Текущее время: май-июнь 2017 г.
организационные новости:
02.10. - Свежачок-свежатенка! Глас Администрации
31.08 - Я рисую на асфальте белым мелом слово СПИСКИ НА УДАЛЕНИЕ.
28.08 - Еженедельные новости но на этот раз во вторник. Упс)
28.08 - Новенькие, горяченькие 5 вечеров с Шельмой.
20.08 - Все, что вы хотели знать о Профессоре, но боялись спросить, в новых "Вечерах"!
20.08 - Еженедельные новости как всегда по понедельникам.
18.08 - Водим хоровод вокруг Дейзи в чем ее именин!
13.08 - Веселые пятиминутки и глас администрации снова в деле!
13.08 - Поздравь Азазеля с Днем Рождения!
13.08 - Спроси Сатану о самом главном! в новых "Вечерах"
10.08 - Смотрим списки, ищем себя, не находим - радуемся!
06.08 - Свежатинка из мира Пульса
06.08 - Все, что вы хотели знать о Тони Старке, но боялись спросить в новых "Вечерах"!
можно обращаться к:
информация по игре
организационные новости:
Танос щелкнул перчаткой: одна половина вселенной осталась на своих местах, а люди, исчезнувшие с Земли, перенеслись в таинственный Город на Краю Вечности

05.08 - Команда Икс побеждает Апокалипсиса, Всадники перестают существовать.

07.05 - Профессор Икс, Тони Старк, Клинт Бартон и Елена Белова осуществляют первый телепатический контакт;

02.04 - Щелчок Таноса
нужные персонажи
лучший пост
" Несмотря на то, что людей в плену объединяет одна цель — выжить, взаимовыручка не частое явление в таких местах, как лагерь. Да и лагерь едва ли можно назвать классическим военным пленом, с его полным отсутствием морали и уважения к своему противнику. Дело было вовсе не в равнодушии друг к другу... [читать дальше]
недельные новости

Marvel Pulse: Feel the Beat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Time to come » [12.09.17]:[Take me to Church]


[12.09.17]:[Take me to Church]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2LxoM.gif

Дата, время: 12 сентября, в районе 20:00  Место: Небольшой бар в Бруклине
Участники:
Эрик -Отец Года - Леншерр и Ванда - Дочь Года - Леншерр

Описание событий:
С момента своего возвращения из странного места - Города - Ванда узнает, что у нее оказывается есть отец. И решает во что бы то ни стало с ним встретиться, но пока не знает, как именно это сделать. Ванда знает, как его зовут, кто он, и сама того не понимая, начинает следить. В итоге все же решаясь на встречу, но не раскрывая своего имени.
Никогда не знаешь, кем может оказаться твой случайный собеседник в захолустном баре Нью-Йорка.

+1

2

Ночной Нью-Йорк сейчас особенно кажется шумным и ярким. Можно бесконечно бродить по его улочкам и везде будешь натыкаться на живых людей. Эрик от этого почти отвык. Пять дней в Диких Землях обострили его чувства и силу до предела. После того как Хэнк выдернул их с Шельмой из этого ада беспомощности, Эрик едва ли справился со своими способностями. Как будто в первый раз учился ими пользоваться. Вся конструкция школы, весь металл в лабораториях, столовой, кабинетах и даже в личных вещах учеников, все дрожало и вибрировало, реагируя на призыв Магнето. Но страшнее было не это, а взгляд Чарльза, полный ужаса, страха и тоски. Он думал что потерял Эрика.
Эрик тоже думал…что им никогда не вернуться. Там, в диких землях они были беспомощными людишками без возможности противостоять огромным тварям. Что у них было? Сломанная винтовка, один брикет тротила и кучка испорченной утвари(не без помощи Эрика). Выживали как могли.
А теперь этот город кажется нереальным, чужим, как и люди вокруг. Эрик до сих пор не может определиться с целью в своей жизни. Даже после смерти Апокалипсиса ему все время кажется, что Голод все еще где-то рядом. Он проел плешь в груди Магнето, и теперь через нее медленно утекают его мысли и желания.
Эрик не умеет жить нормально. Нормальность его пугает, заставляя искать в глазах каждого малейшие признаки враждебности. Он жил войной, нес ее в себе как кровоточащее сердце, оставляя за своими шагами только капли ярко-алой крови. А теперь ему нечем чувствовать эту нормальность, он ее не ощущает и не понимает. А Чарльз просит просто радоваться жизни. Как он может? Пять дней и двенадцать часов назад он думал, что больше никогда не сможет ощутить металл и магнитные волны. Не сможет увидеть лица единственного любимого человека, не сможет…быть человеком, а теперь ему говорят, что все прошло, это был просто кошмар. Да он всю жизнь живет в этом гребаном кошмаре.
- Эрик…Ты опять? – Чарльз не просит его остановиться, только поджимает губы сверля осуждающим взглядом спину. Эрик не видит, но очень хорошо чувствует, как именно Ксавьера бесят эти ночные вылазки. Еще хуже от того, что Эрик знает почему Чарльз злится. Он ревнует, даже если никогда об этом не признается. Ни к кому-то конкретному, а просто к самому отсутствию Эрика в его жизни. Особенно в ночные часы. Но Эрик снова не может уснуть, продолжая про себя считать математические теоремы Бесу и Бернсайда. Перегруженный мозг даже так не хочет отпускать реальность, боится, что очнется где-нибудь очень далеко на холодной земле, под взглядом очередного дикого хищника. Это даже не страх, это просто привычка быть готовым к тому, что ты сегодня можешь умереть. Чарльза это огорчает, а Эрика злит. Эрик не оставлял попыток успокоиться, но ему мешал горячий пульсирующий комок, который еще недавно монотонно долбился в ребра грудной клетки, а теперь метался по ней, как псина с консервной банкой на хвосте: и страшно, и весело, и не догнать.
- Прости, Чарльз. Мне надо прогуляться. Я не могу…не могу привыкнуть что все в порядке, - Сколько еще он будет привыкать к этому? Терпение Ксавьера кажется бесконечным, таким же бездонным как дыра в груди самого Леншерра, но даже его Эрик не хочет испытывать долго. Только вот, собраться с собой никак не получается.
Цели нет. Спокойная жизнь кажется иллюзией. Он каждую минуту ждет что все кончится, что и Чарльз не настоящий, и Лорна лишь его кошмар, прямо как Нина, и нет больше ничего, он все еще заточен под морем металлического мусора, а Голод полностью овладел его телом.
Чарльз говорит, что это очередное проявление птср. Хэнк говорит, что Эрик страдает херней, Тони разводит руками, а самому Эрику кажется, что мир над ним снова насмехается.
Когда ты живешь войной, дышишь ею, носишь ее знак на себе, знаешь ее в каждой клетке своего тела, спокойная жизнь не приносит тебе облегчения. Она с размаху вышибает мозг бейсбольной битой, и ты даже не можешь почувствовать боль - тебе нечем.
- Ну и что ты здесь ищешь? – Ядрено-фиолетовая шивролетка почему-то приводит Эрика к дверям клуба Адского Пламени. Эрик не решается вылезти из салона машины, растерянно разглядывая ночные улочки Миткемпинга и очередь к дверям клуба. Здесь всегда полно желающих, в любой день недели, в любое время ночи. Какие деньги Эмме пришлось потратить чтобы заработать клубу такую репутацию? Она бы могла собрать целую армию мутантов, если бы захотела. Или…если бы Эрик захотел. Чарльз опасается этих порывов Эрика. Они уже не раз спорили о методах правительства и отношения к мутантам даже после того вклада, что внесли люди Икс. Чествовали в основном Мстителей, а о мутантах почти ни слова. И в чем справедливость? Где та свобода, о которой они говорили с Чарльзом? За пятьдесят лет почти ничего не изменилось.
Сигарета в руках Эрика тлеет, пепел спадает на брюки и только тогда он вспоминает что вообще-то закурил. А ведь зарекался делать это в салоне, Чарльз может услышать запах сигарет, хотя…если вспомнить его первую реакцию на машину Эрика, навряд ли он когда-нибудь будет ездить в таком.

- Эрик….она…эм…очень яркая…Очень, - И этот взгляд здорово развеселил Эрика. Слишком емкий и осуждающий.
- Можешь еще сказать «Эрик, тебе же не семнадцать!»
- А это поможет?
- Нет, - И все. Примерно такая же реакция была у Хэнка, с которым Эрик по привычке умудрился поругаться, и только Лорна удосужилась уточнить, даст ли Эрик на ней прокатится. Нет, не даст, пока кое-кто не сдаст на права. А в остальном, Эрик бы с удовольствием пострадал херней в свои семнадцать. Если бы не убивал людей и мечтал о мести.


Машину все-таки Эрик оставляет на подземной парковке, и до клуба прогуливается совсем медленным шагом, будто дает себе возможность остановиться и не делать глупость. Зачем он сюда возвращается из раза в раз? Сейчас даже Эммы нет, она не отвечает на его ментальные призывы, а значит действительно занята. Охрана клуба встречает его мрачным взглядом, никто не решается прощупать одежду на предмет оружия, хотя быкоголовый охранник возмущенно пыхтит, когда Эрик задевает его плечом. Вот оно. Он просто ищет повод чтобы наконец распрямить звенящую от напряжения пружину его настроения. Но ничего не происходит, никто его не задирает и не останавливает. Эрик проходит в клуб, останавливается у барной стойки и потеряно чего-то ищет, разглядывая официанток одетых только в кружевные чулки с бельем.
- Вы один? – к нему кто-то обращается, и Эрик разворачивается к девушке только с одним желанием, немедленно отшить и…не может даже слова сказать. Она кажется ему знакомой, но в памяти никак не всплывает нужное имя или даже момент, где он мог бы ее увидеть. У девушки загадочно темный взгляд и красная кожаная куртка. Эрик автоматически трогает рукав своей и отчего-то чувствует себя чертовски неловко.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-10-04 23:37:31)

+1

3

Разговор напряженный, Ванда не верит тому, что произносит Тони Старк, что сжимает в руках отвертку. Он отводит взгляд, когда произносит слова о том, что знает, кто настоящий отец Ванды. Это звучит так странно, так нелепо, что Ведьма отказывается верить услышанному. Нет, ее отца не существует в этом мире, а ее семья погибла в Заковии несколько лет назад. Ванда, привыкшая к одиночеству даже в стане Мстителей, смотрит хмуро, но внутри нее целая палитра эмоций. Старк говорит лишь имя – Эрик Леншерр, Ванду же окатывает ушатом ледяной воды. Коротко кивает, сжимает руки в кулаки, и несдерживаемая сила взрывает несколько компьютерных установок. Максимофф покидает мастерскую, даже не извинившись за случившееся. Ей нет никакого дела, в ее голове настойчиво пульсирует разрастающаяся головная боль, а вместе с ней и лихорадочные мысли о том, что этого человека она видела в своих снах, этого человека приводила к ней странная дама. Тогда странная. Сейчас, после нескольких долгих месяцев заточения в месте под названием «Город», Ванда знает, что это была Агата. Связь с ней мистическая, призрачная, и лучше о таком не говорить вслух.

Стефан помогал ей в Городе, стал своеобразным наставником, вел по пути магических искусств. Он сразу понял, что природа ее сил не обычная мутация, что здесь заложено что-то гораздо мощнее, что-то имеющее другой рисунок – магия. Спрятаться от телепатии можно, без проблем, но спрятать свой энергетический след почти невозможно, если ты не ведьма и не колдун. Эрик Леншерр таковым не является. Кровавый след, сотканный из массовых убийств, глубокого горя и внутреннего раздрая струится по всей Земле, пронизывает до самого ядра, волнует. Ванда это все отчетливо ощущает, ее пробирает дрожь, когда она закрывает глаза и видит то, что не дано простым смертным. Использовать магию себе во благо – это плохая идея, но если правильно расставить приоритеты, то все можно изменить.
Указательный палец чертит в воздухе замысловатый узор, вспыхивающий алым огнем, что тут же растворяется в воздухе, оставляя тонкий запах вишни. Ванда знает, где будет человек, которого называют ее отцом. Она достаточно долго следит за ним, издалека ли, близко ли, подбираясь почти вплотную, но всегда успевая раствориться в толпе, когда его взгляд невольно обращается к ней. Возможно, что он знает ее, возможно, что просто не хочет встречаться. Но этот зуд от желания знать правду не оставляет Максимофф.
Она вызывает такси с Базы Мстителей, что должно доставить ее к одному ночному клубу, чье название бьется в голове, которые сутки. Ванда кутается в кожаную красную куртку, что для нее память о брате. В ней уютно, в ней спокойно. Даже если вещь не куплена ею, если она была чужой, сейчас – это ее талисман. Обнимает холодной кожей, отдает запахом Пьетро.

Бар прокурен, в нем ей неуютно. Ванда жмется к стенке, но легко проходит мимо охраны. Они в своих грезах, а может быть в собственноручно выстроенных кошмарах – ей нет до этого дела. Максимофф прикрывает глаза, делает глубокий вдох, чтобы с выдохом открыть их, увидеть каждого в особом цвете. А вот тот, кто нужен ей. Но Алая не лезет вперед, выжидает, хотя сама не может толком понять – чего. В груди съеживается сердце, выпускает иголки, отравленные ядом сомнений,  в нутро, и становится сложно дышать. Максимофф берет в баре себе яблочный сок и ни капли алкоголя. Он негативно влияет на препараты, которые она сейчас принимает. Ксанокс с виски – плохая идея. Алая скользит по залу, не упускает из виду Эрика, нервничает, но не знает, как подступиться. Что, подойти и сказать: привет, я твоя дочь? Да, это просто глупость невероятная. Можно просто познакомиться, составить компанию. Но это такое место, где ничего не происходит просто так. Если он воспримет ее, как очередную кралю, что решила провести ночь с красивым мужчиной, то это будет для нее слишком. Ванда присаживается на краешек стула на другом конце барной стойки, старательно отводит от себя взгляды. Ей ни к чему лишнее внимание. Максимофф обнимает ладонью стакан, чувствует, как дрожат пальцы, а в них хрупкое стекло покрывается рябью, готовое вот-вот лопнуть. Но Алая вовремя останавливает себя, резко поднимается со стула, и пробираясь сквозь толпу, хочется коснуться ладонью, но не решается, лишь окликает мужчину:
- Вы один? – Ее взгляд темный, прожигает до самого нутра. Ванда сглатывает нервно, а музыка словно становится тише. Девушка замирает на месте, едва дышит. Так близко она еще не видела его, так близко не ощущала. Это на каком-то совершенно ином уровне восприятие, Максимофф сразу понимает – перед ней отец. От него идет тепло, которое мало с чем может сравниться, подобное она могла чувствовать лишь рядом с братом, и давно покинутое чувство снова щекочет шею под волосами.
- Простите, что вот так вторгаюсь. Но не могли бы вы посидеть со мной недолго? Мне хочется отвлечь внимание надоедливых парней, а вы единственный, кто вызывает у меня доверие, - Максимофф слабо улыбается, передергивает плечами. Если быть честными, то не удивительно, что ее пытаются зацепить, схватить за руки. Надевать такой наряд в такой клуб, не желая привлечь внимания – такая себе затея. Черное платье с короткой пышной юбкой, чулки со швом, ботинки на низком каблуке – не самый приличный вид для приличной девушки. Да и причина для знакомства – весьма сомнительная.
- Меня зовут Ва…Валерия. Еще раз извините, что вот так мешаю, - Максимофф присаживается на стул, закидывает ногу на ногу, ей отчего-то становится спокойнее, чем было. Даже если сейчас Эрик сорвется с места, откажет ей, то это не сильно повлияет на решение именно сегодня попытаться расставить все точки над i. – А как вас…тебя зовут? Могу я угостить чем-нибудь за такую просьбу? 

+1

4

Она все-таки заговорила с ним. Эрик ее вообще не заметил, когда только вошел в клуб. Растеряно еще раз обернулся за плечо, убеждаясь, что рядом нет никого, и девушка таки обращается к нему и тяжело выдохнул. В горле застрял отказ почти сразу, стоило ей попросить о помощи. Такой простой и маленькой, но именно так легче всего расположить к себе человека, попытаться выведать у него что-нибудь под поводом самой простой непринужденной темы. Ну и…Чарльз узнает и будет ревновать. Нет, в Эрике он не сомневается, просто это…ревность к вниманию. Они слишком мало были вместе чтобы наконец почувствовать себя уверенными в завтрашнем дне.
Ох, девочка, держись от меня подальше. Не от тех козлов тебе прятаться надо, а от меня.
Эрик нахмурился, наконец отпустил многострадальную куртку и ощутил особенно сильную жажду закурить прямо сейчас. Но если это действительно «хорошая девочка» перед такими не дымят.
- Ладно, Валерия, - Русского акцента у нее не было, так что первые несколько секунд Эрик даже пытался понять действительно ли она американская славянка, или его разводят как последнего лоха? Нервозность. Он же намеренно искал что-то в образе девушки чтобы найти предлог для конфликта. Внутри все вздрагивало черными волнами, реагировало на каждый звук, тональность и собственные раздражающие мысли. Обычно в таком состоянии Эрик Леншерр настолько непредсказуем, что Магнето до него очень далеко. Еще и опаснее раз в десять. Потому что обладает мистической способностью влипать в катастрофические неприятности. И все, в основном, благодаря своему максимализму, заблуждениям и не желанию размениваться на мелочи.
- Можешь и угостить. Я буду виски, - Эрик оглянулся на толпу ища предполагаемых козлов, которые могли бы прицепиться к такой опрятной девушке как Валерия, и нашел не менее двух десятков заинтересованных засаленных взглядов. Но правды в ее словах он все равно не чувствовал, сомневался, очень хотел, чтоб…чтоб у него был повод вернуться к Чарльзу.
Но удивительно, совесть молчала, здравый смысл и вовсе сдался на мыслях о виски, объявив полную капитуляцию, а вот тревога продолжала наворачивать круги вокруг Эрика, как акула, давила на затылок, все время теребила его за плечи «Ну давай, сделай какую-нибудь херню. Ввяжись в драку, ты же это умеешь! Дай себе повод выплеснуть эту агрессию!» Да какая нахрен агрессия? Он просто подсел на адреналин как самый настоящий боевик, а ведь не это его должно интересовать или тревожить. Спокойная жизнь вообще не для него. Чарльз уже имел честь обмолвиться про то, что хочет взять Эрика в школу в качестве соучредителя, а может потом, когда-нибудь(в светлом будущем в которое Эрик не верит) и сделать его преподавателем. А что сказал Эрик на это? С самым шальным взглядом предложил Чарльзу брак. Чем разумеется вывел Ксавьера из строя на целых три дня. И как он может вот после таких поступков разменивать пятый десяток? Где вся его продуманность, отточенность движений, самоуверенность и прочие атрибуты самоуверенного мудака-тирана?
Чарльз тогда с очень задумчивым видом спросил где Эрик проебал последние двадцать лет, на что Эрик нашелся возразить что собирается проебать их сейчас. После этого неожиданное предложение Леншерра они не обсуждали. Еще бы, Эрик бы и сам не обсуждал, сразу бы в лоб дал. А Чарльз нет, он думает. Что тут думать то? На кой тебе псих в партнерах на всю жизнь?
- Пойдем, Валентина, у бара не самое лучшее место, - Эрик осторожно подтолкнул девушку в спину, сам себе покачал почему-то и повел ее к вип-столикам так, будто они не были все заняты. Жестом подозвал одну из официанток и фривольно приобнял ее за едва прикрытую корсетом талию. С блондинкой Эрик шептался всего несколько минут, тут же отпустил ее, она улыбнулась ему кокетливо, шлепнула ручкой по плечу, и покачивая упругой задницей обтянутой кружевами, удалилась к одному из столиков.
- Извини, тут так принято, - За подобное обращение к девушкам в белье как-то даже неудобно было перед Валентиной. Она казалась слишком молодой даже для этого места и, наверняка, могла решить, что Эрик тут частый гость. Не станет же он объяснять, что каким-то мистическом образом еще оставался наполовину хозяином этого заведения. 
- Магнус, дальний столик у стены ваш! – Блондинка в откровенном белье вернулась, подмигнула зачем-то спутнице Эрика и растворилась в толпе клиентов тут же реагируя на чьи-то ласковые руки, жадно обнимающие ее талию. К девушкам в белье подобным образом обращались не только мужчины, но и даже женщины в шикарных ночных платьях. Правда все они проходили мимо танцпола или даже вип-столиков удаляясь в закрытую часть клуба. Эрик машинально проследил лестницу с кучей охраны, которая вела в эту самую вип-зону и попытался вспомнить что ему объясняла Эмма про новые порядки. Слишком сложная финансовая схема и…черт, ему сейчас не до этого. Взгляд уперся в Валентину и Эрик подавился своим вопросом. Она его изучала так же щепетильно, как он помещение клуба. Проследила линию от лица до самых длинных ног, будто ей действительно было интересно сколько в нем роста, и снова вернулась к глазам. Эрик бы сказал, так стараются что-то запомнить, очень тщательно и точно.
Он тут же вспомнил ее вопрос, на который так и не удосужился ответить. Сказать, что Магнус, потому что его спалила Барбара? (А точно Барбара? А может ее звали Бобби? Или Брайни? Черт, идиотизм.)
- Меня зовут Эрик. То, как назвала меня Барби,Точно, вот как зовут эту ушлую блондику, – что-то вроде псевдонима. Меня уже давно так не звали.
Что-то тебя сегодня тянет на откровенности, Эрик, смотри не попадись в свою же ловушку. Леншерр окинул взглядом наспех освобожденный столик в вип-кабинке, опустился на мягкий диван и положил руки на черную столешницу, достал зажигалку, было щелкнул ею, потушил огонек и снова вздохнув принялся просто катать ее в воздухе, как шарики.
- А зачем ты ходишь по таким местам, Валерия, где к тебе обязательно могу пристать? Ты же знаешь, что это за место, да? – Эрик едва заметно метнул взгляд к зажигалке, продолжающей выписывать непонятные траектории, и широко улыбнулся, - Или ты случайно здесь оказалась? Не боишься? – Он ведь даже не задумывался, мутант она или человек. Сюда пускали и людей, чтоб клуб не слишком выделялся на фоне других заведений в Миткэмпинге, но Клуб Адского Пламени был самым-самым странным, дорогим и эксцентричным. Эмма очень хорошо постаралась.

+1


Вы здесь » Marvel Pulse: Feel the Beat » Time to come » [12.09.17]:[Take me to Church]