся где-то в горле сердцебиением.
— Мне нужно внутрь, — полувсхлип-полустон.
И взметнул ладони вверх, царапнув поверхность ногтями.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-25 20:30:40)

+2

14

Хранилище

«Это просто абсурд какой-то», — наконец-то признал Коулсон, где-то в глубине души радуясь возможности перевести дыхание.
Пророчества, монолит, крии, роботы-хроникомы, путешествие в будущее, ко всему прочему они потеряли квинджет — и это было совершенно логично, мог бы не спрашивать, но вообще-то не мог бы, потому что не имел никакого права лишаться оптимизма — хотя бы демонстративно.
Навалилась усталость. Уровень адреналина в крови так же резко, как недавно скакнул, понизился. Стало жутко.
Всем, абсолютно всем была нужна Дейзи…
А еще почему-то особенно остро врезалось в память, как Ной, антрополог-хроником, недоуменно загибает длинные, худые и очень бледные пальцы, перечисляя имена тех, чья потеря действительно оказалась бы для мира невосполнимой — Мак, Джемма, Мелинда…
«Нас должно было быть больше, гораздо больше».
Так он сказал?
Может, не так, но очень похоже.
«А я вежливо обозвал его кретином».
Становишься злым, Фил.
В конце концов, откуда этому недороботу было знать, что команда не разделилась, что прямо сейчас где-то за углом их не поджидают Мэй…
Нет, погодите. А не Ной ли…
— Фитц! — рявкнул Коулсон, довольно грубо — за шкирку — оттягивая Лео от Монолита. — Не смей. Впредь. Так делать. Ты. Нам. Нужен. Живым, — вполне удачно копирую недавнюю интонацию Фитца, без какого бы то ни было намека на улыбку, разворачивая гения-инженера к себе, пояснил Фил:
— Пока мы не выясним, что конкретно делает эта штука, никаких самоубийственных научных миссий. Понял меня? Кстати, Ной, может быть, ты приоткроешь завесу тайны?
— А мы, пожалуй, покараулим, — не скрывая неловкости, произнесла Пайпер, осторожно касаясь плеча Оливи.
— Точно, сэр, и проведем разведку, — подхватила Оливи.
— Действуйте, — кивнул Фил.
— До возвращения Инака я находился в спящем режиме, — металлические нотки исчезли, голос робота звучал вполне по-человечески: напряженно и в то же время тоскливо:
— Выходит, в спящем режиме я провел три месяца. Мои системы активизировал протокол безопасности, аффилированный с защитными системами базы. Проще говоря, меня разбудило вторжение крии, — улыбнулся Ной, все так же напряженно и в то же время тоскливо. — А ведь вы — ваша команда, агент Филлип Джей Коулсон и Инак — должны были вернуться гораздо раньше! Задолго до вторжения крии! И я сразу догадался: что-то пошло не так. По счастью, на этот случай у меня были инструкции: отыскать вас, агент Филлип Джей Коулсон, затем вместе с командой доставить к Монолиту. Инак был уверен — вы знаете, что делать. Но… вы ведь без понятия, что делать? И вы без понятия, кто такой Инак. Как он погиб?
— Полагаю, его застрелили.
— Ох, бедный Инак, он всегда был таким романтиком! Это его и сгубило.
— Сколько времени прошло с начала вторжения крии? — понимая, что сейчас не самый подходящий момент для траурных мыслей, задал очередной банальный вопрос Фил, к собственному удивлению отмечая, что так и не убрал руки с плеча Фитца.
— Четыре часа тридцать минут пятьдесят две секунды.

Ангар

Что смерть неизбежна, его люди поняли сразу же; что есть только один шанс и только один способ спасти командира — тоже.
Он помнил, как, сбитый с ног, падает, помнил, как теряет возможность дышать под тяжестью тел шести отборных воинов, помнил, как успел подумать «вот что значит ‘элита’»…
БУМ!
Определить, сколько времени прошло после взрыва, не было никакой возможности.
Выбираясь из-под груды обугленных, разорванных на куски тел, M’Тарек до боли стиснул зубы.
Левый глаз ничего не видел. Аккуратно касаясь пальцами правой руки липкой, кровоточащей глазницы, моментально определил причину — левого глаза не было, его выжгло. Да и вся левая половина лица превратилась в сплошное месиво.
Но, в целом, это не страшно. Он выжил. И все еще в состоянии завершить миссию.
Завершить миссию и, разумеется, отомстить.
Среди погибших воинов был младший брат его жены. Совсем мальчишка.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-07-28 12:51:39)

+2

15

Прозрачный купол, естественно, не поддался ни мысленным увещеваниям, ни высказанному вслух полувсхлипу, ни царапнувшим его пальцам — как когти котенка по металлу, не иначе.
Лео и сам не понял, что за помутнение рассудка завладело им. То ли это отголоски его проблемной, так и не восстановленной полностью психики, то ли следствие нескольких контактов с иным — тем, что поглотил Джемму — Монолитом, то ли действительно сам белый в красную полоску Монолит взывал к разуму того, кто был готов открыться. А Фитц и впрямь был готов раскрыться — все, что угодно, лишь бы вновь увидеть Джемму живой. И хотя Леопольд Фитц по жизни всегда был рационалистом и скептиком, и во всякую мистическую чепуху не верил, но после устроенного Таносом был готов поверить во что угодно. Даже не разыскивая научных объяснений для происходящего, а принимая, по сути, как должное.
Хватка Фила на плечах Лео была крепкой и довольно-таки ощутимой. Фитц отстраненно подумал, что, вероятно, останутся синяки. Впрочем, эта боль была правильной, она способствовала возвращению Лео к действительности.
Определенно, Монолит на него плохо влиял. Очень плохо влиял.
— Как тонко, Директор, — не пряча сарказма в голосе отозвался, переводя дыхание. Ему казалось, что Монолит что-то нашептывал на ухо, взывал к его разу и откровенно звал... манил. Но Лео уже отвлекся и повторно настроиться на нужную волну было весьма проблематично.
После ментального контакта с Монолитом — а как-то иначе это назвать у Фитца и не выходило — сосредоточиться на происходящем получалось плохо. Робот-антрополог-хроником говорил странное. И сказанное им совершенно не вязалось с той информацией, которой обладал Лео. Как, впрочем — быстрый взгляд на Коулсона — и Директор, похоже, испытывал то же удивление, хоть и куда тщательнее это скрывал.
— Понял, — недовольно буркнул. Ладонь Фила, так и оставшаяся лежать на плече Фитца, не смущала, наоборот, дарила ощущение покоя, защищенности и осознания себя реального в текущем пространстве и настоящем времени.
Даже присвистнул:
— Четыре с половиной часа! Как-то мне не верится в счастливое стечение обстоятельств.
Серьезно, не верилось абсолютно ни во что.
— Окей, — облизал пересохшие губы Лео. — Мы видели семерых крии. Сколько их прибыло всего? На чем они прибыли и где оставили свой шаттл?
Лео все еще не терял надежду раздобыть волшебной синей крови для Коулсона.
— И все-таки Монолит. Что о нем известно? Вот он — Филлип Джей Коулсон, вот они мы — его команда, вот он Монолит, — ткнул в прозрачный купол, стараясь не смотреть на него — во избежание недоразумений. И в упор глянул на Ноя.
Ной, к слову, Фитцу ужасно не нравился. Слишком... скользкий и верткий для робота.
— Или что необходимо сделать, чтобы получить доступ к информации? — нет, серьезно — что?
Однако что-то подсказывало, что и на сей раз он не получит должных ответов. Не получит и все.
Собственное раздражение Фитцу не нравилось, но и справиться он с ним не мог. Происходящее нервировало.
Все дело в Монолите, решил Лео, и его слишком уж близком расположении. Монолит звал. И манил.
И, признаться, зову этому ответить уж очень хотелось.
И он бы ответил. Если бы не рука Фила на его плече.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-07-29 00:25:30)

+2

16

— Поскольку для Земли ситуация кризисная и мое вмешательство в естественные исторические процессы считается допустимым, я бы с удовольствием оказал вам посильную помощь, — тоном, в котором в равных пропорциях смешались гордость и — ну да, точно — пессимизм, думалось бы, совершенно не свойственный роботам, сообщил Ной, отводя взгляд вверх и куда-то в сторону:
— К сожалению, в этом деле я вам не помощник. Специалистом по Монолитам был Инак. Я знаю немного, — выдохнул андроид, будто бы силясь найти, но так и не находя подходящее слово. — Конкретно Белый, если мои данные верны, считается наиболее опасным — видите ли, в отличие от прочих — Серого и Черного, их вы также можете обнаружить здесь, в Хранилище, — обладает неким подобием искусственного интеллекта. Его можно запрограммировать. Правда, осмелюсь предположить, способ едва ли придется вам по душе — для этого требуется установить с Монолитом некое подобие симбиотической связи, причем — и это самый неприятный момент — если воля хозяина окажется слабее воли Монолита, в лучшем случае вы просто… исчезните.
— Так, всё! Беру тайм-аут, — характерным жестом рефери накрывая левой, вытянутой горизонтально ладонью, вертикально поставленную правую, закусил губу почти-Директор. — Мне нужно переварить услышанное.
— Хорошо, как пожелаете, — поспешно кивнул Ной, переводя взгляд на Фитца. — И это довольно любопытно, ну, что вы не знаете: для кратких наземных — в нашем случае подземных, конечно, — миссий крии не используют шаттлы, крии используют телепортаторы. И, боюсь, вновь вас разочарую: точного количества крии на базе я не знаю. Когда я их только увидел, я был вынужден… ретироваться. Инструкции, сами понимаете, — вполне по-человечески пожал плечами Ной, весьма искусно изображая неловкость и стыд:
— Не подумайте, я не струсил! Я должен охранять монолиты!
«Ага, разумеется», — мысленно в свой черед кивнул Фил, наконец-то отпуская плечо Фитца, чтобы в следующее мгновение стиснуть пальцы вокруг железной стойки стеллажа, плотно заставленного разномастными коробками с «0-8-4».
От всего этого изобилия удивительных событий начинало подташнивать, голова — уже привычно, но от того не менее противно — наливалась свинцом и препогано кружилась.
Крии, монолиты, симбиотические связи, Танос, Мэй, Джемма, Дейзи — первых уничтожить, второе исследовать, третье и четвертое — да черт его знает, команду — спасти.
И все это на чистом энтузиазме.
«Фил!».
«М-м-м?».
«А тебе кто-то нужен, может быть, Мстители?».
Нет, вряд ли. Разве что мягкий диван и пару минут тишины, для закрепления результата — лучше четыре…
Рука дрожала и ноги подкашивались.
— Вы должны это видеть! — резко появляясь будто бы ниоткуда, выкрикнула Оливи.
И как бы тяжко не было сфокусировать мутнеющий, рассеянный взгляд на лице женщины, Коулсон все-таки сфокусировал. А было оно бледнее смерти.
— Они режут дверь! — на выдохе, заметно тише произнесла Оливи.
— Что? — медленно приходя в сознание, задал на сей раз очевидно неуместный вопрос Фил.
— Пришельцы!
— Ной, тут есть запасной выход? — «Соберись, Фил! Соберись! Не время изображать умирающую королеву драмы!».
— Дверь, через которую мы вошли, единственная.
— Замечательно! Просто потрясающе! — невесело улыбнулся почти-Директор, зачем-то оттягивая влажный от пота воротник красной кофты. — И трюк с бомбами больше не прокатит.
«Взорвем Хранилище — взорвем мир».
Чего уж, это было очевидно.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-06 12:06:40)

+2

17

Этот антрополог-хроником Ной Леопольда раздражал неимоверно. И дело было совершенно не в предвзятости к роботам. Хотя, конечно, и это тоже играло свою немаловажную роль. Этот робот, думал Лео, сделан по каким-то совершенно иным правилам, хотя и самые важные для человечества были-таки соблюдены. Конечно, у каждого разумного вида, в особенности, если этот вид с другой планеты или даже галактики, могли в ходе эволюции сформироваться свои требования. И все-таки становилось не легче.
Ной Фитцу не нравился, и вызывал неконтролируемое желание если не съездить по синтетической челюсти, то вырубить и покопаться в электронных внутренностях.
При упоминании Монолитов, Фитц рефлекторно глянул в сторону белого и моментально отвел взгляд. Либо этот Монолит действительно взывал к рассудку гения-инженера, либо гений-инженер просто-напросто начинал сходить с ума, принимая за реальность собственные домыслы. Что первый вариант, что второй пугали, однако, к первому Лео относился терпимее. И, собственно, почему нет? За всю свою недолгую работу на Щ.И.Т. Леопольд повидал немало странностей. И взывающий к человеческому сознанию Монолит, надо полагать, не самое страшное и не самое странное, что уже встречалось на жизненном пути агентов.
«Какой еще такой тайм-аут?!» — хотел было возмутиться Лео: во-первых, вторжение крии, во-вторых, Танос и его Перчатка Бесконечности и, в-третьих, Вселенная на грани хаоса, а Фил возжелал тайм-аут? Но возмущение от сказанного Ноем перекрыло возмущение Коулсоном.
— Телепортаторы, — повторил задумчиво. — Не представляю как оно выглядит, но взглянуть бы хотелось.
Лео вдруг накрыло разочарование: если нет шаттлов — нет и стратегических запасов крови крии. А это значило, что один самый важный, проверенный и самый действенный способ излечить Фила Коулсона от его хвори по-прежнему был вне досягаемости. Еще никогда он так отчаянно не желал, чтобы хотя бы один представитель враждебно настроенной расы остался в живых на «Маяке».
Лео решил, что для возмущения не место и не время.
«Белый Монолит и некое подобие искусственного разума».
«Белый Монолит и некое подобие симбиотической связи».
Это уже было хоть что-то. Нет, этого уже было достаточно.
Потенциальный симбиоз не давал Лео покоя. Симбиотические связи — понятие расплывчатое, необходима конкретика. Видов симбиоза было несколько: мутуализм, комменсализм, аменсализм, паразитизм. Какой из них наиболее полно походил к Монолиту? Что-то подсказывало Фитцу, что все-таки паразитизм.
И чем больше он думал о Монолите, тем сильнее ему хотелось вскрыть защитный купол.
Коулсон вдруг убрал руку с плеча Лео и Лео почувствовал себя котенком, выброшенным на загруженную автомагистраль. Впрочем, на обдумывание странных ситуаций времени не было.
Крии резали дверь. А запасных выходов не имелось. Перспектива вырисовывалась ужасающая.
— Но бомбы еще есть, — заверил Фитц, внимательно осматриваясь. — Не так много, но есть.
Взгляд сосредоточился на противопожарном баллоне. А еще в заднем кармане штанов лежал пистолет. Или купол пуленепробиваемый?
Ничего, решил Лео, это не самая ужасная проблема. Долбящиеся в дверь крии — это да, это проблема.
— План такой: Ной вскрывает защитный купол, вы... — быстрый взгляд на Коулсона, — Пайпер и Оливи сдерживаете синих тварей столько, сколько сможете. Я — устанавливаю связь с Монолитом.
«Ага, симбиотическую».
— С оставшимися крии вряд ли удастся договориться. Времени на исследования и эксперименты у нас нет. И других вариантов я не вижу.
Фитц был категоричен.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-08-01 14:14:49)

+2

18

— По-моему, это не план. Это самоубийство, — выгнул брови почти-Директор, загадочно глядя на Лео. — Если ты думаешь, что я позволю тебе рисковать мозгами, а твои мозги, хочу заметить, на данный момент наше самое многообещающее оружие, ты сильно ошибаешься, Фитц. Лучше свяжись с «Ковентри», сообщи, какое у нас тут интересное приключение и запроси помощь. Исполнять немедленно! Но сперва давай-ка сюда свою бомбу.
Всерьез верить, будто бы помощь успеет вовремя, было бы, конечно, невероятно глупо и еще более опрометчиво — Коулсон не верил, а вот сообщить об инопланетном вторжении само собой следовало. Не ради скромного шанса спасти собственную задницу, ради возможности предупредить тех, кому придется выступить против пришельцев в том случае, если — или когда — его одинаково блестящий и да, тоже самоубийственный план не выгорит.
А план родился быстро, можно сказать мгновенно.
— Сколько, говоришь, Монолитов на базе? — прекрасно зная ответ, тем не менее переспросил Коулсон, пересекаясь взглядом с антропологом-хроникомом, пугающе по-человечески бледным и совсем уж жутко растерянным.
— Три.
— Белый, Черный и Серый, так?
— Совершенно верно. Однако, агент Коулсон, не могли бы вы пояснить, к чему вы клоните?
— Безусловно и с удовольствием, — усмехнулся Фил, взвешивая на ладони одну из восхитительных бомб Лео. — Только для начала скажи мне: саркофаги, в которые заключены монолиты, они огнеупорные?
— Хм, да, но…
— Отлично. А теперь помогите подтащить Монолит к двери. Оливи! Пайпер! Ной! Это приказ!
— При всем уважении, агент Коулсон, вы не можете мне приказывать! — проявляя неожиданное упрямство, гордо вскинул подбородок робот, отчего мог бы показаться забавным — будь на веселье время.
— Окей, как пожелаешь, правда, в таком случае, если Земля погибнет — это будет и на твоей совести. Даже не представляю, до чего сильно разочаровался бы в тебе Инак.
— Извините, агент Коулсон, вы меня шантажируете?
— Вот именно. Фитц! Для тебя тоже есть дельце. Прошерсти ближайшие коробки, разыщи что-нибудь похожее на оружие и что-нибудь, чем можно защититься. Пайпер! Оливи! Помогайте. Нужно подтащить монолит как можно ближе к двери. Нет, не Белый, Черный!

— Должен заметить, агент Коулсон, вы совершаете огромную ошибку! — скрестил руки на груди Ной, краем глаза поглядывая, как лазерный резак, шипя и бросаясь ярко оранжевыми искрами, вырезает дверь вместе с частью стены.
— Очень может быть, — кивнул Фил, вытирая пот со лба, саркофаг с Монолитом оказался не то чтобы сверх-тяжелым, но и не то чтобы легеньким, как пакетик с перьями. — Вскрывай купол.
— Что, простите?
— Ну же, открой его. Я не знаю код доступа. Знал бы — не спрашивал бы… Да, пожалуй, мое упущение.
— Что вы собираетесь сделать?
— Спасти нас всех. Ну, либо убить. И отправить наших синекожих друзей прогуляться на очередной Мавет. Или в местечко похуже. Черный камень управляет пространством, правильно?
— Да, но…
— И он крайне нестабилен, правильно?
— Да, но…
— Отлично. Поможем ему стать еще нестабильнее. Открывай уже эту чертову дверь!
— Сэр, вы планируете войти внутрь? — явно не до конца понимая, что происходит, скривилась Пайпер. — А что если он утянет вас прежде, чем…
— Это неважно, — улыбнулся Коулсон, хотел добавить что-то помимо, не успел:
— О, знаменитая жертвенность агента Филлипа Джей Коулсона! Вы ведь умираете, не так ли? — улыбнулся Ной, скорее самодовольно, чем злорадно и все же:
— Попросил бы! — картинно возмутился почти-Директор. — Не надо превращать мою смерть в бренд! И да: либо ты откроешь купол, либо я его раздолбаю! И клянусь, второй вариант так и манит!
— Ох, как пожелаете, — выдохнул робот, набрал комбинацию на кодовом замке, дверь открылась с легким шипением.
«Давай, Фил, спокойствие и уверенность».
Монолит начинал «нервничать», оплывать, как воск на свече.
Коулсон задержал дыхание, сжимая бомбу протезом, осторожно примагнитил к шершавой поверхности. Не успел моргнуть, как та исчезла — пуф! — и скрылась в черном, блестящем, подвижном, точь-в-точь ртуть, месиве.
— Ты веришь в богов, Ной?
— Вы шутите, агент Коулсон? Разумеется, нет!
— Здорово. Я тоже не верю. Но не откажусь от капли везения. Бежим! Пайпер! Оливи! Быстрее!

— Четыре, три, два, — вслух начал обратный отсчет агент Филлип Джей Коулсон, заговорщицки выглядывая из-за стеллажа в самом дальнем конце Хранилища. — Лео, будь наготове. По моей команде взрываем. К слову, согласен, план не очень, но… я не могу тебя потерять. Я никого не могу потерять. Внимание!
БУМ!
Дверь поддалась, в проеме он уже видел немногочисленные темные силуэты.
— Один. Давай!
Взрыва не последовало, купол выдержал. Монолит рванул бесшумно, сквозь не запертую дверь саркофага черные, жирные щупальца-протуберанцы потянулись в сторону пришельцев.
Потом он видел свет. Ослепительный, сине-белый и… всё на этом.
— Проклятие, — тихо выругался почти-Директор.
— Какая любопытная попытка, — послышался знакомый голос Мистера Индиго. — А у вас богатая фантазия, агент Коулсон. В другой ситуации я был бы вами восхищен, сейчас — нет. Сейчас я должен велеть вам сдаться, но… я этого не сделаю. Сопротивляйтесь, агент Коулсон. Умоляю, сопротивляйтесь!

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-08 18:59:18)

+2

19

Других вариантов Лео не видел, но, конечно же, их видел Фил Коулсон.
И вообще, хотел было надуться Фитц, почему это Коулсону можно жертвовать собой, а Фитцу собой — нет? Это ведь на благое дело, во имя спасения всего человечества. По крайней мере, так хотелось думать.
На «самом многообещающем оружии» мысли Лео запнулись. Замер и сам Лео, ошалело смотря на Директора. Впрочем, ненадолго. Приказ — есть приказ, и его надо выполнять, чтобы ни случилось. Фитц бросился к оставленному где-то позади рюкзаку, выудил из бокового кармана одну из своих бомб и передал ее Директору. Следом отошел и коснулся до внешней поверхности наушника:
— Связь с базой в Ковентри.
На несколько мгновений послышался шум и треск в наушнике.
— Связь отсутствует, — отозвался равнодушный синтетический женский голос.
— Это еще что за новости?!
— Сформулируйте запрос точнее.
— Записать отложенное сообщение: «Мы на «Маяке». Квинджет разбит, и я пока не могу сказать, уничтожен ли он или из него еще можно выжать соки. И да, разведывательная миссия провалилась, и мы подверглись нападению крии. Подробностей пока не будет. Запрашиваю помощь». Конец сообщения. Отправить как будет связь.
Пока Фитц начитывал сообщение электронному помощнику, умудрился пропустить добрую часть препирательств Коулсона с Ноем. Впрочем, самое интересное — про шантаж — услышать успел.
— Это тоже очень похоже на форменное самоубийство, — пробубнил.
Идею с Монолитом Фитц понял сразу, хотя и не одобрил ее реализацию. О чем, конечно, и сообщил вслух, но мысль далее не развил, кинувшись к коробам в поисках хоть чего-то, что отдаленно бы напоминало оружие. Но то, что находилось в легкодоступных коробах, оружием назвать было нельзя: какие-то трухлявые книги, полуистлевшие свитки и щепы от деревьев. Фитц полагал, что самое интересное находилось за запароленными неуничтожаемыми огнем и пулями кейсами. Паролей у него, увы, не было.
— Не вижу ничего сто́ящего, — в отчаянии выкрикнул, перебирая все подряд короба. Даже попытался подобрать пароль на один из кейсов, но, разумеется, потерпел неудачу.
И остановился, с изумлением смотря, как Фил Коулсон буквально скармливал бомбу Монолиту. Это настолько было необычно, что Фитц не смог подобрать нужных слов, чтобы выразить свое удивление. Из ступора его вывел окрик «бежим!». Бежать ему было некуда, он итак находился в максимально удаленной точке от входной двери и Монолита, с вытащенным наполовину коробом и держа в руках шероховатый металлический предмет, обернутый в тонкую бумагу.
«Как части посоха», — пронеслось в голове, — «которым Уорд...»
Мысль Фитц не закончил. По приказу Коулсона он отпустил короб и дотронулся до наушника:
— Активировать протокол «Bombarda». БУМ!
Однако взрыва не произошло. Фитц только и услышал падение на пол короба и тихое шуршание бумаг, что были уложены на его дне.
А дальше был свет. Слепящий глаза и какой-то на вкус Лео очень агрессивный.
Фитц резко зажмурился прежде, чем раскрыть глаза. Ругательство Коулсона донеслось до него словно бы через многометровый слой ваты.
— Что произошло? — задал резонный вопрос Лео.
Раздавшийся голос крии, того самого, что встретил их в ангаре, все расставил на свои места.
— С везеньем нам сегодня не фартит, — обреченно заключил, пытаясь привести свое зрение в порядок — перед глазами все еще плыли бело-синее пятна.

Вообще-то, Фитц не считал себя конфликтным человеком, но последняя фраза крии заставила его сжать ладони в кулаки и заозираться в поисках источника голоса — чтобы самолично броситься в атаку и раскроить череп недругу.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-08-05 16:52:25)

+2

20

— Не сработало? Серьезно? Я в шоке, — искренне изумился Фил. Такое на его практике происходило впервые. И хотя, отрицать бессмысленно — он ведь поклялся быть честным, — по степени форменной самоубийственности его план не многим уступал попытке остановить локомотив при помощи добрых намерений и небольшой дубины, в успех предприятия он все-таки верил. Верил всем сердцем и, надо полагать, от всей души.
«Какого черта?».
«Возраст, должно быть».
Ну хоть чувство юмора осталось прежним. И на том спасибо.
— Что ж, сдается мне, самое время проработать план «Б», — невесело улыбнулся Фил, слегка ошарашенным взглядом обводя Хранилище:
— Бить мы уже пробовали, бежать некуда, значит — поговорим.
Нет, само собой, шансы на то, что его исключительные дипломатические таланты заставят крии ахнуть «великий создатель, как мы не правы!» и, собрав вещички, в спешном порядки вернуться туда, откуда они прибыли, были, мягко выражаясь, крайне низки, другое дело — никто и не требовал от них, этих шансов, быть высокими:
«Тяни время, Фил, тяни время как можно дольше!»
«А ты думай, Фитц, помни: наше главное оружие — твои мозги».
И моя сообразительность.
— Могу несколько оплошать с терминологией, но, похоже, нашим инопланетным недругам удалось каким-то образом нейтрализовать взрыв. Интересные технологии, надо будет взять на заметку. Ну что ж, поехали, — шумно выдохнул почти-Директор, осторожно выглядывая из-за стеллажа с бесконечными «0-8-4».
Всего их было пятеро — четверо вооруженных солдат-крии и он, Мистер Индиго, по виду — совершенно спокойный, с левой половиной лица, заклеенной чем-то отдаленно напоминающим черный, сетчатый пластырь.
«Двадцать шагов. Может, двадцать четыре», — нахмурился Фил, по привычке мысленно высчитывая расстояние от себя до крии, пусть в этом и не было никакого смысла. Равно как и необходимости.
— А пока я заговариваю им зубы, будь добр, придумай что-нибудь гениальное, окей, Фитц? — теперь уже куда дружелюбнее улыбнулся агент Коулсон, опуская правую ладонь на плечо Фитца знакомым, привычным движением.
«Ну всё, Фил, пора за дело».
— Вы, конечно, сильно извините, — высоко поднимая руки над головой, начал почти-Директор, наконец-то покинув импровизированное убежище, — но, пожалуй, от сопротивления мы откажемся. А если вы прикажете своим штурмовикам опустить оружие, даже сможем поговорить, как взрослые цивилизованные лю…
Самого выстрела он не слышал. Просто на мгновение ослеп, чувствуя, как от резкой, пульсирующей боли взрывается, должно быть, каждая клетка тела, рухнул на пол и всё.
Мир исчез.
— Надеюсь, иных желающих поиграть в дипломатию не будет? — склонил голову набок Мистер Индиго, опуская футуристичного вида оружие, чем-то действительно похожее на мандалорский бластер. — А теперь, господа, мы поступим следующим образом: вы сложите оружие, затем будете четко следовать моим приказам. Любая попытка открыть рот без моего на то разрешения будет расценена как акт агрессии с… вполне очевидными и весьма неприятными для вас последствиями. Ну а если вы предпочтете безрассудно храбриться и дальше, ваш друг умрет. Вперед, господа, выбор за вами.

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-08 21:20:45)

+2

21

Лео догадывался, откуда и почему пришла злость. Догадывался и всеми силами отгонял от себя эти мысли. Не время и не место, твердил он себе, не время и не место.
«Или, быть может, как раз и то время, и то место?»
О, эти язвительные нотки Доктора Фитца, раздававшиеся где-то на пограничном уровне сознания, невозможно было не узнать. Нет-нет-нет, взывал Лео, только не он.
Бело-синие пятна перед глазами начинали рассеиваться. Леопольд тут же заозирался в поисках Директора, Оливи и Пайпер. Все на своих местах, все относительно хорошо, и, значит, они еще повоюют. Как — вопрос уже другой. А что произошло, Фитц, признаться, не понимал. Каким образом вышло так, что Монолит заглушил высвобожденную разрушительную энергию бомбы?
На проработку плана «Б» времени не было совершенно. Конечно, весьма радостно, что Фил Коулсон не утратил своего юмора в крайне неприятной ситуации, вот только Лео было совершенно не до смеха. И, как назло, адекватных и рациональных мыслей не приходило. Так он и стоял у стены, все еще пытаясь проморгаться и нелепо сжимая в руках часть от артефакта под тонкой шершавой бумагой.
— Нейтрализовать, — согласно кивнул, — верное определение. Возможно, сам Монолит — это и есть ингибитор. Или... вы же сами говорили, что Монолит управляет пространством. Что если им удалось активировать Монолит и переместить взрывчатку куда-то далеко в пространстве? Это логично, но...
Придумать что-нибудь гениальное, рассердился Лео. Что можно придумать в хранилище, в котором все самое интересное и, вероятно, гениальное под сложными паролями, на расшифровку которых требовалось время? Да и до рюкзака шагов десять, не меньше. С другой стороны, ничего стоящего в рюкзаке больше и не было. Разве что еще пара бомб, да только вряд ли они смогли бы хоть как-то исправить ситуацию.
Фитц вновь осмотрелся — на этот раз придирчивее. Ничего в этом помещении, привлекающее взгляд, не находилось.
«... ди», — мысленно закончил за Коулсона Лео фразу.
— Фил!
Фитц тоже вышел из-за стеллажей, но уже с предусмотрительно поднятыми руками вверх. Зажатый кусок артефакта мешался, но отчего-то Лео с ним расставаться не спешил. Хотя и понимал, что шансы его использовать предсказуемо стремились к нулю.
Медленно, очень медленно, неотрывно смотря в глаза главному крии, Лео подошел к упавшему на пол Коулсону, и точно так же медленно и не отводя взгляда опустился на колени и нащупал пульс на сонной артерии.
Пульс прощупывался — хорошо. Конечно, это «хорошо» — сомнительное определение состояния Фила, но в текущих обстоятельствах это действительно было чем-то весьма хорошим.
В остальном все было очень и очень плохо. Пятеро вооруженных, отлично сложенных крии против Лео, Оливи и Пайпер. Так себе расклад. И рюкзак вне досягаемости. Но в руках у двоих агентов оружие. И у самого него — Лео — пистолет в заднем кармане штанов. Вот только вряд ли ему позволят до него дотянуться.
«Думай, Фитц, ты не глупый мальчик. Сдаваться нельзя».
Голос Доктора Фитца в подсознании был неприятно холоден и жесток.
«А какие у нас есть варианты? Бежать или атаковать — не вариант».
«Сдаваться нельзя!» — хлестко, почти пощечина.
Пришлось тряхнуть головой, чтобы избавиться от присутствия Доктора Фитца в своем сознании — смысл в нем, если не подсказывал ничего дельного?
Сбоку послышалось шуршание и Лео покачал головой — действительно, геройствовать не выход.
А что выход?
А выход был один единственный.
Уложив рядом с собой артефакт, под пристальным взглядом пяти пары глаз Лео вытащил свой пистолет и опустил его рядом. Затем подал знак Оливи и Пайпер проделать тоже самое.
Руки Лео на всякий случай скрестил за макушкой.
Все это произошло в полной тишине, нарушаемой лишь шелестом бумаги, в которую был завернут артефакт, и шуршанием одежды. Ко всему прочему Фитц слышал свое собственное оглушительное сердцебиение, отдающееся по вискам, во впадинке между ключицами и затылке.
Нет, в дипломатию Лео играть намерен не был. Не ценой жизни Филлипа Джей Коулсона.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-08-09 13:29:23)

+2

22

— Приятно иметь дело с трезвомыслящим человеком, — дернул уголками губ легат М’Тарек, мимоходом задерживая взгляд на Фитце, чтобы в следующий момент кивком дать знак бойцам собрать оружие:
— Это, насколько понимаем, вам больше не понадобится, — добавил легат, несколько секунд наблюдая за тем, как один из воинов складывает трофеи в приличных размеров сумку из матово-черной, почему-то казалось, прорезиненной ткан:
— Ну и последний штрих, господа. Лайо, Эрсо, наденьте на наших гостей ошейники. Поверьте, земляне, это для вашей же безопасности. Но прежде всего для моей, вздумаете очередную глупость — бум! — и от головы ничего не останется. Должно быть, вы хотите поделиться с нами некими ценными сведениями? — выгнул единственную целую бровь легат М’Тарек, резко оборачиваясь в сторону Ноя, на шее которого только-только защелкнулся широкий, плоский ошейник из тускло-серебристого металла, и лицо которого выглядело так, будто бы еще минута-другая и его обладатель действительно взорвется.
— Ну же, говори, машина. У тебя есть минута и она пошла. А вы, — очередной кивок в сторону солдат, — займитесь монолитами.
— Что вы собираетесь с нами сделать? — задал самый очевидный и самый бесполезный вопрос робот, боковым зрением наблюдая за тремя крии, каждый из которых выбрал по монолиту, легко, даже не глядя в сторону кодового замка, вскрыл защитный купол, — камни, как и полагается камням, выглядели совершенно безжизненно, — чтобы следом, не теряя времени, поместить на шершавую поверхность каждого из монолитов по тонкой, едва ли толще волоса, пластине из того же, что и ошейники, серебристого металла.
— Прикажете отправлять? — задал вопрос высокий, широкоплечий крии, по виду — самый молодой из команды.
— Приказываю, — кивнул М’Тарек, не без любопытства наблюдая, как каждый из трех камней растворяется во вспышке бледно голубого света. — Что касается тебя, машина, дай подумать — вы убили моих людей…
— Я никого не убивал!
— Еще одно слово и — правильно — бум! Так вот, вы убили моих людей, вы пытались убить меня — да, признаю, весьма оригинальная идея, вот только совет на будущее: никогда не пытайтесь натравить пса против хозяина… что там дальше? Ах да, я сделаю с вами все, абсолютно все, что пожелаю. Но сперва я доставлю вас моему господину. Уверен, он будет счастлив, — улыбнулся М’Тарек, привычным, должно быть, движением, касаясь абсолютно гладкого, широкого металлического браслета на левом запястье, отсоединяя от него небольшую пластинку, видом и формой мало отличимую от четвертака, и бросая на пол.
Едва коснувшись пола, пластина заметно прибавила в размерах — теперь на ней без проблем могла бы уместиться тележка из супермаркета, но что любопытно, буквально через секунду от пластины, подобно лепесткам ромашки, отделились еще три, той же формы и того же размера.
— Лайо, Эрсо и ты, — взгляд коснулся Пайпер, — идете первыми. Не бойся, женщина. Телепортация абсолютно безопасна. Робот, ты, — взгляд коснулся Фитца, — и Марек идете следом. Иррэ и вторая женщина — следующие, ну а я и мистер Коулсон, так и быть, замыкаем шествие. И знаете что, господа, — исчерна-черный глаз уставился на Фитца, — зря вы вообще сюда прибыли. Ой, зря.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0017/28/9b/40786.jpg[/icon][nick]M'Tareck[/nick][zvanie]Легат М'Тарек Ва-релл, эмиссар благородного дома Касиус[/zvanie][sign]Сопротивление бесполезно.[/sign]

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-19 22:41:20)

+2

23

С трезвомыслящим человеком, недовольно подумал Лео, угу. Конечно, здравомыслие только и оставалось, когда иные варианты отрубили в зародыше. Лео решил, что не будет показывать свою злость. Не будет и все. Ради Фила и команды. Конечно, быть во главе было крайне непривычно и, надо полагать, потенциально трудно. Но он должен со всем справиться. По крайней мере до момента, когда Коулсон придет в сознание. Ко всему прочему, Лео все еще был любопытен корабль крии — где-то же ведь он должен располагаться!
Расставаться с оружием было сложно. Но и поделать с этим фактом ничего было нельзя. Лео старался искать положительные стороны той ужасающей ситуации, в которой они оказались, но находил лишь сущие крохи, и то потенциально возможные. Да, инопланетный корабль. Да, кровь крии.
Ошейник неприятно лип к коже. Лео подумалось, что слишком уж туго они его закрепили на его шее. Однако палец между кожей и внутренней частью металлического обода таки просовывался, пусть и не без труда. И это было весьма и весьма унизительно. Однако приходилось молчать и сдерживать ядовитые комментарии при себе. Все, что им было позволено: оставаться немыми и наблюдать. Перспектива крайне неприятная, да.
Наощупь, к слову, ошейник походил на самое обычное металлическое изделие. Но ведь все не так просто, не так ли? Если уж камень мог разливаться вязкой субстанцией и восстанавливаться, то что говорить и об остальных чужеземных металлах.
Пока главный крии общался с Ноем, Лео попытался представить себя на месте Фила Коулсона. Как бы он поступил? Сдался бы? Нет, до падения он вполне намеревался оказать сопротивление.
Но... но сопротивление было бесполезным — слишком очевидно. И то, что им пришлось сложить оружие и сдаться — не самое стыдное действо. Куда постыдней было вот это — ошейники. Когда-то Лео уже проходил через подобное, только вместо ошейника у него на шее оказалась заминированная клякса — те еще незабываемые впечатления.
«К господину...»
Лео молчал, хмурился, но тщательно запоминал все детали происходящего — а иного он ведь был лишен. Запоминал и то, о чем говорили крии, и то как они вели себя, в том числе и в отношении монолитов.
Звук удара небольшой пластинки о пол заставил Лео вздрогнуть. Дальнейшие трансформации пластины, впрочем, тоже вызывали некоторое удивление и, конечно, заинтересованность. Жаль, конечно, что в таинство их работы никто посвящать не собирался. Заполучить бы такую пластину в свое распоряжение, мечтательно подумал Лео, но тут же спохватился — глупо предаваться инженерным мечтам, когда вокруг такое.
Перехватив обеспокоенный взгляд Пайпер, Фитц едва уловимо кивнул. Действительно, беспокоиться было о чем, но выказывать эту свою обеспокоенность Лео не стал: незачем страху разливаться между членами команды. Фил бы наверняка хотел, чтобы его подопечные держались стойко и храбро. И Лео старался, прекрасно понимая, что бо́льшая часть ответственности за принятые решения таки ложилась на его плечи. То было не хорошо, но и не было плохо. Просто Лео воспринимал это как данность — что есть, с тем и приходиться работать.
Встав рядом с Ноем, Фитц вопросительно глянул на крии по имени Марек. Вообще-то, телепортация для Лео было чем-то страшным и пока непонятым явлением. По сути, это ведь разбор объекта — в данном случае человека, пришельца и машины — на атомы и перенесение в пространстве по заданным координатам. Фактически копирование, так? Нет, решил Лео, об этом он подумает позднее. То был слишком сложный вопрос для его итак перегруженного сознания.
Встав на пластину, Лео выжидающе застыл, буравя взглядом предводителя крии и бесчувственного Директора.
Будет «ой, зря» — это если с Коулсоном что-то случится. В остальном всегда можно что-то придумать. Пусть и не совсем гениальное, и честное.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-08-12 17:34:18)

+1

24

Тариан из благородного дома Касиус был идиотом. Жестоким, алчным, ненасытным идиотом, глубоко уверенным в том, что весь мир вокруг — созданная для удовлетворения его низменных, извращенных и вместе с тем так удручающе банальных страстей песочница. И вообще-то был прав. Во всяком случае, что касается песочницы.
Потому что был идиотом богатым.
С некоторых пор, в который раз с горечью подумал легат М’Тарек, именно богатство — не разум, не честь, не доблесть, не воинское мастерство — стало тем решающим фактором, обладание которым позволяло даже вчерашнему торговцу разбить лагерь и пустить корни если не у подножия Трона, то уж точно в пугающей близости от него.
«Поколение-другое и наша цивилизация выродится в цивилизацию ростовщиков», — нисколько не сомневался легат М’Тарек, воин, сын воина, потомок одного из наиболее древних, кровью и потом, - больше, конечно, кровью, - отвоевавших себе место под солнцем имперских домов. Да и с чего бы сомневаться? Уже сейчас его народ постепенно деградировал в расу стервятников, подбирающих объедки за такими, как Танос.
Но что хуже — практически разучился мечтать о большем.
— Ничего не поделаешь, мистер Коулсон, — прекрасно зная, что собеседник его не слышит, — а других слушателей, помимо трупоподобного агента Коулсона, поблизости не было, — зачем-то вслух произнес М’Тарек, легко, будто тряпичную куклу, перебрасывая тело бывшего Директора через плечо:
— Герои нынче не в почете. И, поверьте, я искренне сожалею об этом.
В конце концов, эти земляне оказались на удивление опасным противником, и было бы справедливо позволить им погибнуть с честью — с оружием в руках на поле боя.
Однако нет. Никто не позволит. Время героев прошло.

Две фигуры растворились в бледно-годубом сиянии, металлическая ромашка — следом.
В Хранилище вновь воцарились тишина и покой.

— Добро пожаловать на борт, — улыбнулся легат М’Тарек, из числа недавних гостей «Маяка» в транспортном отсеке — более всего похожем на пустой, плохо освещенный спортивный зал совершенно обыкновенной среднестатистической земной школы — материализуясь последним.
Не считая агента Коулсона, неподвижная фигура которого, будучи сброшенной с плеча Мистера Индиго, как мешок с бесполезным мусором, очутилась на полу сразу же, стоило ей принять знакомые очертания и форму.
— Извините, что не предлагаю апартаменты, — пожал плечами легат М’Тарек, наблюдая, как диск-телепортатор уменьшается в размерах, чтобы через пару секунд грациозного полета без всяких дополнительных манипуляций, самостоятельно слиться с браслетом. — Я бы с удовольствием, но… а, впрочем, всему свое время. Останетесь здесь. За вами придут. Ах да, Щит Земли, — улыбнулся эмиссар благородного дома Касиус, медленно склоняясь над Коулсоном, что-то выискивая в широких складках одеяния — узкий металлический цилиндр, очевидно, служащий шприцом, и быстрым движением вводя нечто в вену на шее, влажной от пота, землистого цвета и, наверное, холодной:
— Ну вот, скоро он очнется. А пока, господа, можете насладиться отдыхом.
Когда двустворчатые магнитные двери с тихим шипением закрылись за спиной легата, не оставив между створками зазора толщиной даже в волос, ни прочих крии, ни монолитов в транспортном отсеке уже не было. Не было ничего — только гладкие, черные, будто бы высеченные из обсидиана стены, такой же гладкий, угольно-черный пол и потолок, подсвеченный изнутри мертвым сине-зеленым светом.

***
Первое, что он почувствовал — боль. Жуткая, нестерпимая головная боль. Второе — доселе неведомое, точно паразит, поселившийся в мозге, чувство всепоглощающей, парализующей безысходности.
Парализующей…
— Я… я не чувствую рук, — догадываясь, что расширенные зрачки превратили радужку в сплошное черное пятно, тихо, не слишком внятно, онемевшими губами произнес Филлип Джей Коулсон, силясь принять более-менее приличное положение и понимая, что:
— И ног я тоже не чувствую. Н-не могу п-пошевелиться.
Ну да, точно: выше шеи — адская, запредельная агония; ниже — бесчувственное, бесполезное бревно.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0017/28/9b/40786.jpg[/icon][nick]M'Tareck[/nick][zvanie]Легат М'Тарек Ва-релл, эмиссар благородного дома Касиус[/zvanie][sign]Сопротивление бесполезно.[/sign]

Отредактировано Phillip Coulson (2018-08-15 10:42:14)

+1

25

Само перемещение вышло каким-то смазанным, неясным и невнятным. Лео хоть и был максимально сосредоточен и внимателен, но ничего информативного из перемещения для себя не вынес. Немного подташнивало разве что, но на это состояние его организма могло влиять и то обстоятельство, что первоначальный план пошел не по задуманному сценарию. Нет, Лео любил разного рода сюрпризы, но не когда из торта выпрыгивают синие черти. Торт, конечно, гипотетический имелся ввиду. А черти самые настоящие, действительно синие.
На радушие предводителя крии Лео не отреагировал. Терять ему было что, и очень даже многое. Или, вернее, кого. И без дела, решил он, говорить ничего не будет. По крайней мере до того момента, когда хоть что-то станет ясно в происходящем. За исключением того факта, что они попали в плен.
Плен, конечно, дело неприятное, но из любых неприятных ситуаций всегда можно было бы извлечь свою пользу. Лео все еще рассчитывал на получение крови крии в свое распоряжение.
Смотреть на то, как безвольным мешком оседал на пол Фил Коулсон было неимоверно тяжело. Лео подавил желание броситься на выручку. Во-первых, крии явно бы не понравилось подобное фривольное поведение пленного, а, во-вторых, он просто-напросто не успел бы. Но, кажется, головой Фил не ударился, а с остальным всегда можно справиться штатными методами.
Хорошо хоть не решетки, агрессивно подумал Лео, осматриваясь. Прием, конечно, отвратительный, но это, пожалуй, лучшее, на что они могли надеяться после всего совершенного с крии при помощи бомб. Лео знал: подобное не прощается. А это значило лишь одно — крии наверняка будут мстить. И если они этого не сделали еще там — в хранилище, то справедливо было предположить, что их месть будет выдержанной и поданной холодной, как и полагается. Как сказал этот их предводитель: «всему свое время». И Фитц отчего-то ему верил.
Щит Земли. Лео осторожно кивнул, въедливо наблюдая за всеми манипуляциями врага. При этом очень надеясь, что Филу всадили все же лекарство или хотя бы адреналин, а не, например, яд.
— Это вы пока наслаждайтесь отдыхом, — немного зло, но негромко прошипел Лео, кидаясь к Филу сразу же, как только за спиной крии закрылись двери.
— Погодите.
Первое, что сделал Лео — попытался найти ранку от шприца. Даже надавил двумя пальцами на область на шее, где, как он запомнил, вводилось нечто. Увы, ни ранки, ни проступившей жидкости. Мысленно выругавшись, Лео опустился рядом с Коулсоном, схватил его руку и довольно болезненно ущипнул за запястье. Довольно болезненно — это если бы организм находился в нормальном состоянии.
— Тоже не чувствуется?
Расширенные до предела зрачки Коулсона, признаться, ужасно пугали. Наверное, Джемма бы знала, как поступить в подобном случае. Но Джеммы рядом, увы, не было. Как и не было хоть каких-нибудь лекарств или подручных средств. Как и не было оружия.
Невыносимая беспомощность бытия.
— Возможно, это остаточный эффект того, что всадили вам в шею, — предположил Лео. Во всяком случае, лучше было думать о чем-то потенциально позитивном. — Не шевелитесь какое-то время, Фил.
Фитц тоже решил не шевелиться какое-то время, и так остался сидеть на полу рядом с Директором.
— Влипли мы, да?

Отредактировано Leopold Fitz (2018-08-15 15:57:18)

+1

26

— Ситуация обстоит несколько иначе, чем мы предполагали, — перешагивая порог капитанской каюты сообщил легат М’Тарек.
— Да? И что же изменилось? — задумчиво выгнул брови первородный Тариан из благородного дома Касиус. Как всякая публичная личность — и в этом не откажешь — он умел блестяще скрывать истинные эмоции.
— Во-первых, их значительно меньше, — продолжил М’Тарек, глядя на Тариана сверху вниз — присесть в одно из кресел предложено не было. — Во-вторых, они явно не ожидали встретить нас на «Маяке». Если позволите, благородный Касиус…
— Ну же, не томи!
— Думаю, наш Пророк, при всей его ценности…
— Грязный лгун и просто-напросто пытается спасти свою жалкую жизнь? — хмыкнул Касиус. — Представляешь, такая мысль посещала и меня тоже. Но во многом он оказался прав и, мне кажется, дело не в Пророке, дело в Таносе.
— В Таносе?
— Да-да, М’Тарек, в Таносе. Насколько мне известно, до Щелчка… он ведь собрал не все Камни. Произошедшее с нашей вселенной всего-навсего — полумера.
М’Тарек не ответил.
— Возможно, в его мире ничего из произошедшего с нашим вообще не было, потому что…
— Танос изменил ход времени.
— В точку, мой дорогой М’Тарек. К слову, как обстоят дела с монолитами?
— Все на месте.

— Не шевелиться? Ты серьезно, Фитц? — скривился почти-Директор, выполняя приказ со всем возможным, прямо-таки максимальным, пусть и не совсем желанным рвением. — О, это без проблем. Я даже подумываю отметить запланированный на вечер урок сальсы. А я обожаю сальсу. Очень!
— Мы в полной заднице, — хрустом костяшек прерывая очередную попытку Коулсона продемонстрировать знаменитое чувство юмора, на выдохе констатировала Пайпер:
— Кто-нибудь скажите мне, что у нас есть план. У нас ведь есть план?
— Присоединяюсь к вопросу, — присоединился к вопросу хроником и выглядел он, надо отметить, абсолютно потерянным.
— И ночная поездка на велосипеде, что-то подсказывает, — тяжело вздыхая, добавил Коулсон, — тоже в пролете. Фитц, пока я был в отключке, что случилось? Черт возьми, где мы!
Он не чувствовал ничего. По-прежнему не чувствовал ничего, и даже хуже — губы тоже начинали неметь.
И дело явно не в том, что всадили в шею.

+1

27

Вопрос был риторический. Да, влипли. Да, по самую макушку.
— Вообще не смешно, — обиделся Лео. Конечно, он все прекрасно понимал, что характерное чувство юмора Фила Коулсона — как некая защитная реакция его сознания. И все же... Какая к черту сальса?! Какие к черту ночные велопрогулки?! Ха-ха, думал Фитц, очень смешно. — И я серьезно. Не шевелиться хотя бы ближайшие пять минут. А через час хоть в сальсу, хоть на велосипед, — несмотря на шутливую составляющую его речи, тон был отнюдь не с веселыми интонациями. Пожалуй, Лео был близок к тому, чтобы признать — они на самом дне. Или в том самом месте, о котором так услужливо поведала Пайпер.
— А планы в дефиците, — недовольно рявкнул. Шок от происходящего начинал сменяться злостью, раздражением и откровенным нервничанием. Фитц пока не понимал, как на все случившееся реагировать. Да и надо ли, учитывая, что они находились в закрытом помещение — во-первых, и, во-вторых, с ошейниками на шеях, видимо, болью контролирующие действия обладателя. Проверять теорию на практике Лео, естественно, не хотелось.
— А ничего сверхъестественного и не произошло. Вас, Фил, вырубили. Нас заставили, скажем так, подчиниться. Выбор был предоставлен весьма скудный: либо смерть упрямцами, либо подчинение. Расклад был совсем не в нашу пользу, и я пошел по пути наименьшего сопротивления. Вернее, выбрал то, что посчитал на тот момент верным. И о принятом решении совершенно не жалею.
Коулсон скорее всего поступил бы также. Наверняка ведь! Впрочем, Фитц был не уверен. Иногда Директор мог выдавать совершенно уж непредсказуемые решения.
— Где мы — вопрос интересный. Их главный сказал «добро пожаловать на борт», значит, на их летательном средстве и, видимо, в космосе. Понять бы масштабы, — вздохнул Леопольд. — Но меня куда больше интересует вопрос нашего перемещения с Маяка сюда. Фактически моментального перемещения. Как вы сказали, — обратился к хроникому, — телепортаторы?
Наверняка они.
Так много вопросов, так мало ответов. Обладать бы хоть крупицей информации... уже было бы не так страшно и боязно за свое будущее. Отчего-то Лео думал, что обязательно останется жив, что они выкрутятся. В конце концов, они оказывались в разных щекотливых ситуациях, ничем не хуже этой, и всегда находили выход.
Нет, точно придумают способ выбраться. Несомненно-таки придумают.
С одной стороны, это было интересным приключением и возможностью побывать в космосе и, быть может, на иной планете. С другой стороны, понимал Фитц, это была верная смерть. И ребром стоял вопрос спасения Фила Коулсона. Все той же кровью крии. Во всяком случае, Лео именно на это и рассчитывал. Сработало ведь единожды. Должно сработать и еще раз, не так ли? Во всяком случае, это было хоть каким-то решением.
— А еще... — Лео расстегнул верхнюю пуговицу на своей рубашке и отогнул воротник в сторону, цепляя большим пальцем правой руки ошейник. — Вот. Похоже, для них мы ничуть не лучше собак.
А как еще назвать? Если бы в действительности опасались, предприняли бы иные меры, не так ли? Впрочем, ни в чем нельзя было быть уверенным, ни в чем.

Отредактировано Leopold Fitz (2018-09-20 20:34:35)

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Unaccounted-for » [04.04.2017]: [Long Walk Home. Part III]