Текущее время: октябрь-ноябрь 2017 г.
организационные новости:
22.01 - Подводим итоги недели, голосования и прошедших недель, читаем результаты : В теме "Глас Администрации"
31.12 - С Наступаюшим, MarvelPulse! Свои поздравления оставляйте в разделе: С Новым Годом, Пульс!
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
30.11 - С Днем Рождения, Пульсовцы! Читайте наши новости, их много в теме Глас Администрации
06.11 - Новости и обновления в свежатинке : Глас Администрации
27.10 - Как установить "плюсик" в нашей колонке новостей Глас Администрации
02.10 - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
>
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Люди возвращаются на Землю, жизнь постепенно начинает входить в прежнее русло. Становление политической, экономической и финансовой ситуации по всему миру.

31.08 - Возвращение людей из "Города на Краю Вечности".

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" акрепив наушник, чтобы в любой момент связаться с Эшелоном, Михаил вышел вперёд, до конца не уверенный стоит ли толкать какую-то воодушевляющую речь. Казалось, все они из одного теста и должны понимать ситуацию и друг друга уже без слов. Все формальности со знакомством и стандартными любезностями уже были выполнены, поэтому сейчас разговор был лишь по делу. [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Parallel Worlds » [april-june 2020] [HP] : [Время, которое нужно убить]


[april-june 2020] [HP] : [Время, которое нужно убить]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon]

http://funkyimg.com/i/2Kfmu.gifhttp://funkyimg.com/i/2Kfmt.gif

Дата, время: Промежуток с апреля по июнь '20 г. Место: Лондон
Участники:
Steven Rogers as Harry Potter & Gamora as Hermione Granger

Описание событий:
Сорок лет - не возраст для волшебника. Можно сказать, что только начинается жизнь. Но что если ты - уставший ветеран войны, который все еще не может избавиться от ночных кошмаров, порой глушит их огневиски, нарушает полномочия? Скорее всего искать пути успокоения. Но что если твой путь успокоения закрыт, что если та, с кем тебе по-настоящему хотелось быть вместе - жена твоего друга?
А если твоя лучшая подруга замужем за тем, кто на самом деле был для тебя всем?.. Вопросы, которые даже спустя двадцать пять лет мучают, не отпускают.
Гермиона Грейнджер - преуспевающий политик, который претендует на место нового министра магии, а пока является его заместителем. Гарри Поттер - звезда отдела мракоборцев. Они встречаются каждые выходные семьями, отмечают праздники, даже радуются. Но чем они становятся старше, тем сложнее становится контролировать то, что столько лет сидит внутри - неподдельная любовь, которую они были вынуждены разделить.
Все началось с одной ночи.
И все должно закончиться.
Но жизнь решает иначе.

+3

2

[icon]https://media.giphy.com/media/ejcINixIAVsT6/giphy.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][sign]https://78.media.tumblr.com/d8db40bac3f801e1f00e5f62e099e485/tumblr_naaiv2Wek11tqtq8to3_500.gif[/sign][status]We used to say that we were brother and sister [/status][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятья и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю историю магической Британии; мне 40 лет и десять последних лет я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

Гарри трансгрессировал на порог дома, резко дернул за ручку двери, и чуть ли не вырвал её с корнем, оказываясь прихожей. Дом Блэков, некогда прибежище тёмной магии — неприветливый, мрачный, в темно-зелено-серебренных тонах, пыльный, полный семейных устрашающих полотен и голов домовиков, сейчас выглядел совсем по другому. Гарри потратил много сил и магии на то, чтобы преобразовать это место в то, что можно было бы с гордостью называть домом. И примерно столько же сил и времени волшебник потратил и на то, чтобы это место приняло его не просто как навязанного наследника Сириуса, но как настоящего хозяина. Дело пошло в гору после того, как эта конура прояснила, что Поттер не собирается никуда съезжать, как и мириться с кричащими портретами, ужасающими генеалогическими древами, с выжженными лицами, и мрачными ковролинами. С домом удалось договориться не без вернувшегося домовика, который чудом выжил после того, как с ним пообщались пожиратели, был счастлив встретить Гарри и воспользовался той магией, которая не была подвластна волшебникам. Благодаря нему то, что было ранее никак не отодрать со стен, легко поддалось, отправляясь на помойку.
Светлая прихожая с большим количеством иллюминации, расширенный коридор и стойка для зонтиков, в виде ноги тролля - удачный подарок Хагрида - встретили злющего волшебника максимально приветливо. Поттер скинул с себя плащ, высушил его палочкой и повесил на крючок. Разулся и отправился в гостиную. Камин не горел, как и какое-либо освещение в доме, что означало один простой факт — супруги на площади Гримо, 12 не было.
   - Как всегда. - пробормотал Поттер, выплюнул несколько снопов искр из палочки в камин и огонь тут же взялся, ещё одним едва уловимым жестом волшебной палочки, Гарри раскрыл дымоход. Дрова, заранее высушенные и подготовленные были сложены домиком, азартно затрещали, кокетливо играя бликами в проемах камина. Гарри потоптался на месте и прошёл на кухню. В холодильнике его встретили несколько бутербродов, заботливо укутанных пищевой плёнкой, чтобы не завяли и записка «Хозяин Гарри не уточнил, что желает на ужин, и Киккимер сделал хозяину Гарри сюрприз.». Бутерброды Гарри любил ещё со времён в Хогвартсе — засиживаясь за длинными нудными конспектами для не любимого тогда учителя по зельеварению, они с Роном частенько выпрашивали у Добби что-нибудь перекусить, и чаще всего это были именно бутерброды.
Гарри вскипятил себе чай и раскрыл «Ежедневный пророк», весь день у него не выдалось ни одной минутки прочитать какими же интересными новостями кормят волшебников. После победы во Второй Магической Войне, количество тревожных и жутких сообщений в газетах снизилось чуть ли не до нуля, и только «Придира», редактором которой теперь стала Луна Лавгуд, продолжала пугать читателей мозгошмыгами, мутировавшими корнуэльскими пикси и прочими небылицами. Гарри перелистнул страницу, и уставился на серьезно сомкнувшую брови Гермиону, которая взирала на читателей под заголовком «Министр Магии - женщина?». Споры о том, кто станет следущим Министром Магии не утихали в Министерстве и за её пределами. Далеко не все представители магической элиты были согласны с тем, чтобы их возглавила Гермиона Грейнджер, хоть и героиня войны, но без рода да племени. Ситуацию немного спасало, что её муж - чистокровный волшебник Уизли, один из тех, кто поднял их семью совместно с братом до весьма высокого финансового статуса, и тоже герой войны, да. Но была ещё одна проблема - Гермиона была девушкой, и как бы время ни шло вперед, как бы девушки не занимали важные руководящие посты, обыгрывали в квиддич мужчина (привет, дорогая жена), видеть их главой государства, Англия была пока ещё не готова. И хотя, их коллеги магглы уже давно преступили этот предрассудок, внутри магической Британии шли громкие споры по этому поводу.
В статье обстоятельно и сухо излагались факты, в чём Гермиона была хороша, где отличилась, а где показала себя не с лучшей стороны - в частности, как только она поступила на службу в Министерство, активно продвигала программу по защите домовиков, что чуть ли не погубило её карьеру на корню, как и карьеру Гарри, которого она чуть ли не силой заставляла выступать вместе с ним и собирать подписи в защиту прав несчастных, пленённых волшебниками, домовиков. Гарри улыбнулся, складывая газету.
   - Гермиона, только что прочитал статью, посвященную тебе в «Пророке», поздравляю, что твою кандидатуру наконец всерьёз рассматривают, статья очень даже не плохая. Кто бы мог подумать, что сбор подписей за права домовых эльфов приведёт тебя к серьезной политической гонке. Пью за тебя! - отправив миссис Грейнджер-Уизли патронуса-оленя, Гарри задумался, а почему бы ему и правда не выпить в честь подруги? Поманив бутылочку огневиски, аврор с многообещающим звуком откупорил её, наполняя один из граненых стаканов, и сделал небольшой глоток. Гарри полистал оставшиеся статьи в пророке и не нашел больше ничего интересного, поэтому отправился в гостиную. Камин уютно потрескивал, а множество различных колдографий с семьей, друзьями и даже с работы, сновали туда-сюда, не позволяя Гарри забыть, что для всего мира, он вообще-то, счастлив.

Отредактировано Steven Rogers (2018-08-15 19:45:35)

+2

3

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie][sign]https://i0.wp.com/yakymour.files.wordpress.com/2016/10/tumblr_oc4dew3uxv1sgol3po2_400.gif?w=316&amp;h=178&amp;crop&amp;ssl=1[/sign]

- Мисисс Уизли, подождите меня! – Пухленькая волшебница быстро семенит ножками, путаясь в полах мантии, а Гермиона очень хочет домой, устало наблюдая за Петси. – Подождите! – Гермиона замирает на месте, тяжело вздыхая, пытаясь не выглядеть раздраженной, хотя это у нее в последнее время получается все сложнее и сложнее. Бремя, которое готово лечь на хрупкие женские плечи кажется непомерным – вся эта власть, она, конечно, привлекательна, но в первую очередь тем, что можно вносить изменения в чересчур устаревшее законодательство магической Британии, но… В тоже время власть слишком давит, уносит в те дебри, откуда не хочется возвращаться, и ты не замечаешь, как из любящей, хотя немного строгой матери, превращаешься в диктатора, как из снисходительной женушки, что со вздохом стирает грязь с кончика носа любимого мужа, ты становишься холодной заместительницей министра магии, а потом тонешь в многочисленных свитках, практически живешь на работе. И все тебя осуждают, но за спиной, конечно же, в лицо тебе никто не посмеет сказать, что ты плохая мать или жена. Дома всегда чисто, всегда есть еда и обеспечен уют, дети давно выросли и вполне самостоятельные и взрослые личности, ведь это ты сама постаралась, но в целом… В целом, ты уже не та Гермиона Грейнджер, что жалась плечом к Рональду Уизли, заглядывая в его глаза, целуя его по-девичьи пухлые губы, и с укоризной глядя на то, как он поглощает еду.
- Я принесла «Пророк», там статья про вас, - Петси выдергивает Гермиону из забытья, чей взгляд становится тусклым и тяжелым. Она хмурится, отчего морщинка между бровей становится глубже, Грейнджер кусает губу, пробегаясь глазами по буквам, с шумным выдохом комкает лист бумаги, отдает назад Петси.
- Спасибо, миссис Пэстер, но зачем?
- Как зачем? В понедельник у вас встреча с главным редактором «Ежедневного пророка», я посчитала нужным проинформировать вас о том, что они пишут про нынешнюю власть, - Пэтси удивленно хлопает своими совиными глазками, и хочется ударить ее, но Гермиона не такая, она взрослая женщина, которая в состоянии сдерживать свои грозные порывы. Медленным жестом, который кажется скорее успокаивающим, чем раздраженным, она проводит ладонью по клетчатой твидовой юбке, достаточно тяжелой, чтобы быть удобной, но в меру по магической моде, чтобы не выглядеть странно. Под роскошной мантией прячется белая блузка, а поверх нее такой же твидовый пиджак, если присмотреться, то это вполне маггловские вещи, которые Гермиона полюбила после того, как у них появилось достаточно средств. Всего лишь Burberry, всего лишь дорого. Могут же у женщины быть маленькие слабости?
- Хорошо, миссис  Пэстер, благодарю вас за такую заботу. А теперь я пойду, надеюсь, что на сегодня у меня больше не было никаких встреч?
- Не-нет, кажется, - волшебница нервно теребит клочок бумаги, чуть стушевавшись под внимательным взглядом карих глаз, наполненных арктическим холодом.
- Тогда я ухожу, прошу вас, не задерживайтесь, я не думаю, что Том будет рад, если вы лишите его своих яблочных оладий, - и вот взгляд теплеет, а глаза приобретают медовый оттенок. Гермиона улыбается, доброжелательно и мягко, поправляет мантию, и крепко жмет пухлую ладошку, заходя в лифт, и нажимая верхний этаж. Министерство почти пустует, все нормальные волшебники уже сидят дома, пятница все же. Вот только Гермиона не сильно торопится. Дети в школе, Рон… Рон где-то. О муже думать отчего-то не хочется, нет, она его, конечно, любит, но…
Перед Гермионой замирает роскошный серебристый олень, что даже спустя годы вызывает нежный трепет в подреберной части, заставляет невольно улыбаться. Но почему он тут? Они с Гарри давно не виделись, так, чтобы без семей, чтобы, как… как друзья. Гермиона подбирается, щурится, стоя в пустом коридоре министерства, выслушивает каждое чеканное слово, и принимает решение.

…Она стучит аккуратно, но четко, впрочем все, что Гермиона делает в своей жизни происходит именно так. Никакого подвоха или хаоса, никаких неожиданностей, все осталось в прошлом. Теперь она обязана быть собранной, сдержанной. Вот только кому обязана, так до конца и непонятно. Но Грейнджер внутри нее фырчит, складывает руки на груди и говорит своим убийственным тоном: все-то ты знаешь, просто сказать не можешь. И Герми, не дожидаясь ответа, без спроса входит в знакомый до боли дом, с которым связано так много воспоминаний, так много боли, но при этом так много счастья. Гермиона скидывает мантию через локоть, на ее каштановых волосах, что сейчас выпрямлены и густой копной стекают по плечам,замечены капли росы, и виднеется, как кончики уже начинают подвиваться – заклинание перестает действовать к концу рабочего дня.
- Мистер Поттер, потрудитесь объяснить, почему последние отчеты от аврората до сих пор у меня не на столе. Мне что, лично явится к вам в кабинет, чтобы получить необходимые сведения о ходе расследований, связанных с исчезновением нескольких кентавров? – Гермиона облокачивается плечом на косяк, расстегивая пуговицы на пиджаке, и на ее губах играет едва заметная улыбка, хотя в глазах уже пляшут чертята. В воздухе стоит отчетливый запах смолы, сгорающих дубовых поленьев, и самое главное – огневиски.
- Чую запах дорогого алкоголя, не поделишься со старой подругой? Что такое, Гарри, не рад меня видеть? – Она проходит в комнату, раскрывает объятия, заключая в них друга, и невольно утыкается носом в его плечо, вдыхая запах родного человека. Но не так, как это должны делать друзья. – Я получила твое сообщение, а потом вдруг поняла, что мы очень давно не виделись за чашечкой или бокальчиком чего-нибудь эдакого. И подумала, что ты не будешь против, если я заскочу. А где Джинни? – Гермиона присаживается в кресло, скидывая неудобные туфли, и разминая затекшие пальцы на ногах. Пиджак уже лежит на спинке кресла, а Поттер с усмешкой наливает ей в бокал виски на два пальца. – Я ведь не сильно помешала? – Мисс Всезнайка приподнимает брови, делая глоток виски, морщится, но мгновенно краснеет, не переставая улыбаться. Вечер перестает быть ужасным, приобретая чуть больше тепла.

Отредактировано Gamora (2018-08-16 22:36:47)

+2

4

[icon]https://media.giphy.com/media/11JVQmIxkuBltK/200.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][sign]https://78.media.tumblr.com/d8db40bac3f801e1f00e5f62e099e485/tumblr_naaiv2Wek11tqtq8to3_500.gif[/sign][status]We used to say that we were brother and sister [/status][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятья и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю историю магической Британии; мне 40 лет и десять последних лет я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

Тёмноволосый волшебник со стаканом огневиски рухнул на диван прямо напротив камина, и тупо уставился на горящие поленья. Он, словно бы ожидал, что сейчас там как когда-то очень давно, возникнет голова Сириуса, и даст ему парочку дельных советов. Ему бы очень не помешали эти советы. Сириус знал всё на свете, он сидел взаперти, именно в этом доме много лет назад, был в информационном и социальном вакууме, получал лишь те новости, что до него доносили члены Ордена, но всё равно знал ответ на любой вопрос Гарри. Ему не хватало Сириуса, не хватало Дамблдора с его ухмылкой, не хватало Люпина и Тонкс, не хватало Хогвартса, словно он вырос так быстро, что не заметил этого, словно он не подготовился к этому. Порой Гарри казалось, что он вовсе не он, а просто принял оборотное зелье, и пытается вжиться в чужую жизнь, пытается сыграть чужую роль, как тогда в Министерстве, когда они гонялись за крестражем. И вот скоро он вновь станет ниже ростом, худощавее, аврорская мантия будет ему велика, и всё встанет на круги своя, он снова станет просто Гарри, а не мистером Поттером, главным аврором.
Входная дверца тихонько щёлкнула, но Поттер даже не пошевелился — на доме стояли такие заклятья, что ни одна чужая душа не сможет пробраться сюда, а значит, в дом пришёл кто-то свой. Вряд ли это была Джинни, и уж точно не Рон, который предпочитал пользоваться камином в таких случаях. Послышались каблуки, и насмешливый голос Гермионы. Какое-то время, Гарри продолжал сидеть неподвижно, а потом по его лицу расплылась улыбка. Грейнджер прошла дальше, в гостиную, и в помещении стало как будто несколько светлее, теплее, уютнее, хотя никак обстановка дома не поменялась. Возможно, это тоже была особая магия дома, привычного к тому, чтобы тут находилось больше одного человека. Семья Блэк была многолюдной, потом Орден Феникса расшевелил дом хотя и не хотел дом принимать их, а следующим это должен был сделать Гарри со своей семьёй, но не долго гнездышко радовалось, и когда дети уехали в Хогвартс, а Джинни стала пропадать месяцами на сборах, дом на площади Гриммо как будто бы внутренне скис, встречая Гарри вечером после работы тишиной и сдержанным гостеприимством.
  - Гермиона, - пробормотал мужчина, когда он поднялся на ноги и заключил женщину в крепкие объятья. Раньше, они были примерно одного роста, и Грейнджер даже была выше него на каблуках, но со временем, Гарри ещё немного вытянулся, да и обязательные тренировки в Аврорате, к которым добавились физические упражнения, сделали из худощавого, дохлого Гарри, крепкого мужчину. Он чмокнул подругу в макушку и отпустил от себя, подзывая бутылочку. Пока Гермиона избавляется от туфель и разминает ноги, Гарри наливает ей виски, с усмешкой вспоминая, как она переживала, что в школе пронюхают об их первой попойке в Хогсмиде, где они впервые испробовали огневиски. Позже выяснилось, что им принесли сильно разбавленную порцию, от которой у них даже и голова-то не закружилась бы, но сила внутреннего убеждения и развитая фантазия превратили их буквально в медведей-шатунов.
Оказавшись позади Гермионы, Гарри протянул ей бокал, а затем опустил руки ей на плечи, совершенно естественно и не задумываясь, начиная легко разминать ей плечи.
  - Джиневра на сборах. Сейчас она является одной из самых взрослых загонщиц в команде, и ей нужно тренироваться больше, чтобы место не отдали более молодым и перспективным игрокам. - Гарри давно считал, что жене пора переходить в тренерский состав, и хотя Джинни была младшего его на два года, соревноваться со вчерашними выпускниками Хогварста, которые бросали все свои молодые и азартные силы на то, чтобы попасть хотя бы в запас команды, ей было с каждым годом всё тяжелее и тяжелее. Пока что, она выезжала за счёт опыта и очень дорогой метлы, которую каждый год требовала обновить. Но тридцать восемь лет уже не возраст для игрока в квиддич, уже и травмы заживают медленнее несмотря на костерост, и реакция не та, да и проводить на поле не регламентированное законом время - хоть сутки, пока ловец не коснётся снитча, не так просто в таком возрасте, что уж говорить о том, каких трудов стоит увернутся от безумных бладжеров, стремящихся сбить её с метлы каждую минуту игрового времени.
  - Дети в школе, я один. - немногословно проговорил Гарри, продолжая массировать плечи Гермионы, которая за это время успела почти полностью допить огневиски. И хоть напитка было на донышке, такая скорость была не свойственна Гермионе.
  - Тяжелая неделя? - легко угадал Гарри, отнимая одну руку чтобы тоже сделать глоток.   - У меня - ужасная. - признался мужчина.
  - Помимо исчезнувших кентавров, у нас два раненных единорога и несколько нападений оборотней на магглов, хотя казалось бы, мы буквально на той неделе проводили беседу с любителям гулять под луной. Мы даже предложили поучаствовать в нашей экспериментальной программе и стать испытуемыми нового ликантропного зелья, но все зарегистрированные, упорно твердят, что у них не наблюдалось никаких срывов и они исправно сидят дома в цепях.  - Гарри осушил бокал, отправив его левитировать до тумбочки и вновь положил руку на плечи Гермионе. Основная часть поленьев уже сгорела, и сейчас остатки едва слышно похрустывали, от камина шло расслабляющее тепло, и женщина вытянула ноги, согреваясь.
  - Извини, не хотел тебя грузить. Я очень рад, что ты пришла. - Поттер убрал руки и наклонился, опуская подбородок на спинку кресла и невольно вдыхая запах кондиционера для волос Гермионы - он был с запахом не то сирени, не то лаванды, Гарри никогда не мог понять. Она не меняла этот кондиционер ещё со школы, и ему стало тепло и уютно где-то в желудке, спокойно и абсолютно наплевать на проблемы на работе, которые обычно никак не удавалось оставить в кабинете и он тащил их с собой домой, даже тут продолжая анализировать, выискивать, высчитывать.

Отредактировано Steven Rogers (2018-08-17 17:12:50)

+3

5

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie][sign]https://78.media.tumblr.com/0c198ecb891af2283ce31c12e64ed3af/tumblr_inline_ogw6g80CYS1rifr4k_500.gifhttps://78.media.tumblr.com/681d8f92bf1c31117121c15ffcb4f75c/tumblr_inline_ogwmybx51W1rifr4k_500.gif[/sign]

Рядом с Гарри ей всегда комфортно, уютно и спокойно. В нем Гермиона уверена на все сто процентов. Когда ладони Поттера касаются ее напряженных плечей, то женщина сразу прикрывает глаза, легко взмахивает палочкой, и по комнате разносятся тихие звуки музыки, которые делают обстановку в гостиной более интимной, но на это никто из двоих не обращает никакого внимания. Для всего мира они просто двое лучших друзей, ставших друг другу семьей. Как бы то ни было, но именно вдвоем значат для друг друга больше, чем остальные, просто об этом не разговаривают, такие вещи не произносят вслух.
- Я давно говорила Джинни, что ей пора заканчивать с карьерой. Еще одно неудачное падание, и она может лишиться даже карьеры тренера. А моя протекция могла бы ей помочь в том, чтобы занять место помощника тренера сборной. Но Джинни, как всегда, все знает лучше всех, - Гермиона ухмыляется, делая глоток огневиски. Напиток обжигает нутро, но не так, как это делают руки Гарри, что продолжают массировать ее кожу через шелк белой блузки. Гермиона останавливает руку с бокалом в миллиметре от губ, а затем в один миг допивает свою порцию, со стуком оставляя стакан на небольшом деревянном столике. – Мне странно, что она оставляет тебя. Я бы так не поступила, - тихо проговаривает шатенка, наблюдая за легким полетом пустого стакана Поттера. Его ладони больше не на ее плечах, и на миг от этого осознания становится холодно, несмотря на тепло, что разливается по небольшой комнатке, полностью заполняя ее. Герми расслабленна, даже больше, чем необходимо. Ее ладонь проходится по лицу, пытаясь снять усталость, которая медленно переливается из невыносимой, в легкую, почти приятную. Ноги касаются паркета, а руки застывают на подлокотнике. За окном слышится накрыпавающий дождь – ничего удивительного, хотя бы это в Лондоне остается неизменным, что приятно радует. Впрочем, не только это.
Они давно, очень давно не оставались наедине с Гарри, это было табу, установленное негласно, но совершенно четко. Просто так определила жизнь, что вместе им не быть. Но главная проблема заключалась в том, что они оба хотели совершенно иного. Нет, Грейнджер, а именно таковой себя считает Гермиона, не думает о том, что она одна такая со своими чувствами, она точно знает, что испытывает Гарри, просто это все сложно, просто так было необходимо. И они оба это знают.
- Неделя очень сложная. Я бы даже сказала, что последние пару лет сложные, Гарри, - женщина устало выдыхает, касаясь кончиками пальцев щеки Поттера, проводит по его скуле, не оборачиваясь, к подбородку, ощущая, как колется щетина. – Ты опять не бреешься, Поттер.
Короткий смешок срывается с губ Гермионы, которая несколько пьяна от выпитого на голодный желудок. Впрочем, она всегда быстро пьянеет, и это не раз было поводом для шуток. Как безобидных, так и совершенно невыносимых, особенно от Рона. Ситуация с Роном давно вышла из-под контроля, просто Гермиона Грейнджер-Уизли была из тех женщин, что не выносят сор из избы, а терпеливо справляются с невзгодами, просто потому что, кроме них этого никто сделать не может. Но сейчас совсем иначе. Впервые за очень долгое время, поддавшись внезапно порыву, Гермиона глубоко внутри себя начинает сожалеть о том, что много лет назад они с Гарри позволили себе усомниться в правильности чувств, которые испытывали к друг другу.
- Ты не грузишь меня, Гарри. Вот если я начну говорить, то боюсь, что точно сведу тебя с ума всеми этими отчетами, правительственными договоренностями с маггловской Британией. Мы сейчас пытаемся интегрировать наши наработки в зельеварении в реальный мир, но пока не пришли к единому мнению, как лучше этого добиться, чтобы при этом не раскрыть наш статус инкогнито, - Гермиона не замечает даже сама, как разворачивается в кресле, сидит и смотрит в глаза мужчины напротив, чуть улыбаясь. У него зеленые глаза – как мох, сейчас из-под линз очков, а коррекцию зрения он упорно отрицает, они смотрят внимательно, совершенно трезво. Под глазами залегли синие круги – главный признак глубокой усталости.
- Когда ты в последний раз нормально спал, Гарри? И как ты питаешься? Как давно Джинни уехала? – Вопрос за вопросом, пока ладонь касается темных вихров, не пытаясь их пригладить, просто наслаждаясь прикосновением шелка к нежной коже. – Почему ты не приходишь к нам, к Молли? Ты же знаешь, что тебе будут рады. И не надо говорить, что слишком много работы, это мое оправдание, почему я в последнее время пропускаю все важные родительские собрания, - шатенка улыбается, опуская голову, пряча хитрую улыбку, которая становится ответом на не менее хитрую.
Гермиона разворачивается с кресла, медленно поднимаясь из него, наблюдает за тем, как Гарри выпрямляется. Женщина подзывает к себе пустой бокал, берет свой и направляется молча на кухню, открывая холодильник, в котором обнаруживает некоторые продукты, которых будет достаточно для того, чтобы приготовить простой, но вкусный ужин. Герми не задумываясь снимает блузку, аккуратно вешая ее на спинку высокого дубового стула, одного из целого набора таких же, оставаясь в тонкой белой комбинации и бюстгальтере.
- Если честно, то между нами, я даже рада, что дети в школе. Не подумай про меня плохо, Гарри, но, когда они возвращаются летом, то я совершенно не знаю, что делать. Иногда мне кажется, что я ужасная мать, - Гермионе так проще. Она отвлекает себя от мыслей о том, что почему-то именно сейчас можно обсудить их с Гарри. Их отношения. Их эмоции. Их чувства. Именно поэтому женщина наливает воду в кастрюлю, предпочитая готовить обычным маггловским способом. – Потому что я совершенно не знаю, как развлекать своих повзрослевших детей. Возможно все дело в том, что я по сути, так никогда и не была подростком. Впрочем, как и ты, - она бросает быструю улыбку в друга, замечая, что он стоит гораздо ближе к ней, чем было до этого. Рядом возникает вновь полный бокал огневиски. Воздух горяч. Наполнен ароматами специй и трав, которые Гермиона находит с легкостью. А еще он наэлектризован.
- Рон говорил тебе о том, что полгода назад я хотела подать на развод? – Она стоит спиной к Поттеру, произносит эту фразу обычным, будничным тоном, словно выступает с очередным докладом в министерстве, подготовленным, впрочем, как ни странно, на коленке за одну ночь. Да, Гермиона сильно изменилась за прошедшие годы.

+2

6

[icon]https://media.giphy.com/media/11JVQmIxkuBltK/200.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][sign]https://78.media.tumblr.com/d8db40bac3f801e1f00e5f62e099e485/tumblr_naaiv2Wek11tqtq8to3_500.gif[/sign][status]We used to say that we were brother and sister [/status][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятья и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю историю магической Британии; мне 40 лет и из них десять последних я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

В отношении Джинни Гарри только усмехнулся — он на полном серьёзе считал, что вина целиком лежит на нём одном. В своё время, совершенно опьянённый победой, счастливый от того, что его шрам совсем не болит, а он легко и просто попал на службу в Министерство Магии, хотя в школьные годы это казалось какой-то невероятной фантазией, Гарри был готов пойти на всё, чтобы и Джинни также светилась от счастья, чтобы не быть таким возмутильно счастливым в одиночку. Пойти и поговорить с кем нужно, чтобы её взяли на облегченных условиях? Да он с радостью. И потренироваться с ней лишний раз, да и за проступки её наказывать как обычного игрока не стоит, ведь Гарпии не так уж и идеальны, как хотят чтобы все видели, он ведь Гарри Поттер, он-то знает, и он наведается к ним с проверкой, если окажется, что Джинни вдруг держат слишком долго на скамье запасных. В скором времени, вседозволенность и абсолютное потакание любой выходке рыжей стало обычным явлением, и в конечном итоге, она стала совершенно неуправляемой. Особенно, когда дети выросли и она вдруг оказалась не малышкой Джинни, как ей всегда было привычно, а миссис Поттер, матерью взрослых детей. Это буквально сорвало её.
  - Ты никогда не оставляла меня, даже когда я шёл вслепую сам не зная куда. - в юношеские годы с этим было как-то по проще, у Гарри не было этих полумер, этих нерешенных личных вопросов. Всё было просто и четко: или ты со мной, или ты уходишь, и никаких давай договоримся, никаких компромиссов. Просто тогда он боролся за выживание целых сотен волшебников, и за собственное выживание, только это было важным в тот момент, и ни у кого из них не было времени на глупые капризы. Почти ни у кого. Обида обожгла горло — он всё ещё помнил, как Рон бросил их, удивляясь тому, какой он злопамятный, и хотя они давно пообещали друг другу забыть об этом, и ни разу это не всплывало, даже когда меж друзьями пробегали недомолвки, Поттер всё ещё помнил этот поступок, помнил как и то, как Рон бросил его на четвертом курсе, в одиночку бороться с проклятым драконом.
  - А ты всё ещё пытаешься избавиться от кудряшек? - Гарри намотал на палец прядь волос женщины, из тех, что все ещё подчинялись заклятию, и слегка потянув на себя отпустил, после чего волосы обрели свою правильную форму непослушного завитка. С прямыми волосами она казалась строже и серьёзнее, и даже может быть, чуточку старше, но зато с привычными глазу Гарри кудрями - роднее и ближе.
  - Я на вашем месте нашел бы чудо-ученого, считавшегося в мире магглов настоящим психом, и показал бы ему ваши наработки. Он станет сенсацией и прорывом, а вы сохраните инкогнито. - Гарри улыбнулся, но как только вопросы Гермионы посыпались на него как из рога изобилия, помрачнел.
  - Всё нормально, Гермиона. Я в порядке, просто немного устал. - Гарри поймал ладонь женщины, когда она в нерешительности замерла у него лица, и слегка сжал теплую мягкую руку. Он никогда раньше не замечал, что у неё такие мягкие руки, совсем шелковые, словно она только и делает что мажется увлажняющими кремами, а не пишет по десять километровых свитка в день, ведь Гермиона не любит пользоваться пишущими под диктовку перьями, они, на нее взгляд, слишком вычурно и грязно заменяют правильно сформулированные её скрупулезным мозгом словосочетания. Он погладил тыльную сторону ладони Гренджер своими совсем не мягкими пальцами, и улыбнувшись, отпустил. Всё дело было в том, что руки Джинни были совершенно грубыми — цепкие пальцы привыкли держаться за древко метры, а ладони бить по мячу, если вдруг не было биты, так что держать Джинни за руку было все равно что держаться за камень.
  - Что ж, если ты отняла у меня отмазку о работе, то мне придется признаться: Я просто не хочу приходить, и чувствовать себя вновь тем самым недокормленным мальчиком-сиротой, которому нужна забота и участие. Как будто у меня нет своей семьи и я опять лезу. - не ожидая сам от себя такого признания, Гарри закусил губу, нахмурился и замолчал. Он был обязан многим этим людям, и сейчас отзывался о них так, словно они чужие ему навязчивые старики. На самом деле, он просто боялся, что Молли может прочитать в его глазах, когда спрашивает о том, где Джинни, когда спрашивает о том, где дети, и когда спрашивает о том, как Гарри. Он боялся, что она поймёт, как всё сложно у них с Джинни, как далеки от него дети, и как сам он опять бредет вслепую в пустоту.
Не желая продолжать эту тему, Гарри следует за Гермионой на кухню, и сначала останавливается в дверях, чтобы понаблюдать за тем, как Гермиона суетится на кухне. Для него это совершенно неожиданное и странное зрелище — он-то помнил её еле-еле разрезающей с трудом найденные в лесу грибы, или неумело разбивающей яичницу из сворованных (однако, за деньги) у фермеров яиц; он помнил, как она морщилась от вида пойманной Гарри и Роном рыбы, с трудом очищая её, а сейчас она легко порхала по кухне, почти не глядя бросая в кастрюлю те или иные приправы. Сейчас она совершенно спокойно орудовала специальной макаронной ложкой, а нож по мановению её палочки нарезал свежие овощи. Рядом с Гарри в воздухе висит бокал, легонько стукая своего хозяина по руке, с просьбой обратить на него своё внимание, но Поттер полностью увлечен зрелищем полураздетой Гермионы, готовящий ужин. Это выглядело как самый неожиданный из всех снов, которые только могли прийти к нему, как наваждение и постыдная фантазия. Гарри моргнул, взял бокал, сделал глоток.
  - Ты совсем не ужасная мать. И ты отличная хозяйка, ты научилась готовить, я даже не знал. - он прошёл на кухню, удивленный и немного смущенный тем, как он только что смотрел на нее, и тем, что не знал о том, каких Гермиона достигла успехов в кулинарии.
  - Скорее всего, ты просто не знаешь, что делают в обычных семьях волшебников с детьми-волшебниками. Я тоже не знаю, ведь мне летом нельзя было даже думать о своей палочке, и приходилось вести подпольные игры с огнём. Наверняка, ты тоже не спешила практиковать магию чтобы не смущать родителей. - Гарри открыл верхнюю ячейку стеллажа, извлекая оттуда две тарелки и оставляя их на стойке, замер.
  - Рон не говорил мне. - тихо произнеся эти слова, Гарри со стороны услышал свой голос: напряженный, внимательный, но абсолютно бесцветный. В последнее время, они с Роном общались всё реже. У Поттера было много работы, у Рона - открытие ещё одного филиала магазина «Всевозможные волшебные Вредилки» в Хогсмиде, множество каких-то закрытых встреч с поставщиками и закупщиками из-за рубежа, и даже парочка командировок заграницу, куда он раздуваясь от важности, отправлялся, предварительно заскочив к Гарри за Аврорским штампом, как раз с пол года назад. Гермиона не естественно прямо держала спину, не поворачиваясь к Гарри и он, неожиданно быстро подошёл к ней, заключая её в объятия со спины. Она была не из тех женщин, что истерично кричат в воздух, или обещают уйти, а потом откричавшись, падают в объятия, если она хотела сделать что-то, то причина должна была быть веской и Гарри, как никто другой, знал это.
  - Что тут происходит? - звонкий голос прорезал тишину, разбавляемую лишь побулькивающими макарошками, и Гарри с Гермионой, вздрогнув, отшатнулись друг от друга.

Отредактировано Steven Rogers (2018-09-02 22:35:57)

+2

7

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie][sign]https://78.media.tumblr.com/0c198ecb891af2283ce31c12e64ed3af/tumblr_inline_ogw6g80CYS1rifr4k_500.gifhttps://78.media.tumblr.com/681d8f92bf1c31117121c15ffcb4f75c/tumblr_inline_ogwmybx51W1rifr4k_500.gif[/sign]

Раньше Гермиона думала, что сложные разговоры даются ей легко, во всяком случае, гораздо проще, чем шутливые перебранки, подколы и развлечения. Но сейчас она понимает со всей своей ответственностью, что серьезные разговоры с Гарри Поттером не даются ей вовсе. Пальцы дрожат, из них вот-вот норовит выскользнуть дуршлаг со спагетти, которые уже полностью готовы, но Гермиона держит себя в руках, потому что иначе сорвется в плач, выдаст с головой себя и свои чувства, которых стало слишком много. Она кажется сильной всем, абсолютно всем, без исключений, Гермиона не позволяет себе лишних эмоций, которые душат ее изнутри. Грейнджер-Уизли не холодная мраморная статуя, но постепенно превращается в нее, пусть даже на пухлых губах еще постепенно играет улыбка, а дети получают то тепло, которое им необходимо.
- Ты же меня знаешь, Гарри, я во всем должна быть лучшей. Кроме квиддича, тут я сдаю позиции, а твоя женушка не устает мне об этом напоминать, - по губам Герми скользнут ядовитая ухмылка. Джинни та еще сука, с возрастом это стало заметнее даже больше, чем обычно. Порой с ней просто невыносимо общаться – синдром младшего ребенка дает о себе знать, желание заткнуть всех окружающих, привлечь к себе всеобщее внимание любыми средствами, и, конечно, достижение поставленных целей всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Впрочем, отдать ей должное, Джиневра добивается своего, тут ее не за что упрекнуть. Даже Поттера она получила, а не Гермиона. Ладонь крепче сжимает рукоять ножа, прерывая магический процесс, и продолжая работать самостоятельно.
Гарри напряжен. Как интересно, Рон вдруг решил не делиться такими подробностями своей личной жизни с самым лучшим своим другом? Это даже забавно, хотя, если честно, ни капли не удивительно. Еще один мальчик, что переполнен комплексами, в которых можно захлебнуться. И, кажется, Гермиона уже устает от этого настолько, что готова бросить все. Только она поворачивается к Гарри, только хочет открыть рот, чтобы рассказать ему, все, что сидит у нее внутри, чтобы уже, наконец-то признаться, как она хочет быть с ним. Черт возьми, да, они были бы идеальной парой даже с политической точки зрения.
Но…Всегда происходит какое-то «но». Это «но» - оно врывается в жизнь в самый неподходящий момент, оно режет кожу своими углами, не давая возможности жить так, как того хочет твоя собственная душа, твой разум и сердце. Гермиона подзывает к себе блузку, быстро надевает ее на себя, оставляя рукава закатанными – все происходит в считанные мгновения. На ней надета блузка и радостная улыбка, а разве может быть иначе? И лишь плечи и спина горят от прикосновений Поттера, которых слишком мало, это такая крошечная порция, когда вот так, совсем не по-дружески. Они стоят на приличном расстоянии друг от друга, пьют огневиски, Гермиона заправляет за ухо тонкий локон, совсем не хочется уже есть, хочется уйти, желательно насовсем. Она знает, что больше не позволит себе такой ошибки, хотя…
- Гермиона? – О, этот удивленный взгляд Джинни, которая заходит на кухню, скидывая на пол тяжелую сумку. Бывшая Уизли в недоумении, еще бы, она оставляет мужа одного, а к нему приходит лучшая подруга. – Какими судьбами будущий министр магии решил оказаться в нашем доме? – Она оглядывает парочку с ног до головы, прищуривается, подозревает, что тут что-то неладное, но не может точно сказать что именно. А Гремиона играет привычную ей роль.
- Здравствуй, Джинни. Мы с Гарри обсуждали вопросы участившихся нападений оборотней, заодно, пытались понять, каким образом мы можем наши разработки совместить с маггловскими методами лечения. Сидеть в опале, конечно, здорово, но я бы хотела интегрировать наши возможности в современный мир. Выходить из подполья не будем, но помогать стоит, все же это и нам на руку в первую очередь.
Разговоры о политике утомляют Джинни, потому что она ни черта в этом не смыслит. Вот если бы они говорили о спорте, или еще о чем-то таком, то вполне возможно. Но рыжая гордится в тайне тем, что у нее в мужьях Гарри Поттер, а в друзьях Гермиона Грейнджер-Уизли, будущий министр.
- Ой, все понятно, как обычно, вы о работе ребята. А что это тут такое? – Джин смотрит на Гарри, потом на плиту и на две тарелки, замечает два бокала с огневиски. А Гермиона понимает, что нет, она не хочет есть, совсем.
- Гарри готовил ужин, а я нагло пыталась примазаться к нему, - Герми смеется, отставляет бокал с виски, смотрит на часы, чертыхается, суетится. – Морганины подвязки! Простите меня, пожалуйста, я что-то совсем засиделась, мне еще месячный отчет проверить надо, завтра выступаю с докладом на ассамблее. Гарри, мы с тобой потом договорим как-нибудь, - ее губы касаются его щеки. Дольше, чем положено друзьям. Ее руки обнимают Джинни, прижимают к себе, не крепко, просто, как вежливость. Грейнджер поспешно подхватывает свои вещи, втискивается в туфли, берет сумочку.
- Гарри, ты чего молчишь? Гермиона, может останешься все-таки, давно не виделись…
- Прости, Джинни, я очень хочу, правда, но дел по горло! Я совсем забыла про ход времени, а маховик у меня давно забрали, - она улыбается, мягко, с любовью и нежностью, стремительно направляется к выходу из дома. И лишь на пороге можно заметить, как по ее лицу пробегает тень, которая скрывается в уголках губ. Она была близка к тому, чтобы все сорвать, чтобы разрушить сразу две семьи.

Три коротких стука в дубовую и тяжелую дверь. Гермиона оставила мантию у себя в кабинете. Рабочий день, как всегда уже подходит к концу, даже в Аврорате пустынно, но Грейнджер знает, что необходимый ей человек, еще сидит на своем месте. Она открывает дверь, просовывает голову, чуть улыбается:
- Привет, нас вчера прервали. Я решила заглянуть к тебе сейчас и спросить, не хочешь ли выпить чай или чего покрепче? Здесь недалеко есть отличный маггловский паб, там не очень многолюдно, но прекрасная кухня и весьма уютно, - Гермиона переминается с ноги на ногу, что выглядит даже забавно, с учетом ее дорогого черного брючного костюма-тройки, дорогих лаковых ботинок. Она не та девочка с растрепанными волосами, но взгляд сейчас именно тот, которым она хитро смотрела на Поттера, помогая ему в очередной афере. – Просто я беспокоюсь, все ли вчера было в порядке, когда я ушла. Джинни казалась несколько раздраженной моим приходом, - Гермиона опускается в кресло, что стоит напротив Гарри, и закусывает нижнюю губу. Здесь слишком пустынно. Слишком интимно. Один поворот ключа в двери и им точно никто не сможет помешать. И это пугает.

+2

8

[icon]https://media.giphy.com/media/11JVQmIxkuBltK/200.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][sign]https://78.media.tumblr.com/d8db40bac3f801e1f00e5f62e099e485/tumblr_naaiv2Wek11tqtq8to3_500.gif[/sign][status]We used to say that we were brother and sister [/status][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятья и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю историю магической Британии; мне 40 лет и из них десять последних я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

Царящий на кухне покой, взаимное доверие и откровенность лопаются, обрушивая на Гарри всю жестокую действительность его взрослой жизни, что окатывает его волной негативного возмущения и исходящих от Джинни энергетических потоков возмущения, он совсем по-детски хлопает глазами, не понимает, недоумевает, отчего его жена так недовольна, почему она так возмущена. После, он переводит взгляд на часы, на пустые стаканы из под огневиски, на булькающие макароны, и потушенный свет, и ему становится понятно, как странно всё выглядит для Джиневры. Но ведь это Гермиона — Поттер смотрит на жену именно таким взглядом, это Гермиона, она из тех, кто может появляться в их доме без стука, без спроса, без сомнений. И хотя она почти никогда так не делает, почему бы раз или два не воспользоваться этой вольностью?
Не успевает Гарри и оправдаться, как Гермиона делает всё за него, играючи оставляя все сомнения позади, и огибает кухонную зону, чтоб вскоре покинуть дом на площади Гриммо. Джинни пытается оставить Грейнджер, но у неё ничего не получается.
  - Ну что, будем ужинать? - тускло уточняет Поттер, и жена напоминает ему, что макароны - не подходящее еда для преуспевающего игрока в квиддич. Гарри кисло улыбается и предлагает рыжей салат, на который она соглашается.
  - И как тренировки? - Гарри наполняет очередной стакан огневиски и замечает недобрый взгляд жены, после чего, как сущий ребенок, наполняет до краёв и осушает почти сразу. Ответ Джинни он прослушал в пол уха.

В Министерстве Магии многие улыбались потому, что их обязывало это место, люди, воспитание, опасения и крайне редко — ситуация. В аврорате Гарри не сталкивался с подобной проблемой, большинство авторов были мрачными, загруженными работой, проблемами, улизнувшими преступниками, не написанным отчетом или рапортом; они были мрачнее тучи, мрачнее метки самого Тёмного Лорда, с серыми, уставшими лицами, с ввалившимися глазами и в темных, плотных формах, они не улыбались, редко и по-чёрному цинично шутили, и обменивались короткими, строгими фразами, позволяя себе расслабиться только когда дело было успешно завершено, как правило, после долгих и мучительных недель полных упертых попыток. Гарри чувствовал себя там, пожалуй, замечательно, не слишком-то довольный тем, что происходит внутри него, и крайне вписывающийся своим худым бледным лицом в эту атмосферу напряженной сосредоточенности. Он был примером для всех авроров — угрюмый, безжалостный к преступникам, пытливый и неустанно рыскающий, даже когда по должности стоило бы сидеть в кабинете.
Но сегодня он окопался именно в кабинете, забаррикадировался непроверенными неделями отчетами, спрятался под объяснительными записками, зарылся в глупых жалобах — ноги не вели Гарри домой, и хотя он подозревал, что супруга уже укатила обратно на свои сборы, - утром она обмолвилась, что приехала чтобы сбегать в косой переулок за новым средством против обморожения метлы - возвращаться домой он не хотел. Поттер был намерен остаться в своём кабинете до утра, тем более что благодаря некоторым дизайнерским решениям, из небольшой каморки, в которой прошлый начальник аврората хранил архивные подшивки своих успехов, Гарри сделал маленькое подобие спальни, где можно было вполне уютно переночевать. В первое время это было нужно потому, что он не мог осилить весь объем работы, потом было здорово прикорнуть во время тихого дежурства, а после - он стал избегать возвращения в пустой дом, особенно когда дети стали проводить все своё время в школе, а жена на сборах — какой смысл тащиться домой, а утром вновь возвращаться, если можно было провести тут всю ночь? Неприхотливый Гарри заранее запасался на ужин сендвичами, или на крайний случай звал Кикимера, так что все нюансы были учтены и решение принято, а такие мелочи как домашний уют или тепло родного дома не были ему знакомы никогда, и комнатушка с мягкой кроватью да свой личный рабочий кабинет были всяко лучше каморки под лестницей с пауками.

Три коротких стука отвлекли Гарри от прочтения очередной объяснительной записки, и он потирая глаза, прищурился. Гермиона расплывалась перед ним, и черты её лица были едва уловимы, по голосу было непонятно, улыбается она или хмурится, но Поттер,  на всякий случай улыбнулся, приглашая женщину пройти.
  - Проходи, проходи. Глупо вчера получилось, я не знал, что она вернётся. - Гарри вновь нацепил очки, и проморгавшись взглянул на Грейнджер. Теперь на ней был совсем другой брючный костюм, строгий и стильный, он придавал ей образ неприступной и холодной женщины.
   - Видишь ли, моя жена не считает необходимым ставить в известность меня в отношении своего графика, и её появление чаще всего внезапно как цунами. И почти всегда такое же разрушительное для моего бюджета. - Гарри беззлобно рассмеялся: деньги интересовали его меньше всего, однако хотя Джинни играла в стартовом составе всемирно известной команды, зарабатывала она значительно меньше того, что тратила на всевозможные игровые примочки, которые по контракту им предоставлялись клубом лишь в минимальном, строго необходимом количестве. Поднимаясь с места, Гарри намеренно оставил пиджак аврора с форменной вышивкой.
   - Ты собираешься пойти так? Нас примут за проверяющих. - Поттер намекнул на пиджак Гермионы, который выглядел уж слишком строго на фоне его тонкой белой рубашки без воротника. Гарри бросил взгляд на висящий у выхода магический календарь, который показывал не только дату и время, но транслировал температуру воздуха на улице, после чего вольно закатал рукава оголяя руки, мигом превратившись из строго аврора в стильного мужчину.
   - Учти, Гермиона Грейнджер, мне нужно ещё вернуться сюда и закончить дела. - серьезнее чем следует произнёс Поттер, накладывая на дверь магические чары, не позволяющие никому лишнему войти и спрятав палочку, улыбнулся, протянув ей свою руку. Хандра, что преследовала его весь день каким-то незаметным образом улетучилась, уступая место игровому настроению. Трансгрессировать прямо из аврорского коридора на улицу им не позволил министерский запрет, а пользоваться летучим камином не было никакого смысла, раз они собрались отправиться прямиком на улицы не магической Британии, поэтому пришлось добраться до нелюбимого ими ещё со времен Магической войны способа - замаскированного под вход/выход общественный туалет находящийся на улице Уайтхолл.

Отредактировано Steven Rogers (2018-09-12 23:25:35)

+2

9

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie][sign]https://78.media.tumblr.com/0c198ecb891af2283ce31c12e64ed3af/tumblr_inline_ogw6g80CYS1rifr4k_500.gifhttps://78.media.tumblr.com/681d8f92bf1c31117121c15ffcb4f75c/tumblr_inline_ogwmybx51W1rifr4k_500.gif[/sign]

Гермиона оглядывает Гарри с головы до ног, чуть щурится, отчего-то карие глаза приобретают на мгновение черешневый оттенок, что тут же пропадает. Женщина вскидывает голову, мягко улыбаясь мужчине, напротив. Он заметно нервничает, впрочем, не стоит этого делать, в конце концов, ничего ведь криминального не произошло. Гермиона вздыхает, поправляет пуговички на жилете, пожимает плечами:
- А что не так тебе в моем костюме от Saint Laurent? Он, между прочим, стоит немалых денег. Но, к счастью, твой друг понятия об этом не имеет. Нынче курс галлеона к фунту стерлинга, ну, очень приятный. А пара модификаций от местных портних – и он стал подходить даже для нашей чопорной магической Англии, - Грейнджер почти возмущена таким вопросом. Она стала куда трепетнее относиться к собственному внешнему виду спустя годы. Это в школе, где форма была обязательным атрибутом, и у девочек могла получать разнообразие лишь в зависимости от длины юбки и глубины выреза, Герми была синим чулком с вечно растрепанными волосами. А сейчас она представительница высшей власти, и с огромным удовольствием затыкает за пояс всех, до кого может дотянуться. Годы идут, а комплекс отличницы никуда не делся.
- Ограничь ей бюджет, тогда ты сильно удивишься тому, насколько ты на самом деле богат, Гарри Поттер, - Гермиона сверкает идеально белыми зубами, плавно поднимаясь из кресла. – О, Гарри, прекрати. В этом баре мало кто примет нас за проверяющих, вот за парочку – вполне может быть. Но какая разница? – Она улыбается лишь самыми уголками губ, протягивает было руку, чтобы взять Поттера под локоть, чисто по-дружески, но сдерживается, отдергивая ладонь в последний момент, торопливо поправляет локон за ухо, пряча смущенный взгляд. Ей словно снова семнадцать. Но, видимо, Поттер решает все за нее, протягивая свою ладонь, и уже спустя мгновение, с тихим выдохом, Гермиона переплетает свои пальцы с его.

Очаровательный гастробар с милым названием Cherry располагается всего в паре кварталов от министерства магии. Здесь бывают и волшебники, которые за последние годы решительно вливаются в толпу магглов. Толерантность захватывает и этот мир, от нее никуда не деться, поэтому смешанные браки, что позволяют обновлять кровь волшебников, испорченную многолетними инцестными историями, становятся нормой, а поборников чистоты крови становится все меньше. Поэтому Cherry стал своеобразным перевалочным пунктом для золотой молодежи Лондона маггловского, и Лондона магического. Но в этот будний день людей там немного, от силы человек семь на весь немаленький бар. Над входом мигает неоновая вывеска темно-бордового цвета, венчающая слова Cherry двумя вишенками, плотно прилегающими друг к другу. За дверью стоит хостесс, что провожает гостей или к уютным небольшим кабинкам, оббитым темным бархатом, или к столикам, над которыми нависают деревянные тяжелые лампы, расписанные многочисленными вишенками. Хозяева места немного переборщили с символикой, но в целом, это не сильно бросается глаза. Гарри и Гермиона просят столик чуть подальше от входа, но так, чтобы можно было смотреть на улицу, оставаясь незамечанными для посторонних глаз.
Гермиона снимает пиджак, вешает его на вешалку, присаживается за круглый столик, рядом с Гарри и просит меню, а также карту вин.
- Я понимаю, что тебе надо вернуться в офис, все такое, но может быть все же выпьем по бокалу? – Ее губ касается улыбка, волосы распущены и спускаются по точенным плечам, что стянуты белой блузкой и жилетом в тонкую белую полоску. Гермиона скорее напоминает жену или любовницу богатого мафиози, нежели будущего министра магии, но в маггловском мире ее внешний вид неизменно вызывает восхищенные взгляды.
Официант получает заказ, а Гермиона кусает нижнюю губу, невольно думая о том, на чем они вчера остановились с Гарри. Затем набирает побольше воздуха в грудь, и говорит:
- Мы не договорили. Я про мое желание развестись с Роном. Эта история, к сожалению, длится уже не первый год. Так получилось, что оказывается, я не могу долго тянуть лямку брака в полном одиночестве. Ты не подумай, Рон хороший человек, и, возможно, что для домашней девочки он был бы идеальным мужем, но для меня… - женщина откидывается назад, упираясь затылком в мягкую стенку кабинки, сверлит взглядом пейзаж за окном напротив, и вздыхает тяжело. Понимая, что слишком давно они с Гарри не обсуждали подобных вещей. Точнее – никогда. Как так получается, что все детство, юношество, взрослые годы вы проводите рука об руку, а в итоге знаете только тех вас, которыми вы были в самом начале пути?..
- Для меня это все попахивает постоянным соревнованием. Он не может смириться с тем, что я добиваюсь таких успехов. Не может понять, как это для меня важно. Что это не просто галочка в резюме или в мысленном списке достижений, нет. Это возможность изменить наш магический мир, привнести в него что-то новое, чистое, свежее. Разбавить это застоявшееся болото. А ему всегда кажется, что я его притесняю, - Грейнджер невольно дергает плечом, вспоминая одну единственную оплеуху, отвешенную ей пьяным мужем. Рон испортился с годами. Он не обладает ясным умом или какими-то потрясающими умениями, но обладает скверным характером, который становится все хуже. Хорошие качества настоящего друга постепенно сходят на нет, превращая Рона Уизли в человека, которого интересуют только галлеоны, да собственное удовольствие.
- Я так больше не могла. И сказала, что подаю на развод. Был грандиозный скандал. Он обещал, что исправится, что больше так не будет. В общем, старые песни о главном. А я понимаю, что ничего не меняется.
Гермиона опускает взгляд на собственные дрожащие пальцы, а затем резко вскидывает его на официанта, что разливает вино по бокалам, и следом приносит тарелку с морепродуктами и еще одну с разного вида сырами, посередине которой стоит плошка с акациевым медом.

+2

10

[icon]https://media.giphy.com/media/11JVQmIxkuBltK/200.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][sign]https://78.media.tumblr.com/d8db40bac3f801e1f00e5f62e099e485/tumblr_naaiv2Wek11tqtq8to3_500.gif[/sign][status]We used to say that we were brother and sister [/status][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятья и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю историю магической Британии; мне 40 лет и из них десять последних я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

За прошедшие годы, взгляды многих волшебников - не без влияния нового поколения победителей во Второй Магической Войне - разительно изменились в отношении магглов. Теперь всё чаще можно было услышать за столиком в маггловском ресторанчике намеки на то, что с тобой соседствует волшебник. Отношение к человеческим изобретениям и лекарственным препаратам стало куда менее снисходительным, а уж о вождении и говорить нечего - мода на дорогие автомобили способные летать, стала даже немного пугающей. Артур Уизли раздувался от гордости каждый раз, когда вычитывал в пророке очередной очерк о летающих машинах, ведь, не без помощи Гермионы, он выторговал себе авторское право на эту модернизацию, так что теперь, фактически, везде упоминалось, что именно он - автор сей задумки, над которой раньше все только лишь смеялись.
Заняв неприметный столик, Гарри углубился в чтение меню, обнаруживая, что не заглядывал никуда уже приличное количество времени. Цены от этого вовсе не изменились, но вот количество трудно произносимых названий в меню выросло в разы. Гарри согласно кивнул - в последнее время алкоголь принимал в его жизни пугающе постоянное участие, но говорить об этом Гарри не собирался.
  - Пожалуйста тарелку брускетт со всеми начинками, что у вас есть, для начала. Два бокала.. нет, пожалуй, бутылку вина, Гермиона, какое вино ты предпочитаешь?  - Гарри со стыдом понимает, что совершенно не представляет, что по вкусу Гермионе, которая раньше и думать отказывалась даже о смехотворной порции огневиски в Хогсмиде, что уж говорить о марках вина?
  - Сырную тарелку, мёд, морепродукты и жаркое в горшочке. Ты ведь будешь жаркое?  - официант попятился передавать заказ, поражённый таким налётом.

Голос Гермионы звучит пугающе жёстко и чисто, на фоне легкой музыки, гомона других гостей и постукивая приборов о тарелки она будто обжигает своей спокойной речью, должна привлечь внимания всех и каждого, но слышит её только Гарри и от этого ещё страшнее. Она выглядит ледяной и неприступной: прямая спина, холодный взгляд в никуда и решительная морщинка меж бровей - её не переубедить, не уговорить, можно лишь выслушать, согласиться. При взгляде на неё, казалось что ей даже не нужна никакая поддержка, она готова сама взвалить на себя все беды и невзгоды, все тяжести политической, социальной и магической жизни современности, смешать это со своими личными семейными драмами и не поморщившись опрокинуть сей коктейль в себя, ведь она Гермиона Грейнджер -  тверже алмаза, крепче стали, леди всезнайка и леди «мне не нужна ничья помощь».
Вот только Гарри знает её, знает, как она рыдала ночами по Рону, ушедшему от тяжелой жизни обратно в семейное гнёздышко, знает, как она не спала и ожидала его возвращения, как откликалась будто испуганная пичужка на каждый случайный шорох и её глаза наполнялись сияющими слезинками надежды. Гарри знает, как она готова была прощать Рональду всё, как готова была драться за него и погибать, и как смотрела за ним внимательно и с готовностью чуть ли не ловить его, пока он рассекал на метле, охраняя Гриффиндорские ворота. Рон не замечал, а Гарри - да.  Гарри чувствовал много эмоций, направленных на него - гнев, зависть, обида и ревность, желание и даже сочувствие, но чертовски редко ему перепадала хотя бы часть той волны поддержки и веры, что транслировала Гермиона по отношению к Рону. Она видела, как нужна Уизли, очередному сыну в семействе, далеко не самому любимому и не самому лучшему, эта поддержка и слала её Рону киловаттами, а он даже не замечал этого, принимая всё как должное.
Гарри перехватил руку Гермионы, сжимая в своей руке её, пряча от нее и самого себя легко подрагивающие пальцы - свидетели её настоящего эмоционального состояния женщины. Холодные и тонкие, пальцы Гермионы были мягкие и нежные, маленькие. Её руки были гораздо меньше рук Джинни, которые огрубели за времена, что она играла в квиддич. Брать жену за руку было решительно невозможно, ведь она вцеплялась в его ладонь так, словно это древко метлы и если она не сожмёт её со всех сил, то наверняка упадёт. Гермиона сделала глубокий вдох и ответила на прикосновение Гарри, переплетая их пальцы вместе и слегка улыбнувшись ему - ничего такого, кроме ободряюще благодарного жеста, но у Поттера засосало где-то в желудке неопределенным и смущающим ответом на действия Гермионы.
   - Возможно он просто хочет быть достойным тебя, Гермиона. Он хочет, чтобы ты не разочаровалась в нём, и порой уж слишком сильно увлекается самим процессом. - Гарри не знал, как оправдать лучшего друга в том, что тот не ценит, не знал как защитить его, да и защищать, стыдно признаться, не хотелось. Гарри в очередной раз столкнулся с этой неприятной чертой Рональда, когда его зависть и желание быть наравне с другими давит всё хорошее, что есть в нём, превращая его в противного, завистливого упрямца, готового пойти даже на низости ради того, чтобы не быть якобы хуже.
  - А иначе Рон просто дурак, если не понимает какая прекрасная девушка досталась ему. - со злостью произносит Гарри и хмурится, становясь похожим на того самого жестокого и мрачного Аврора, о котором выходили статьи в ежедневном пророке.

Появившийся официант деликатно разливает вино по бокалам и ставит перед ними первую тарелку. Не успевают они сделать и глотка, как молодой человек возвращается с огромной круглой тарелкой, где брускетты от сырно-ветчинных до лососевых и вегетарианских выложены симпатичным рядком. Гарри одобрительно осматривает это великолепие и не сдерживаясь, откусывает кусочек, заразительно захрустев поджаренным бочком багета.
  - Ты чертовски долго поддерживала его, и его семью, ты сделала для того, чтобы он стал тем, кто есть очень многое. Если бы не ты, то их магазинчик давно бы погорел на всех этих бюрократических нюансах, на которые они предпочитают закрывать глаза, что там? Согласование очередной игрушки-тошнотика? А кто самолично отправлял все на экспертизу, чтобы студенты больше не отправлялись в больницу Святого Мунго с волдырями в самых неприличных местах? А что насчет Артура? Ведь благодаря тебе его имя теперь стало ассоциироваться с именем первооткрывателя в машинолетательной сфере. - времена, когда изобретения семейства Уизли опробывались на беспечных первокурсниках давным-давно канули в лету, а на себе почтенные держатели магазина вредилок тестировать нововведения не хотели, как и на своей семье. Так что в итоге после трех партий сырой продукции и вмешательства Гермионы, они обзавелись своим человеком, занимающимся тестированием всех новинок, и лишились огромных министерских штрафов и обращений разъяренных родителей суд с требованием возместить моральный ущерб нанесенный детишкам.
  - Ты достойна самого лучшего человека рядом с тобой. Так что я и не подумаю осуждать тебя за это решение. И другим не позволю. - расторжение брака всё ещё было сложным и крайне эмоционально мучительным процессом. В этом волшебники недалеко ушли от средневековья, и очень запаздывали не в пример магглам, которые фривольно заключали и расторгали браки без всякого общественного давления.

+1

11

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie][sign]

Его пальцы горячие и сухие, они внушают ей исключительно чувство уюта и доверия, Гермиона лишь крепче сжимает их, не желая отпускать ни на мгновение. Она понимает, что Гарри пытается донести до нее, что хочет каким-то образом и поддержать саму женщину, и оправдать друга, но ей это не интересно. Для Грейнджер уже все давно решено. Она уйдет от Рона, даже если это будет грозить отлучением от семьи Уизли, изоляцией в социальном и семейном плане. В том, что касается детей – вопросов не будет, Герми уверена в этом на сто процентов. Несмотря на то, что она работает, как проклятая, горбатится, дети захотят остаться с ней – это видно по их глазам. Отец прекрасно с ними обращается, никто не спорит, но суть в том, что он – как приходящий папа, почти не обращает внимания, занят только собой. Женщина могла бы назвать это кризисом среднего возраста, но на языке вертится только «переходный период».
- Гарри, милый, послушай, - начинает Грейнджер, но прерывается, когда подходит официант. Если честно, то есть совсем не хочется, она и так почти перестала это делать, а сейчас со всей этой подготовкой к переизбранию министра магии, со всеми делами, касающимися сотрудничества с магглами, и вовсе забывает, что организму порой необходима еда, а не только вино или виски. Гермиона освобождает свои руки из плена Поттера, дрожащими пальцами обнимает бокал и подносит его к губам, чтобы сделать небольшой глоток. Вино соскальзывает по пищеводу, опаляя приятным теплом, и становится легче дышать в одно мгновение.
Официант покидает их, а Гарри продолжает говорить, заставляя кареглазую лишь улыбаться, почти грустно, да качать головой. Гермиона облизывает пересохшие губы, мерно выдыхает, все же беря один из небольших бутербродов с ветчиной и сыром, и хрустит им в такт Поттеру.
- Мы оба с тобой знаем, что на самом деле Рональд Уизли – эгоистичный мудак, который каким-то чудом умудрился остаться с нами друзьями, и не потому что это он такой хороший, а потому что мы с тобой обладаем достаточным терпением, чтобы выносить его выкрутасы и прощать их. Ты думаешь, что я забыла все те мелочи из нашей школьной жизни, которые сопровождали все наши путешествие в борьбе против главного зла? – Гермиона лениво поднимает бровь, делает еще один глоток вина, отставляет затем бокал в сторону и принимается за новую брускетту. – Нет, не забыла. Ты многого не знаешь, он ведет себя, как ребенок. По долгу службы мне часто приходится сталкиваться с Драко, и даже он, как бы странно это ни звучало, изменил свою позицию, смирился, а затем и вовсе принял тот факт, что я – волшебница, которая сильнее него. И мы отлично общаемся в рамках нашей работы. Но стоит только Уизли услышать фамилию Малфой, как его всего начинает трясти. Я понимаю, что все эти детские подколы и прочее не оставляют его равнодушным, но Гарри – топор войны зарыт, надо взрослеть.
Ее голос становится жестче, в нем сквозит арктический холод, а теплые медовые карие глаза поддергиваются дымкой инея, но Гермиона берет себя в руки, выдыхая и стараясь вновь улыбнуться. Ужин проходит, возможно, и не так благоприятно, как изначально это предполагалось, но все же, близость Гарри заставляет волшебницу быть чуточку спокойнее, а от вина, что поступает в кровь, сердце бьется чуть чаще, или все же дело в Поттере?
- Спасибо тебе, Гарри… Я не ожидала поддержки, поэтому и молчала до последнего. Но если честно, то сейчас я чувствую, что готова все же отважиться на этот сложный, но столь необходимый шаг, - Гермиона подзывает официанта, доедая последний кусочек брускетты и просит молодого человека, чтобы он принес им бутылку виски, вином сегодня явно не отделаться.
- К Моргане всю работу, мне необходимо немного отвлечься. И даже если завтра я буду болеть с похмелья, то кто тут все еще лучшая по зельям? – Грейнджер ухмыляется, следом за виски она заказывает два горячих блюда – говядина в горшочках с картофелем под грибным соусом, и два салата. Виски обжигает нутром жидким пламенем, и это вам не Огневиски, это хороший ирландский напиток с восхитительным послевкусием. Волшебница расстегивает верхние пуговицы на рубашке, в вырезе мелькает нежное белое кружево, что поддерживает небольшую грудь с легким оттенком загара, оставшимся после поездки на Лазурное побережье. Будущий министр магии чувствует себя совсем молодой, да и что для волшебника возраст в сорок лет – лишь самое начало жизни, ее острая и горячая пора, ведь они так и не жили для себя толком, прохлопали все прелести школьного и подросткового периода.
Поттер разливает виски по бокалам, хрустальные бока соприкасаются с легким звоном, вызывая шкодливые улыбки на лицах тех, кто так позорно сбежал с работы.
- Это будет сложным периодом, и я прекрасно это понимаю, но также я понимаю то, что жить в условиях, когда человек рядом меня больше не устраивает, и все мои призрачные фантазии и чувства давно улетучились – я не могу. Я всегда ратовала за свободу для других, но отчего-то и сама не заметила, как попала в рабство, которое затянуло тугую петлю на моей шее, - волшебница пожимает плечами, на ее губах саркастичная улыбка, относящаяся к ней самой, нежели к кому-то другому. И от этого не становится лучше или хуже, просто никак. Алкоголь в крови будоражит ее, разогревает, несет кровь с огромной скоростью, вызывая легкий румянец на алебастрово белых скулах.
- Скажи… Тебе хорошо с Джинни? – Внезапно спрашивает Гермиона, вскидывая на Поттера серьезный взгляд. Официант прерывает зрительный контакт, выкладывая с подноса горшочки с мясом, от которых струится невообразимо привлекательный аромат. Но Грейнджер не забывает о своем вопросе, все также сверлит взглядом, отбрасывает прочь любые правила приличия. Они же близкие друзья, в конце концов, они могут задавать друг другу самые неудобные вопросы из всех, какие только есть. Какая разница, сколько прошло времени, неизменным остается их отношение к другу другу, засевшее в голове воспоминания из той самой палатки, где они танцевали, где смеялись, и именно в друг друге видели свет, который и дал силы двигаться дальше. И именно это не отпускает Гермиону, чья ладонь вновь оказывается в теплом плену родных пальцев. Жест поддержки или выражение желания не отпускать никуда больше?..

+1

12

[icon]https://media.giphy.com/media/11JVQmIxkuBltK/200.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][sign]https://78.media.tumblr.com/d8db40bac3f801e1f00e5f62e099e485/tumblr_naaiv2Wek11tqtq8to3_500.gif[/sign][status]We used to say that we were brother and sister [/status][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятья и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю историю магической Британии; мне 40 лет и из них десять последних я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

Гарри задумчиво хрустит багетом, слова Гермионы заставили задуматься его о том, а изменился ли он сам, со времен себя школьника? Ему думается, что изменился в худшую сторону, и если Рон всего лишь взрастил в себе то, что было в нём в детстве, и взлелеял своё эго, то Гарри приобрёл совершенно не характерные ему качества — равнодушие, склонность к алкоголю, безалаберность и равнодушие. Гарри Поттер, человек некогда стремившийся к высшей цели, человек, чувствующий на себе ответственность за целые поколения - настоящие, будущие, бывшие, отважный и сильный, стал вдруг таким потерянным, безнадёжным и пустым. Ему нравилась его работа, но он, привыкший чувствовать, что делает что-то бескомпромиссно важное, сомневается — а действительно ли это так важно? А действительно ли мир не смог бы без него успешно провести переговоры с кентаврами, не смог бы договориться с колдомедиками о модернизации оборотнического зелья? Не смог бы навести порядок в Азкабане?
От этих мыслей щёки Гарри покрываются красными пятнами, а голова гудит и трещит - стоило только позволить этим мыслям прозвучать в голове, как он уже не мог из выбросить, как они захватывали всё его существо, и царапали и драли его изнутри. Порой ему действительно казалось, что он должен был умереть тогда, во время финальной битвы за Хогвартс, ему казалось, что на вокзале Кингс-Кросс, он выбрал не верное направление, он сел не в тот поезд, он лишил себя правильного будущего или продолжения жизни с новой целью. Он должен был умереть — его предназначение тут было выполнено, он был рожден, чтобы спасти магическую Британию от Тёмного лорда, и ему нечего было больше делать тут, он просто болтался теперь по Министерству, болтался по своему дома на площади Гримо, болтался по косому переулку. Гарри решительно потянулся за бутылкой виски, наполнил себе полный стакан и осушил его одним глотком. Он слышал слова Гермионы, но был уверен, что она не представляет как счастлива на самом деле, как ей прекрасно живётся в действительности, как здорово иметь цель и знать о том, что ты на своём месте. Гарри вновь наполнил бокал и, под взметнувшиеся вверх брови Гермионы, осушил его, чуть закашлявшись и зажмурив глаза. Гермиона не представляла, как Гарри ей завидовал, когда слышал её выступления на трибуне, с каким огнём в глазах и страстью она говорила, что ей было действительно важно делать это, ей было интересно и она была не просто помощницей в великом походе, она была предводителем собственного пути и имела свою путеводную звезду. Наверное, Рон также завидовал Гарри, когда его все называли избранным, когда он занимался с Дамблдором, и когда единственный узнал тайну Тёмного лорда, Рон также завидовал ему, когда Гарри ничего не боялся, когда он шёл вперед и мог заглянуть в голову Лорда, а теперь - завидовал Гарри, так что они не такие уж и разные с Рональдом. Просто Гермиона не знает этого, и среди них, двух завистливых мальчишек, лишь она действительно стоит чего-то.
   - Ты во всём лучшая. - произносит Гарри на слова Гермионы о том, что она сумеет разобраться со своим похмельем. В его словах ни капли лживой лести или желания посмеяться, чистая правда без примесей и Поттер не смягчив её улыбкой, не даёт Гермионе даже шанса подумать, что возможно это лишь желание её похвалить, порадовать или утешить — он так думает, пусть не смеет сомневаться. Гарри берется за третий бокал, который угрожающей икотой намекает на то, чтобы он не разгонялся так быстро, но Поттер забрасывает в рот пару кусочком сыра и держится легко, бывалым волком поглядывая на бутылку, в скором обещании разобраться и с ней. Уже знакомо приятная легкость стремится завладеть телом и разумом Гарри, который не противится этому желанному чувству, расслабленно откидываясь назад.
   - Ты ведь не одна, Гермиона. Тебе всегда есть с кем разделить это, иначе зачем я есть? - произносит медленно Гарри и думает, что это сгодится для него как кратковременная миссия, что это станет оправданием продолжения его жизни, алкоголь подстёгивает эти дурные и эгоцентричные размышления, и Гарри хмыкает самому себе, добивая третий полный стакан виски.

Гермиона, немного захмелев, задаёт Гарри такой неожиданный вопрос, что всё то чувство ленного и расслабленного марева слетает с него, будто водой ледяной облили. Он осторожно всматривается в лицо Грейнджер, и пытается понять, с чем связан этот вопрос: забота, желание перевести тему, праздное любопытство или? Гарри улавливает сомнение в глазах будущего Министра Магии, и покусывая губы, молчит. Делиться собственными чувствами и переживаниями для него всегда было тяжело. Он был с детства закрытым, замкнутым в этом вопросе, абсолютно неприступным и неловким как великан в посудной лавке.
   - Кхм, - прокашлявшись, усомнился в необходимости отвечать Гарри, и испытав желание ухватиться за вмешавшегося в беседу официанта, перевел взгляд на горшочки с мясом. Первоначального чувства голода Гарри уже не испытывал, а вот початая бутылка виски манила его страшно. Гермиона осторожно берёт Гарри за руку и всё внутри него сжимается и переворачивается.
  - Не.. не так как.. Не так как я думал. Не так как. Нет. - сбивчиво цепляется за мельтешащие в голове фразы и мысли Гарри, взволнованно моргая и то и дело пожимая плечами. Выглядел Гарри при этом ужасно виноватым, и крайне несчастным. Ему казалось, что он признаётся в каком-то ужасного греховном поступке, в преступлении, которому нет достойного наказания.
  - Но ведь я сам на ней женился, сам сделал этот выбор, так что я должен быть счастлив. - говорит Поттер так, будто ему на роду начертано быть несчастным в браке иначе Тёмный лорд восстанет из пепла и вновь попытается захватить Великобританию. Попытавшись скрасить свои слова нелепой улыбкой, будто это признание хороший повод для смеха, он встревоженно высвобождает пальцы из рук Гермионы и занимает руки алкоголем. На этот раз он совершает не такой торопливый и жадный глоток, но всё таки существенно большой, а затем испытывая жар, закатал рукава ещё выше и расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке. Добив бокал, Гарри в пол оборота повернулся к Гермионе, и теперь уже сам взял её за руки.
  - Я вообще не уверен, что люблю её. Не уверен, что когда либо-любил. - тихо и серьезно Гарри произнёс эти слова, как страшное проклятье, как запрещенное заклинание и едва ли не зажмурился от того, что должно было последовать дальше. Ураган или цунами, или внезапное появление Джинни посреди этого ресторанчика, или все должны были резко прекратить есть и уставиться на него с укоризной и осуждением, всё должно было перевернуться с ног на голову после этих слов. Но не произошло ничего. Люди продолжили есть, Джинни не появилась наставив на него палочку, и даже Гермиона не стала смотреть на него так, как смотрела когда он делал или говорил какую-нибудь глупость.

+1

13

Гермионе одновременно и грустно, и приятно слышать слова поддержки от великого Гарри Поттера, как все называли его, да и до сих пор так называют. Времена меняются, но герои – нет. Даже она – Героиня Третьей магической войны, как называют их битву с Темным Лордом. Но это осталось так далеко позади, что порой кажется – это совсем другая жизнь, совершенно чужая. И Грейнджер делает глоток виски, успевая все же перехватить часть алкоголя себе. А вот Гарри, судя по всему, уже привыкший потреблять подобные напитки в таких количествах, не желает отлипать от бутылки, заставляя Гермиону поднимать левую бровь все выше и выше.
- Гарри, с каких это пор ты заделался в тихого домашнего алкоголика, м? Джинни знает, что ты вот так часто развлекаешься? И ради Мерлина, не делай вид, что это не так, - Гермиона раздраженно сверкает карими глазами, откидываясь на спинку кресла, скрещивая руки на груди. – Я может и не одна, но и не с тобой, Гарри. Пока ты еще относительно трезв, то вынуждена тебе сказать о том, что это первый раз, когда мы разговариваем больше получаса, за последние полгода. Ты погряз в работе так же сильно, как и я.
Гермиона прерывает свою речь, которая звучит почти обвиняюще, и взгляд медовых глаз смягчается, когда женщина понимает, что Гарри тяжело дается этот разговор. Хотя нет, не так. Ему тяжело дается только одна тема – Джинни. Волшебница сжимает его пальцы, подавшись вперед, доверчиво скользит взглядом по лицу, выискивая огромные зеленые глаза за стеклами стильных очков – он так и не захотел исправить зрение, еще одна дань образу великого Поттера. Но мужчина никак не рискует поднять свой взор на старую подругу, прячет его в бокале, где виски уже плещется на донышке. Его следующие слова застают Грейнджер врасплох, она медленно выдыхает, оседает на своем сидение, едва заметно качает головой, понимая, что вытаскивает сейчас самое потаенное из этого человека, то, что гложет его уже не первый год. Алкоголь дурманит ему голову, развязывает язык. Впрочем, с ней происходит то же самое, но Герми еще держится, она и пьет значительно меньше – привычка не терять голову в любой ситуации.

- Гарри. Мы никому ничего не должны. Поверь, мы все свои долги давно раздали, причем сполна. Быть может стоит уже подумать о самих себе, подумать о том, кто и что должен нам? – Ей удается поймать все же взгляд Поттера, Гермиона придвигается ближе, касается коленом колена мужчина, отчего пронзительная дрожь проходится по всему телу. Опасно близко. Опасно тепло. Опасно пьяно. И аромат дорогого парфюма, дорогого алкоголя кружат голову будущему министру магии, но Грейнджер понимает, что Гарри просто нужна поддержка, и она готова ее оказать. Обязательно. Кончики пальцев касаются скул холенного лица лучшего друга, нежно оглаживают линии, не осмеливаясь спуститься к губам. Где-то рядом стынет заказанный ужин, тает лед в ее стакане с виски, а время словно замедляет свой ход, повергнувшись петрификусу тоталусу. Гермиона подается еще ближе, их с Гарри руки лежат на его коленях, переплетенные пальцы сжимают друг друга, касаются колец на безымянных пальцах – сложно, тяжело, больно. Волшебница касается своим лбом лба мужчины, пытаясь хотя бы немного улыбаться. Но не получается. Она вспоминает, как Гарри в школе смотрел то на Чжоу, ловил ее взгляды, как она его сейчас, как ошибался в ней; потом была Джинни – рыжая бестия, с потрясающим летучемышинным взглядом. Их поцелуи на свадьбе Флер и Билла. Гермиона все видела, всегда была рядом, но отворачивалась, погружаясь в учебу, изучение новых заклинаний. Как сумасшедшая готовилась к тому, чтобы защитить себя и своих друзей. Это всегда было у нее – сбегать в работу или учебу, когда становится совсем невыносимо. Или переключить свое внимание на совсем другого человека. Убедить себя в том, что любишь его. Лучше бы она выбрала Виктора.
- Нет, Гарри Поттер, - ее губы едва шевелятся; ее и Гарри почти не замечают. Такие парочки бывают здесь часто, они кажутся немного странными, иногда выделяются одеждой, но чаще всего своими разговорами, взглядами. Но все же… Официант, что стоит чуть поодаль сочувственно вздыхает – сначала ему кажется, что это влюбленные, пусть не самые молодые, но все же взрослые люди, что встретили друг друга – такие взгляды они бросают один на другого. Но потом сквозь призму своего любопытства молодой человек замечает кольца на их пальцах, и сразу понимает – все слишком сложно. Даже он понимает, что сложно, даже он понимает, что они любят друг друга, а не кого-то еще.
- Ты не сомневаешься. Ты знаешь самый точный и правильный ответ на этот вопрос. И ты его уже озвучил, - Гермиона отталкивается от Гарри, выуживая свои руки из его пальцев. И жестом подзывает того самого официанта, он уже понимает, что его попросят принести счет, и сразу же удаляется.
- Нам надо возвращаться. Может быть тебе не стоит идти в Министерство? Может быть лучше домой? Ты уже изрядно пьян. Давай я вызову такси – трансгрессировать я тебе в таком состоянии не позволю, - Гермиона мельтешит, ускользает от дальнейших разговоров, дрожащими пальцами пытается достать деньги, но мрачный мракоборец перехватывает ее запястье, вываливая больше, чем надо, а затем, немного пьяной и шатающейся походкой выходит из бара.
- Сдачи не надо, - Грейнджер чертыхается, забирая свои вещи, и выскакивая следом за невыносимым Гарри Поттером, что качающейся походкой упрямо двигается в сторону служебного входа в Министерство. Им везет, сейчас на улице темно, в министерстве почти никого нет. И вряд ли кто-то скажет, что видел двух первых лиц всея правительства Британии в таком виде.
- Гарри Поттер! Если ты сейчас не остановишься, то клянусь, я применю на тебе заклинание трезвости! – Рычит Гермиона, пытаясь догнать мракоборца на своих высоких каблуках. Грейнджер хватает мужчину за плечо, резко разворачивает на себя и сурово смотрит.
- Вот что ты делаешь? Ведешь себя, как пьяный подросток. Очнись, Гарри, чтоб тебя! Ладно, никакого дома, идем. Я приведу тебя в порядок, только тихо, - женщина упрямо поджимает губы, тянет Гарри на себя, проходя через еще один вход, минуя процедуру смыва себя в унитаз.
В министерстве и впрямь тихо, лишь стук каблучков Герми нарушает эту тишину, да бормотания всея Британия, что пытается что-то мычать. Через пару минут они все же оказываются возле кабинета главного мракоборца.
- Давай ключи сюда.

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfnm.jpg[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie]

+1

14

[nick]Harry Potter[/nick][status]the boy who lived comes to die[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2PjqK.gif[/icon][zvanie]Волшебник-полукровка, живущий на площади Гримо, 12; известен тем, что пережил смертельное заклятье и носил в себе на протяжении 17-ти лет частичку души самого тёмного волшебника за всю истории магической Британии; мне 40 лет и десять последних лет я возглавляю Аврорат;[/zvanie]

Слова Гермионы звучат жестко и беспрекословно. Её прямолинейность даже немного пугает Гарри, который последние годы жил в блаженной недосказанности и лжи, и привыкнув к ним, теперь откровением Гермионы, словно хлестким ударом ладони отбитый, смотрит во все глаза. И на мгновение, даже всё опьянение, всё алкогольное марево слетает с него, и он не отводя взгляда и не моргая, смотрит на Гермиону такими глазами, которыми смотрел на Дамблдора, что открывал перед ним страшную истину, какими смотрел на Снейпа, когда тот просил забрать воспоминания и на те остатки Тёмного лорда, что жались под скамейкой на вокзале — очередная нагая истина, ударившая его под дых и понятая, конечно же, не им.
Гермиона отодвинулась от него и позвала официанта, засуетившись, словно часы пробили опасное время. Он рассмеялся. Извлёк несколько смятых фунтов, и бросив тоскливый взгляд на остатки еды, - голодное детство давало о себе знать - поднялся с места, слишком резко для своего состояния, и от того, задев стол, который пошатнувшись, опрокинул пару пустых бокалов и наделал не мало шума. Гермиона хотела было уже предложить Поттеру свою помощь, но он выбросив руку, легко устоял на ногах и покачал головой. Гарри не оставил бутылку с виски на столе и прихватил её с собой, что не могло укрыться от зоркого взгляда ведьмы. Ненавязчиво, женщина попыталась забрать у него бутылку, но Поттер только перехватил её руку горячей ладонью и игриво чмокнув её, отпустил, ловко отвлекая внимание. Она едва ли стала бы задевать возню ради этой несчастной бутылки посреди улицы, но забавно сморщенный носик всё таки обозначил, что эта ситуация осталась для неё нерешенной.
    - Ну уж нет, я же говорил, что у меня ещё дела есть в Министерстве, да и какой смысл мне идти домой? Потом всё равно возвращаться. - буднично пробормотав это, Гарри хмыкнул. Шагал он преувеличенно лёгкой походкой.
    - У меня там вполне уютный чуланчик и все необходимое есть. Джинни как-то даже пошутила, что я там чувствую себя прямо как дома. Ну понимаешь? Как дома! - Поттер хрипло рассмеялся. Тогда этот комментарий ему не показался смешным совсем, а скорее даже оскорбительным и он пожалел о том, что показал жене это местечко, оборудованное на случай, если придётся заночевать на работе. Но сейчас, изрядно выпив, Поттер оценил всю иронию слов жены, и действительно развеселился, с удивлением не обнаруживая на лице Гермионы и тени улыбки. Неужели ей не смешно? Ведь в этом и правда была чертовски тонкая сатира на всю жизнь Гарри Поттера, мальчика-который-жил-в-чулане до одиннадцати лет, и почти добровольно переселившийся туда же через двадцать с хвостиком лет — разве не забавно? Но ей, кажется, не было смешно. Не поспевая за его прыткой походкой, Грейнджер даже пригрозила использовать на нём заклинание трезвости, что в большей степени насмешило, но и немного насторожило Поттера.
    - Я расценю это как покушение на должностное лицо при исполнении, и буду вынужден взять тебя под арест. А так как ты фигура известная на магической арене, для сохранения твоей репутации и до выяснения обстоятельств, мне придётся держать тебя лично у себя. - лихо развернулся Гарри и Гермиона на полном ходу врезалась в него, от неожиданности и возмущения, не найдя даже что и ответить. Настроение Гарри скакало от какого-то тоскливо-упаднического, до игриво-дерзкого и он, улыбнувшись в очередной раз, отступил назад. В его словах вперемешку с шуткой проглядывалась готовность перехватить любое покушение на себя, несмотря даже на слегка замедленную реакцию.

Добравшись до кабинета Гарри, негромко перешептываясь, они остановились и Поттер, прислонившись спиной к ребристой поверхности коридора, на секунду прикрыл глаза. Абсолютная тишина всегда живого, жужжащего Министерства Магии напомнила Гарри тот день, когда они пробрались в это место будучи подростками. Холодные и пустые длинные, извивающиеся коридоры и стремительно разлетающееся от каждого шага эхо, учащенный пульс в ушах и подскочивший адреналин. За спиной отважные верные друзья, а впереди смертельно опасные гонки с Пожирателями смерти.
   - Так тихо.. - произнёс Гарри и открыл глаза. Гермиона переминаясь с ноги на ногу, не испытывала ни капли ностальгических воспоминаний — теперь это место было не пепелищем ее приключений, а место работы и инструментом, с помощью которого она меняла мир, теперь это было её настоящее, тогда как Гарри то и дело нырял в прошлое.
    - Тебе вовсе не обязательно нянчиться со мной, Гермиона. - мягко проговаривает Гарри и с улыбкой убирает прядь кудрявых волос с глаз волшебницы. В воздухе висит неоконченное «ведь я уже вырос» и «ты итак достаточно со мной навозилась», а Поттер жестом фокусника извлекает откуда-то волшебную палочку и делает ей хлесткий удар по направление к двери, которая повинуясь невербальному заклинанию Гарри, тихонько щелкнула, отворившись. Поттер просочился в кабинет наперевес с бутылкой, и пара документов, при его появлении, приподнялись над столом зависли на пару секунд и покачавшись, опустились вновь - специальный сигнал, что их нужно проработать в первую очередь. Гарри отхлебнул немного прямо из горлышка и отпустил бутылку, которая зависнув рядом с ним, поплыла к столу, куда уже направлялся Поттер. Взял пергамент, Гарри пробежался глазами по нему и закатил глаза, а потом прочистив горло, произнёс.
    - Вот, послушай: Уважаемый мистер Поттер, мы, сотрудники единственного банка в мире волшебной Англии Гринготтс, со всей ответственностью заявляем, что нам в наших подземельных хранилищах, категорически необходим дракон, коего вы упразднили своим указом от номера..  - Гарри пропустил часть протокольной ерунды, включающей в себя дату, год и номер указа, и продолжил
   - И хотя мы искренне благодарны вам за специальное подразделение экстренного реагирования и новую систему безопастности, мы убеждены, что сохранностью содержимого банка Грингготс должны заниматься непосредственно сотрудники банка, а многоуважаемый отдел Аврората итак имеет не мало собственных забот бла-бла-бла, и всё в таком духе с явным намёком на то, что дескать не нам, Министерству, решать, как и по какому принципу гоблины должны защищать хранилища, и что их архаичный способ куда лучше системы безопастности, которую мы прорабатывали несколько лет. Как тебе это нравится? - Гарри с энтузиазмом откликнулся на подрагивающую возле его плеча бутылку и сделал глоток.

Отредактировано Steven Rogers (2018-12-18 18:53:53)

+1

15

Иногда Гарри Поттер просто невыносим. Он думает, что никому не нужен, что никто ему ничего не должен, и активно, до сих пор, примеряет на себя эффекты самобичевания. Гермиона же Грейнджер, страдающая синдромом отличницы и по сей день, всячески пытается вразумить этого взрослого мальчика, что это вовсе не так. И даже в этом жесте, наполненном лаской и нежностью, спрятанной под пьяным взглядом сверкающих зеленых глаз, мелькает – никто не должен обо мне заботиться.
- Я не няньчусь, Поттер, - жестче, чем это необходимо, отвечает женщина, но невольно следует движением головы за рукой мужчины, - я забочусь о человеке, который мне не безразличен. Неужели это так сложно понять? – Гермиона ступает следом за Гарри в кабинет, не забыв предварительно запереть дверь, а также наложить несколько заклинаний, что делали комнату звуконепроницаемой – никто не должен знать, что два высокопоставленных чиновника находятся в здании министерства в самом неподобающем виде, как какие-то магглы, решившие посидеть в офисе после работы с бутылкой вина. Волшебница проводит ладонью по лицу, медленно выдыхая – алкоголь постепенно выветривается из ее организма, оставляя легкий дискомфорт в голове. Но это все мелочи в сравнении с тем, что Поттер продолжает пить, да сколько уже можно!
Гермиона мягким движением руки перехватывает бутылку, не давая волшебнику возможности совершить еще один глоток, и делает это сама, тут же поморщившись. Нет, напиток неплохой, просто пить его так и в таком месте – не лучшая идея. Тошнота тут же подкатывает к горлу, но Грейнджер ее унимает, тряхнув волосами.
- Как ты можешь это пить в таких количествах? – Хмуря брови, произносит женщина, подходя ближе к Гарри, и оказываясь у него за спиной. Кончиком носа она едва заметно ведет по шее мужчины, но в следующее мгновение делает шаг назад, оставляя бутылку на столе, словно испугавшись своего внезапного порыва. Гермиона прокашливается, надеясь, что ее друг не замечает этого совсем не дружеского жеста. Грейнджер заламывает пальцы, кусает губы, передвигаясь по кабинету – от статуэток к кипе бумаг – от портрета Дамблдора на стене к колдографии Гарри и его семьи на столе. И замечает, спрятанную от посторонних глаз, в самом дальнем уголке, притаившуюся в небольшой рамке, покрытой золотистым свечением, еще одну, но обычную фотографию. Люди на ней не двигаются, они замерли во времени, в пространстве, их не интересует то, что происходит в тот момент, и уж тем более, что будет дальше. Эту фотографию Гермиона помнит, и не отвечает на странный вопрос Гарри, уходит в воспоминания, беря в руки рамку, разглядывая ее с замиранием сердца. Тут вот она, улыбается, веснушки на носу так и готовы спрыгнуть к ней настоящей, вихрь непослушных каштановых кудрей закрывают половину лица, но яркая улыбка никуда не исчезает. А вот тут он – непослушная смоль волос, в которой виднеются кончики ее пальцев, малахит глаз со стальным блеском, почти несмелая улыбка. Гермиона никогда не обращала внимания на то, как Гарри смотрит на нее на этой фотографии, даже не думала об этом. Они сделали это фото случайно, когда в гараже Уизли был обнаружен обычный маггловский фотоаппарат. Герми объяснила, как им пользоваться, даже привезла пленку, и после израсходовало все кадры, проявила и подарила каждому. Правда эту она не делала, наоборот, спрятала. Фотоаппарат они ставили на таймер, чтобы проверить, как он работает. И вот…
- Да-да, ты прав, полностью прав, - невпопад отвечает волшебница, поднимая на аврора медовый взгляд. Они встречаются взглядами, Гермиона хочет спросить, откуда это у него, как так вышло, что она даже не догадывалась. Но слова теряются, тают на кончике языка, как один из самых вкусных бобов Берти, со вкусом горького шоколада. Грейнджер ощущает себя не взрослой женщиной, за плечами которой огромный опыт, а той самой выпускницей, простой девчонкой, радующейся, что война закончилась. Фотография сделана после всех войн, через пару лет. Когда Гарри уже был с Джинни.

Порывистость. Ей несвойствена. Обычно. Обычно Гермиона Уизли-Грейнджер сдержана и спокойна, холодна и рассудительна, правила не нарушает, законы не преступает. Обычно она страстна только в защите своих интересов, но даже там знает, как и что сдерживать. Но огневиски, что пламенем обжигает вены, говорит теперь за нее. Темные стороны, те самые, которые женщины свободные от предрассудков, холят и лелеют, поворачиваются к Гермионе, и не просят, просто берут и делают. Губы у Гарри сухие, а язык горячий, на нем горечью отпечатывается вкус алкоголя, вкус спелой ежевики, что они ели каждый год летом. Рон пах для нее мятой и свежим пергаментом. Гарри до сих пор пахнет костром и свежим лесом. Его глаза – густые кроны дубовых рощей, в которых можно легко заблудиться. Ее пальцы с силой сжимают его плечи, оставляя следы, и нажать бы на стоп, выключить эту ошибку, которой не должно быть ни в коем случае, нельзя так поступать с другими. Пергаменты с тихим шелестом летят на пол со стола, некоторые тонут под возмущенными повизгиваниями особенно важных, затоптанные высокими каблуками будущего министра магии. Пиджак давно сброшен за ненадобностью, Гермиона же чувствует, как жилет давит на нее, словно тугой корсет, и тело просит свободы. Но надо жать на стоп! А руки уже в волосах – непослушные, но густые и мягкие, как шелк, что между пальцев струится черным золотом, и заставляет трепетать от нежности прикосновений. Грейнджер лишь на выдохе удается отпрянуть от Гарри, прерывая эту затянувшуюся ошибку, грозящую перейти в катастрофу. Она лишь нервно сглатывает, чувствуя, как перед глазами все плывет.
- Не соверши глупостей, мне надо идти, - Гермиона чудом выскальзывает из объятий, на дрожащих ногах устремляется к двери, молясь, чтобы Гарри не смел идти следом, и отпирает дверь, вырываясь в коридор. Это неправильно. Неправильно. Неправильно. Но так желанно. Пиджак остается лежать на полу кабинета начальника аврората.

- Миссис Уизли-Грейнджер, в связи с намечающимися событиями, вам и мистеру Поттеру, который является главой Мракоборцев, необходимо прибыть на ежегодное заседание глав магических государств, что состоит в Париже, через три дня.
- Но министр, - Гермиона хмурит брови. Уже неделю она не общается с Гарри, всячески его избегает, а тут почти четыре дня бок о бок, в соседних номерах. Это слишком, даже для нее.
- Мисс Грейнджер! – Кингсли едва заметно повышает голос, приподнимаясь со своего кресла. – Гермиона, прошу тебя. Ты знаешь, что я в последнее время совсем плох. А ты – мой первый заместитель, Гарри – начальник. Вы должны там быть. Ты много раз сопровождала меня, больше отправить некого. И я не буду этого делать, даже если найдется. Все мои ставки на тебя в этой гонке, - мужчина устало опускается в кресло, подзывая к себе графин с водой.
- Но Кингсли, пойми, я не могу. Это явное благоволительство в мою сторону, будут говорить, что я нечестно зарабатываю свои очки.
- Кто будет? Госаппарат давно почищен, даже если тут и есть крысы, то даже они не посмеют сказать, что ты не заслуживаешь этот пост. Ты лучшая, и мы оба это знаем. Поэтому, отправь письмо на третий этаж в кадровый отдел, отдай распоряжение, чтобы все было готово к вашему отбытию. У вас с Поттером есть четыре часа. Перемещение будет произведено через портал, настройка уже начинается. Сегодня заселение в отель, завтра регистрация рано утром. Программу заседания вы получите на месте.
- Хорошо, я вас поняла, министр, - Гермиона тяжело вздыхает, поднимаясь со своего места, и поправляет темно-синию строгую мантию, - я уже подготовила документы, а также ваш доклад для выступления. Но как я понимаю – выступать буду я?
- Да. Гарри отвечает за твою безопасность, а также будет выступать в блоке безопасности, мы обо всем уже договорились. Гермиона, - Кингсли поднимается из-за стола, тяжелым шагом направляется к женщине, мягко опуская ладони ей на плечи. – Ты и Гарри – надежда нашей страны. Кто, если не вы?
- Снова, - Гермиона качает головой. Рон будет в ярости. Дети в восторге, только они ею и гордятся. А Гарри… С ним она потом поговорит.

[nick]Hermione Granger[/nick][status]Oh, no! [/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Qmm5.gif[/icon][zvanie]<center>В магическом мире я известна, как Гермиона Грейнджер, но давно я приобрела вторую фамилию - Уизли. Я героиня Войны, участница великого трио и просто умнейшая ведьма своего поколения.Ну, а сейчас мне 41 и я Министр Магии.  </center><br>[/zvanie]

0


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Parallel Worlds » [april-june 2020] [HP] : [Время, которое нужно убить]